Печать PDF

02Наташа Крючкова была девушкой из самой обычной советской семьи, в которой ни о какой религии не было и речи. Прошла через пионерию и комсомол, готовилась поступать после школы в институт, мечтала о счастливой семейной жизни... Ни о какой церкви не было и помину - ее родители были атеистами и своих детей не крестили. Родилась она в поселке Задонский Тульской области, но потом семья под влиянием обстоятельств переехала в Калужскую область. И так получилось, что город Калуга стал для нее тем местом на земле, где и произошли все самые значимые события в ее жизни.

Шел 1990 год. В школах закончились выпускные экзамены и Наташа собиралась поступать в медицинское училище, но 29 августа 1990 года произошло событие, круто изменившее всю ее дальнейшую жизнь. В этот день она поехала по делам в соседний город. На трассе на большой скорости в машину, в которой находилась Наташа, врезался другой автомобиль. Окровавленную девушку в бессознательном состоянии доставили в местную больницу. Врачи разводили руками: получены травмы, несовместимые с жизнью. Переломано и разорвано было все, что только можно было сломать и разорвать. Шансов выжить нет.

В таких случаях обычно говорят "собирали по кускам". Несколько часов хирурги собирали Наташу по кускам. Больше всего пострадали ноги, но на фоне общей картины это почти не играло роли: медики единодушно сходились во мнении, что девушка не выкарабкается. Скоро ко всем травмам добавилась еще и гангрена ног. Врачи сделали все возможное, чтобы сохранить Наташе ноги: со стоп удалили почти все мягкие ткани, пораженные заражением. Это еще больше ухудшило состояние пациентки, ей отпускали срок жизни неделю, максимум две. Но проходил день за днем, Наташа жила.  Она пришла в себя, и, хотя еще долгое время оставалась в реанимации, потихоньку шла на поправку.

Именно там, в реанимации, у Наташи и начался ее путь к Богу. Именно там она вступила на новую дорогу своей жизни, которая приведет ее к служению людям.  "К нам в реанимацию стала приходить женщина, - рассказывает матушка, - и проводить беседы о Боге, о Церкви. Я плохо понимала смысл ее рассказов, но сердцем чувствовала то, что надо мне креститься. Тогда я решила: если останусь жива, то, как только смогу - сразу в ближайшую церковь, креститься".

Так и получилось. Наташу выписали из больницы через три месяца. И первое, что она сделала - пошла в местный храм. На костылях, едва передвигая искалеченные ноги. "Вот так я и окрестилась. Я тогда, конечно, в полной мере не поняло того, что произошло, что делал надо мной священник, просто повторяла то, что он велел, а потом на меня надели крестик. Это был мой первый шаг к вере. И это еще не было моим воцерковлением, я покрестилась и сразу забыла, для чего я это сделала. Жила, как все. Ну покрестилась и покрестилась. Крещеных много вокруг. На службы я не ходила, не понимала, для чего это, да и не могла с моими-то ногами..." Об образовании пришлось забыть - инвалида не брали на учебу.

Ходить Наташа не могла еще очень долго. Она уехала к бабушке в деревню и училась передвигаться заново.  Впереди было еще много курсов восстановления, прежде чем она смогла передвигаться без костылей, а хромота сохранялась еще много лет. И вот однажды, год спустя, она стояла на автобусной остановке, занятая не очень веселыми мыслями о своей дальнейшей судьбе. Стать в семнадцать лет инвалидом - для молодой девушки трагедия. И вдруг ее окликнули. К ней подошел приятный молодой человек и спросил, можно ли с ней познакомиться.

01"Не знаю, чем я его привлекла. Я тогда еще была нездорова после аварии, может, он пожалел меня, или чем другим я его поразила - не знаю. Только он твердо решил со мной познакомиться. Понравилась я ему", - с улыбкой вспоминает матушка. Молодого человека звали Евгением Голубковым, он был учащимся строительного училища.

"Поначалу я ему не очень верила, думала, зачем я ему нужна, хромая. А он вот принял решение, почти сразу познакомил меня с родителями, потом и я со своими его познакомила, и мы поженились".  

Супруг Натальи, в отличие от нее, был из верующей семьи. Большое влияние на него оказала его бабушка, глубоко верующая православная христианка, привившая ребенку основные понятия о вере. Да и родители Жени почитали церковные праздники, соблюдали посты, участвовали в богослужениях. Возможно, это и сыграло роль в том, что получив специальность мраморщика, Евгений пожелал работать на восстановлении храмов. К тому времени у молодых супругов уже родился сын. Время было тяжелое, все по талонам, и Евгений работал сразу на двух работах, чтобы содержать семью. А скоро Калужская епархия  стала набирать бригаду строителей для восстановления Троицкого кафедрального собора, и Евгений сразу устроился в этой бригаду.

"Он не мечтал с детства становиться священником, не было у него такой мечты. Кроме того, мы видели, как тяжело живут семьи местных батюшек, это тоже играло роль. Решение принять сан пришло  к нему через несколько лет, когда он уехал восстанавливать Православную Миссию в Иерусалиме". Евгений зарекомендовал себя хорошим специалистом, и поэтому, когда набирали бригаду для командировки в Израиль, его пригласили поработать на реставрации Православной Миссии. Он согласился и уехал.

Говорят, что Святая земля меняет человека. Вот и Евгений вернулся в Россию другим. Вернулся и сказал, что хочет поступать в Калужскую семинарию. "Оказывается, они в Иерусалиме жили в Горненском монастыре, и там он начал помогать на службах - пономарить. Начал, втянулся, а потом понял, что это его. И захотел служить уже священником", - вспоминает матушка давно прошедшее время.

Хотя Наталья была и удивлена таким решением супруга, возражать не стала. единственное, что смущало ее - финансовый вопрос. Евгений неплохо зарабатывал, а если учиться в семинарии, то надо оставлять работу. На что жить? На помощь пришли родители мужа. "Они нас очень поддержали. Во-первых, пустили жить к себе, чтобы мы не платили за съемную квартиру, во-вторых, просто взяли нас на свое обеспечение. И - удивительное дело, пока Женя учился, мы не испытывали нужды, все необходимое у нас было, голодать не пришлось, слава Богу. Все устроилось как надо".

"Я училась вместе с ним. Если у него еще были какие-то представления о религии, о догматах, о канонах, то для меня буквально все было в новинку. Бывало, он садится читать учебник, а я рядом - читаю другой учебник. Вместе обсуждали потом, он мне объяснял, что и как. Так вот и воцерковлялась я".

Потом Евгения рукоположили, сначала в диаконы, затем в иереи, и направили служить в родной Троицкий собор, который он когда-то восстанавливал. А через три года молодого священника направили служить в храм мученика Трифона, там же, в Калуге.  Отличительной чертой отца Евгения была мягкость по отношению к людям, за что ему иной раз пеняли более опытные священники. Надо быть строже! - внушали они молодому сослужителю, но тот только вздыхал: ну как быть строже, столько горя вокруг, да и в церковь люди, как правило, обращались в тяжелые, скорбные минуты жизни. Именно за это и любили прихожане своего настоятеля, и поэтому к нему тянулись люди.

Довольно быстро в общине образовался крепкий костяк, который сохранился и до сегодняшнего дня, в то время как обычно общины распадаются после смены настоятеля. Конечно, в этом огромная заслуга отца Евгения - он умел так мягко направить энергию и мысли людей в нужное русло, умел найти подход к любому человеку, найти нужные слова, что раз пообщавшись с ним, люди оставались в храме. Батюшка очень легко знакомился, легко входил в контакт, и при этом он не эксплуатировал людей, наоборот - он хотел дать им как можно больше, ему всех хотелось пожалеть, утешить, ободрить, поэтому около него всегда было много людей, которые платили ему добрым отношением за заботу. В благочинии, зная такую расположенность отца Евгения, ему поручили окормлять самых обездоленны: детей из местного интерната и стариков из дома престарелых. Там батюшку всегда ждали, столько любви и ласки давал он людям.

Матушка трудилась на приходе вместе с супругом. Кухня, уборка, организационные вопросы. В 2003 третьем году в семье родилась дочка Лиза. Время было тяжелое, но вместе с тем - благодатное, наполненное радостью созидания. На бытовые трудности не обращали внимания - главное - рядом прекрасные люди, главное - восстанавливается храм.  

"Не было ни одежды, ни обуви, одевались, чем Бог послал. Часто выручала гуманитарная помощь, которую присылали из епархии. Раздавали прихожанам, брали и себе. Когда родилась Лиза, у нас не было денег на коляску, мы даже подержанную купить не могли. И кто-то отдал нам древнюю убитую коляску без одного колеса. Так я с дочкой и гуляла, - с улыбкой вспоминает матушка. - Проволокой замотаю, накручу и на трех колесах катаю эту коляску. И меня это не смущало, как говорится, в бедности, зато в согласии". Впрочем, коляска это цветочки. Денег не хватало на хлеб. Страна только-только вышла из кризиса, люди были готовы помочь руками, а вот денег ни у кого не было. Бывало так, что в столовой работников нечем кормить. Оставалось только молиться и ждать помощи от Бога. Глядь - служба закончилась - и с кануна несут и макароны, и хлеб, и картошку... Так и жили - молитвой и надеждой.

Наступила осень 2009 года. 14 октября на Покров отец Евгений отслужил Литургию, а после богослужения внезапно предложил пройти крестным ходом вокруг храма. Прихожане до сих пор помнят, как старательно батюшка кропил освященной водой стены церкви и молящихся, как-то по-особенному. Тогда никто не придал этому значения. Следующий день, четверг 15 октября, отец Евгений провел в разъездах - в один день он почему-то захотел посетить всех своих подопечных, успел съездить и в интернат, и в дом престарелых, где отслужили молебны, попили чайку, поговорили по душам. А 16 октября рано утром он возвращался с богородичных чтений ... В утренних сумерках водитель не заметил одетого в черное священника, переходившего дорогу, и сбил его насмерть.

"Никаких предчувствий у меня не было, - рассказывает матушка. - Все шло своим чередом, и только потом, вспоминая, как он накануне объехал всех своих подопечных и знакомых, я подумала, что Господь как будто дал ему попрощаться со всеми. Вот так он и ушел, не дожил до своего тридцатипятилетия всего неделю..."

Сейчас в храме мученика Трифона другой настоятель, но прихожане до сих пор с теплом вспоминают отца Евгения, навещают матушку. То тепло, которым когда-то поделился с ними отец Евгений, они теперь отдают его супруге. "Живем мы небогато, - улыбается матушка. - Сейчас много говорят о поповских "мерседесах", но что-то я за всю жизнь таких роскошеств и близко не видела. Как при жизни батюшки ничего у нас не было, так и сейчас - живу, как все. Недавно только благотворитель из Москвы подарил нам старую "девятку". Трудимся, все время трудимся. Как бы не помогали люди, надо обязательно использовать все возможности, чтобы трудиться самим".

 

 

Желающие поддержать данную семью могут сделать это одним из следующих способов:

  1. Банковский перевод
Благотворительный фонд "Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева"
ИНН/КПП 7725256926 / 772401001
ПАО "Промсвязьбанк"
р/с 40703810140390553501
к/с 30101810400000000555 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России г.Москва,
БИК 044525555

sberbank 2. ПЕРЕВОД НА КАРТУ СБЕРБАНКА: 4274 2780 4116 6359
оформлена на президента Фонда Сысоеву Ю.М.

yandex-money2      3.Электронная система платежей Яндекс-Деньги
41001176313049 — перевод на счет.
Mission-center(собачка)yandex.ru — перевод на e-mail

webmoney    4. Электронная система платежей WebMoney 
Номера кошельков:
R999920625415 — в рублях
Z439597687838 — в долларах США

    5. PayPal: ssv379(собачка)gmail.com. Пожертвовать через Pay Pal или банковской картой для жителей США

qiwi

 

  6. Пожертвовать через Киви-кошелек

 

robokassa    7. Другие спобосы пожертвований, в том числе банковской картой через Robokassa для жителей России, Европы и Азии

 

1 июня  2016 г.
Источник: БФ "Миссионерский центр им. иерея Даниила Сысоева"