Печать PDF

rostokБолезнь с неприятным названием "рак" по праву считают бичом нашего времени. Ее боятся, о ней не любят говорить, а этот диагноз в сознании большинства означает смертный приговор. И так сложилось, что нас больше пугают, чем рассказывают о положительных результатах. Я решила побеседовать о том, как складывается жизнь у тех, кто не сложил руки и борется с болезнью, с человеком, который знает о ней не из газетных статей и публикаций в соцсетях, а  из собственного опыта.

Еще совсем недавно жизнь Елены была размеренной и стабильной: трое детей, муж-священник, уроки в воскресной школе, пение на клиросе любимого храма. Было все: и полон дом, и достаток, и уважение. Казалось, что вот оно, спокойствие. Но всего лишь один день круто поменял все. День, в который матушка услышала от врача: "У вас рак".

- Вы помните тот день? Как вам был поставлен диагноз?

- Конечно, помню и вряд ли когда-нибудь смогу его забыть. Это было весной 2013 года, мне тогда было 47 лет. То, что в одной груди обнаружено уплотнение, мне сказали врачи районной больницы. Я сразу же пошла на маммографию. Маммография подтвердила, что в груди есть узел. И меня направили в областной онкодиспансер для детального обследования и постановки точного диагноза. Конечно, я до последнего надеялась, что  опухоль доброкачественная. Молилась, просила, верила, надеялась... Но вердикт врача был неутешителен. Опухоль оказалась злокачественной.

- Какие мысли были у вас сразу после того, как вам сообщили о заболевании?

- Это было потрясение. Как - у меня? Это случилось со мной? Слезы полились сами собой. Я заплакала прямо на приеме. И то, что я чувствовала, контрастировало с тем, как врач сообщил мне о диагнозе: все было сказано буднично, как будто речь шла не о страшном заболевании, а об ОРЗ. Правда, онколог слегка утешил меня, сказав, что сейчас это заболевание лечится, и не стоит так волноваться, тем более у меня не запущенный случай. А у меня была просто пелена перед глазами. Я, медик по образованию, слишком хорошо понимала, что жизнь моя и моих близких теперь поменяется кардинально. Я  прекрасно понимала, что, во-первых, рак лечится очень долго, это не пару раз сходила на прием, таблеточек попила и забыла, и, во-вторых, я понимала, что это болезнь, которая убивает.

- Если не секрет, какая стадия болезни у вас была на момент постановки диагноза?

- "Дома" поставили первую, но, когда я приехала в Москву, то оказалось, что все серьезнее - третья. Это было не фатально, но и не легкий случай.

- Можете ли вы сказать, что ваша жизнь разделилась на "до" и "после"?

- Да, именно так я тогда поняла это, и так говорила, и сейчас говорю так же. Моя жизнь уже никогда не будет прежней. Это факт. Это невозможно забыть, даже если болезнь полностью отступила. Все равно человек будет жить под знаком этой болезни, и этот страх: "А вдруг все начнется сначала?" все равно будет тебя посещать. Есть еще одна причина, которая приводит жизнь многих из таких больных в новое русло: получить качественную медицинскую помощь в условиях провинциальных городов невозможно. На лечение приходится уезжать далеко от дома, причем на долго, на несколько недель, а многим и на несколько месяцев. От города, где я жила тогда, до областного онкодиспансера 1000 км и сутки в пути. Представляете, что это такое для тяжелобольного человека? Некоторые даже вынуждены продавать жилье и покупать что-то ближе к месту лечения, ведь это на годы.

- Насколько сильно изменилась ваша жизнь?

- Изменилась кардинально. Все силы мои и всех членов моей семьи были направлены на борьбу с этой болезнью. Вся наша жизнь оказалась подчинена моему заболеванию, оно диктовало нам, как нам жить. Мои близкие очень хотели спасти меня, поэтому они были готовы пожертвовать всем ради меня, и я им очень благодарна за это. Я вынуждена была уехать на лечение, муж остался с двумя младшими детьми. Правда, на месте лечения я не осталась совсем одна, старшая дочь и зять помогали, чем могли, и после операции я какое-то время жила у них.

- Насколько мне известно, вы сразу начали медикаментозное лечение, в то время как известны случаи, когда верующие отказываются от медицины и пытаются заменить лечение поездками по святым местам, употреблением освященной воды, просфор, частым причастием. В чем, на ваш взгляд, заключается здравый подход верующего человека к этой болезни?

- На моих глазах несколько человек очень быстро "угасли", отказавшись от традиционного лечения. Для меня это было за гранью моего понимания. Здравый подход-это лечение всеми известными в данный момент методами, а для верующего - обязательно и молитвы самого  болящего, и всех неравнодушных к его проблеме людей, и участие в церковных Таинствах - покаяние, причастие, соборование, прикладывание к святыням и т.д. Эти формы лечения должны дополнять друг друга, да я и не сказала бы, что Таинства, молитва, святые источники это именно лечение. Я не стала бы рассматривать их как лечение и видеть в них альтернативу современной медицине. Они не альтернатива, они - вспомогательное средство для души, состояние которой, конечно же, скажется, и на теле. Но лечить тело надо у врачей. Рак это болезнь тела. Врачи должны лечить тело, а  Таинства и святыни - душу.

- Что мешало и что помогало вам бороться с болезнью?

- Мешала моя эмоциональность и излишняя озабоченность тем, что меня ждет. Это отнимало много сил: стоило бы полностью отдаться на волю Божию, но, наверное, это просто невозможно. Все-таки все мы люди, и нам свойственно беспокоиться о том, что с нами будет. А мне, медику, мне было тем более сложно абстрагироваться от того, что может меня ждать. Это мешало.

А помощь была послана Богом через близких друзей, которые помогли мне пройти лечение в одной из лучшей клиники Москвы. Через молитвы близких и не очень близких людей, даже не знакомых со мной лично. Я в редкие минуты усталости и отчаяния, просто реально ощущала поддержку огромного количества неравнодушных к моей проблеме людей. Хочу дополнить, что кроме молитв, была реальная материальная помощь, поддержка добрым словом и советом - это тоже очень важно.

- Когда мы обговаривали интервью, вы попросили не указывать вашу фамилию, чтобы на работе не узнали о вашем диагнозе. Как вы сказали, вы хотите чувствовать себя нормальным человеком. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, как следует окружающим вести себя с теми, кто болен этой болезнью?

- Все люди очень разные, кому-то нужно одно, кому-то другое. Может быть, кому-то больше нравится, когда около него постоянно вздыхают и вытирают слезы, но я другой человек. Я хотела, и сейчас хочу вести как можно более полноценную жизнь. Для меня оказалось очень важным ощущать себя полноценным человеком, лично мне сейчас не нужны сочувственные взгляды, лишние расспросы, как я себя чувствую, и отношение ко мне, как к тяжелобольной. Я  сейчас часто даже забываю о своем диагнозе, и если бы не наличие послеоперационного физического дефекта, считала бы себя совершенно здоровой. Очень благодарна своим близким, что они умеют найти золотую середину, с одной сторону не перегружая меня, а с другой - не акцентируя внимание на моем заболевании.

- Во время пребывания на лечении вы видели много других женщин с таким же диагнозом. Может быть, вам запомнились какие-нибудь особые истории, которыми вы хотели бы поделиться?

- Была одна потрясающая история знакомства с женщиной, мамой 4-х детей. Самому младшему ребенку на момент нашего знакомства было полгода. Диагноз рак был поставлен во время беременности. Женщина выносила и родила ребенка, и только потом занялась своим лечением, поэтому время было упущено, и ее состояние я могла бы назвать как очень тяжелое. Крайне тяжелое! Я просто не верила своим глазам, насколько тяжело и, с моей точки зрения, безнадёжно протекало её лечение. Мы все были уверены в близкой трагической развязке. Но огромная сила воли, желание жить и растить самой своих детей, сделали свое дело. После удачного курса лечения она даже продолжила свою работу. Так что рак молочной железы сейчас, действительно, далеко не всегда означает смертный приговор.

- С каждым годом растет число людей, которым удается вылечить рак. В чем состоит успех лечения? Что вы посоветовали бы женщинам, исходя из своего опыта?

- В первую очередь, не отчаиваться, в наше время рак-это не приговор. Да, это тяжелое заболевание, но оно излечимо. Не стоит тратить свои силы на слезы, отчаяние, переживания. Это путь в никуда, абсолютно бесплодный. Контролируйте свое здоровье, вовремя посещайте врачей, даже если вам кажется, что у вас ничего не болит, и поводов для беспокойства нет. Рак коварен именно тем, что его видимые признаки появляются только на поздних стадиях, когда эффективность лечения значительно снижается, а само лечение должно быть более жестким, радикальным. Хотя сейчас немало случаев, когда даже в терминальной стадии болезнь удается приостановить и дать человеку еще  лет десять жизни.

- Не могу не задать вопрос: каково состояние вашего здоровья на данный момент? Диагноз снят или вы продолжаете лечиться?

- Сейчас я продолжаю лечение, принимаю специальные препараты, постоянно обследуюсь, и наблюдаюсь у разных врачей. Предположительно, лечение продлится пять лет. Да, так много. Излечение от рака - очень долгий путь.
Я очень благодарна всем врачам, с которыми столкнулась во время своего лечения. Будучи верующим человеком, я уверена, что Господь посылал мне именно таких: высокопрофессиональных, сердечных, помогающих не только своими действиями, назначениями, но и правильным направлением моих мыслей. Я благодарна своим родным и близким, поддержавших меня не только словом, но и делом. Господь иногда посылает нам испытание, но с другой стороны дает Свою спасительную помощь. Самое главное - уметь слышать Его волю, принимать Его помощь через молитвы и участие в таинствах.

- Матушка, мы желаем вам здоровья, сил, веры, надежды и любви!

- Спасибо. Хочу так же в ответ пожелать читателям вашего сайта здоровья и помощи Божией. Надеюсь, что это  интервью поможет другим людям не унывать, не отчаиваться, а лечиться с упованием на помощь Божию.

Беседовала Лилия Малахова

  1. Банковский перевод
Благотворительный фонд "Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева"
ИНН/КПП 7725256926 / 772401001
ПАО "Промсвязьбанк"
р/с 40703810140390553501
к/с 30101810400000000555 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России г.Москва,
БИК 044525555

sberbank 2. ПЕРЕВОД НА КАРТУ СБЕРБАНКА: 4274 2780 4116 6359
оформлена на президента Фонда Сысоеву Ю.М.

yandex-money2      3.Электронная система платежей Яндекс-Деньги
41001176313049 — перевод на счет.
Mission-center(собачка)yandex.ru — перевод на e-mail

webmoney    4. Электронная система платежей WebMoney 
Номера кошельков:
R999920625415 — в рублях
Z439597687838 — в долларах США

    5. PayPal: ssv379(собачка)gmail.com. Пожертвовать через Pay Pal или банковской картой для жителей США

qiwi

 

  6. Пожертвовать через Киви-кошелек

 

robokassa    7. Другие спобосы пожертвований, в том числе банковской картой через Robokassa для жителей России, Европы и Азии

 

 

8 июня  2016 г.
Источник: БФ "Миссионерский центр им. иерея Даниила Сысоева"