Печать PDF

Скажу сразу, что я не собиралась смотреть этот фильм. В соцсетях мелькали какие-то отзывы, из которых следовало, что в целом фильм ничего, но не очень, кто-то даже сравнивал его с "Островом" Павла Лунгина, и мне хватило этих отзывов. Но моя подруга позвонила мне и попросила поделиться своим мнением о фильме. Ей картина не понравилась. А поскольку в подобных вопросах она всегда доверяла моему чутью и вкусу, то ей было важно знать мое мнение. Пришлось посмотреть.

По ходу просмотра у меня возникали самые разные чувства, от благодушного умиления до скуки и даже до раздражения. Потом я села писать эту статью и долго не могла определиться: понравился мне фильм или нет. Вроде да, но тут же во мне что-то начинало протестовать. Нет? И в то же время я не могла сказать, чем именно он мне не понравился.

Тогда мне пришлось разделить в себе сценариста и верующего человека. Ну так вот: мне, как сценаристу, фильм почти понравился. Его нельзя назвать добротным или гениальным, но, тем не менее, грубых ляпов в нем не обнаружено, а мелкие - да где их нет? Даже оскароносные и всеми любимые и признанные ленты грешат анахронизмами, нестыковками и провалами в сюжетах. А вот как верующему человеку, мне этот фильм не понравился.

Придя к такому первому выводу, я пришла и ко второму: этот фильм нельзя рассматривать как православный, хотя многие пытаются представить его именно так.  Это абсолютно мирская лента, с абсолютно мирским сюжетом, где вся православность заключается только в месте действия: монастырь, и в том, что главные и почти все второстепенные персонажи - лица духовного звания. И все. С тем же успехом действие фильма можно было перенести в современный офис, в Кремль или на территорию межгалактической колонии в неопределенное будущее - без какого-либо ущерба для сюжета. Фильм ничего не потерял бы и ничего не приобрел бы.

Если говорить о картине с точки зрения православия, то надо признать: она снята вне православных традиций и учения. Это просто легенькая забава, стеб, немного не дотягивающий до изящного, художественный променад на тему духовности. Но сама картина не может называться ни духовной, ни православной, ни христианской - никак вообще.

Если разобрать сюжет относительного православного учения, то он не выдержит никакой критики. Хорошо известно, что любые заигрывания с духами тьмы заканчиваются весьма плачевно для любителей острых ощущений.  Главный же герой фильма, Иван, Семенов сын, как он себя называет, не то монах, не то послушник, мило болтает с одержащим его бесом, как со старым приятелем за кружкой пивка. Какого-нибудь "Велкопоповицкого козела".

А дальше больше: между послушником и демоном завязывается нежная дружба. Демон, будучи в хорошем настроении, открывает Ивану тайны бытия "по ту сторону" жизни, Иван уговаривает беса покаяться. Затем, в результате собственной недалекости, Иван погибает, а раскаявшийся (да-да!) бес, проникшись благородными чуйствами, отправляется жить и работать в тот самый монастырь, где Иван пробовал подвизаться.

Как ни странно, у многих православных, включая духовенство, этот фильм получил положительные отзывы. Этим фильмом был открыт Международный фестиваль "Покров". И на этом же фестивале он получил Гран-при, что вызывает удивление.

Фильм "Монах и бес" по своей сути антиклерикален. Возвращаясь к недалекости, стоит отметить, что в картине нет ни одного положительного персонажа из числа духовенства. Глуповатый и скуповатый игумен, писарь с повадками шакала Табаки, неумные монахи-подхалимы - всей этой ораве не противостоит ни один привлекательный образ православного человека.  Надо всеми ними парит бес, которого авторы любовно именуют Легиошей. Легиоша - этакий милый недотепа, жертва обстоятельств, который рад бы, да не может. Если уж проводить параллель с "Островом", то как раз в "Острове" Лунгин без прикрас и стеба передает суть борьбы монаха с искушениями. Одержимость это трагедия, стебаться над одержимостью в плане этики равнозначно стебаться над человеком с онкологическим диагнозом. В этой же ленте авторы позволяют себе похихикивать над тем, над чем не принято смеяться в среде верующих. Для авторов "Монаха и беса" одержимость нечистым духом всего лишь пикантное обстоятельство, милое приключение, которое позже будет приятно вспомнить и рассказать внукам.

Почему же этот фильм так подхватили православные? Мне кажется, что причина опять же кроется в теперь уже далеких 80-х года ХХ века. В том времени, когда с Церкви была снята опала. Тогда произошел мощный перекос. Чтобы привлечь как можно большее число людей в Церковь, пошли по наиболее простому пути: наобещали материальных и духовных копей царя Соломона. У тебя нет детей? - повенчайся и будут. Ты часто болеешь? Покрестись - и не будешь болеть. Муж гуляет? - сходи на исповедь, и перестанет.

Понятное дело, если бы людям сказали правду, что вера не дает никаких привилегий на земле, что жизнь у верующего в плане трудностей будет точно такая же, как у атеиста, что задача верующего не обеспечить себе здесь легкое бытие, а получить право на вечную жизнь после смерти, то в Церковь никто бы не пошел. Поэтому стали рисовать идеалистическую картинку Святой Руси, Святой Церкви, святого духовенства и всего прочего.

Сейчас, когда люди уже окончательно поняли, что ожидания не сбылись, что многое из того, что нам обещали, оказалось, мягко говоря, преувеличено, народ массово пошел в другой перекос: отрицания всего и вся. Маятник качнулся из положения идеализации в положение демонизации. Так бывает всегда, когда не находят золотую середину. Сейчас стало модно срывать венцы, разрушать мифы, поднимать на смех то, что было свято. Скорее сего, и этот фильм, и его триумфальное шествие явились продуктом наступившего всеобщего расцерковления, отрицания православных ценностей. Люди устали от слащавого, напомаженного "православного" искусства, поэтому вот такой невзыскательный, но вызывающий хоть какие-то, кроме "особой духовной радости" и "благодатного умиления" эмоции, фильм прошел на "ура".

Идет отторжение лубочного православия, навязываемого нам на протяжении последних 25-ти лет. Отсюда и это безжалостное издевательство над духовенством, представленным в фильме сплошь недоумками, и странная, невместимая разумом история отношений между Иваном и бесом. И в финале - заключительный выверт, еще одно представление черного белым: единственным  положительным персонажем в конечном счете оказывается бес. Авторы делают все для того, чтобы вызвать симпатию у зрителя именно к нему, демон в их интерпретации выглядит даже каким-то мучеником, страдальцем за идею, верным другом, жертвующим ради этой дружбы всей своей сутью. Так вот, как сказала моя знакомая, я , конечно, мракобес, но не до такой же степени.

Понятно, что в нашем церковном обществе много перекосов, как в любой другой системе. Мы только-только учимся об этом говорить. Однако в погоне за правдолюбием необходимо вовремя притормаживать. Правда хорошо, но ее нельзя подменять ложью даже для усиления эффекта, ибо в таком случае ценность правды снижается и она утрачивает свои качества, становится полуправдой, которая зачастую хуже откровенной лжи.

Фильм позиционируется как комедия, а комедия подразумевает юмор. Но у юмора должны быть границы, иначе он уже переходит в категорию глумления. На мой взгляд, мы имеем расширение окна Овертона, сдвиг границ в сторону немыслимого. Это защитная реакция на непонятое. Непонятое, непостижимое, недосягаемое можно попробовать изучить, освоить,  понять, а можно пойти по простому пути - просто охаять, подобно крыловской лисице, охаявший виноград, который она не могла достать. Охаять, обсмеять, да еще и обозвать это действо самовыражением, иной точкой зрения и авторской задумкой. Идя по этому пути очень легко из номинального православного превратиться в хулителя Церкви. А посему - бдите и молитеся, да не внидите в напасть (Мф 26:41).

Лилия Малахова

26 октября 2016 г.
Источник: Ищите женщину