Салтанова В.В.

Арабская версия "Евангелия от Варнавы" в истории исламо-христианского диалога

(Автореферат диссертации) 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объект и предмет исследования. 

В современной исламоведческой литературе под исламо - христианским диалогом часто подразумевают весь комплекс отношений, который складывался между двумя религиями в течении почти 14 веков их сосуществования. Современное общество приучено воспринимать межрелигиозные отношения с позиций конфликта и, действительно, религиозные конфликты являются едва ли не самыми опасными, затяжными и сложными по своим последствиям. Вместе с тем на протяжении веков наблюдается устойчивая тенденция реорганизации межрелигиозных отношений с позиции общих факторов и компонентов.

Одним из проявлений подобной тенденции является создание псевдоапокрифического “Евангелия от Варнавы”. Этот псевдоапокриф, получивший известность в конце XVII – начале XVIII в., представляет несомненный и разносторонний интерес для науки.

Безусловно важными представляются текстологические исследования, целью которых является выявление возможных первоисточников этой компиляции, а также авторства или, по меньшей мере, среды и времени написания “Евангелия”. Другим, не менее важным, направлением в исследованиях этого памятника является установление предпосылок написания “Евангелия”, а также причин распространения этого псевдоапокрифа на исторической сцене сначала в христианской Европе в начале XVIII в., а затем в мусульманской среде в начале XX в. Исследование механизма появления этого псевдоапокрифа в данных исторических условиях и в данной среде могут привести к интересным и немаловажным результатам применительно не только к конкретному эпизоду с “Евангелием от Варнавы”, но и применительно ко всему комплексу изысканий в этой области.

Актуальность темы диссертации обусловлена распространенностью “Евангелия от Варнавы” в современном мире. В основу работы положен арабский текст “Евангелия от Варнавы”, опубликованный в 1908 г. в Каире издательским домом “ал-Манар”, который спонсировал работу по переводу псевдоапокрифа на арабский. Второе издание датируется 1954 г., оно также вышло в Каире. Хотя первый тираж издания был сравнительно невелик, “Евангелие от Варнавы” получило широкую известность в мусульманских кругах. Его использовали в своих трудах Рашид Рида и шайх ат-Тантави Джаухири, шайх Мухаммад Абу Захра. Цитаты из псевдоапокрифа встречаются в брошюрах космополитической секты ахмадийя и в таких журналах, как “The Islamic Review”.

Текст “Евангелия от Варнавы” неоднократно переиздавался на мусульманском Востоке как на арабском, так и на английском языках. В течении последних десятилетий к нему неоднократно обращались мусульманские ученые. О популярности псевдоапокрифа свидетельствует ряд посвященных “Евангелию” сайтов, размещенных в мировой сети Интернет. Таким образом, это сочинение не потеряло своей актуальности и сегодня, оказывая влияние на мусульманское общество.

Рассмотрение псевдоапокрифа “Евангелие от Варнавы” является тем более актуальным в настоящее время в отечественной науке, когда издается огромное количество ранее не публиковавшейся апокрифической литературы.

Источники, используемые в исследовании. Основным источником для диссертации послужил арабский текст “Евангелия от Варнавы”. Во время работы над переводом было проведено сравнение арабского текста Халиля Саада и текста французского перевода “Евангелия”, выполненного Л. Чирилло, а также (в ряде случаев) текста итальянской рукописи.

Степень разработанности темы. На протяжении XX в. в научных кругах Европы неоднократно предпринимались попытки исследования “Евангелия от Варнавы”, однако на данный момент к единому мнению относительно происхождения и авторства этого сочинения наука не пришла. Существуют два издания итальянской рукописи “Евангелия”. Первое было подготовлено в начале века английскими романистами Л. и Л. Раггами. Оно сопровождается комментариями и переводом псевдоапокрифа на английский язык. Второе издание, подготовленное Л. Чирилло, вышло более чем полвека спустя. Труд итальянского ученого содержит не только перевод, но и развернутое лингвистическое и текстуальное исследование этого произведения.

Диссертанту были также полезны исследования таких авторов, как Р. Штихель, Ж. Жомье, О. Шуманн и М. де Эпальза.

Цель и задача исследования. Основной целью диссертации является определение времени и места написания “Евангелия от Варнавы” и предпосылок, обусловивших появление такого сочинения на исторической сцене. Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач: выявление конфессиональной направленности “Евангелия от Варнавы”; определение возможных первоисточников наиболее характерных сюжетов “Евангелия от Варнавы” и вероятной среды его написания; установление возможного времени написания “Евангелия”, а также исторического и политического фона, способствовавшего появлению и распространению псевдоапокрифа.

Научная новизна диссертации определяется комплексным подходом к решению поставленных в работе задач. Диссертация является первым исследованием псевдоапокрифического “Евангелия от Варнавы” в отечественной науке.

Методической и теоретической основой исследования явились принцип историзма и научного объективизма. В ходе работы был использован комплексный, междисциплинарный подход, включающий в себя исторические, культурологические, религиоведческие и лингвистические аспекты, что позволило наиболее полно осветить круг поставленных задач.

Практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертации могут найти применение в чтении лекций в высших учебных заведениях гуманитарного профиля по истории Ближнего Востока и Средиземноморья, по истории религий и общественной мысли.

Апробация работы. Диссертационный материал использовался при чтении спецкурса “Проблемы межконфессионального взаимодействия в процессе мусульманского реформаторского движения XVIII-XIX вв.” на Восточном факультете СПбГУ в 1996-97 гг. Отдельные положения диссертации изложены в статье “Историография исследований “Евангелия от Варнавы” и в докладах на XIX и XX научных конференциях по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки в 1997 и 1999 гг., на V и VII Санкт-Петербургских религиоведческих чтениях в 1997 и 1999 гг., на Международной научно-практической конференции “Россия, Восток и Запад: традиции, взаимодействие, новации” в 1997 г.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Приложение к работе содержит сводную таблицу параллелей Четвероевангелия и “Евангелия от Варнавы”.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении мотивируется актуальность темы, выделяются объект и предмет исследования, определяются цель, задачи и структура диссертационного исследования, обосновываются научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе “История, атрибуция и основные характеристики “Евангелия от Варнавы” освещена история псевдоапокрифа и выявлены текстуальные и стилистические особенности исследуемого источника. Глава включает также краткую историографию исследований “Евангелия”.

В первом параграфе приведены общие данные об истории арабской версии псевдоапокрифа и краткий историографический очерк его исследований.

“Евангелие от Варнавы” впервые стало известно на мусульманском Востоке после его публикации в издательском доме “ал-Манар”, известном, в частности, благодаря одноименному журналу. Журнал “ал-Манар” издавался в Каире с 1898 по 1940 гг., т.е. его зарождение происходило в период так называемой “газетной войны”, которая последовала вслед за подавлением антиколониального восстания Ораби-паши (1882 г.) и английской интервенции в Египет (1882-1914 гг.).

В условиях начавшегося к концу XIX столетия снижения социального значения религиозных институтов, когда мусульманское духовенство постепенно утратило свои функции главного проводника правопорядка и основного носителя и распространителя знаний, на внутриполитической арене Египта большое значение приобрело реформаторское движение. “Ал-Манар” был личным детищем Мухаммада Рашида Риды (1865-1935), ученика и последователя известных мусульманских реформаторов Джамал ад-Дина ал-Афгани (1839-1897) и Мухаммада Абдо(1849-1905).

Интерес к христианскому, на первый взгляд, сочинению не был случайным для реформаторских кругов, поскольку одной из важнейших задач мусульманских реформаторов начала века была выработка позиции по отношению к европейской науке, а следовательно и по отношению к новшествам в целом и “инорелигиозным”, чаще всего христианским, новшествам в особенности. Идею допустимости и справедливости контактов с иноверующими – прежде всего с “людьми Писания” - реформаторы подкрепляли ссылкой на божественное происхождение религий.

В 1908 г. “ал-Манар” спонсировал перевод и издание “Евангелия от Варнавы” на арабском языке. Это издание сопровождают два предисловия - переводчика Х. Саада и редактора Р. Риды, - в которых высказывается их точка зрения на “Евангелие”, рассматривается вопрос о его происхождении.

Арабский текст “Евангелия от Варнавы” восходит к рукописи на итальянском языке, которая появилась в Европе в начале XVIII в., фактически одновременно с одноименной рукописью на испанском языке. На данный момент наука располагает лишь итальянской рукописью, хранящейся в Венской Национальной библиотеке (Ostereichische Nationalbibliothek, cod. 2 662). Об испанской рукописи можно судить лишь по описаниям авторов XVIII в., согласно которым эти две версии псевдоапокрифа имели ряд расхождений. В испанской рукописи было предисловие, написанное от лица некоего Фра Марино, который якобы тайно вынес рукопись из личной библиотеки папы Сикста V (1585-1590), а по ее прочтении принял ислам.

Первую широкую известность итальянская версия “Евангелия” получила после опубликования в 1718 г. трактата Джона Толанда (1670-1722) “Назарянин или христианство иудеев, язычников и магометан”, в котором английский философ обосновывает свою деистскую теорию, опираясь на “Евангелие от Варнавы”.

Палеографические исследования итальянской рукописи, проведенные в последние десятилетия экспертами Национальной библиотеки Вены, выявили следующее: рукопись переплетена в турецкую кожу темно-бронзового цвета, при этом есть и более ранний переплет также восточного происхождения. Переплет был изготовлен в первой трети XVI в. В рукописи использована бумага хорошего качества, причем филигрань говорит о том, что бумага была произведена в Венеции или сопредельных с ней районах. Язык рукописи носит явное влияние североитальянского койне, распространенного в Средние века в Венеции и пограничных ей территориях. На полях множественные примечания на арабском языке. Многочисленные аномалии в орфографии и синтаксисе итальянского языка в равной степени характерны и для арабского. Арабский язык не являлся родным для автора рукописи, почерк следует скорее обозначить как “османский”.

Интерес к “Евангелию от Варнавы” в научных кругах Западной Европы появился в начале XX в. Одной из первых научных работ этого рода стало издание текста псевдоапокрифа с переводом на английский и комментарием, выполненными в 1907 г. романистами Л. и Л. Раггами. Ученые выявили основные характеристики “Евангелия” и пришли к выводу, что текст был написан в Европе. Основным критерием для датировки текста послужило, по замечаниям самих авторов, опосредованное влияние на автора текста “Божественной комедии” Данте. После установления фальсифицированности “Евангелия” интерес западноевропейской науки к нему был долгое время ограниченным.

Рассматривались и новые гипотезы о происхождении псевдоапокрифа. Например, М. де Эпальза на основании предисловия к испанской рукописи предположил, что “Евангелие” появилось в Испании.

В 1977 г. был издан перевод “Евангелия” на французский и комментарии к нему, выполненные Л. Чирилло. Л. Чирилло привел подробное описание рукописи и разобрал все ее характеристики, включая лингвистический анализ итальянского текста.

Десятилетием позже Р. Штихель рассмотрел возможность восточноевропейских влияний на текст псевдоапокрифа. Он, в частности, привел параллели из древнерусского текста Апокалипсиса Баруха.

Вопрос распространения псевдоапокрифа в мусульманском обществе был затронут в работах Ж. Жомье и О. Шуманна.

Во втором параграфе этой главы рассматривается вопрос атрибуции “Евангелия от Варнавы”.

Название “Евангелия от Варнавы” упоминается в Декрете папы Геласия (конец V – начало VI в.), в “Списке шестидесяти канонических книг” (VII в.), в Изборнике Святослава (1073 г.)

Апостол Варнава, по преданию, был в числе первых семидесяти учеников Спасителя (Деян. 14,4); известно, что он был иудеем рассеяния с о. Кипр. Принятие ап. Павла как обращенного учениками Иисуса совершалось при посредничестве Варнавы (Деян. 11,25 и 9,30). Предание гласит, что ап. Варнава мученически скончался в 76 г. Р.Х. в г. Саламисе, на о. Кипр; мощи св. ап. Варнавы обретены в царствование Зенона (478 г.) с Евангелием от Матфея на груди.

Кроме “Евангелия от Варнавы” известны еще два произведения, приписываемых ап. Варнаве: Послание Варнавы и Деяния Варнавы. Послание относится к концу I в. и представляет собой пример “александрийской” аллегоризации Писания. Содержание Послания тесно примыкает к Посланиям ап. Павла, в особенности к Посланию к евреям. Деяния Варнавы, появившиеся в V в., представляют собой литературную компиляцию новозаветных текстов (Деяния апостолов, Послания Павла) с рядом рассказов о чудесах. Существует энкомий ап. Варнаве, сочиненный во второй половине VI в. монахом Александром с Кипра.

Псевдоапокриф нельзя расценивать как писание ап. Варнавы, поскольку он является значительно более поздней, чем одноименный апокриф, фальсификацией и отражает, соответственно, значительно более поздние традиции.

В третьем параграфе первой главы исследуются основные композиционные и стилистические характеристики псевдоапокрифа.

“Евангелие от Варнавы” представляет собой обширное произведение из 222 глав неодинакового объема. В композиции псевдоапокрифа выделяются вступительная и заключительная главы, выдержанные в одном стиле.

В ходе работы диссертанта над переводом был сделан вывод о том, что арабский текст не несет на себе какой-либо дополнительной текстуальной нагрузки. В целом арабский перевод соответствует оригиналу и зачастую является буквальным. Вместе с тем каирское издание 1908 г. имеет ряд опечаток, неточностей и пропусков.

Название псевдоапокрифа – “Евангелие от Варнавы” – не вполне соответствует христианскому определению термина “Евангелие”, поскольку исследуемое произведение содержит не только историю земной жизни Иисуса Христа, но и пространные отрывки с ярко выраженным дидактическим назначением, повествования об Адаме и Аврааме, псевдоапокрифические сюжеты о библейских пророках; “Евангелие” предлагает и свою эсхатологию. Псевдоапокриф был задуман прежде всего как “божественная книга откровений”, которые получил Иисус, и в то же время как писание собственно ап. Варнавы, содержащее рассказ о земной жизни Христа. Компилятор не принимал Евангелие в его каноническом виде и противопоставил ему своё сочинение, назвав его автором ап. Варнаву.

Стиль псевдоапокрифа зачастую можно обозначить как агрессивный и атакующий. Основной особенностью исследуемого источника является его эклектичность. В “Евангелии от Варнавы” нашли отражение не только евангельские – как канонические, так и апокрифические – сюжеты, но и многочисленные сюжеты, выходящие за рамки новозаветной истории как таковой.

Автор псевдоапокрифа построил свое сочинение на основе текста Четвероевангелия, непоследовательно используя цитаты из новозаветного канона и трансформируя их в нужном для себя русле. Псевдоапокрифичному повествованию о земной жизни Иисуса в целом свойственна нелогичность и небрежность изложения. Автор привнес в текст, скомпилированный на основе Четвероевангелия, собственные сюжеты. Можно утверждать, что компилятору был хорошо знаком и Ветхий Завет.

Во второй главе “Первоисточники отдельных сюжетов “Евангелия от Варнавы” рассмотрены наиболее интересные и характерные сюжетные линии псевдоапокрифа с выявлением их составляющих компонентов.

В первом параграфе освещается повествование об Адаме. В “Евангелии от Варнавы” не передается полная история сотворения мира. Компилятор подробно описывает создание Богом первого человека – Адама и историю его грехопадения. Этот сюжет псевдоапокрифа, основанный на Бытии 1-3, вобрал в себя элементы многих конфессиональных традиций. Упоминание в этом фрагменте псевдоапокрифа “Священной Книги” и приводимая формула “шахады” должны, по мнению сочинителя, свидетельствовать в пользу мусульманского происхождения его произведения.

Рассказ о грехопадении человека является интерпретацией текста Бытия о запрете плодов с дерева познания. По псевдоапокрифу Бог запретил человеку в раю “пшеницу” и “яблоко”. Такие представления есть как в мусульманской, так и в иудейской традициях.

Рассказ о проникновении в рай дьявола в животе ужасного змея – стража рая - распространен в относительно поздних иудейских и христианских традициях. О змеиной утробе упоминается в одной из Книг Адама – т.н. Апокалипсисе Моисея; схожее представление отображает Византийская Палайа; в древнерусской передаче Апокалипсиса Баруха сатана превращается в червя и дает себя проглотить змею, чтобы таким образом попасть в рай.

Во втором параграфе второй главы рассматривается псевдоапокрифичное повествование об Аврааме, образ которого занимает исключительно важное место в вероучениях и традициях всех трех монотеистических религий.

Историю Авраама в “Евангелии от Варнавы” можно условно разделить на шесть частей: диалог Авраама с отцом; разрушение идолов; спасение Авраама из огня; размышления Авраама; откровение Авраама; заключение союза и обет обрезания.

В виду значительного взаимовлияния талмудических легенд и мусульманских сказаний, связанных с именем Авраама, прийти к единому заключению об источниках, которыми компилятор пользовался в сюжете об Аврааме, представляется задачей весьма сложной. Единственной деталью этой части повествования, которая не вызывает никаких сомнений относительно своего происхождения, является имя отца Авраама – Азар, которое фигурирует лишь в Коране (6, 74).

Приводимые в “Евангелии” беседы Авраама с Терахом имеют аналогии с Кораном (19:47, 21:53-56, 26:70-72), послекоранической традицией (напр., с “Жизнеописаниями пророков” различных авторов) и с иудейскими преданиями, особенно в описаниях палестинских агадистов второго столетия, которые развились под влиянием занесенного в Палестину вавилонского фольклора. В тексте “Евангелия” отсутствует вторая сюжетная линия об Аврааме, характерная для мусульманской традиции, а именно, повествование о постройке Каабы.

Стиль изложения, повторяющий популярные апокрифические сказания, говорит о том, что автор использовал в большинстве случаев не какое-то определенное писание, а устную традицию.

В третьем и четвертом параграфах этой главы рассматривается эсхатология “Евангелия от Варнавы”.

Описание событий и знамений, предшествующих Страшному Суду, представляет собой синтез представлений, выработанных Ветхим (Дан. 12; Ис. 34) и Новым Заветами (Мт. 24, 29; Ап. 6, 12-15) и Кораном (28, 88 и др.). Большая часть знамений повторяет Ап. 12-15. Всеобщая смерть, воскрешение всего сущего при звуке трубы ангела смерти, центральное местоположение Трона Божиего, вокруг которого соберется все сущее, верховенство Мухаммада в окружении других свидетелей - Адама, Авраама, Исмаила, Моисея, Давида и Иисуса - и раскрытие “Книги трудов” представляются синтезом значительного количества христианских представлений о Страшном Суде и некоторых мусульманских представлений о конце света.

В псевдоапокрифе описываются семь кругов, соответствующие семи смертным грехам, которые перечисляются в следующем порядке: гордость, зависть, алчность, сластолюбие, лень, чревоугодие, гнев. Число кругов ада в “Евангелии” соответствует как мусульманским, так и иудейским представлениям о геенне, тогда как концепция смертных грехов родилась в христианской среде.

Описания рая в псевдоапокрифе более сдержанны и кратки, чем описания ада. Основной лейтмотив - “невероятные размеры” рая - присутствует в традициях иудаизма, христианства (напр., Гимны Ефрема Сирина) и ислама (К., 3, 133; 57, 21).

Упоминание компилятором девяти небес является, возможно, отражением мусульманского представления, согласно которому в рай ведут девять основных ворот. Общим в данном случае является и акцент на бесконечность расстояния между небесами – в псевдоапокрифе – и воротами – в мусульманской традиции.

Чувственные описания райских блаженств, приведенные в “Евангелии”, являются общими для традиций христианства, ислама и иудаизма, восходящими к единому корню.

В пятом параграфе второй главы рассматривается сюжетная линия об “истинных фарисеях”.

В псевдоапокрифе изложены история “истинных фарисеев”, у истоков учения которых, по “Евангелию”, стояли Енох и Илия; повествования о святости и целомудрии “истинных фарисеев”; рассказ об образе жизни “истинных фарисеев”. По своему происхождению “истинные фарисеи” “Евангелия от Варнавы” были иудеями: “те из народа нашего”, как обозначает их автор псевдоапокрифа.

Термин “истинные фарисеи” появился в “Евангелии” в связи с талмудическим отождествлением ессейства с фарисеями. Автор псевдоапокрифа пытался расширить христианское негативное понимание фарисейства и подменить его новым, вводя в свое произведение образ другого, праведного фарисея и отождествляя его образ с аскетизмом и отшельничеством.

Излагая историю “истинных фарисеев”, компилятор сделал несколько сбивчивую попытку представить свой вариант преемственности некоего пророческого эзотерического движения, у истоков которого стояли Енох и Илия, а завершают его Иисус и Мухаммад. Назвав это движение “фарисейским”, автор пользовался иудейской традицией.

Ни один из рассмотренных сюжетов не выдержан только в одной из трех традиций. Вместе с тем в каждом из них есть свои доминанты. При этом в стремлении выдать “Евангелие от Варнавы” за мусульманское сочинение компилятор старался изложить рассмотренные сюжеты в русле именно мусульманской традиции. В силу того, что знание автором исламского вероучения и мусульманской традиции было во многом несостоятельно, общий фон выделенных сюжетов можно обозначить как псевдомусульманский.

Третья глава “Образ Иисуса Христа согласно “Евангелию от Варнавы”” имеет особую важность для исследования, поскольку, с одной стороны, Иисус Христос и история Его земной жизни являются центральной темой псевдоапокрифа, а с другой, - образ Христа является ключевым для понимания догматических расхождений трех авраамитических религий. В силу промусульманской направленности “Евангелия от Варнавы” в диссертации предпринята попытка разбора псевдоапокрифической истории Иисуса Христа с точки зрения ее соответствия мусульманскому вероучению и мусульманским преданиям об Иисусе.

По псевдоапокрифу Иисус является “человеком, подобным другим”; пророком и угодником Божиим, сыном Марии, слугой Божиим. Одной из главных своих целей компилятор ставил задачу доказать человеческую природу Иисуса. Псевдоапокрифический образ Иисуса ассимилировал в себе образ Иоанна Крестителя, что отвечает конечной цели “Евангелия”: изначальной задачей Иисуса, согласно псевдоапокрифу, является возвещение прихода Мессии, которым является Мухаммад.

Компилятор не использовал в своем повествовании распространенных сюжетов, которые являются общими для христианства и ислама: о Деве Марии, Иоанне Крестителе, детстве Иисуса.

По псевдоапокрифу, вместо Иисуса был якобы распят Иуда Искариот, который в момент ареста принял облик Иисуса. Иисус же был вознесен на небо. Эта трактовка распятия восходит к учению докетов и гностиков, которое нашло отражение в толкованиях Корана (4, 156). Пытаясь опровергнуть христианское учение о распятии, автор прежде всего стремится опровергнуть сотериологическое учение – учение о Спасении, которое лежит в основе христианской теологии.

В заключении содержатся основные обобщения и выводы по теме диссертации.

Анализ текста псевдоапокрифа показал, что за основу своей компиляции неизвестный автор взял канонические Евангелия. Цитаты и сюжеты Четвероевангелия были использованы им непоследовательно. Псевдоапокрифическая трактовка распятия восходит к Корану, к мусульманской традиции восходит и трактовка основной миссии Иисуса – пророка народа Израиля и предтечи “печати пророков” - Мухаммада. В то же время мессианские представления компилятора не вполне укладываются в мусульманскую концепцию Мессии, а отражают скорее иудейское видение Мессии на псевдомусульманском фоне “Евангелия”.

В качестве идеологической и теологической основы своего произведения автор псевдоапокрифа избрал основные догматические расхождения между христианством и исламом, а именно: догмат о Троице и христианское учение о распятии. Он особо акцентирует свое внимание на еще одном мусульманском тезисе – фальсификации истинного учения Иисуса, т.е. Евангелия, что и позволяет ему назвать свое произведение “истинным Евангелием”.

Именно эти три положения, которые автор разворачивает в тексте псевдоапокрифа, заставляют при первом знакомстве с “Евангелием от Варнавы” говорить о его прежде всего мусульманском звучании. Однако более детальное изучение текста свидетельствует о далеко неполном соответствии тезисов псевдоапокрифа мусульманскому вероучению, что, по мнению диссертанта, позволяет говорить о псевдомусульманском фоне или даже направленности “Евангелия от Варнавы”.

Проповедь Иисуса, изложенная в “Евангелии от Варнавы”, должна, по мнению автора, привести три авраамитические религии – иудаизм, христианство, ислам – к их общему источнику, которым, по псевдоапокрифу, является “Книга Моисеева”.

О предполагаемом авторе “Евангелия от Варнавы” можно сказать следующее: он владел текстом Четвероевангелия и знал Ветхий Завет. Его знание Корана и мусульманского вероучения были опосредованными. Компилятору была знакома иудеохристианская, а также позднеиудейская традиции.

О времени создания псевдоапокрифа можно судить, отталкиваясь от палеографических и лингвистических характеристик итальянской рукописи “Евангелия от Варнавы”. Характеристики предполагаемого автора (или авторов) – знание испанского, итальянского в недостаточной для профессионала-итальянца степени, влияние на язык рукописи северо-итальянского койнэ, плохое знание арабского при европейском происхождении, равно как и характеристики рукописи – переплет, изготовленный по турецкой методе, и бумага, изготовленная в Венеции, - указывают на то, что псевдоапокриф в известной науке версии появился в среде испанских евреев, возможно, маранов. Этим, по мнению диссертанта, можно объяснить и опосредованное знание мусульманского вероучения и традиций, с одной стороны, и знание Четвероевангелия и ряда христианских представлений, например, эсхатологических, с другой. Датой написания “Евангелия от Варнавы” следует считать период с конца XV до начала XVII в.

Эклектизм “Евангелия от Варнавы” во многом обусловил интерес к нему со стороны мусульманских реформаторов в начале XX в. Это произведение, с его несколько вульгарно выраженной идеей о единстве авраамитических религий, с одной стороны, и псевдомусульманской тенденцией - с другой, было способно стимулировать интерес мусульман к христианству и выработать иное отношение к христианскому учению как таковому, что представлялось насущной задачей для того исторического периода. Сторонники реформаторского движения ставили своей целью укрепление идейных и общественно-политических позиций религии путем ее “улучшения”, или “исправления”, что, по существу, означало признание более свободного толкования исламских предписаний и догм, столь актуального на пороге XX в.


Список публикаций по теме диссертации:

  1. Евангелие от Варнавы как источник по истории исламо - христианского диалога //XIX Научная конференция по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки. Тезисы докладов. СПб., 1997 – 0,2 п.л.
  2. Преобразования сакральной информации в Евангелии от Варнавы //V Санкт-Петербургские религиоведческие чтения “Музей – хранитель памятников сакральной культуры. Религия и культурная память человечества”. Тезисы докладов. СПб., 1997 – 0,2 п.л.
  3. К истории написания позднего апокрифа Евангелие от Варнавы // Международная научно-практическая конференция “Россия, Восток и Запад: традиции, взаимодействие, новации”. Тезисы докладов. Владимир, 1997 – 0,2 п.л.
  4. Первоисточники доктрины о пророках и пророчестве на основании поздне-апокрифического Евангелия от Варнавы //XX Научной конференции по историографии и источниковедению истории стран Азии и Африки. Тезисы докладов. СПб., 1999 – 0,2 п.л.
  5. К вопросу о происхождении позднеапокрифического “Евангелия от Варнавы”//Теоретический семинар “Христианская культура на пороге третьего тысячелетия”, II научные чтения “Генезис христианства, проблемы иследования”. Тезисы докладов СПб., 1999 – 0,2 п.л.
  6. Деистская интерпретация Евангелия от Варнавы //VII Санкт-Петербургские религиоведческие чтения “Сакральные тексты в истории культуры”. Тезисы докладов. СПб., 1999 – 0,2 п.л.
  7. Историография исследований Евангелия от Варнавы //сб. “Россия и арабский мир. Научные и культурные связи”, вып. 4, СПб., 1999 – 0,5 п.л.

Взято с сайта The Faculty of Oriental and African Studies of Saint-Petersburg State University

email: umaximov@newmail.ru