Александр Дайяр

О том, как один учёный мусульманин

своим примером доказал существование первородного греха.

(На статью А. А. Али-заде. “Первородный грех и искупление)

Предисловие комментатора:

Айдын Ариф оглы Али-заде (иногда пишущий под псевдонимом Абдулла Али) хорошо известен всем интересующимся вопросами мусульманской русскоязычной апологетики и полемики с христианством. Научный уровень работ А.А. Али-заде, особенности подхода к поднимаемым темам на наш взгляд таковы, что могут являться прекрасным примером общего состояния традиционной полемики и апологетики ислама, а следовательно и быть взяты для примера.

С другой стороны господин Али-заде находится в известном смысле “на передовой” в вопросах мусульманской критики христианства и защиты исламского вероучения от встречной христианской критики. Его участие в интернет дискуссиях и, в частности, на кураевском форуме говорит само за себя.

Посему, имея такой пример, было бы неправильно не воспользоваться им для примерного разбора. Ниже статья А.А. Али-заде “ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ И ИСКУПЛЕНИЕ”, взятая с его интернет-сайта, будет рассмотрена целиком, без опущений текста и прокомментирована настолько подробно, насколько позволяет рамки статьи. Выбрана данная работы потому, что также является с нашей точки зрения, во всех отношений характерной для всего творчества господина Али-заде.

В работах христианских критиков Ислама часто акцентируется на неприятии понятия “первородного греха” и искупительной жертвы Иисуса в мусульманском вероучении.

Это несомненно так и с этим трудно не согласиться.

Терминологически слово “искупление” означает “жертвоприношение богам с целью загладить нанесенные им обиды и оскорбления” [1, c. 179].

Поразительно, но автор с первых строк задаёт не совсем верное направление исследования. Речь в статье – что следует из заглавия, - будет идти об одном из ценральных понятий христианской веры, а мало того, что ссылка сделана на Атеистический словарь 1986 года издания, но и никаких иных объяснений для слова “искупление” не приведено.

Неужели автор считает именно атеистическое понимание единственно возможным? Или наиболее верным? И готов ли он, чтобы сведения об основных понятия ислама мы черпали в Атеистическом словаре? Интересно, что-то там сказано о пророческой миссии Мухаммада!

Раз досточтимый Али-заде заводит разговор о христианской критике ислама, то и христианское понятие “первородного греха” и “искупления” должны им быть рассмотрены по христианской литературе и источникам. К тому же он обладает Библейской энциклопедией архимандрита Никифора (п.4 его списка литературы), можно было бы ожидать рассмотрения этих понятий на основе данного труда, не факт, что самого лучшего, но всё-таки христианского.

Будучи научно честным, автор должен бы был показать, что например, римокатолическое и протестантское понимания греха и искупления коренным образом отличается от православного и различать их в статье специально посвящённой данной теме необходимо. Видит Бог, это не потребовало бы ни особых трудов от автора, ни многого места в статье. Краткий, но грамотный и научно содержательный анализ был бы хорошим подспорьем для других мусульман и не вызывал бы у христиан законного недоумения.

Обычный толковый словарь русского языка Ожегова (М., 1970) объясняет слово “искупление” вполне доходчиво: “Искупить – заслужить прощение (свою вину чем-н.); возместить чем-нибудь (напр. Усидчивостью недостаток способностей)”. Может быть господин Али-заде будет спорить, что человеку не надо заслужить прощение у Бога или человек обладает таким избытком способностей, что и возмещать нечего? Полагаю, что не будет. И ведь, что важно, именно данное определение ожеговского словаря как нельзя точно объясняет православное понимание понятия искупления, автором совершенно упущенное!

Это понятие было известно с глубокой древности.

В языческой древности. Действительно, у язычников издавна и до сих пор существуют жертвоприношения, с помощью которых люди пытаются задобрить богов, загладить свои проступки против них либо обеспечить себе лучшее будущее.

Верно, но какое это всё имеет отношение к Христианству? Никакого.

Да, в Ветхом Завете есть повеления Бога приносить жертвы за грех. Один из примеров приведён почтенным Али-заде ниже. Ничтоже сумняся, он приводит определение языческого понимания искупления (абзац 1), а затем сразу без объяснения переходит к библейскому примеру (хоть и в переложении Фрэзера). Так языческие жертвы незаметно объединются в одну категорию с библейскими. Легко видеть, что пользуясь таким приёмом с тем же успехом можно было бы говорить о празднике жертвоприношения у мусульман.

Не будем спешить объявлять автора в сознательном лукавстве. Однако что же тогда произвело такое действие, что образованный и владеющий научным методом человек вдруг впал в такое методологическое нечувствие? Надеюсь, это будет объяснено в конце комментария исчерпывающим образом.

Но вернёмся к статье.

В одних случаях в роли искупителей за грехи людей выступали животные. Например в древней Иудее “в день искупления, приходившийся на десятое число седьмого месяца, иудейский первосвященник возлагал руки на голову козла, исповедывался перед ним во всех прегрешениях колен израилевых и, переложив на животное бремя грехов, отпускал его в пустыню” [2, c. 533].

Итак, пример приведён из Ветхого Завета, т.е. из монотеистической истинной религии, данной Богом иудейскому народу.

Бог заповедал еврейскому народу регулярно приносить жертвы Богу – самые разнообразные, но нас интересуют жертвы за грехи. Вопрос: можем ли мы утверждать, что эти жертвы приносились с языческой целью – дать Богу то, что Ему якобы надо, в чём он испытывает потребность, заслужив тем самым Его особое расположение? Ответ: нет.

В той же Библии сказано, как Бог относится к жертвам и что Он о них думает:

Слушай, народ Мой, Я буду говорить; Израиль! Я буду свидетельствовать против тебя: Я Бог, твой Бог… не приму тельца из дома твоего, ни козлов из дворов твоих, ибо Мои все звери дубравные, и скот на тысяче гор, знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною. Если бы я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет её. Ем ли я мясо волов и пью ли я кровь козлов?” Псалтирь, 49:7-13.

Бог определённо учит, что Он не питается жертвами и не нуждается в них. Звучит даже что-то подобное насмешке над наивной верой язычников – воистину, даже если бы Бог взалкал, т.е. захотел бы есть, - что конечно же невозможно, - и тогда Он не обратился бы к человеку за помощью.

К чему мне множество жертв ваших? Говорит Господь… Не несите больше даров тщетных: курение отвратительно для меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть… Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови” Исайя, 1:11-15

Здесь Бог прямо говорит, что Ему отвратительны жертвоприношения. Для лучшего понимания употреблены даже такие поэтические сравнения, что будто жертвы отягощают Бога подобно бремени, что Он как бы отворачивается, закрывает глаза. И когда? Когда священники возносят жертвы, принесённые в честь Бога – по обряду, установленному Богом (Исх.29:27, Лев.7:14 и т.д.)! – священник возносит пред Ним, то Бог видит кровь на его руках и … негодует!

Что же получается? Бог Сам устанавливает жертвы и Сам их ненавидит? Это непоследовательность Библии, интерполяция? Ничего подобного.

Бог определённо указывает, чего Он требует от человека:

Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений” (Осия.6:6).

На это место Ветхого Завета указывал Господь Иисус Христос (Мф.9:13 и .12:7), Который после (Деяния.1:3, Лука.24:25-27, 44-45) разъяснил Своим ученикам значение Ветхого Завета.

Бог, не нуждаясь Сам в жертвах, заповедал их приносить по нескольким причинам, две из которых можно назвать так:

Педагогическая (воспитательная).

Принося жертвы, люди избранного народа должны были осознать связь, которая существует между грехом и смертью – смерть есть следствие греха. С другой стороны люди должны были обучаться тому, чтобы жертвовать материальным ради духовного. Также в их сознании должна была укрепиться мысль о неотвратимости Божьего суда, о чём жертвы напоминали постоянно.

Другая цель – прообразовательная.

Людям было заповедано принесение жертв Богу, чтобы они могли понять суть одной единственной Жертвы, которую Бог принёс людям.

Великая тайна в том, что жертва за грех должна быть съедаема в святом месте, “на дворе скинии собрания; все, что прикоснется к ней освятится… это великая святыня [у Господа]”, но говорить о сем тут невозможно.

И Христос разъяснил (а Апостол Павел записал), почему жертвы Ветхого Завета отменены.

Во-первых, они и не искупали никаких грехов

ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи... И всякий священник ежедневно стоит в служении, и многократно приносит одни и те же жертвы, которые никогда не могут истребить грехов” (Евр.10:4, 11);

Апостол Всевышнего обращается к здравому смыслу иудеев – ну как можно думать, что кровь животных сама по себе приносит очищение от греха?

во-вторых, необходимость в них после Христа совершенно отпала.

В других случаях в роли искупителей выступали люди. “Когда в Марселе вспыхивала эпидемия чумы, кто-нибудь из бедного сословия предлагал себя для принесения в жертву в искупление чужих грехов” [2, c. 542].

От Ветхозаветной религии автор делает шаг, а лучше сказать сальто-мортале. Снова уважаемый Али-заде не уточняет, что речь идёт о язычестве. Наименование города (Марсель) будто переносит читателя в христианскую Европу, тогда как это хоть и Европа, но ещё совсем не христианская. Плюс к всему у нашего учёного мужа неожиданно возникли проблемы с цитированием. Полностью цитата выглядит так:

Так, когда в Марселе, бывшем одной из самых оживленных и процветающих греческих колоний, вспыхивала эпидемия …” и т.д. Не указано на пропуск, сделанный им в тексте, не уточняется, что речь идёт о языческой древности.

И наконец, в роли искупителей выступали сами боги, воплощенные в людей. “В древнейших ритуалах жертвоприношения жертва несет в себе нечто от бога, но в данном случае происходит полное отождествление бога с жертвой” [3, c. 409]. Отсюда пошла идея умирающих и воскрешающих богов, которая впоследствии превратилась в основополагающий догмат Христианства.

В каком контексте находятся слова приведённой цитаты я не знаю, да это и не важно. Не ясно, чем труд Самыгина, Нечипуренко и Полонской показался столь авторитетным для господина Али-заде. Ну да сие – его дело. Но весьма и весьма печально, что он совершенно игнорирует научные факты, неопровержимо свидетельствующие, что христианский догмат Боговоплощения не может быть выведен из языческих мифов о умирающих и воскресающих богах, и никакого превращения этой идеи в данный догмат не могло быть. В науке принято доказывать подобные утверждения о таких “превращениях”, а в статье было бы желательно привести ссылку на те научные работы, в которых это утверждение обосновано. К сожалению, автор этого не сделал, а было бы интересно узнать, на каком научном материале господин Али-заде основывает свою убеждённость. Но опять мы встречаемся с тем же странным эффектом “избирательной слепоты”, которую снова не рискнём объявить злонамеренной предвзятостью. Что же это тогда?

Согласно христианскому учению, человеческая природа греховна, в связи с грехопадением Адама и Евы. Поэтому Бог, пришедший на землю в облике человека (Иисуса), для искупления этого греха “искупил людей от греха, проклятия и смерти и поэтому называется Искупителем” [4, c. 301].

Первое. Согласно христианскому учению человеческая природа не греховна, а поражена грехом. Надеюсь, что у уважаемого Али-заде никогда не будут болеть зубы, но в случае, если всё-таки это произойдёт, то это будет вовсе не потому, что природа зуба Али-заде греховна, а просто потому что там кариес. В том-то и дело, что человеческая природа сотворена благим и совершенным Богом и вследствии этого она – природа, - не греховна. Утверждать, что сама природа человека греховна (или что одно и тоже, что человек греховен по своей природе) – что человек сотворён слабым, несовершенным, забывчивым и т.п., есть сущая ересь и хула на Совершенного Творца всяческих. Христианство всегда решительно выступало против такого принижения человека, которое есть ещё и богохульство. Если грех внедрён в природу изначально, ему неоткуда взяться, кроме как из творческого действия Бога, а это значит, что мы делаем Бога – источником греха!

Второе. Говорить, что Бог “пришёл в облике человека” верно лишь отчасти. Если Бог только надел маску человека, явился в образе человека – именно так говорится в языческих мифах, - то какое же может быть искупление, какая жертва? Что может искупить жертва маски, видимости, галлюцинации? Конечно же ни-че-го. И никого это не искупит, даже если понимать искупление в духе Атеистического словаря. И у язычников нет поэтому идеи искупления богом человека. Во-первых, не из чего искупать (язычество как раз и отличается тем, что в нём нет идеи “первородного греха”), во-вторых, боги язычников лишь принимают человеческие (и иные) образы, но приходят вовсе не для того, чтобы искупить кого-то (да и у кого?). Из языческих идей нельзя вывести христианский догмат, поскольку в язычестве идеи “боговоплощений” и “искупительных жертв” абсолютно, принципиально не связаны. В Христианстве же эти идеи неразрывно связаны, что означает, что они могли лишь всегда существовать одновременно именно в такой жёсткой связи, а не быть постепенно заимствованы извне.

Третье. Если бы почтенный Али-заде заглянул в словарь Ожегова, он бы, я думаю, догадался, что фразу “искупил людей от греха, проклятия и смерти и поэтому называется Искупителем” арх. Никифора логично понимать во втором смысле, как возмещение изъянов человека и его природы (т.е. греха, проклятия и смерти) Богом. А откуда в природе человеческой образовались изъяны, - это отдельный и будет сказано ниже.

Но в том-то и дело, что Христианство возвещает о неслыханном чуде Божьем – истинном Боговоплощении и вочеловечивании Бога. Бог не одел маску человека, не стал разыгрывать, как в античной драме, роль человека, а СТАЛ человеком. Воистину вочеловечился. Он, не переставая быть Богом, воспринял человеческую природу и избавил её от всех недостатков, изъянов и искажений – и довёл её до полного совершеннства, поднял на сверхъестественный уровень. Теперь мы можем соединиться с этой обновлённой природой и исцелять собственную, искажённую последствиями первоначального адамова греха и поражённую личными грехами.

И любой может на собственном опыте убедиться в том, что это правда.

Однако вся проблема заключается в том, что в самом Ветхом завете, в главах посвященных описанию грехопадения Адама и Евы (Бытие гл. 2, 3), а также в других местах этого Писания, нигде не говорится о “первородном грехе” человечества, ни о том, что этот грех был передан последующим поколениям людей, ни тем более о том, что он должен быть кем-то “искуплен”.

Надеюсь, многоучёный Али-заде понимает, что одну и ту же мысль можно выразить разными словами. Я могу сказать “Али-заде”, могу: “Тот, чью статью я сейчас разбираю” и так далее – понятно, что мои слова будут об одном и том же человеке.

Слова “первородный грех” - это схоластический римокатолический термин, надо признать, что очень неудачный. Это неверный перевод греческого понятия, которое лучше перевести как “первоначальная греховность”.

В Библии первоначально говорится о том, что всё сотворённое Богом, - а значит и человек – “хорошо весьма” (Бытие.1:31). Люди получают особое благословение Бога (Быт.1:28) и власть над Божьим творением. Общение с Богом (см. Быт.1-2) было для человека обычным, не вызвало страха и прочих отрицательных чувств. Однако после грехопадения состояние людей меняется: “узнали они, что наги” (Быт.3:7). Ясно же, что и до того у них не было искусственной одежды и это состояние было для них естественно и знакомо (Быт.2:25). Но теперь вдруг люди ощутили себя уже в другом внутреннем состоянии, что они лишены славы, дарованной им Богом, стали наги – лишились духовных риз. Поэтому у них возникает желание закрыться листьями, а когда они слышат Бога, то и спрятаться под кустом.

Легко видеть, что произошло какое-то изменение в сознании человека – разве Адам не понимал, что от Бога нельзя спрятаться под кустиком? Понимал. Но Адамом теперь движет даже не сознание, а какой-то животный страх перед Богом – вот, появилось нечто, чего до этого не было в отношениях со Всевышним. Адам стал воспринимать Бога, как какое-то угрожающее ему внешнее существо, а сам опустился до уровня тварей несмысленных и уподобился им (Псалмы.48:13; 91:7). Бог уже воспринимается, как Некто посторонний, “ходяший в раю” (Быт.3:8).

Так что вполне доходчиво в Библии показано, что в Адаме (и Еве, разумеется) произошло какое-то болезненное изменение, искажение в природекасающееся прежде всего их отношений с Богом. А в словах змею (образ дьявола), Бог указывает на “семя жены”, что поразит змея в голову, т.е. нанесёт решительное поражение (Быт.3:14-15). Это семя жены (только жены!), т.е. Тот, Кто родится от женщины без участия мужчины, и будет Тем, Кто искупит все проклятия, которым стал подвержен человек и вселенная за грех Адама.

Следовательно, в древней семитической традиции таких понятий не было. Грехи людей являлись индивидуальными и жертвоприношение животных, как и другие искупительные ритуалы, и являлись единственным методом искупления от этих грехов.

Верно, грехи людей являются индивидуальными и в грехах отца не виновен его сын. Но это не значит, что грехи не влияют на потомков и окружающих. Очевидно, что убийца и прелюбодей не только сам грешит, но и воздействует на другого человека. И это воздействие имеет не только материальный характер.

Ныне хорошо известно, что некоторые болезни передаются по наследству, как например, гемофилия или различные генетические заболевания.

Адам был поставлен на особое место в мироздании. И его грех был не простым грехом, а всемирным, вселенским. Он нарушил заповедь Божию и тем не столько стал виновен, сколько болен. Представьте, что на реакторе атомной станции назначен работать человек, которому свыше, от руководства, дана заповедь – не делать то-то и то-то. И вдруг он это сделал, да ещё не по необходимости, а почти только из любопытства. И вот, радиоактивный выброс в окружающую среду поразил и людей, и природу – и самого работника. Да, он виновен. Да, его грех – это его личный грех и его сын не должен сидеть за него в тюрьме, если будет такой приговор. Но его сын, если он родится после катастрофы, унаследует – не вину! – но болезненность.

Эти древнейшие традиции семитического монотеизма на сегодняшний день сохранились только в Исламе. Именно поэтому две монотеистические традиции (Иудаизм и Ислам), которые вышли и развились из семитической среды, не знают никакого “первородного греха” и “искупителя”.

С этим можно совершенно согласиться. Иудаизм и Ислам действительно просто семитические традиции, которые вышли и развились из семитической среды. Странно, что мусульманин высказывает эту христианскую мысль как собственную! А истинные религии – Ветхозаветная религия Израиля и Новозаветная религия – не развились из каких-то традиций, а даны Богом. Потому и не имеют “родовых пятен” народных религий.

Пророки же определённо провещали о первородном грехе:

с сердцем лукавым первый Адам преступил заповедь, и побежден был; так и все, от него происшедшие” (3Езд.3:21)

и об искупительной жертве:

Иеремия:

ибо искупит Господь Иакова и избавит его от руки того, кто был сильнее его” (31:11);

Захария:

И укреплю дом Иудин и спасу дом Иосифов… и дам им знак и соберу их, потому что Я искупил их” (10:6-8),

И они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце… В тот день откроется источник дому Давидову и жителям Иерусалима для омытия греха и нечистоты” (12:10; 13:1);

Исайя:

Так говорит Господь, Царь Израилея, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога, ибо кто как Я?” (44:6-7);

Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни;.. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем и ранами Его мы исцелились… Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих… за преступления народа Моего претерпел казнь… когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное… Он, Праведник, Раб Мой, оправдает многих и грехи их на Себе понесет… [Он] предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем” (гл.53).

Иоанн Креститель:

Вот Агнец Божий, который берет на Себя грех мира” (Ин.1:29, 36)

Христианство же, которое в процессе своего развития заимствовало многие идеи из иных философско-религиозных традиций, приняло этот догмат, несмотря на то, что ранние иудеохристиане о нем ничего не знали. Более того, даже в Евангелиях Нового Завета их авторам ничего не известно о “первородном грехе” и “искуплении”.

Не ясно, кого конкретно имеет в виду уважаемый Али-заде под наименованием “иудеохристиане”. Гадать не будем. Но ангелам это было несомненно известно:

Ангел, явившийся Иосифу, обручнику Марии, говорит:

[Мария] родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей своих от грехов их”, Мф.1:21.

Ни в одном речении Иисуса он не говорил о себе как об искупителе грехов человечества.

Иисус же, подозвав их, сказал: … Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления за многих”, Мф.20:25-28.

И взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов”, Мф.26:27-28.

Иисус сказал ему: … ибо Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее”. Лк.19:10 (см. Мф.18:11).

См. также Иоанна.11:50-52;

Однако отдельные намеки на “искупление” встречаются в павловских посланиях (Эфесянам 1: 7; Галатам, 3: 13), что говорит о том, что в этом новом образе его начала представлять определенная часть его поздних последователей, которая заложила основы для его полного обожествления, которое церковь возвела в догмат несколько веков спустя.

Странные, однако, намёки:

В Котором мы имеем искупление Кровью Его” (Еф.1:7)

и

Христос искупил нас от клятвы [проклятия] закона” (Гал.3:13).

Тогда и возгласы “Аллах акбар” - это только скромный намёк на существование Аллаха.

Вера христиан в Христа как в Бога зафиксирована во всех произведениях христианских авторов, начиная с самых ранних, и подтверждается языческими свидетельствами (см. напр. письмо Плиния Младшего императору Траяну /113-115 гг. От Р.Х./).

Идеи умирающих и воскрешающих богов, искупления были известны в древнеримском обществе с незапамятных времен.

Поразительно, но господин Али-заде видимо действительно сам не сознаёт, на какую зыбкую почву он вступает, поднимая вопрос о заимствованиях. Прочитав, что христиане заимствовали самые основы своей веры в языческой философии и мифах, христиане могут вздохнуть спокойно. Им теперь не надо трудиться доказывать, что библейские параллели Корана просто заимствованы Мухаммадом из пересказов Библии, Талмуда, из персидского и семитского народного творчества. Спасибо, дорогой Айдын Ариф оглы! - только и остаётся им сказать.

Мифы погибающей и возрождающейся природы были известны практически везде и всегда. Но для обоснования заимствования идеи совершенно недостаточно просто констатировать поверхностное сходство. Не следует забывать, что Евангелия – это ещё и показания очевидцев и участников исторического процесса, притом, непосредственных учеников Христа. А жила и проповедовала христианская община среди современников событий и живых свидетелей их. В то время, когда мифы о “природных богах” считались уже очевидными сказками.

Всем интересующимся предложу прочесть эссе Г.К. Честертона “Вечный человек”:

Язычники видели сны о жизни… Сны – живее живого, когда они касаются сокровенных и мучительных вещей, и ты просыпаешься, словно у тебя разбилось сердце. Снова и снова возвращались древние к неизбывно трогательным темам прощания и встречи, обрывающейся жизни и смерты, открывающей новую жизнь… Мы можем по праву назвать это тенью истины, только надо помнить, что тень не больше, чем тень. Сравнение очень подходит здесь, ибо тень повторяет форму, но сама она невещественна. Тень подобна предмету, а значит, они различны. Если что-то похоже на собаку – это не собака. Именно в этом смысле бог мифа – не Богочеловек. Никто не думал об Изиде как о реальной женщине; никто не искал Деметру в истории; никто не видел в Адонисе основателся Церкви. Словом, и мысли не было, что кто-либо из них изменил мир; скорее их смерть и жизнь несли печальное и прекрасное бремя мирской изменчивости… В некоем священном и здравом смысле миф намекал, что какой-то бог нужен людям, но и слова не сказал о том, что этот бог у них есть…” (Честертон Г.К. Вечный человек. М.: Политиздат, 1991, с 161).

Если бы Апостолы проповедовали те же самые мифы или им подобные, то и увлечение христианством в лучшем случае прошло бы точно также, как и увлечения митраизмом, поклонениями Серапису и т.п. Люди начитанные никогда бы не увлеклись ещё одним мифом. Но достаточно взглянуть на адреса павловых Посланий (это тогдашние мегаполисы – Рим, Коринф, Эфес, Смирна и т.д.), чтобы понять, что христианство изначально выступает как религия городских жителей (не в пример деревенским) и образованных людей (апостол Лука, мч. Иустин Философ и другие).

Если заимствование имело бы место, то для христиан не было бы никаких проблем в объединении с язычниками, участии в их ритуалах. Но напротив, для христианства характерно резкое отторжение всего собственно языческого.

С другой стороны, как показано выше, идея искупления укоренена в Божественном Откровении Ветхого Завета и говорить о заимствовании её просто смешно. Христианство изначально – в Евангелиях, Посланиях и далее в трудах апологетов и святых, - содержит все свои догматы в виде единой системы, внедриться в которую каким-то чужеродным идеям было бы просто физически невозможно.

Идеи же изначальной греховности человечества были известны античному обществу посредством философий Индии, в которой элемент греховности души был главном основанием для идеи о трансмиграции душ, кармы и сансары. Эти воззрения нашли свое отражение в философии Платона и неоплатоников (Плотина, Прокла и др.), многие элементы мировоззрения которых заимствовало Христианство [5, c. 32-33]

Несомненно были. И в Деяниях Апостолов описывается реакция этого общества на проповедь Павла.

Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время” Деян.17:32.

Люди, пропитанные философией Платона и его последователей, сразу отвергли проповедь, когда Апостол перешёл к изложению христианского учения. Учение о воскресении – и о воскресении Христа в частности, - оказалось (и оказывается) совершенно неприемлемым для языческого сознания. Платонизм учит, что материя – это фактически небытие, что тело есть темница души (soma = sema), а Плотин вообще стыдился, что имеет тело. Это коренным образом отличается от христианского понимания человека и человеческой природы. Кандидату философских наук господину Али-заде было бы неплохо это знать.

На философии Индии здесь нет смысла останавливаться, так как влияние её на Христианство - нулевое.

В период, когда закладывались основы христианского вероучения (период патристики), среди христианских богословов не было единства по поводу наличия “первородного греха” и “искупительной миссии Иисуса (богочеловека). Одним из самых главных противников этой доктрины был британский богослов Пелагий.

…совершенно естественно признанный за это еретиком.

Да что далеко ходить? Будет ли ложным заявление, что по любому вопросу в исламе у всех богословов, называвших себя мусульманами, никогда не было единого мнения.

Что до периода патристики, приходится снова поправлять превосходного Али-заде. В этот период происходит не что иное, как разъяснение – попытки выразить Божественного Откровения языком философии. Что удивительного, что в этом процессе происходят неудачи? Однако из изучения Истории Церкви видны две главные тенденции: одна пытается, основываясь на логике Откровения приспособить язык античной философии для выражения догматов, а другая – навязать Откровению Бога логику античной (человеческой) философии. Как полагает читатель, какую из них следует считать еретической?

Его [Пелагия] позиция по вопросу о грехе, в целом, была сходна с Исламской.

И это совершенно неудивительно. И очень показательно.

“Пелагий отрицал догмат первородного греха и не считал человечество радикально испорченным. С его точки зрения, подвиги и мученическая смерть Христа отнюдь не означали принципиального искупления греховности человечества, а послужили только лучшим образцом для человеческого подражания. По учению Пелагия, человек обладает действительной свободой воли, могущей повести его как по пути добра, так и по пути зла. Отнюдь не отрицая роли человеческой благодати в деле морального просвещения человека, он видел в ней только помощь Бога человеку, оказываемую ему соответственно его заслуге. Лишая, таким образом, человека роли слепого орудия Бога, Пелагий в известной мере изымал его и под власти церкви. Она же, конечно, совершенно не могла принять его отрицания первородного греха человечества и тем более его трактовки спасительной роли Христа. Такая трактовка подрывала тот идеологический фундамент, на котором христианская церковь возводило сложное здание своего господства” [5, c. 74].

Не ввязываясь в подробности учения Пелагия, спора с ним блаженного Августина и причин осуждения полупелагиан, тем не менее достаточно будет сказать следующее.

Пелагий фактически возвращается от Божественного Откровения к язычеству. Действительно, языческой является мысль, что Богу нужны наши заслуги, т.е., что они являеются теми жертвами, которыми можно расплатиться с Ним, выменять или купить Его расположенность. Просто происходит подмена – вместо того, чтобы приносить в жертву волов или тельцов, я приношу в жертву своё время и силы, мысли и чувства тем, что совершаю нужное число молитв, постов и заповеданных добрых дел. Но очевидно, что эти заслуги по сути тоже самое, что языческие жертвы – я не делаю этого и Бог на меня гневается, наказывает, а делаю – Бог меня милует и награждает. Это же чисто языческое понимание Бога!

Вернёмся к Пелагию. Автор цитаты не знает учения Церкви, которая всегда стояла на страже свободной воли человека и никогда в ней не сомневалась. Поскольку Церковь никогда не приписывала человеку роль “слепого орудия Бога”, то и изъятие его “из-под власти церкви” утверждением свободы воли не представлялось бы возможным и только бы укрепляло её “идеологический фундамент”. Ясно, что Пелагия за это не осудили бы. А вот мусульмане, наверно, его бы осудили за отрицание кадара и первым, кто указал бы Пелагию на это, полагаю, был бы почтенный Али-заде.

Против Пелагия выступил Августин Аврелий, а позднее церковь официально осудило “пелагианство” как ересь.

Блаженный Августин придерживался в отношении свободы воли достаточно спорных взглядов, скорее сходных с позицией ислама. Надо сказать, что решение пелагианской проблемы не сводилось к полемике Пелагия и Августина. “Некоторые галльские епископы и пресвитеры, в числе их и преп. Кассиан, осуждая мнения Пелагия, не одобряли и крайностей Августина, исправляя их. Преп. Кассиан и в своих писаниях… изложил правое учение о действиях благодати, какое слышал у египетских подвижников” (Епископ Петр, предисловие к “Писания преподобного отца Иоанна Кассиана Римлянина”, М., 1892 г., с. IV). Позиция преподобного Кассиана оказалась тут наиболее адекватным выражением Предания Церкви.

Исходя из всего вышеизложенного следует, что доктрина “первородного греха” и “искупительной” миссии Иисуса никогда не была присуща древней монотеистической традиции Израиля и Аравии, а проникла в христианской вероучение из дохристианских религий и философий в период становления епископальной церкви, через несколько столетий после Иисуса.

Исходя из вышеизложенного следует только то, что если основываться на ложных посылках, то трудно добиться истины.

Однако с автором снова можно согласиться:

Догмат о первородном грехе и искупительной миссии Христа чужд традиции Аравии, но вовсе не чужд Божествнному Откровению и сознанию Ветхозаветного Израиля, пророков и патриархов. Были ли традиции Аравии (джахилия) монотеистическими и истинными, об этом почтенный Али-заде, полагаю, знает лучше меня.

Вывод в целом по статье:

Тезис о восприятии Христианством идей “дохристианских религий и философий” в статье не доказан. Осмелюсь заявить, что в моих комментариях он большей частью опровергнут.

Поэтому исламская позиция по отвержению этих понятий полностью соответствует принципам монотеизма, основа которой закладывалась в среде древних семитов.

Против этого трудно возразить. Если основа исламского монотеизма закладывалась в среде древних семитов, а не было дано в Божественном Откровении, мне остаётся лишь посочувствовать дорогому Али-заде в выборе веры и пожелать возвращения в лоно подлинного монотеизма – в Православное Христианство.

Согласно исламской доктрине человек несет ответственность только за свои грехи, а не за грехи других людей. Именно за свои (а не чужие) грехи он несет ответственность перед Богом и будет судим Им в день Страшного Суда.

Тоже не встречает возражений. Не несёт ответственности в юридическом смысле. Но может понести последствия чужих грехов.

Однако, соответствует ли истине это утверждение автора? Посмотрим ниже.

А пока скажем, что одним из таких грехов, за которые автор может понести ответственность и на которые ему можно уже сейчас указать, - это грех введения в заблуждение ближних.

Во многих пунктах господин Али-заде очевидным образом уклоняется от истины, приводит сведения, не соответствующие действительности. Христиан они ввести в заблуждение не могут, поскольку христиане всё-таки знакомы с Библией и собственным вероучением. Поэтому Айдын Ариф оглы вводит в заблуждение прежде всего собственных единоверцев, а за ними – несчастных заблудших не-христиан.

Не думаю, что это сделано сознательно, даже уверен в этом, несмотря на ошибки для кандидата философских наук недопустимые. Как так случилось? Почему же разумный, образованный (с научой степенью) человек, автор нескольких книг так, говоря мягко, опростоволосился?

Скорее всего – а какое ещё объяснение тут можно дать? – это следствие того, о чём написана его статья, т.е. следствие поражения человеческой природы первородным грехом. Поскольку досточтимый Али-заде человек и не просвещён Св. Крещением, нет ничего удивительного в том, что дьявол имеет над ним такую власть и сводит его с прямого пути. Сие прискорбно, но – спасение во Христе, в принятии Его искупительной Жертвы, принесённой Им и за уважаемого Али-заде тоже.

Без спасения можно прожить эту жизнь, но как показывает практика, доказать этим можно лишь христианскую истину о действии первородного греха.

Главное – принять милость Божию и стать чадом Божиим, наследовать Царство и ещё в этой жизни воспринять духовную радость.

Чего от всего сердца ему желаю!

Александр Дайяр.

16.07.2004 от Рождества Христова.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Аяты Корана о грехопадении Адама и его жены:

20: 117

И Мы сказали: О Адам! Ведь это (сатана) - враг твой и твоей жены. Пусть же он не изведет вас из рая, да не окажешься ты несчастным!

20: 118

Ведь тебе можно не голодать там, и не быть нагим,

20: 119

и не жаждать там, и не страдать от зноя”.

20: 120

И нашептал ему сатана, он сказал: “О Адам, не указать ли тебе на древо вечности и власть непреходящую?

20: 121

И оба поели от него, и обнаружилась пред ними их скверна, и стали они сшивать для себя райские листья, и ослушался Адам Господа своего и сбился с пути.

Мольба Адама и его жены Богу об их прощении:

7:23

Они сказали: “Господи наш! Мы обидели самих себя, и, если Ты не простишь нам и не помилуешь нас, мы окажемся потерпевшими убыток.

И что же? Бог простил их и вернул в рай?

Бог простил им грех:

20: 122

Потом избрал его (Адама) Господь и простил его и повел прямым путем.

Логика Корана более-менее понятна. Не понятна логика Аллаха. Аллах повёл Адама прямым путём? Хорошо, а КУДА? В рай? Почему не сразу вернул Адама в рай, если простил его?

С позиции Откровения всё понятно – поскольку Адам (человек) нарушил не просто заповедь, но и собственную природу, его нельзя вернуть в рай – как радиоактивный выброс не запихнуть обратно в реактор и сделать всё как было до него. То есть, для Бога было всё возможно, но этого не произошло опять-таки по вине Адама и Евы. По Библии Бог даёт Адаму возможность принести покаяние (см. Быт.3:8-13) и только после отказа (фактического) людей покаяться, Бог произносит проклятие земле и человеку. Реально это лишь объявление о последствиях греха совершённого Адамом, диагноз. Так что Адам виноват дважды – ослушался и не покаялся, - и последствия его личного выбора стало воздействовать на его потомков.

Объяснить же эту историю с мусульманских позиций не представляется возможным. Люди реально потерпели убыток! Помните, Али-заде писал: “Согласно исламской доктрине человек несет ответственность только за свои грехи, а не за грехи других людей”? Хочется ему верить, но не получается! Почему мы несём ответственность за грех Адама и Евы и не живём в раю? Ведь это Адам согрешил. А невиновные его дети почему не были возвращены Аллахом в рай? Если дети рождаются невинными, то значит, они понесли ответственность именно юридического плана – за грех Адама каждый из них наказан жить не в раю, где могут “не голодать …, и не быть нагим, и не жаждать … , и не страдать от зноя” (Q-20:117-119). Невинные – они наказаны! Или если они рождаются виновными в грехе Прародителей зачем почтенный Али-заде вводит нас в заблуждение и уверяет, что это не так?

Видит Бог, в Коране много противоречий! (Q-4:83)

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Основополагающие принципы Пелагианства

К сожалению, изложены не по специальной литературе, а по историческому обзору.

Уже в начале V в. монах Пелагий с возмущением отзывался о римском клире и утверждал, что, что “неодолимого греха” не бывает: если он - дело необходимости, то он не грех; если совершение греха зависит от человеческой воли, его можно избегнуть; человек “сам спасется, как и сам грешит”. Пелагий отрицал учение церкви о первородном грехе. Он решительно отвергал идею о переходе греха на потомков Адама. Он видел в грехе лишь сознательный индивидуальный акт, который поэтому не мог быть причиной смерти человека.

И в этом ошибался, т.к. грех в понимании Церкви есть не только акт, но его следствия. Не понимая глубины учения Церкви, он тем не менее отрицал его.

Лишение греха реальной силы неизбежно вело и к отрицанию “благодати”, ниспосылаемой на человека свыше.

Недооценка греха может быть понята из пример: человек, попавший в бурное море или погрязший в болоте практически лишён возможности спастись самостоятельно. Все его попытки только усугубляют его положение. И только извне к нему может прийти спасение. Свободная человеческая воля необходима для того, чтобы воспользоваться благодатью к собственному спасению. Таким образом, необходимо двое: Спаситель Бог и человек, активно принимающий спасению, соучавствующий в нём.

Учение Пелагия вело к ереси. Это стало очевидным, когда, когда за его распространение взялся честолюбивый патриций Целестий, вскоре вместе с Пелагием бежавший в Карфаген. Резко формулируя положения Пелагия и не скрывая расхождений с учением церкви, Целестий во всеуслышанье заявлял: Адам умер бы и в том случае, если бы и не согрешил;

Что прямо противоречит Библии:

“Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живых” (Прем.1:13).

его грех есть его личный поступок и не может быть вменен всему человечеству;

это уже объяснено.

младенцы рождаются в том состоянии, в каком был до своего падения Адам

Также объяснено выше.

Кто родится чистым от нечистого? Ни один” (Иов.14:4);

От нечистого, что может быть чистого…?” (Сир.34:4)

и не нуждаются в крещении для вечного блаженства;

Кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет” (Мк.16:16) Не сказано, что тот, кто не будет крещён непременно будет осуждён.

Пётр же сказал: покайтесь, и да креститься каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святого Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим…” (Деян.2:38-39) – буквально о важности крещения детей.

до Христа и после него были люди безгрешные и грешные; закон ведет в царство небесное так же, как Евангелие; как грехопадение не является причиной смерти живущих, так и воскресение Христа не есть причина грядущего воскресения мертвых.

Вопиющее противоречие с библейским учением обоих Заветов!

Под влиянием Августина шесть тезисов Пелагия – Целестия были в 412 г. Карфагенским собором признаны еретическими, и оба “учителя ереси” бежали на Восток. Привлеченный собором в Лидде в 415 г. к ответственности за то, что он утверждал, будто каждый человек может быть безгрешным, Пелагий был оправдан, но его “дело” было послано папе, которому, таким образом было предоставлено последнее слово.

Ересью является то, что противоречит учению Христианства. Вне зависимости от того, считаем мы христианское учение истинным, мы должны констатировать, что всё вышеизложенное – ересь. И даже влияние Августина тут не причём.

(С. Г. Лозинский. История папства. М., Политиздат, 1986, стр. 32.)

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Учение Пелагия о свободе выбора

Пожелав одарить разумное творение способностью желать добра и воспользоваться свободой выбора, Бог сообщил человеку способность следовать по той или иной дороге и тем самым оказываться в состоянии стать тем, кем он хочет. Наделенный способностью творить добро и зло, он был в состоянии использовать и то и другое и направлять свою волюк тому и другому.

Да, с определёнными ограничениями, возникшими под влиянием первородного греха.

Многие ли из философов, которых мы слушали и читали, не представлялись нам иакими: целомудренными, терпимыми, скромными, щедрыми, воздержанными, добрыми, способными отвергать в одно и то же время мирские почести и любить справедливость не менее, чем науку? Откуда приходят, спрашиваю я вас, к далеким от Бога людям эти свойства, которые нравятся Богу? Откуда проистекают эти добродетели, если не от доброты самой природы?

Очевидно, что они (добродетели) приходят от Бога. И для человеческой природы именно добродетели естественны, потому и лучшим людям всего человечества свойственно совершать добрые дела и быть достойными уважения. Однако в том и заключается действие первородного греха, что человек оказывается бессилен в отношении добра. Он привязан страстями к злу. Образ “плода дерева познания добра и зла” показывает на то, что в человека вошло и укрепилось в его природе искажение добра, называемое злом. В результате чего человеческая природа не может произвести из себя добро, не смешанное со злом. В любом добром поступке человека всегда присутствует какое-то зло, пусть даже просто тщеславие от сделанного доброго дела, гордыня, самопревозношение.

Из “Послания Деметриаде” Пелагия

Ссылки на литературу:

(Ссылки отмечены в тексте в квадратными скобками. 1-я цифра –

название литературы в данном списке, 2-я цифра номер страницы)

1. Атеистический словарь. М., Политиздат, 1986.

2. Фрэзер Д. Д. Золотая ветвь: исследование магии и религии. М., Политиздат, 1983.

3. С. И. Самыгин, В.Н. Нечипуренко, И.Н. Полонская. Религиоведение: социология и психология религии. Ростов-на-Дону, “Феникс”, 1996.

4. Архимандрит Никифор. "Библейская энциклопедия". М., Типография Снегирёвой, 1891.

5. Соколов В. В. “Средневековая философия”. М., “Высшая школа”, 1979.

Искренний совет автору: подновите свою библиотеку…