Ю.В. Максимов

Ещё раз к вопросу об Али Вячеславе Полосине

Когда в начале июня прошлого года я услышал о том, что “протоиерей Вячеслав Полосин, заштатный клирик Калужской епархии, ныне возглавляющий аппарат комитета по связям с общественными объединениями и религиозными организациями Госдумы РФ перешёл в ислам” , то решил, несмотря на некоторый соблазн, ничего об этом случае не писать, исходя из причин, которые я изложу чуть ниже. Однако тот резонанс, который вызвало это событие в умах и сердцах православных, та боль, с которой многие восприняли это известие, понудили меня изменить моё решение и взяться за перо.

Христианской истории, в принципе, известны случаи перехода в Ислам священнослужителей. Так “к концу VIII века, когда несторианский митрополит Нерва был публично изобличён в мужеложстве, он принял ислам и стал клеветать на христиан при дворе халифа. Около 970 г. епископ Азербайджана перешёл в ислам после того, как был застигнут за развратом с женщиной-мусульманкой. В 1016 г. некий митрополит из Текрита, которому его диаконы грозили смещением за разврат, сам стал мусульманином, получил имя Абу Муслим и взял много жён. Хроника сообщает, что после этого поступка он стал пользоваться у халифа меньшим уважением, чем раньше, когда был представителем своих единоверцев. Под конец жизни он вынужден был добывать себе пропитание нищенством. Также и в Испании в IX веке один высокопоставленный клирик-епископ Самуэль из Эльвиры, лишённый сана из-за того, что погряз в грехах, перешёл в ислам” .

Однако между всеми теми случаями и этим есть одно принципиальное различие: все описанные выше случаи и прочие, им подобные, происходили на территории мусульманских государств, случай же с экс-протоиереем Полосиным представляется уникальным в том отношении, что произошёл он на территории государства христианского (по крайней мере с культурной и исторической точек зрения). Я не удивлюсь, если окажется, что это вообще первый в истории Православия пример. В начале нашего века жесточайшие гонения на Церковь вызывали массовые отпадения от веры, в том числе и священнослужителей. Но отказаться от веры вообще - это совсем не то же самое, что перейти в другую веру. Если в первом случае острие удара направлено против религиозного чувства в принципе, вообще против любых отношений с Богом, то во втором удару подвергается сама сущность пренебрегаемой веры (в данном случае Христианства), её опыт богообщения, всё то, что отличает её от других религий.

В случае искреннего обращения это действительно тяжёлый удар даже тогда, когда от Православия отрекается тот, чья связь с Церковью ограничивается крещением, совершённым над ним во младенчестве. Особенно тяжёл он, когда речь идёт о служителе Таин Христовых.

Не может не возникать в связи с этим вопрос о причинах такового поступка. Что заставило предпочесть пятничный намаз воскресной литургии, азан - благовесту, рамазан - великому посту, Ураза-байрам - Пасхе, Умму - Церкви, Мухаммеда - Христу?

В поисках ответа я просмотрел несколько интервью бывшего отца протоиерея, данных им для разных периодических изданий, в том числе для светских, мусульманских и православных. Специально я их не искал, просто обращал внимание на cлучайно встречающиеся мне в прессе. К сожалению, каких-то серьёзных доводов религиозного, духовного плана увидеть мне в просмотренных материалах не удалось. Говорил Али Вячеслав какие-то, мягко говоря, странные вещи, попросту граничащую с бредом откровенную клевету о Церкви и Христианстве. Некоторые православные читатели, не знакомые хорошо с Исламом, не вполне понимали причину такового поведения, но мне лично всё было в этом плане достаточно ясно: неофит повторял избитые, кондовые мусульманские мифы относительно Христианства, имея при этом в виду не тех, кого он покинул, а тех, к кому пришёл. Он не объяснял действительные причины, подвигшие его совершить этот шаг, а говорил, пусть даже сознавая, что всё это - полнейшая чушь, именно то, что хотели бы услышать от христианского обращенца мусульмане. Для перебежчика это вполне естественно, для человека, обратившегося искренне, человека, главное для которого - служение Богу, - скорее всего нет.

Не хочу разбираться подробно со всем высказанным бредом, упомяну лишь что-то в качестве примера, дабы не дать повода к упрёку в голословности. Так, любезный Али Вячеслав “открывает” нам глаза на то, что в раннем христианстве, как оказывается, нормой семейный отношений была полигамия. “Моногамия же была введена в христианский мир только в средние века” . Комментарии излишни.

Другой пример. Новообращённый мусульманин восклицает: “Что касается Евангелий - скажите мне, почему выбрали только эти четыре? Недавно было найдено евангелие от Варнавы, в котором, по сути, предсказывается пришествие пророка Мухаммеда”. “Недавно” - это в XVIII веке. Интервьюируемый либо не знает того, о чём говорит, либо намеренно лжёт, пытаясь размытым упоминанием об этой мусульманской подделке XVI века смутить как христиан, так и мусульман, не имеющих представления, о чём конкретно здесь идёт речь. О прочем же из этого пассажа и говорить не стоит - господин Полосин прекрасно знает “почему выбрали только эти четыре”.

Однако довольно этого лукавства. Скажу, разве ещё, об устойчивом впечатлении, которое сложилось у меня - новообращённый по-моему довольно смутно и крайне примитивно понимает, что же из себя, собственно, представляет Ислам. Вряд ли, как мне кажется, господин Полосин смог бы объяснить, например, шииту, почему “Осман выбросил из Корана суру «Ан-Нурайн»”, а хариджиту, почему он же “вставил туда нечестивую суру «Юсуф»”. Вряд ли бы он смог что-то противопоставить мутазилитской аргументации против догмата о несотворённости Корана. Вряд ли, кстати говоря, он смог бы объяснить, почему, на каком духовном основании Умма выбрала именно османовскую редакцию Корана, и уничтожила редакции Убаййи ибн Кааба, Ибн-Масуда, Микдада и Ал-Ашари (вместе с теми, кто принимал их). Я сомневаюсь, что почтенный Али Вячеслав смог бы отличить пусть даже в общих чертах ханифитский мазхаб от маликитского, шафиитского и ханбалитского. И вообще, собственно, куда он перешёл? В суннизм или шиизм? Нигде это не сказано. А это ведь далеко не одно и то же. “Просто ислама” не существует. Если он перешёл в суннизм, то я сомневаюсь, что он смог бы объяснить, почему не в шиизм, а если в шиизм, то вряд ли у него найдутся аргументы, почему не в суннизм, суфизм, хариджитизм и т.п. Должно быть именно поэтому бывший носитель церковного сана и избегает говорить что-то конкретное собственно о принятой им религии, а по большей части поливает грязью Церковь. Это просто какое-то агрессивное даже не мусульманское, а псевдо-мусульманское невежество.

Когда я читал записи бывших мусульман, перешедших в Христианство, картина была прямо противоположенная - они на редкость были переполнены словами о том, как прекрасно и замечательно Христиантво, как они любят Христа и ощущают полноту Его любви к себе, а о мусульманском же периоде говорили немного и довольно сдержанно, отмечая, что так или иначе это также часть их духовного пути, в которой были свои положительные с точки зрения духовного развития, вехи.

Опять же, не может не придти на память, как принявший несколько лет назад крещение известный в Казахстане исламский богослов имам Ак-Бекет объяснял свой поступок собственным духовным ростом, утверждая, что укрепился в мысли: только через христианство может произойти воссоединение человека с Богом, тогда как ислам — скорее культура, чем религия.

Впрочем вернёмся к основной теме.

Итак, не увидев ответа по существу в “религиозно-богословских” разглагольствованиях отпавшего от Церкви протоиерея, я уже было совсем отчаялся, как вдруг неожиданно увидел настоящий и откровенный в силу своей неосознанности ответ в самом вступлении, с которого бывший священник начал заявление о своём переходе: “Я решил привести свой социальный статус в соответствие со своими убеждениями...” Вот после внимательного прочтения этой фразы для меня сразу стало всё понятно, и то, что раньше было лишь смутным предположением, обрело реальные подтверждения. Никакое, действительно, это не обращение. Это именно смена “социального статуса”.

И лично мне кажется, что православных можно только поздравить с тем, что среди них стало одним человеком меньше из тех, для кого Православие является “официальным статусом”, а мусульманам хочется выразить искреннее соболезнование в связи с тем, что среди них стало одним человеком больше из тех, для кого Ислам является лишь “официальным статусом”.

Но повторю: это - не обращение. Это - не обретение веры. Это и не утрата её. Если бы было что-то из перечисленного, тогда действительно имела бы место трагедия. Но в случае Али Вячеслава Полосина вообще о вере говорить не приходится. Это политическая акция. Ну в самом деле - когда человек, по его собственным словам, пришедший в Церковь ради оппонирования Советской Власти, “переходит”, по его же словам, в ислам “потому что это единственная религия, базирующаяся на демократических принципах” - чем это может быть ещё, как не политической акцией? Именно поэтому меня она внутренне нисколько не затронула, именно поэтому я и не хотел тратить на освещение этой акции своё время и силы.

Оставим Полосина. Гораздо более печальное, на мой взгляд, явление - когда крещёные, но совершенно незнающие христианства люди искренне принимают Ислам и для них он становится путём, как они думают, к Богу, и в нём они обретают духовный опыт и общину верующих... Вот в этом случае действительно горько, больно и печально за них и безмерно стыдно за наш недостойный нашего звания образ жизни, который, как правило и отталкивает их от Христа. Но всё это от незнания.

Лично моё глубочайшее убеждение состоит в том, что если бы все мусульмане узнали христианство таким, какое оно есть, без коранических домыслов и действительно прискорбных выводов из наблюдений над жизнью современных им христиан, то тогда мусульман вообще бы не стало в мире, во всяком случае таких, для кого Ислам - нечто большее, чем “официальный статус”. Они бы все немедленно обратились в Православие. И мешает этому лишь одно - наша, христиан, греховность и ленность в исполнении заповедей Христовых, паче же той, которую дал Господь перед самым Своим Вознесением: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф 28:19).

Отпадения от Церкви большинства людей - от незнания, и в незнании их виноваты мы. Эти искренне заблуждающие из Православия в Ислам люди - не знают Православия, но вот Полосин то - всё знает. Тем горше будет... Но вольному, как говорится, - воля...

Однако довольно о нём и ему подобных. Хочу под конец поделиться с читателями одним своим духовным утешением - когда идут разговоры о всех их, мне вспоминается Евгений Родионов . И на душе как-то сразу становится чисто, легко и спокойно. Что тут, собственно, такого - полосины всегда были, есть и будут. Но то, что среди нас ещё встречаются родионовы - действительно обнадёживает, это вселяет уверенность, что Господь, несмотря на все грехи наши, не оставил нас и нашу многострадальную Родину милосердием Своим.

email: umaximov@newmail.ru

 Обсудить статью на форуме о. Андрея Кураева