Скачать бесплатно
Вы помогли!
Слово Патриарха

Проповеди Патриарха Кирилла

Подробнее...

Пожертвовать
для России и Европы:

Случайное изображение
Donation

For USA with PayPal or credit card:



Реквизиты фонда

Благотворительный фонд "Миссионерский центр имени иерея Даниила Сысоева"
ИНН/КПП 7725256926 / 772401001
ПАО "Промсвязьбанк"
р/с 40703810140390553501
к/с 30101810400000000555 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России г.Москва,
БИК 044525555

kvit

PostHeaderIcon Православная миссия

PostHeaderIcon Молитвы миссионера

В начале каждого дня или перед проповедью:

Господи, Господи! Положивый душу Свою за спасение всех человек!
Яко Господи жатвы Твоея, изведи многих делателей на жатву Твою!
Изведенным же даждь дух молитвы, дух любви твоея, дух смирения, терпения и разума. Даждь им благовествовати силою многою во исполнение Евангелия Твоего. Да укрепится и возрастет желание возжелавших вспомоществовати нам делами любви благотворящей, да умножатся подобные пособники наши. Благодеющим нам воздаждь Твоими благословениями: живым подаждь здравие и благоденствие, усопших со святыми твоими в вечных селениях упокой. Ненавидящих и обидящих нас прости, Владыко Человеколюбче, просвети их сердца, вразуми их умы.

Всем же нам, кровию Твоею искупленным, ведущим и ещё не ведущим Тя, даруй свет разума святаго Евангелия Твоего. Ускори призвати и соединити всех во едино стадо Твое здесь на земле и пребыти с Тобою во веки неразлучны во свете Отца Твоего и Бога нашего, Ему же с Тобою и Святым Духом слава и держава вовеки. Аминь.

 

МОЛИТВА В 9 ЧАСОВ УТРА.

Владыко Боже Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный Иисусе Христе, и Святый Душе, Едино Божество, Едина Сила, помилуй мя грешнаго, и имиже веси судьбами, спаси мя, недостойнаго раба Твоего, яко благословен еси во веки веков, аминь.

 

МОЛИТВА В 12 ЧАСОВ ДНЯ.

Боже и Господи сил, и всея твари Содетелю, Иже за милосердие безприкладныя милости Твоея, Единороднаго Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа, Низпославый на спасение рода нашего, и честным Его Крестом рукописание грех наших Растерзавый, и Победивый Тем начала и власти тьмы: Сам, Владыко Человеколюбче, приими и нас, грешных, благодарственныя сия и молебныя молитвы, и избави нас от всякаго всегубительнаго и мрачнаго прегрешения, и всех озлобити нас ищущих, видимых и невидимых враг, пригвозди страху Твоему плоти нашя, и не уклони сердец наших в словеса или помышления лукавствия, но любовию Твоею уязви душы нашя: да к Тебе всегда взирающе, и еже от Тебе светом наставляеми, Тебе Неприступнаго и Присносущнаго зряще Света, непрестанное Тебе исповедание и благодарение возсылаем, Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном, и Всесвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь.

 

МОЛИТВА В 15 ЧАСОВ.

Владыко Господи Иисусе Христе Боже наш, долготерпевый о наших согрешениих, и даже до нынешняго часа приведый нас, воньже на животворящем древе вися, благоразумному разбойнику иже в рай путесотворил еси вход, и смертию смерть разрушил еси, очисти нас грешных и недостойных раб Твоих. Согрешихом бо и беззаконновахом, и несмы достойни возвести очеса нашя и воззрети на высоту Небесную, зане оставихом путь правды Твоея, и ходихом в волях сердец наших. Но молим Твою безмерную благость, пощади нас, Господи, по множеству милости Твоея, и спаси нас Имене Твоего ради Святаго, яко исчезоша в суете дние наша, изми нас из руки сопротивнаго, и остави нам грехи наша, и умертви плотское наше мудрование, да ветхаго отложивше человека, в новаго облецемся: и Тебе поживем, нашему Владыце и Благодетелю, и тако Твоим последующе повелением, в вечный покой достигнем, идеже есть всех веселящихся жилище, Ты бо еси воистинну истинное веселие и радость любящих Тя, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

МОЛИТВА СВЯТОМУ ПРОРОКУ ДАНИИЛУ
О, прехвальный и пречудныйпророчеБожий Данииле!
Услыши нас, грешных и непотребных, в час сей предстоящих пред святою твоею иконою и усердно прибегающих к ходатайству твоему. Моли о нас Человеколюбца Бога, да подаст нам дух покаяния и сокрушения о гресех наших и всесильною Своею благодатию да поможет нам оставити пути нечестия, приспевати же во всяком деле блазе, да укрепит нас в борьбе со страстьми и похотьми нашими; да всадит в сердце наше дух смирения и кротости, дух братолюбия и незлобия, дух терпения и целомудрия, дух ревности к славе Божией и спасению ближних.

Упраздни молитвами твоими, пророче, злыя обычаи мира, паче же погибельный и тлетворный дух века сего, заражающий христианский род неуважением к Божественней Православней вере, к уставам святыя Церкви и к заповедем Господним, непочтением к родителем и влаcтем предержащим, и низвергающий людей в бездну нечестия, развращения и погибели.

Отврати от нас, пречуднепророче, предстательствомтвоим праведный гнев Божий, и избави вся грады и веси царства нашего от бездождия и глада, от страшных бурь и землетрясений, от смертоносных язв и болезней, от нашествия врагов и междоусобныя брани. Укрепи твоими молитвами православных людей, благопоспешествуй им во всех благих деяниих и начинаниях к водворению мира и правды в державе их. Пособствуй Всероссийкому Христолюбивому воинству во бранехсо врагами нашими.

Испроси, пророче Божий, от Господа пастырем нашим святую ревность по Бозе, сердечное попечение о спасении пасомых, мудрость в учении и управлении, благочестие и крепость во искушениих, судиям испроси нелицеприятие и безкорыстие, правоту и сострадание к обидимым, всем начальствующим попечение о подчиненных, милость и правосудие, подчиненным же покорность и послушание ко влаетем и усердное исполнение своих обязанностей; да, тако в мире и благочестии поживше в сем веце, сподобимся причастия вечных благ в Царствии Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, Емуже подобает честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, во веки веков. Аминь.

 

Тропарь пророку Даниилу.

Велия веры исправления, во источнице пламене, яко на воде упокоения, святии трие отроцы радовахуся, и пророк Даниил, львом пастырь, яко овцам являшеся. Тех молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

 

PostHeaderIcon Генеральная репетиция Апокалипсиса

Чрезвычайно жаркая и сухая погода установилась в центральных районах России. В ряде регионов побиты температурные рекорды. Засуха и палящее солнце стали причиной возникновения многочисленных лесных пожаров.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Сумеречный мир

Вы когда-нибудь были на казни, только не отъявленного преступника, маньяка и убийцы, а на казни маленького ни в чем не повинного ребеночка, с пухлыми ручками и щечками и пушистыми волосиками на головке. На казни ребеночка, который любит свою маму и доверчиво прижимается к ней, а мама сама приносит его на казнь, потому что ей так удобно. Поверьте, если вы на ней побываете – это будет самым страшным воспоминанием вашей жизни.

Представьте себе, что вы едете на машине в другой город, а вдруг, по дороге вы попадаете в пространственную дыру, но вы еще не знаете, что вы туда попали.

Никогда не знаешь, чем может закончиться даже самый прекрасно начавшийся день. Свежее и радостное летнее утро, такое, какое само по себе уже поднимает настроение. Сияющее солнце, голубой купол неба, пение птиц, легкий ветерок, наполненный благоуханием цветущего разнотравья. Машина легко несется в неведомую даль, и серая лента шоссе стремительно убегает под капот. Вы включаете музыку и начинаете наслаждаться движением и любимыми ритмами. Но, вдруг, внезапно небо темнеет, словно кто-то невидимый отключает свет и начинается буря. Потоки ливня и порывы шквального ветра лавиной обрушиваются на автомобиль, готовые смыть его с дороги, как мелкую щепку. Пространство словно сворачивается в один воющий ревущий вихрь, и вы уже не понимаете, где небо, а где земля и стоите ли вы еще на дороге или вас уже смыло в канаву. Все заканчивается в одно мгновение так же внезапно, как и началось. Вы обнаруживаете, что стоите на том же месте, где и остановились, а погода такая же, как и была, даже асфальт совершенно сухой. Но, что это было? Фантастика. Переводите дыхание и начинаете двигаться, сначала осторожно, все еще боясь повторения странной бури, а затем, убедившись, что ничего страшного больше не происходит, набираете скорость и несетесь вперед, стараясь не думать о происшедшем. А то чего доброго, можно додуматься, что это была галлюцинация среди бела.

Наконец, вы въезжаете в город - цель путешествия. Неприятный инцидент с бурей уже почти забыт. Обычный город, каких в нашей стране тысячи. Вывески, магазины, дома, светофоры, люди на автобусных остановках, дети идут из школы, мамочки с колясками, старушки с авоськами. Внезапно главная дорога, по которой вы ехали, вдруг, упирается в совершенно незнакомую площадь. Странно, ее раньше здесь не было, думаете Вы. Пришлось остановиться и выйти, что бы спросить дорогу. В центре этой площади находится нечто, походе на летнюю танцплощадку, какие часто строили в провинциальных городках советского времени. Вокруг площадки было людно, к площадке шли люди в основном женщины, которые несли на руках или вели маленьких детей. Наверное, к ним приехали артисты, и будет представление, подумалось вам, глядя на людей с детьми. Мимо вас проходит женщина средних лет с отсутствующим выражением лица, за руку, она ведет малыша только, только научившегося ходить. Малыш еще очень неуверенно переставляет ножками, и женщина всякий раз подтягивает его за ручку, что бы тот не упал.

- Скажите, как проехать на такую-то улицу, - спрашиваете вы у этой женщины. Но женщина вас не видит и не слышит, продолжая движение в сторону танцплощадки. Следом за ней шагает другая, совсем молодая, на руках у нее сидит девочка. Вы и этой женщине задаете тот же вопрос, но реакция следует аналогичная. Вас не слышат и не видят? Нет, это просто крайняя невоспитанность и хамство местных жителей, вы начинаете внутренне возмущаться, спрашиваете еще у одной, но ответа так и нет. Так незаметно вы оказываетесь в самой гуще толпы. Толпа слегка гудит, вас толкают и не замечают. Вы хотите еще раз возмутиться и что-то спросить.

Как, вдруг, происходящее на сцене в одно мгновение парализует вас, как парализует внезапно навалившийся ночной кошмар. Такой кошмар, от которого вы пытаетесь бежать, но ноги, словно налились свинцом и их невозможно оторвать от земли, вы пытаетесь закричать, но самый громкий крик, вырывающийся из вашей груди, превращается в беззвучное сипение, вы пытаетесь проснуться, но не можете этого сделать. Вы стоите не в силах оторвать глаз от происходящего на сцене. Сцена вся сплошь залита кровью, для ее стока проведен специальный желоб, куда она собирается в специально подставляемые емкости, которые отправляются для дальнейшей переработки. На сцене стоит женщина в белом халате, обильно забрызганном кровью, в руке у нее острый никелированный инструмент, похожий на секиру.

- Следующий, - таким же никелированным голосом произносит палачиха.

На сцену поднимается та самая женщина с отсутствующим выражением лица, таща за руку уже упирающегося и чувствующего неладное малыша.

- У меня уже двое спиногрызов дома, куда мне третьего, нищету плодить.

Я на работе с утра до ночи, этих бы прокормить, одеть, обуть. Муж один хрен зарабатывает, ну и куда мне еще один рот.

- Понятно, раздевайтесь, - произносит палачиха. С плачущего малыша сдирают одежду, малыш пытается увернуться, тянет к матери ручки и заходится в крике, но мать на это не реагирует, на ее лице не дрогнул ни один мускул. Она протягивает своего ребенка палачихе.

- Иш, чувствует, что его убивать будут, - смеется палачиха. Бросает ребенка на плаху и отсекает острым ножом сначала ножки, потом ручки, а затем и голову. Косточки трещат, ребенок затихает. Пухленькие ручки и ножки, все в еще младенческих перетяжках бросают в специальное ведро – все пойдет на переработку. Из сырья сделают омолаживающие кремы и лекарства, будет польза людям.

- Следующий, - вновь звучит металлический голос. На сцену поднимается уже виденная вами молодая мать с девочкой.

- Я студентка и не замужем, ну куда мне ребенок. Мне учиться надо, замуж выйти, а потом и детей растить, а сей час еще рано. Да и залетела я по-пьяни, на вечеринке у друзей и за папаньку ее замуж не собираюсь.

Девочка пытается вцепиться ручонками в мать, в ужасе содрогаясь всем своим маленьким тельцем. Ее отрывают и проделывают все тоже, что и с предыдущим ребенком. В это время мать достает косметичку и начинает поправлять макияж, у нее сегодня романтическое свидание, надо быть к нему готовой.

- Не забудь вот это,- кричит вслед ей палачиха и кидает упаковку таблеток, - а то через год опять сюда припрешься.

- Следующий. На сцену поднимаются молодожены с грудным ребеночком.

- Мы недавно поженились, для себя еще пожить надо. Квартиры своей нет, денег надо подзаработать, на курорты поездить хочется, а тут этот и пищит по ночам, ну зачем нам сейчас вся эта морока. Так хочется для себя пожить. Мы молоды, успеем еще детьми обзавестись.

Их ребенок, хоть и мал, но тоже пытается сопротивляться, кричит, дрыгает ручками и ножками, но в руках опытной палачихи быстро затихает.

- Следующий. На сцену поднимается еще одна девица и тащит за руку большого почти уже трехлетнего ребенка. Ребенок кричит, умоляет пощадить, слезы льются из раскрасневшихся глазок, но мать на него не реагирует.

- Срок очень большой, - произносит палачиха, - о чем раньше думала, не могла вовремя прийти.

- Вначале хотела оставить, а потом передумала, у меня обстоятельства изменились, мужа с другой застукала. Ну и зачем мне теперь ребенок, если все равно разводиться. Кто меня с ним замуж возьмет, а я еще молода и хочу свою жизнь нормально устроить.

-Теперь придется применять другой метод, - говорит палачиха, - вначале придется его погрузить в раствор концентрированной соли, так как, кости на таком сроке уже очень твердые и обычным ножом его не возьмешь.

- Я согласна, - произносит мать.

Ребенка запихивают в ванну с раствором. Соль начинает выедать ему глаза, кожа с тельца слезает клочьями, но он все еще жив и долго бьется в предсмертных конвульсиях.

- Ну, когда уже закончится? – негодует нетерпеливая мать.

- Терпи, отвечает палачиха, сама срок пропустила, пришла бы вовремя…

Наконец ребенок затихает, его изъеденное солью тельце извлекают, заворачивают в клеенку и кладут в холодильник - все пойдет на переработку, на благо человечества.

- Следующий, кричит палачиха. Стойте! Прекратите! Пытаетесь вы кричать, но вас не слышат, как не слышат кричащую летучую мышь.

Довольно! Невероятным усилием воли вы отдираете тяжелые ноги от земли и бежите к машине. Скорее, прочь от сюда, из этого адского места, из этого проклятого города. Скорее! Трясущимися руками вы пытаетесь завести машину, сразу не получается, делаете последнее усилие над собой и, наконец, уезжаете. Скорее, на шоссе, на трассу, о, только бы случилась буря. Буря, которая вернет вас назад, наш мир.

Но, стоп, у нас делают тоже самое, у нас говорят те же самые слова, когда убивают своих детей. Разница лишь только в том, что наши убитые младенцы еще не рождены, но они такие же, как и те - рожденные. У нас это называется таким простым словом – аборт. То, что происходило на сцене, всего лишь называется аборт, так просто. Их так же убивают, и они испытывают ту же боль, только крики их не слышны. Но какая разница слышны крики или не слышны. Какая разница! Результат один и тот же. Убийство.

Вы опять попадаете в бурю, и возвращаетесь в свой мир, в свое измерение.

Надо сказать людям, что бы не делали того, что вы видели там. Но услышат ли люди ваш писк, похожий на голос летучей мыши?

 

PostHeaderIcon Одному ли Богу поклоняются христиане и мусульмане?

Одному ли Богу поклоняются христиане и мусульмане?

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Взаимодействие светского и религиозного образования, как один из методов миссионерства.

Преподаватель Николо-Перервенской семинарии А. И. Солодков.  

 Рассматривая современную ситуацию в отношениях образования светского и религиозного, картина в большей степени напоминает басню Крылова, лебедь рак и щука. Причина того, что воз и ныне там в следующем. Учителя в своем большинстве думают что, школу хотят превратить в православную гимназию, и тогда светскому преподавателю нужно будет как то соответствовать чему и как для них не понятно в большей степени. Переквалификацию  какую что ли проходить.   А  сторонники введения в школу,  Основ Православной Культуры надеются, что после этого отменят предметы планирования семьи, валеологии, и будет воспитание духовно-нравственное, православное.   Другими словами ситуация в школе получит религиозное направление. Хорошо это или плохо? Давайте попробуем вместе разобраться, что препятствует взаимодействию светскому и религиозному. В каких рамках оно возможно? 

 Если школьнику вместо сексуального просвещения, расскажут о укладе семьи и правильных в ней в взаимоотношениях. Что Мужчина – глава семьи, жена помощница и воспитатель, дети  послушники и кормильцы своих родителей в старости. Объяснить что, пенсия нищенская выдумка власти безбожной. В России до революции, не было пенсий. Именно дети содержали своих престарелых родителей и спорили  между собой. Нет, спорили не о том куда их сбагрить, а кому выпадет такая честь, чтоб в его семье жили родители. Это говорит о том, каково было нравственное состояние общества.  И это результат того, что наши предки не делили жизнь на светскую и религиозную.  И воспитание и образование не было безбожным. Когда произошло отрицание Бога,  то по слову псалмопевца Давида человек потерял ум и нравственное равновесие: «Безумен человек, который в сердце своем сказал нет Бога, развратились они и совершили гнусные дела». Прер. Серафим Саровский так и говорил что: «Под предлогом просвещения мы зашли в такую тьму неведения, так что раньше понимали люди легко нам теперь долго надо растолковывать( объяснять). А  детям, которым выпала честь кормить родителей стариков, был почет и всякого рода уважение. А что теперь.? Забыв о Боге, о нравственных основах, придумали эпатеку, загнали мир  не только в нравственный, но и экономический кризис. Результат - дети не знают куда сбагрить своих родителей, жить негде. Ждут – поскорей бы умерли, освободили жил площадь. Откуда такое хамство и хищничество?

Одна из причин, на мой взгляд, преподавание теория эволюции. Несмотря на то что, теория эволюции многими учеными давно не воспринимаемая в серьез, но она влияет на законы нравственности. Я постараюсь объяснить, как это происходит. 

 Человеку внушили – пришел неоткуда и уйдешь в не куда. И в этот лозунг многие поверили. Результат такой веры морально-нравственная разруха, личности, семьи, воспитания, образования теперь уже и экономики.  И когда говорят о разрухе и кризисе, как то на ум приходит произведение Булгакова «Собачье сердце», где профессор Преображенский говорил, «что это за разруха такая старуха что ли с клюкой, не пойму. Все твердят разруха, нестроение, ничего не ладится. А я думаю продолжал профессор, что разруха наступила здесь, в головах. Если я и Зиночка будем мочиться мимо унитаза, то у нас в доме точно начнется разрух». Да во всяком деле есть определенные правила, и законы. Даже в вопросах гигиены и правильного обращения с предметами туалета. Этими законами только Шариков пренебрегал, ну ему простительно все же с сердцем животного был, с собачьим. Во всем и везде есть законы, и пренебрежение ими приводит к катастрофам во всех формах бытия. И с этим впрочем, многие соглашаются. Но как дело и речь заходит о законах касающихся не материальных, а духовных, тут как ступор в головах. И бесконечные вопросы. «А что это, а как это». Законы духовной жизни мы хотим решить по быстро и сразу. И думаем, что они не нуждаются в системном школьном образовании и воспитании  и постепенном восприятии.   В этом кроется еще одно препятствие взаимодействия школьного образования и религиозного воспитания. Почему то думают, вырастут сами разберутся.  Или вот еще причина, желание всего по быстрому узнать.  Что называется пройтись по верхам, а глубоких знаний так и не почерпнуть. Мы дети рекламы, нам сразу все подавай «раз и готово», «вкусен и скор», «бери от жизни все не дай себе  засохнуть». И такого человека ставят в пример как всесторонне развитого. Как говорил Ф. М. Достоевский «Начитались предисловий и умными себя возомнили».  Если будем тянуть с духовно – нравственным вопросом в учебных заведениях, то вопрос о том есть ли Бог, или нет вскоре отпадет. Возникнет вопрос, а есть ли человек. Самодеятельность в духовных вопросах, приведет человека и общество к самонадеянности вместо веры. Есть ли человек? Осталось ли что от него после, безумного провозглашения Бога нет.  Если осталась только  вера в свое скотоподобное начало, то это горько. Сказано в Писании: «По вере вашей да будет вам»   Пришел неоткуда, начало - случайность, и уйду в некуда. С таким мировосприятием все страстные наклонности человека оправданы. «Бери от жизни все». Оно и правда если умру завтра, и все на этом закончится, наслаждайся жизнью вдоволь, зачем себя сдерживать? А отсюда все нестроения в том числе и самоубийство.  (( один наркоман рассказывал. Сброшусь с высотки и все, наконец успокоюсь. Нет …говорил я как раз только все и начнется. Жизнь с этой жизнью не закончится. «А что же будет»? спрашивал он, на сковородках в аду будут жарить». « Для тебя ад – это вечные ломки». – ответил я.  Он задумался.  Дело в том, как человек жил, с добром или злом, как он закончил свою жизнь, ибо по слову Спасителя «В чем застану, в том и сужу», так он будет жить и в вечности. Казалось бы смысл жизни – вопрос философии ан нет. Вся жизнь и ее восприятие и отношение к окружающему и окружающим – все меняется, когда у человека правильно сформировано понятие о жизни и ее предназначении.

 Законы есть во всем в науке, искусстве, в агрономии, в экономике.  Номос  (с грек. Закон), также есть законы любви, законы счастья, законы совести, законы нравственности, все они созданы Богом. 

Думаю если школьник будет знать об этом, разве есть в этом, что то плохого, или какое преступление или насилие? Думаю нет. Разделение общества, на светское и религиозное, приводит к  деградации личности,   семьи, народа, образования. Бытует мнение, что у нас есть образование, но нет воспитания. Трудно согласится если…. Образования у нас тоже нет, если образование есть лишь сумма знаний, набиваемая в школе в ребенка, то трудно согласится в полном смысле слова в том, что это и есть  образование.  Образование – это тот образ, который тоже был заложен изначально в человека. Сказано « Сотворим человека по образу нашему, по подобию нашему сотворим его». Поэтому мы скорее сегодня  детям не только не даем образование, не только не воспитываем, а  выращиваем их, как овощи. Кормим, поем, одеваем, ухаживаем…  

Как же все таки выстраить взаимоотношения семь, школы и Церкви? Ну например если

учитель физики расскажет о законах материального мира, а преподаватель ОПК подтвердит и добавит, что кроме них, законов материальных, есть еще законы совести, любви, добра. И что как те, так и эти были узаконены Богом. Законы мира сотварены Богом, как законы и духовные. Наука открыла законы физически, химически. Ведь всем  понятно, что пока не открыли законы, они были. Их просто открыли. Наука открывает, но не создает законов. Об этом говорят ученые, у которых мозги не промыты атеистической пропагандой. Эти законы были, начиная от закона тяготения и заканчивая генной инженерией, и атомной энергией протонов и нейтронов. Они были, наука их лишь только открыла, но  открывшая их, сама наука не является их автором. Книгу которую прочел человек, это ведь не значит что он ее написал, т.е является ее автором. Присваивать авторство себе, называется никак иначе как плагиат, воровство чужой идеи, мысли и творения. Поэтому, повторюсь снова, наука не творит законов, она лишь открывает  созданное. В том числе старается проникнуть и в тайны происхождения  человека с его сложнейшим внутренним миром.  

Если учитель ОПК, расскажет детям что есть законы любви. Законы любви между Богом и человеком  между мужчиной и женщиной.    «Жена послушна мужу, но муж должен любить жену, как Христос Церковь. А как Христос возлюбил Церковь? Он жизнь отдал ради Нее. Только у Бога мы можем на учится добру, милосердию, состраданию. 

  Конечно если  на уроках биологии, по прежнему будем утверждать начало жизни человека, как случайное зарождении или говорить ставшей уже  не популярной теорией большого взрыва, то такое восприятие мира отразится на этике не только в семейных отношениях но и общечеловеческих вообще. Если человек это случайность, то все в этом мире, и его этика –дело случия и удачи. Игральные автоматы в таком случае ему присущи с рождения. Случайность при таком видении калечит жизнь  личности, жизнь семьи. После этого случая и органического бульона, в котором зарождалась жизнь от микроорганизмов и в результате долгих случайных, процессов согласно теории эволюции, там появилась примитивная форма жизни, затем появились водные, земноводные, животные, обезьяна, человек. Значит  человеку по его природе присуще случайное, примитивное, животное начало. 

Но слава Богу что уже есть преподавание ОПК, которые проходят во многих школах Москвы и Подмосковья, также семинары для преподавателей светских школ, на которых преподается что человек – не случайность, а образ и подобие Бога. Что законы добра заключаются не в миге удачи игры и случайности а  « друг друга тяготы носите, ..нет больше той любви кто душу свою положит за друзей своих. …А о самой любви сказано что она… «долготерпит, не завидует, не ищет своего, не радуется не правде, сорадуется истине…»

Так что плохого в том  что, учитель точной науки расскажет ее законы, учитель историй о исторических процессах,  учитель литературы о Пушкине, Достоевском, Лермонтове.  К стати о Лермонтове. Как объяснить о ком говорит в своем стихотворении поэт, не зная жизни подвижника 4 века Макария Великого. Когда он долгое время подвизался в подвиге уединения, а такой подвиг нужен был прежде всего чтоб, в себе разобраться, с Богом примирится а потом уж другим советы давать. Как и говорит ап. Павел «вникай в в себя и в учение этим себя спасешь и слушающих тебя. Это о смысле уединения. А теперь об истории которая произошла с подвижником благочестия Макарием. Бог за усердие в его жизни по Евангелию даровал ему множество даров, исцеление больных, утешение страждуших, дар прозорливости и пророчества. Но однажды девица, мягко говоря скромного поведения, забеременела и сказала что виновник ее теперешнего состояния Макарий, находящийся в затворе. Понятно какая молва разнеслась по городу… - мол, тоже мне святой, знаем мы чем вы там в Церкви занимаетесь, можно и сейчас услышать. Пока Макарий находился в уединение, то занятием его было молитва и плетение корзин. Раньше пакетов не было,  он отдавал их людям приходившим к нему по какому либо вопросу, а они меняли их на хлеб и приносили ему. Но после случившегося народ лишь косился и плевался в сторону его кельи. Его жилье находилось вдалеке от города а девица указавшая на то что он отец ребенка, жила на другом конце города. Макарию Великому пришлось выйти из затвора и самому ходить продавать корзины  базарной площади. Можете представить себе возгласы и укоризны в эго сторону…. Тоже мне старец…. Вон чего натворил…Но подвижник со смирением переносил все укоры, да что делать. Все деньги  и продукты выручанные от продажи он приносил этой беременной женщине.  И так через базарную площадь с насмешками в глаза и упреками в спину он проделывал путь от своего жилища к дому где жила эта женщина. Когда же наступило время ей разрешится от родов, то она не могла, и позвала священника и когда исповедалась  то роды прошли благополучно,  и она призналась, что отец ребенка  не Макарий, а один разбойник из соседней деревни. 

И вот у Лермонтова есть стихотворении на это житие. Оно называется  «Пророк». 

Или как рассказать детям о Рублевской Троице, не касаясь событий Ветхозаветних, явление Аврвааму Трех Ангелов у дуба маврийского.

Или забыть слова  Ломоносова который произносил с восторгом что: «Бог дал нам две книги окружающий нас мир и откровение Его – Библию».

Нужно все же разграничить понятия следующего толка. Светский это еще не в коей мере не значит что он атеист, безбожник. Светский человек, человек ищущий Бога, любящий свою традицию, свою историю, свою Родину. И именно такое понимании светский человек, дает возможность сотрудничества и в взаимодействие светского и религиозного образования в духе любви и взаимопонимания.

 

PostHeaderIcon Посещение Православной Церкви в Америке

День крещения отца Даниила совпадает с мученической кончиной брата Иосифа, хранителя Иверской мироточивой иконы Божьей Матери. 31 октября 2010 года, Джорданвиль, штат Нью-Йорк.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Нет ювенальной юстиции

В Москве прошел митинг против введения ювенальной юстиции в России. В нем приняли участие родители, которые опасаются нарушения своих прав. Они настаивали на том, что необходимо заниматься поддержкой института семьи, а не исправлением проявляющихся проблем.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Поездка в Тайланд. Разведка. Март, 2010

Я отправился в Тайланд с целью изучения ситуации с христианскими конфессиями. Поехал без подготовки, т.к. не имел на нее времени, да и характер у меня такой, что многое делаю по-ходу, без подготовки, надеясь на Господа и на свое периодическое умение быстро адаптироваться к ситуации

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Миссионерская поездка в Татарстан. Июль, 2009

Нас встретил о.Андрей на машине, и мы поехали все вместе на благословение у владыки Анастасия, епископа казанского и татарстанского. После благословения прибыли в д.Токмак, расположенная близ г.Заинск, в котором много свидетелей иеговы и прочих иноверующих и неверующих вообще

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Состоялся ещё один диспут с мусульманами.

Этот диспут состоялся на квартире  Антона Кротова, путешественника-автостопщика, который в 2001 году принял ислам (мой давний и хороший знакомый).  Идея провести религиозный диспут между православными и мусульманами была моя, но тему предложили мои знакомые-мусульмане.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Состоялся диспут с мусульманами в мечети

Сегодня 19 февраля 2010 года состоялся диспут с двумя имамами мемореальной мечети на Поклонной горе. Мы с Максимом пошли в мечеть, ни с кем предварительно не договариваясь. Идём сквозь отличный февральский снегопад и рассуждаем о том

Подробнее...

 

PostHeaderIcon При школе православного миссионера организован театр кукол «МИССИЯ»

 

Начало. Какое емкое слово. Сколько надежд и волнений в начале любого пути. Начало – это мысль, идея, желание. Любовь ко Христу – основа всего и начало всех начал. Отсюда и появилось горячее желание нести Свет Истины миру, Свет, просвещающий умы и сердца при помощи художественных выразительных средств - театра кукол. Миссионер - самая нужная профессия на Земле - он приобретает людей для Бога.

 

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Беседа члена Екатеринодарского православного миссионерского кружка ревнителей православия, Георгия Стефановича Уварова, по Корану, с магометанами

Религиозный диспут между членами Екатеринодарского миссионерского кружка ревнителей православия во главе с Георгием Стефановичем Уваровым и адыгами-мусульманами Салехом Схатумом, Махмудом Колешаовым, Алтадуковым и Хуштовым. Беседа велась о личности Господа Иисуса Христа и Магомета, в городе Екатеринодаре, 24 ноября 1910г.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Беседа православных с евангельскими христианами

 

PostHeaderIcon Православные уснули?

Вот уже второе убийство священника за этот месяц, а также случай избиения отца Виталия. Брата отца Даниила побили недавно. Что дальше? Кто следующий?

Подробнее...

 

PostHeaderIcon «И ангелы на крыльях поднимут нас к небесам»…

Монастырь Крушедол в СербииПримерно за неделю до трагедии в храме апостола Фомы мы с отцом Даниилом путешествовали по Сербии. Это было его первое посещение этой православной страны, и она весьма впечатлила и очаровала батюшку. Помню, как радовался он, когда мы – сразу же по прилету – посетили монастырь Крушедол, где покоятся мощи святой Ангелины, небесной покровительницы его младшей дочери. Помню, как он настоял на том, чтобы мы заехали в Сремские Карловцы – прекрасный европейский городок, кажется, почти не изменившийся за последние сто лет. Помню, как ночью мы бродили по Калемегдану – белградской крепости, и под моросящим дождем спускались к храму, оставляя позади светящиеся на фоне темного неба башни и стены.

Во время этой поездки у нас с отцом Даниилом состоялось два совместных выступления. Первое, устроенное по приглашению госпожи Яни Тодорович, – в радиопередаче «Храм» на «Радио Београд II», 11 ноября 2009 года. Вопросы задавала нам ведущая – Душанка Зекович. После записи она подарила отцу Даниилу диск с копией нашего интервью. Отец Даниил протянул его мне, сказав: «Если хотите – возьмите. Я сам в первые годы собирал такое, а потом забросил».

Я взял этот диск и по прилету, разбирая вещи, положил вместе с другими подарками из Сербии. А неделю спустя прозвучали выстрелы в храме апостола Фомы, и отца Даниила с нами не стало, он принял мученическую смерть за Христа и ушел в то Горнее Отечество, куда стремился всю жизнь.

После похорон моего дорогого духовного друга, с которым мы были знакомы более десяти лет, я нашел этот диск и перевел в текст наше совместное интервью – одно из последних выступлений отца Даниила, сделанное ровно за восемь суток до убийства. И при этом сам удивился, насколько сильно оно соотносится с тем, что случилось. У интервью было две основных темы – православная миссия и смерть христианина. Я привожу ниже этот текст и думаю, он не нуждается в дополнительных комментариях.

Вед.: Наши сегодняшние гости – священник Даниил Сысоев, писатель, миссионер, настоятель храма апостола Фомы в Москве и Юрий Максимов, преподаватель Московской Духовной Академии, которая находится в Лавре святого Сергия Радонежского. Первый вопрос к господину Максимову: какова сейчас ситуация с межрелигиозным диалогом на просторах великой России, особенно в отношениях между Православием и исламом?

Юрий Максимов: В России мусульмане составляют 9% населения. Это самые разные народы. Отношения между ними и православными в истории и в современности были как хорошими, так и плохими. Вы знаете, что в последние годы произошло два крупных военных конфликта на Кавказе, в Чечне. Ситуация поначалу была во многом похожа на ситуацию в Косово, и для сербов нет нужды подробно рассказывать, что это значит и к каким страданиям приводит, поэтому отношения между православными и мусульманами иногда бывают напряженными.

Конечно, мусульмане бывают разными, и здесь есть, на мой взгляд, такая закономерность: если мусульманин не сильно образован в своей вере, то он бывает чаще добрым человеком, если же мусульманин серьезно относится к истокам своей религии, изучает ее предписания и пытается воплощать их в жизни, то нередко именно из таких людей выходят экстремисты. Это вопрос и вызов – как нам жить в мире с такими людьми? И как Церковь может ответить на этот вызов? Господь устроил так, что они живут на этих землях, и что мы живем вместе с ними. И Господь открывает нам такой путь – проповедовать им Евангелие и сделать их православными христианами. Например, отец Даниил Сысоев, который присутствует здесь, однажды обратил в Православие женщину-мусульманку, которую готовили стать шахидкой, то есть, чтобы она смогла устроить теракт и, убив себя, убить других. Но она крестилась и стала доброй христианкой, которая не питает ни к кому злобы и не собирается никого взрывать. Таково удивительное чудо, которое делает Господь, – путь, благодаря которому наши враги могут стать нашими братьями. Мы стараемся проповедовать мусульманам, и многие из них откликаются и становятся православными.

Вед.: Следующий вопрос к отцу Даниилу. Когда у нас здесь говорят о России, у нас говорят о России доперестроечной и послеперестроечной. Расскажите, пожалуйста, какова сейчас, после этих изменений, духовная реальность в России?

Отец Даниил: Я думаю, в России сейчас происходит расслоение общества. Одни люди выбирают Православие, другие люди, узнав о Православии, отвергают веру, отвергают Христа. Вот такое совершается разделение, какого еще не было прежде, во времена перестройки. Одно из самых главных положительных изменений в жизни Церкви – это то, что Церковь начала активно заниматься миссионерской деятельностью.

Вед.: А что подразумевается под миссионерской деятельностью? Здесь, в Сербии, инославные говорят, что Православная Церковь статична, что недостаточно миссионерская, и мало участвует в социальных проблемах людей.

Отец Даниил: Когда мы говорим о том, что Церковь должна быть миссионерской, мы напоминаем, что Сам Спаситель Господь Иисус Христос повелел всем христианам проповедовать Евангелие всем народам без исключения. И поэтому Церковь обязана нести Слово Божие для всех людей. Она должна быть активной, а не статичной. И то, что происходит в Русской Церкви, означает, что она возвращается к своим апостольским корням. Сотни священников и мирян нашей Церкви и проповедуют на улицах, и в собрания сектантов ходят, и в мечети, и многие потом обращаются ко Христу. Я думаю, что все Православные Церкви должны идти и возвещать Евангелие людям. Мы не должны довольствоваться тем, что у нас уже есть. У Христа есть очень много овец, которых мы еще не нашли. У меня на приходе сейчас учится семья мусульман с Кавказа, которые хотят принять крещение, и они мне говорили: почему к нашим предкам не пришли вы, православные священники, почему они не узнали об этой истине? Почему там, в Дагестане, мы никогда не слышали об этом? Встреча с епископом Хвостанским Афанасием (Ракита), викарием Патриарха Сербского

Нам часто кажется, будто мы не сможем ничего сделать, но это не так. Православная Церковь может, и она делает очень много для обращения. Некоторые говорят, что Господь сам приводит в Православную Церковь. Да, Господь приводит Сам, но через нас, и если мы с вами приведем человека ко крещению, то покроем множество грехов, как сказал апостол Иаков. Мы получим огромную награду в Царствии Небесном, если обратим людей к покаянию. И, более того, когда Церковь занимается проповедью Евангелия тем, кто вне ее – даже из других народов – то сама Церковь омолаживается, усиливается и расцветает, потому что Дух Святой тогда дает ей силу, чтобы нести миссию и к своему народу тоже.

Некоторые говорят: сначала обрати свой народ, потом пойдешь к другим, но Господь так не говорил. Если мы имеем соседа-мусульманина, католика, протестанта, – почему он до сих пор еще не православный? Ведь мы знаем, что вне Церкви нет спасения, и эти люди, если не войдут в Церковь Православную, то погибнут навсегда, они в вечный огонь пойдут. У нас вот была проблема с Чечней, и некоторые говорят: как мы можем проповедовать чеченцам? Но я скажу так: чеченец, который найдет Христа, станет лучшим христианином, чем даже обычный человек, который из традиционной православной семьи. Вот у меня был один знакомый ваххабит-чеченец, он пришел меня обращать в ислам. И мы с ним решили разобраться: где есть истина? Я в течение двух месяцев рассказывал ему о христианстве, и после этого он меня спрашивает: «А почему ты еще не предложил мне креститься?». Я говорю: «Если веришь, то можно креститься», – и он покрестился. Сейчас его зовут Александр.

Вед.: Какой ответ Церкви на социальные проблемы, которые присутствуют в России и которые, как мы думаем, общие с теми же проблемами в Сербии? Ведь мы знаем, что стало много очень богатых, несправедливо богатых, и с другой стороны – много бедных людей. Человек не только душа, но и тело, и как помогать бедным людям? Не будет ли миссионерской деятельностью обратить кого-нибудь богатого и убедить его помогать бедным?

Отец Даниил: Конечно же, любой священник встречается и с очень богатыми и с очень бедными людьми. И действительно, миссия Церкви заключается, в том числе, и в социальной помощи. В Москве есть больница, которую содержит Церковь, при помощи, в том числе, и богатых. В России несколько десятков православных детских домов. Церковь опекает больницы – в Москве все больницы опекаются ею. И во многом благодаря московскому священнику отцу Аркадию Шатову очень многие богатые люди помогают бедным. Есть целые программы для такой помощи. Кроме этого все дома престарелых также опекаются Церковью. Многие наши волонтеры ходят к бедным. И, конечно же, Церковь активно противостоит несправедливостям, которые происходят в обществе. И Святейший Патриарх Алексий, и Святейший Патриарх Кирилл неоднократно выступали с просьбой к богатым, чтобы они поддержали бедных. И их призыв не был не услышан. В результате благодаря Церкви многие люди получают и помощь, необходимую для тела.

Вед.: Передо мной лежит книга священника Даниила Сысоева, которая называется: «Инструкция для бессмертных, или что делать, если вы всё-таки умерли?» Расскажите нам, отче, каковы эти инструкции?

Отец Даниил: Православная Церковь знает не только то, что душа у человека бессмертна, но знает, как проходит смерть, как готовиться правильно к смерти, и что происходит после смерти. Я думаю, начать стоит с того, как готовиться к смерти. Мы все с вами знаем, что мы умрем – возможно, завтра. И нам важно иметь место, куда мы пойдем, чтобы мы имели дом за гробом. Этот дом мы строим своими добрыми делами. При помощи милостыни мы переносим туда сокровища. Когда мы дружим с людьми, когда просим их о молитвах, и тем более, когда мы обращаем их в Православие, то мы имеем тех людей, которые будут нашими защитниками в этой дороге. Конечно, мы должны каждое дело совершать во имя Христа, иначе оно не будет иметь цены. Но при этом надо стараться, чтобы наши ближние помогали нам, когда мы умрем.

Особенно важно, чтобы наши родные пригласили к нам священника перед смертью. Потому как часто бывает, что люди умирают, а родные даже не приглашают священника, чтобы исповедовать и причастить их, и люди без подготовки уходят в вечность. Поэтому я советую включить такой пункт в завещание: «Если наследники не пригласили ко мне перед смертью священника, то не получат никакого наследства».

И когда человек умирает, он встречается с ангелами. Ангелы Божии помогают человеку, а бесы нападают на человека и запугивают его. Две недели назад я напутствовал умирающего и видел, как на него нападают демоны. Это не шутка, это действительно так. Только православная вера и сила Честного Креста, и особенно святое Причастие может защитить такого человека. Поэтому если на вас нападают после смерти демоны, перекрестите себя, скажите: «Господи Иисусе, помоги!». Особенно призывайте Пречистую Богородицу. Она быстро защищает от демонов. И затем, после смерти, поднимайтесь в небеса, не заботьтесь о земле, быстрее бегите к Богу, тогда демоны не смогут на вас напасть. На мытарствах демоны задерживают тех, кто привязан к земле. Кто слишком много думает о земном. Если же человек стремился к Богу всю жизнь, то он даже и не заметит этих нападок. Но помните, что демоны будут вас обманывать при помощи греха тщеславия. Как Макария Великого, которому, когда он поднимался, демоны говорили: «Ты нас победил! ты нас победил!». Но он отвечал: «Пока еще нет»,— и только тогда, когда он вошел в ворота рая, он сказал: «Теперь я победил вас силою Иисуса Христа». Так же надо и нам с вами приготовиться заранее и настроить себя, чтобы не хвастаться и не быть пойманными там. Когда вы попадете в рай,— а я хочу, чтобы все наши слушатели попали в рай,— идите к любимым святым. Поэтому еще на земле подружитесь с ними, со святым Саввой, со святой Параскевой, со святым Николаем,— в таком случае все они вас, может быть, даже после смерти встретят. А затем, когда вы поклонитесь Богу, Господь отправит вас посмотреть ад. Потому что часто мы думаем, будто грех – сладок и приятен, а Господь говорит: посмотри, чем он кончается. Поэтому Церковь сугубо молится за людей в течение сорока дней после смерти. Потому что в это время происходит последнее испытание души. Близкие здесь могут помочь и милостыней и чтением Псалтыри,— я думаю, все наши слушатели знают это, но повторить никогда не лишне. Некоторые наши близкие поступают неправильно: они слишком много денег тратят на тризны, на поминки, а лучше бы эти средства раздали нищим, и они бы за нас молились. Особенно, конечно, за нас будут молиться те, кого мы привели в Православие. Например, те бывшие мусульмане, римо-католики, протестанты, которые стали православными благодаря вам,— все они будут молиться за вас. И ангелы на крыльях поднимут нас к небесам. Помните, что жизнь – это школа, а рай – это университет. А настоящая жизнь начнется после Страшного Суда. Поэтому я надеюсь, что мы хорошо подготовимся к тому, чтобы вечно жить в радости.

Вед.: А как можно заслужить рай?

Отец Даниил: Рай заслужил для нас Иисус Христос. Без крестной смерти Спасителя все мы пошли бы в ад. И так же все некрещенные сейчас уходят в ад, потому что они не получили помощи от Креста Господня. Мы получаем спасение даром, через крещение, но усвояем себе спасение, то есть, делаем его своим, мы через добрые дела. А силу для добрых дел дает нам святое Причастие, которое мы должны принимать как можно чаще, не чаще чем раз в день и не реже раза в месяц.

Вед.: Спасибо за эти наставления для бессмертия, а теперь я хотела бы задать вопрос господину Максимову о значении и необходимости миссионерской деятельности в современном мире.

Юрий Максимов: Я хотел бы начать с небольшой истории из древнего жития святого апостола Фомы. В нем говорится, что когда апостолы тянули жребий, в какую страну идти, апостолу Фоме выпал жребий — Индия. И он был очень огорчен и говорил: «Господи, куда угодно, только не в Индию». Он совсем не хотел отправляться в столь далекую и чуждую страну, чтобы там проповедовать слово Божие. Тогда Господь Иисус Христос явился капитану корабля, который отправлСвященник Даниил Сысоевялся в Индию, и сказал: «Я продаю тебе Своего раба, которого зовут Фома». И этот капитан нашел апостола и спросил: «Ты раб Иисуса Христа?», — тот ответил: «Да». Тогда он сказал: «Твой Господин продал тебя мне, так что отправляйся за мной». И апостолу Фоме пришлось пойти и, как рабу капитана, отправиться в Индию. И таким образом, против воли оказавшись в Индии, апостол стал проповедовать и полюбил этих людей, и обратил ко Христу многие души.

Этот рассказ перекликается с новейшей историей Православной Церкви. В первом тысячелетии она имела много миссий, но в последние столетия православные христиане очень мало проповедовали или почти не проповедовали. В XIX веке были даже богословы, которые писали, будто православные и не должны никому проповедовать. И посмотрите, что Господь сделал в ХХ столетии: для абсолютно всех Православных Церквей Он создал такие условия, что мы вынуждены были пойти в другие страны. И русские, и сербы, и румыны, и болгары, и греки, и грузины и православные арабы – все в результате тех или иных бед и потрясений на родине вынуждены были расселиться по планете. Таким образом Господь поступил с нами так же, как с апостолом Фомой.

Вы, наверное, слышали, как сейчас, в наши дни, сербские священники в Южной Африке проповедовали местному населению. Там было так, что белые жили отдельно от негров, и даже православные белые боялись идти в черные кварталы. А сербские священники не испугались и пошли в школу, где учились черные дети, рассказывали им о Православии, и через полтора года вся школа стала православной, причем официально, директор приняла такое решение, поддержанное детьми и их родителями. Это великое дело, которое показывает, что миссия возможна.

Известно, что многие люди сейчас испытывают депрессии, тоску, разочарование в жизни, бессмысленность ее – это из-за того, что мы не исполняем заповеди Божии. Поэтому сила Божия и радость Божия не вливаются в нас. Но когда мы начинаем исполнять заповеди Божии, одна из которых – проповедовать Евангелие, то огромная духовная радость и воодушевление приходит к нам. Каждый может проверить это на своем опыте, — если проповедовать не ради себя, не ради своего тщеславия, а ради Господа Иисуса Христа, то какую радость это доставит.

Вед.: На этом красивом призыве мы завершим беседу с нашими дорогими гостями, первый из которых – писатель, миссионер священник Даниил Сысоев, а второй – господин Юрий Максимов, преподаватель Московской Духовной Академии.

 

PostHeaderIcon Интервью отца Даниила Сысоева и религиоведа Юрия Максимова сайту «Светосавлье.орг» (Сербия)

Это одно из последних интервью отца Даниила Сысоева. Он дал его совместно со мною, дал за восемь суток до своей мученической смерти. Вопросы задавал представитель сербского православного сайта «Светосавлье.орг» Станое Станкович.

Подробнее...

 

PostHeaderIcon Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви

Принята на заседании Священного Синода РПЦ 27 марта 2007 г. и одобрена одобрена Архиерейским Собором 24-29 июня 2008 г.

Преамбула

Миссия (свидетельство) — проповедь для пробуждения веры — присуща самой природе Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви и заключается в провозглашении Благой вести всему миру: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15). Она направлена на спасение каждого человека.

Православная Церковь именуется Апостольской не только потому, что члены Церкви «утверждены на основании Апостолов» (Ефес. 2, 20), но и особенно потому, что через неё проповедь апостолов Иисуса Христа продолжается до сего дня. Она непрерывно растёт как единосущная той Церкви, которая родилась в День Пятидесятницы, когда крестилось «душ около трех тысяч» (Деян. 2, 41).

Миссия, как апостольство, всегда составляла главнейшую из обязанностей церковных людей как исполнение заповеди Господа Своим ученикам: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча соблюдать их все, что Я повелел Вам» (Мф. 28, 19-20).

Миссия Церкви направлена на освящение не только человека, но и тварного мира, всех сфер жизни: «Сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только [она], но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8, 21-23).

Богословское понимание православной миссии основывается на её тринитарном измерении: источник миссии — в Пресвятой Троице, Которая выражает Себя через послание Иисуса Христа Отцом и ниспослании на апостолов Святого Духа (Ин. 20, 21-22). Послание Иисуса Христа включено в план Домостроительства нашего спасения, «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3,16).

Православная миссия имеет пред собой задачу не только научения просвещаемых народов вероучительным истинам, воспитания христианского образа жизни, главным образом она нацелена на передачу опыта Богообщения посредством личного участия человека в таинственной жизни евхаристической общины. Ведь благовестие Церкви есть свидетельство о Христе как о Воскресшем Господе и введение в мир Его Царства — нового неба и новой земли (Откр. 21, 1), открывающихся в совершении Евхаристии.

Православное понимание миссии предполагает, что вселенская миссия является эсхатологическим событием, когда Евангелие будет проповедано «до скончания века» (Мф. 28, 20). Именно эта эсхатологическая перспектива определяет правильное взаимоотношение между миссией и национальной культурой, ведь целью миссии всегда остается преображение всего космоса — человечества и природы, по слову апостола Павла, «да будет Бог все во всем» (1 Кор. 15, 28). Поэтому миссия состоит в том, чтобы приближаться к миру, освящать и обновлять его, вкладывать новое содержание в привычный образ жизни, принимать местные культуры и способы их выражения, не противоречащие христианской вере, преобразуя их в средства спасения.

Современное миссионерское служение Церкви основывается на двухтысячелетнем опыте православного свидетельства и святоотеческой традиции.

Конкретные цели и задачи миссионерского служения определяются общецерковными и епархиальными концептуальными и программными документами.

В 1995 году на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви была принята «Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви», призывающая всех верных чад нашей Церкви встать на путь Православного свидетельства. Она в значительной мере выполнила свое назначение.

В настоящее время, в связи с социально-экономическими, политическими, духовно-культурными изменениями, происходящими на территории пастырской ответственности Русской Православной Церкви, назрела необходимость подготовки концепции развития миссионерской деятельности, рассчитанной на ближайший исторический период.

Настоящая Концепция учитывает миссионерский опыт, накопленный за годы, прошедшие со времени принятия Священным Синодом «Концепции возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви», отражает современное состояние православной миссии и перспективы её развития.

Концепция основывается на документах и материалах Поместного Собора 1917-1918 годов, Архиерейских Соборов Русской Православной Церкви 1994, 1997, 2000 и 2004 годов, опирается на рекомендации докладов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, а также «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» (2000 г.) по вопросам современного миссионерского служения, на положения «Концепции возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» (1995 г.), постановления и итоговые документы Всецерковных миссионерских съездов, прошедших до 1917 года и в 1996—2002 гг.

Концепция формулирует общие принципы, цели и задачи миссионерского служения Русской Православной Церкви, которые могут творчески развиваться в ее епархиях, исходя из местных условий и конкретных возможностей.

1. Особенности современного миссионерского поля Русской Православной Церкви

Каноническое основание миссии предполагает наличие «территории пастырской ответственности», в рамках которой совершается миссия Поместной Церкви. Общепринято обозначать такую территорию понятием «миссионерское поле». В евангельском понимании миссионерское поле Церкви есть все мироздание, лучше всего оно обозначено в притче о Добром сеятеле: «Поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы» (Мф. 13, 38-39). Миссионерское поле — это духовное пространство, где борются свет и тьма («и свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5), а поле битвы — сердца людей.

Вопрос о состоянии современного миссионерского поля является ключевым для определения направления, методов и способов развития православной миссии. За последние 800 лет Русская Православная Церковь никогда еще не оказывалась перед необходимостью совершения апостольской проповеди в таких масштабах, когда миссионерское поле вобрало в себя миллионы людей, освободившихся из под ига безбожной идеологии, проживающих на громадных территориях, со своей культурно-исторической спецификой. Возникла парадоксальная ситуация необходимости «второй христианизации» народов, живущих на территории пастырской ответственности Русской Православной Церкви и масштабы этой «второй христианизации» беспрецедентны. Из осознания этого явления вытекают многие особенности и задачи осуществления миссионерской деятельности. Среди важнейших из них необходимо выделить:

1. Большинство людей, к кому обращена проповедь, имеют культуру, коренящуюся в Православии и при этом сохраняют индифферентное отношение к Церкви. А современная светская культура все больше ориентируется на «неоязычество» и в то же время, степень освоения ценностей созидательных национальных культур, генетически связанных с Православием уменьшается.

2. Миссия Русской Православной Церкви на нынешнем историческом этапе осуществляется в условиях широкомасштабной экспансии нетрадиционных мировоззренческих и вероучительных систем и их воздействия на ценностные приоритеты людей. Сегодня миссионерская деятельность Русской Православной Церкви включает в себя внутреннюю миссию, то есть работу по возвращению в церковную ограду людей, которые в результате гонений на Церковь в XX веке оказались оторванными от отеческой веры и, особенно тех чад Церкви, которые подпали под влияние деструктивных культов и тоталитарных сект. Противостояние таким культам — одно из направлений миссионерской деятельности.

3. Миссионерская деятельность, как приоритетная для Русской Православной Церкви на настоящем этапе, требует более глубокого богословского осмысления различных традиций и способов пастырского попечения и руководства. На протяжении столетий в церковной среде сложилась монашеская традиция пастырского окормления, которая предполагает помощь новоначальным и духовное наставничество людям, уже пришедшим в Церковь: воцерковленным или воцерковляющимся. В ней существует своя мера строгости, свои способы духовного управления и наставничества.

Пастырско-миссионерская традиция, основанная на образцах миссионерской проповеди и деятельности выдающихся миссионеров Русской Православной Церкви, предполагает особые способы и методы приведения людей ко Христу, когда миссия осуществляется среди некрещеных или крещенных, но не наставленных в вере людей.

4. Малоэффективным оказывается использование литературы, образовательных программ (например, по «Закону Божию») и большинства другого материала, созданного в дореволюционную эпоху, т.к. по своему характеру эта литература и программы были рассчитаны на уже воцерковленных взрослых и детей, ходящих с детства в храм. Подобная литература не ставила перед собой целью приведения обучаемых в Церковь, т.к. сам уклад культурной, социально-общественной жизни дореволюционной России способствовал этому.

5. Роль миссии Русской Православной Церкви сегодня заключается в активизации процессов единения и духовно-нравственного оздоровления общества посредством свидетельства об Истине. При этом необходимо учитывать те вызовы Церкви, которые появились в современном нам обществе, первостепенными из которых необходимо отметить:

- вызов утраты культурной идентичности (миссионерская задача — нахождение условий для христианизации национальных культур на базе их созидательных составляющих);

- вызов социально-экономических реформ (миссионерская задача — защита социально незащищенных слоев населения);

- вызов развития науки связанный с появлением новых областей исследования, касающихся нравственности и сущностных основ жизни (миссионерская задача - противостояние подмене науки идеологией или оккультизмом и попыткам её «обожествления», особенно в сфере общественных исследований);

- вызов информационного общества (миссионерская задача — противостояние информационной агрессии против Православия, личности, семьи и общества осуществляемой деструктивными культами и организациями; овладение новыми информационными пространствами для развития миссии);

- вызов плюрализма религий и мировоззрений (миссионерская задача — противостояние попыткам подмены абсолютной и единственной Истины Христовой «единой и универсальной» религией).

Проводимые миссиологические исследования этих вызовов открывают основные характеристики миссионерского поля Русской Православной Церкви, что позволяет находить адекватные эффективные формы и методы миссионерского служения.

2. Методология православной миссии

2.1. Цели и задачи современной миссии

Конечной и глобальной целью православной миссии в широком понимании является осуществление изначального замысла Божия — теосис (обожение) всего творения.

В более узком понимании миссия есть деятельность по распространению православной веры, воцерковлению людей для новой жизни во Христе и передаче опыта богообщения. В этом смысле ближайшей целью миссии является созидание евхаристических общин «до края земли» (Деян. 1, 8).

Достижение поставленных целей в православной миссии требует решения следующих задач:

- несение Слова Божия людям, которые еще не слышали православного свидетельства (Мф. 28, 19), пробуждение в сердцах просвещаемых веры в Евангелие и желания спасения во Христе: «исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1, 15);

- просвещение и побуждение всех крещеных, но остающихся вне благодатной тáинственной жизни Церкви людей к духовному деланию, ответственному молитвенному предстоянию пред Богом и активной христианской позиции;

- использование принципа церковной рецепции культуры просвещаемого народа посредством живой проповеди, через воплощение православных идеалов в народной культуре и обычаях;

- освящение тех национальных черт, которые позволяют народам, при сохранении своей культуры, самоуважении и самоидентификации, внести свой уникальный вклад в молитвенное прославление Бога, пребывая при этом в гармоничном единстве со всей полнотой Церкви;

- проповедь Евангелия и совершение миссионерского богослужения на национальных и искусственных (например, разработанных для глухонемых) языках;

- разъяснение значения Таинств;

- подготовка клира и миссионеров из местного населения;

- формирование условий для активного участия новообращенных (неофитов) в жизни прихода для их воцерковления.

В условиях, когда миссионерская деятельность осуществляется среди народа с давними, хотя и ослабленными православными традициями, необходимо использовать все проявления культуры, имеющие православное содержание.

Православная миссия является способом пробуждения веры в душах христиан, которые только формально или неосмысленно воспринимают свою духовную жизнь и свое место в евхаристической общине. В этом процессе особую роль играет Таинство Евхаристии, в котором люди, получая духовную пищу, таинственно приобщаются жизни во Христе.

Воплощение в жизни изложенных миссионерских целей и задач возможно лишь тогда, когда каждый член Церкви Христовой осознает свою личную миссионерскую ответственность.

Миссионерская ответственность епископа предполагает:

1. Организацию и поддержку на территории вверенной ему епархии миссионерской деятельности на основании общецерковных документов, определяющих направления, цели и задачи миссии.

2. Заботу о миссионерских кадрах, повышение миссионерской квалификации священно- и церковнослужителей.

3. Создание на базе епархиального управления координационного центра для разработки методических рекомендаций и пособий по миссионерской деятельности, для обобщения епархиального миссионерского опыта с учетом местных культурных и этноконфессиональных особенностей.

4. Обеспечение финансовой поддержки епархиальным миссионерам при проведении ими миссионерской деятельности (например, путем образования специализированного епархиального миссионерского фонда или иных епархиальных финансовых учреждений, имеющих миссионерские цели и задачи).

Миссионерская ответственность священников, на которых епархиальным архиереем возложены соответствующие обязанности в рамках прихода/благочиния, предполагает:

1. Организацию миссионерской деятельности с учетом социального статуса мирян, находящихся на территории пастырской ответственности данного прихода/благочиния

2. Привлечение активных прихожан к миссионерскому служению.

3. Ориентирование воскресных школ на миссионерскую деятельность.

4. Воспитание в приходском активе миссионерского духа посредством личного примера.

5. Введение практики миссионерских поручений на приходе и обеспечение их ответственного исполнения.

Миссионерская ответственность мирян предполагает:

1. Знание основ православного вероучения и активное участие в жизни прихода.

2. Свидетельствование об истине Православия всей своей жизнью, по слову святого апостола Петра: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3, 15).

3. Внесение, при надлежащем попечении духовников, личного вклада в дело миссионерского свидетельства в соответствии с образованием, способностями и профессиональными навыками.

2.2. Формы и методы современной миссионерской деятельности

В настоящее время можно выделить пять основных форм миссионерской деятельности:

1. Воспитательная миссия (воцерковление). Это миссионерская работа с ищущими Бога, с готовящимися ко святому Крещению, а также с теми, кто, будучи уже крещеным, не получил должного научения основам христианской веры. Цель такой миссии — включение предоглашаемых, оглашаемых и крещеных людей в полноту церковной жизни, помощь в формировании православного содержания и стиля их жизни.

Введение человека в церковную жизнь начинается со свидетельства и «предоглашения» (свт. Кирилл Иерусалимский) и оглашения.

Поэтому традиционно воцерковление взрослых некрещеных людей проходит ряд ступеней: свидетельство (предоглашение) — оглашение — Крещение — научение (тайноводство) (Мф. 28, 19)

Огромное значение в деле воспитательной миссии приобретают известные формы православного социального служения, ибо в делах милосердия явно проявляется сила христианской любви.

Воспитательная миссия строится на принципиально важных богословских основаниях, которые должен глубоко понимать и принимать новоначальный:

признание Богодухновенности Священного Писания (2 Тим. 3, 16) и принятие Священного Предания во всей его полноте, как приоритета в жизни православного христианина;

убежденное вхождение в Церковь как в Тело Христово, частью Которого является каждый член общины (1 Кор. 12, 27), а единым Главой — Сам Господь Иисус Христос;

свидетельство о Церкви как о радости жизни во Христе нового человека, облеченного во Христа в Таинстве Крещения (Гал. 3, 27) и получившего в лоне Церкви благодатные дарования для раскрытия своей личности во всей полноте;

восприятие Евхаристии как центра жизни православного христианина и христоцентричности всей его деятельности;

осознание смысла участия в богослужении как соучастия в Таинстве Спасения.

Воспитательная миссия предполагает усиление миссионерской направленности приходской жизни путем:

- проведения специальных миссионерских богослужений, на которых богослужение сочетается с элементами катехизации, предполагающими употребление одобренных священноначалием богослужебных форм, более доступных для понимания новоначальных;

- укрепления тех сторон социокультурной среды, которые содействуют воцерковлению наших современников;

- привлечения всех клириков и инициативных мирян, катехизаторов прихода к участию в процессе воцерковления новых членов общины;

- стимулирования создания при крупных приходах, благочиниях и епархиальных управлениях специализированных миссионерских центров духовного развития детей и молодежи, которые могли бы принимать непосредственное участие в миссионерско-просветительской работе и организовывать процесс катехизации.

2. Апологетическая миссия. Это свидетельство истины Православия в сравнении с еретическими, сектантскими, агностическими и иными неправославными учениями. Апологетическая миссия направлена также на противостояние прозелитической деятельности неправославных миссионерских объединений и отдельных «евангелизаторов».

Для результативной работы апологетической миссии рекомендуется создать на епархиальном уровне структуру, которая изучала бы характер и методы прозелитизма религиозных объединений, действующих на территории конкретной епархии, выявляла степень их духовной и, по возможности, социальной опасности, а также своевременно, открыто, квалифицированно и объективно информировала об этом общественность.

Для эффективного противодействия прозелитизму необходимо:

актуализировать апологетическую и реабилитационную деятельность миссионерских учреждений;

активизировать просветительскую деятельность каждого прихода для предотвращения появления сект и расколов.

3. Информационная миссия. Это православное свидетельство самым широким слоям населения через все доступные средства массовой информации, а также через организацию приходских библиотек и издание специальной миссионерской литературы.

Для результативной работы в средствах массовой информации необходимо:

активно осваивать информационное пространство, используя все многообразие новейших информационных технологий (радиовещание, телевидение, интернет и печатные СМИ);

придать миссии в информационном пространстве упреждающий характер, что предполагает быстрое реагирование на происходящие в обществе события, а также их своевременную христианскую оценку для формирования общественного мнения;

своевременно предавать гласности факты вытеснения православных программ из светских средств массовой информации и иной антиправославной информационной деятельности;

создать единый банк данных аналитических и справочных материалов, доступный для любого православного миссионера.

В сфере издания православной литературы необходимо:

издание творений Святых Отцов с комментариями в целях просвещения современных людей;

повсеместное издание миссионерской литературы, предназначенной для просвещения, образования и формирования целостного представления о вере, православной духовности и Церкви;

продолжение выпуска ориентированных на новоначальных христиан серий книг по вопросам веры, молитвы, христианского образа жизни и церковного отношения ко всем насущным проблемам.

4. Внешняя миссия. Это православное свидетельство среди народов, не имеющих истинно христианских основ в своей национальной традиции и культуре. Внешняя миссия осуществляется в различных этнокультурных и этноконфессиональных условиях. Она всегда играет значительную роль в жизни Вселенской Православной Церкви; благодаря ей возникали новые Поместные Церкви.

К внешней миссии можно также отнести миссионерскую деятельность среди мигрантов. Миссионерам надлежит обратить внимание на то, что:

- переселенцы, имея свое религиозное мировосприятие, могут влиять на православных, которые еще не до конца утверждены в вере Христовой, и от этих соблазнов их необходимо предостеречь;

- важно направить усилия миссии на изучение культурных традиций и мировоззренческого базиса каждой конкретной этнической группы, дабы православное просвещение осуществлялось на основе принципа церковной рецепции всех созидательных компонентов национальных культур; для этого необходимо организовывать специальные духовно-просветительские центры, которые в своих миссионерских программах учитывали бы этнокультурные и этнорелигиозные особенности переселенцев;

- переселенцы при освоении новых территорий несут с собой свою культуру. Это может привести к социальным конфликтам, в том числе и в духовной сфере, что вызывает необходимость проведения особой миссионерской работы. Характер этой работы можно определить как «миссию диалога».

В условиях существующих этноконфессиональных конфликтов «миссия диалога» становится важнейшей духовной обязанностью православных христиан, которые должны избегать всякого участия в экстремистских действиях.

В данном контексте «миссию диалога» следует рассматривать как необходимый образ действия христиан в целях поиска ненасильственных путей разрешения конфликтов в духе любви к ближнему. Поэтому «миссия диалога» основывается на миссионерской приветливости, открытости, социальной отзывчивости. Для нее важно личное свидетельство о вере каждого христианина в повседневной жизни.

5. Миссия примирения.

В современном мире, в котором глобализационные процессы, социальное расслоение, активные и массовые миграции людей сопровождаются нагнетанием насилия, проявлениями террористического экстремизма и этноконфессиональной напряженности, свидетельство и провозглашение возможности примирения между людьми различных национальностей, возрастов и социальных групп, должны стать одним из ключевых содержаний православной миссии.

Миссия примирения должна помогать людям осознать возможность и необходимость созидания мира на различных уровнях личного, семейного и общественного бытия, в соответствии с апостольским призывом: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр. 12, 14).

Православные христиане по своей вере, обычаям и традиции терпимы в бытовой и социальной сферах к иным культурам и религиозным убеждениям. Заповедь Господа Иисуса Христа призывает любить ближнего. А ближний для нас — любой человек, независимо от веры, национальности, пола и социального происхождения. Такое отношение к ближнему, обществу и ко всему миру является действием Божественной благодати согласно ангельской песни: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лк. 2, 14).

Миссия примирения развивается как «диалог жизни», когда христиане живут и общаются в бытовой и социальной сферах с людьми других вероисповеданий и идеологий. Так люди узнают друг друга, уважают друг друга, учатся друг у друга, потому что, по слову свт. Иоанна Златоуста, «у нас нет ничего общего только с диаволом, со всеми же людьми мы имеем много общего».

Миссия примирения включает в себя «диалог общественной деятельности», посредством которого люди различных вероисповеданий трудятся вместе ради достижения гражданского мира, предотвращения конфликтов и экстремистских угроз. Действуя совместно ради созидательных традиционных духовно-нравственных ценностей и более справедливых законов, защищая священный дар жизни и противостоя опасностям глобализации, можно достичь мира между конфликтующими народами, национальностями и культурами, социальными группами и странами.

Одним из важных аспектов миссии примирения является «миссия примирения в памяти», когда примирение происходит в социально-политическом сознании людей, снимая конфликты, разделения и отчуждения, вызванные гражданскими войнами и резкой мировоззренческой поляризацией общества. В мире, разрываемом политическими, социальными и религиозными конфликтами, миссионеры должны осознавать, что служение примирения и мира дано нам, «потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя [людям] преступлений их, и дал нам слово примирения» (2 Кор. 5, 19).

Все виды миссионерского служения основываются на принципе Божественной любви. Поэтому, непременно оставаясь верными Православию, мы обязаны уважать в человеческом отношении представителей других религиозных убеждений. В то же время наше мирное сосуществование с людьми иных вероисповеданий не должно пониматься как возможность смешения различных религиозных традиций.

2.3. Образ современного миссионера и его качества

Все члены Церкви, как Тела Христова, призваны быть миссионерами в широком смысле слова и нести общецерковное апостольское служение. Поэтому каждый православный христианин обязан осознавать возложенную на него ответственность свидетельства.

Миссионером в конкретном смысле является проповедник, имеющий специальное миссионерское образование, возвещающий слово Божие тем, кто не слышал православного свидетельства.

Миссионерский призыв, выраженный апостолом Павлом: «…если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!» (1 Кор. 9, 16), — выражает внутреннюю потребность миссионера делиться той радостью спасения, которую он обрел во Христе.

В исторической практике развития миссии Русской Православной Церкви сложились определенные организационные формы миссионерского служения духовенства и мирян, использование которых в настоящее время возможно признать целесообразным:

синодальный миссионер — священно- или церковнослужитель, несущий миссионерское служение по поручению Священного Синода (в лице его Миссионерского отдела) по приглашению епархиальных Преосвященных в тех епархиях, которые не могут иметь (или содержать) собственные квалифицированные миссионерские кадры. Миссионерская деятельность синодальных миссионеров осуществляется на основании программ, разработанных Миссионерским отделом Московского Патриархата и согласованных с епархиальными архиереями. Финансовую поддержку синодального миссионера во время миссионерского служения осуществляет Православный миссионерский фонд Русской Православной Церкви;

епархиальный миссионер — священно- или церковнослужитель, несущий миссионерское служение в канонических пределах отдельной епархии по благословению правящего архиерея. Финансовую поддержку епархиального миссионера во время миссионерского служения осуществляет епархиальный миссионерский фонд или иное епархиальное учреждение, уполномоченное на то епархиальным Преосвященным.

Просветительская деятельность среди различных слоев населения предполагает постоянное обновление форм миссионерского служения и выдвигает жесткие требования к миссионерам.

Современным миссионерам в своей деятельности, как никогда ранее, приходится искать нестандартные решения. Для них особенно важно уметь донести опыт апостольской и святоотеческой традиции на языке, понятном нашим современникам. В современном обществе, где почти забыта заповедь о любви к ближнему и царит повсеместное безразличие, в том числе и к вопросам религиозным, миссионер должен уметь всколыхнуть равнодушного, побудить его обратиться к Евангелию и воплотить христианские ценности в повседневной жизни.

Миссионер, являясь проводником православной традиции, призван передать как всё богатство богословского наследия Православной Церкви, так и свой личный опыт следования за Христом. При этом он должен следовать многовековым традициям православного духовничества: «Духовное руководство — это не манипулирование сознанием людей, это власть любви, а не духовного насилия» (Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II).

Исторический опыт православной миссии со времен апостольских являет нам примеры качеств, которые необходимы миссионеру: молитвенность, смирение, бескорыстие, стойкость, ревность о Боге, приветливость. Проповедь преемников апостолов обязана соответствовать «здравому учению» (Тит. 2, 1), которое имеет авторитет «правила веры» (2 Тим. 3, 10-14).

Православные миссионеры часто исполняют свое служение в условиях исключительной сложности. Поэтому одно из важнейших качеств, которое требуется от них, — терпение со смиренной преданностью Богу и готовностью преодолевать трудности мира сего.

3. Практика миссионерского служения

3.1. Миссионерское поручение

Миссионерское поручение — часть общественного служения христианина; оно включает мирян в миссионерскую деятельность прихода, чтобы каждый из них чувствовал свою причастность к общему делу миссии.

Главной задачей миссионерских поручений является актуализация живого миссионерского опыта Церкви.

Миссионерские поручения могут быть реализованы через:

— участие мирян в богослужении (несение клиросного и алтарного послушаний, организация престольных праздников, крестных ходов и других церковных торжеств), а также установление постоянных храмовых дежурств мирян и совместно со священнослужителями для общения с невоцерковленными людьми;

— привлечение мирян к участию в социальной диаконии;

— широкую организацию миссионерских приходских кружков;

— участие мирян в церковных конференциях, диспутах, интернет-форумах, в теле- и радиопередачах, благотворительных акциях и иных формах общественной активности.

К особым миссионерским поручениям можно отнести приобщение мирян к участию в миссионерских экспедициях, к катехизаторской работе (в предоглашении и оглашении), к иным видам деятельности Церкви по научению основам веры.

3.2. Подготовка кадров миссионеров

Все служение Церкви имеет апостольский миссионерский характер. Отсюда возникает необходимость в выработке миссионерского подхода в составлении учебных программ и учебного процесса начального, среднего и высшего духовного образования.

Современное миссионерство требует новых методов и специальной подготовки проповедников, которым придется трудиться в условиях и мегаполиса, и далеких поселений. Поэтому подготовка миссионеров должна соответствовать возлагаемым на них задачам.

При подготовке миссионеров (особенно в специализированных миссионерских духовных учебных заведениях) приобретает большое значение знание истории миссии, принципов и методов современной миссионерской деятельности, социальной работы, этнографии, социальной психологии, конфликтологии и т.д. Особое значение имеет практический опыт осуществления миссии, который может быть приобретен посредством участия студентов семинарии или академии в миссионерских экспедициях, миссионерских станах и приходах. Для этого необходимо включение в базисный учебный план духовных школ раздела «Миссионерская практика»

Программа духовного образования должна учитывать в полной мере потребности миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

3.3. Миссионерские станы

С апостольских времен существовали общины, которые выполняли функции миссионерских станов, занимаясь миссией по преимуществу. Такой общиной была, например, антиохийская община, при поддержке которой начал свою первую миссионерскую экспедицию св. апостол Павел. Эту общину можно считать первым миссионерским станом.

Миссионерский стан — региональный центр православной миссии, в функции которого входят:

- координация, методологические обеспечение и обобщение опыта миссии, осуществляемой на определенной территории;

- организация работы по созданию миссионерских переводов на национальные языки народов, проживающих на территории данного региона, Священного Писания и богослужебных текстов;

- связь с миссионерскими приходами;

- обеспечение деятельности миссионерских приходов специальной литературой и иными методическими материалами:

- предоставление, при возможности, гуманитарной помощи в целях осуществления гуманитарной миссии.

Миссионерские станы находятся в каноническом подчинении епархиального архиерея и обслуживаются силами как епархиальных, так и (по приглашению епархиального Преосвященного) синодальных миссионеров.

В настоящее время накопленный опыт работы миссионерских станов свидетельствует об их реальной эффективности. Постоянное пребывание миссионеров в распоряжении епархиальных архиереев позволяет планировать долгосрочные программы.

Особое внимание в работе миссионерских станов уделяется просветительским программам в труднодоступных районах.

Одним из методов деятельности в рамках миссионерского стана можно считать миссию в транспортных потоках. Для ее успешного осуществления требуются:

- бесплатная раздача миссионерской литературы на авто-, авиа-, водном и железнодорожном транспорте (на маршрутах дальнего следования);

- строительство часовен и храмов на вокзалах, в аэропортах, в морских и речных портах;

- привлечение для проповеди Благой вести особо подготовленных мирян;

- осуществление миссионерской катехизаторской деятельности среди обслуживающего персонала на транспорте.

Возможности транспорта следует использовать и для решения другой миссионерской задачи. Миссия Церкви должна распространяться не только в мегаполисах, но и в труднодоступных районах. Для того чтобы нести Благовестие «даже до края земли» (Деян. 1, 8), миссии нужна мобильность. Необходимо задействовать все современные виды транспорта, что особенно важно для отдаленных регионов (храмы-автомобили, храмы-корабли, храмы-вагоны, палаточные храмы и т.д.).

3.4. Миссия в молодежной среде

Миссионерская работа предполагает создание на приходах благоприятных условий для реализации православной молодежью своих творческих устремлений и потребностей, что предусматривает взаимное общение не только в храме, но и во внебогослужебное время. Для этого могут быть использованы детские лагеря, походы, паломнические поездки, группы содействия немощным членам прихода и многие другие формы деятельности. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II особо отметил: «Мероприятия подобного рода побуждают молодежь взглянуть на Церковь иными глазами, увидеть в ней не строгого судью, а заботливую мать. Одновременно, благодаря такой деятельности, укрепляются связи со светскими структурами, ответственными за воспитание подрастающего поколения. Общество на деле убеждается в положительном социальном значении Церкви».

Для проведения миссии в молодежной среде необходимо иметь в виду следующие основные направления деятельности:

- приобщение к литургической жизни и воцерковление молодых людей, недавно пришедших в Церковь;

- просветительская деятельность, направленная на формирование правильного представления об иерархии христианских ценностей, создание для этой цели современной научно-богословской методологической базы;

- привлечение молодежи к христианскому служению (трудовая помощь храмам и монастырям, работа в детских лагерях, помощь ветеранам, немощным людям, переписка с заключёнными и др.);

- создание открытой христианской социокультурной молодежной среды;

- организация специализированной помощи молодым людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию или различные виды зависимостей (например, телефонная служба доверия, частные личные беседы, интернет-форум с возможностью задать вопрос катехизатору или священнику, консультации православного психолога, программы по реабилитации пострадавших от алкогольной, наркотической зависимости, а также бывших членов деструктивных сект);

- продуманное использование в миссионерской деятельности среди молодежи современных форм творчества: музыкального, литературного, художественно-изобразительного и т.п.

При выборе наиболее эффективных приемов работы с молодежными группами следует учитывать их социальную направленность, степень религиозной информированности и способность к восприятию преподаваемого им православного учения. Необходимо творческое применение самых разнообразных методов духовного просвещения. В настоящее время существует следующая типологизация молодежных групп Воцерковленная молодежь, различающаяся по степени общественной активности и уровню осознания своего места в Церкви. Для этой группы необходимо применять различные формы участия в церковном и общественном служении, устранять барьеры в церковном сознании (дистанцию между клиром и мирянами, боязнь инициативы и ответственности), препятствующие такому участию. Нужно способствовать появлению и реализации молодежных инициатив, побуждать церковную молодежь к проявлению личной активности.

Неофиты, недавно пришедшие к православной вере, еще мало знающие основы Православия и часто переоценивающие свою компетентность в разных вопросах церковной жизни. Подходящими методами работы в этой среде являются катехизация, основанная на традициях церковного просвещения, а также вовлечение в практическую деятельность общины под руководством воцерковленных людей.

Невоцерковленная молодежь, в целом позитивно относящаяся к Православию. Наиболее целесообразно при работе с этой группой молодежи привлекать молодых людей к различным формам досуговой или творческой деятельности, не противоречащим православной духовности.

Молодежь, выбравшая другие христианские конфессии или иные традиционные религии, но сохранившая уважительное отношение к Православию и не отрицающая возможности диалога с православными. Наиболее эффективным методом взаимодействия с представителями этой группы является разработка и осуществление образовательных и культурных программ, имеющих просветительскую направленность (например, семинары по вопросам экологии или противодействия наркомании и т.п.).

Невоцерковленная молодежь, равнодушно относящаяся к Православию или к религиозной жизни в целом, является наиболее многочисленной и потому самой важной группой невоцерковленной молодежи. В зависимости от того, насколько эффективной станет работа Церкви именно с ней, можно судить о результатах миссии среди молодежи. Для успешной работы с этой группой необходимо, прежде всего, разрушение ошибочных стереотипов восприятия Церкви и духовной жизни, а также формирование новых представлений, создающих мотивацию к созидательному духовному развитию. Основополагающими принципами в общении с такой молодежью являются искренность, открытость и терпение: не навязывание внешних форм Православия, а подготовка почвы для сознательного воцерковления. Формы занятий с этой группой могут быть различными; они должны быть привычными для современной молодёжи, но при этом — наполненными христианским содержанием.

Молодежь, негативно настроенная к Церкви. При работе с такими людьми лучше всего вести диалог в духе любви и упования на помощь Божию, ибо Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4).

3.5. Миссионерский приход

Образ жизнедеятельности и сам облик современного церковного прихода должен быть максимально приспособлен к миссионерским потребностям, исходя из интересов миссии Церкви.

Приход, подтвердивший свою способность (по уровню подготовленности и практическим результатам) заниматься миссионерской деятельностью постоянно и плодотворно, приобретает статус миссионерского прихода.

Существуют следующие отличительные особенности миссионерского прихода:

1. Главная его цель — осуществление миссионерской деятельности на территории его пастырской ответственности.

2. Желательно, чтобы его клир знал богословие миссии и приобретал практический опыт миссионерства.

3. Целесообразно, чтобы миссионеры имели или приобретали светское высшее образование.

4. Приходское собрание данного прихода должно состоять преимущественно из прихожан, активно участвующих в миссионерской деятельности, знающих проблемы и нужды современной миссии.

5. Приход обязан заниматься социальной диаконией.

6. В миссионерском приходе необходимо сформировать институт миссионерских катехизаторов. Миссионерское служение мирян необходимо скоординировать по разным аспектам работы в соответствии с образованием и профессиональными навыками конкретного миссионера.

7. В приходе богослужения должны иметь преимущественно миссионерскую направленность.

8. Миссионерскому приходу по благословению епархиального Преосвященного желательно постоянно поддерживать контакты в методической сфере с Миссионерским отделом Московского Патриархата.

3.6. Миссионерское служение мирян

В целях распространения миссии во всех сферах жизнедеятельности общества необходимо:

- привлекать мирян к активной церковной работе посредством выполнения конкретных миссионерских поручений;

- помогать в комплектовании школьных и публичных библиотек церковными книгами миссионерского содержания, использовать сеть библиотек для создания в них миссионерских просветительских центров и проведения тематических выставок, посвященных важным событиям церковной жизни;

- ориентировать мирян на особый вид миссионерской деятельности, направленной на церковное присутствие в интернет-пространстве;

- поощрять общение мирян во внебогослужебное время, в частности, через проведение собраний и совместных трапез прихожан после совершения богослужения в первую очередь с целью обсуждения вопросов духовной и церковной жизни;

- находить точки соприкосновения с различными возрастными слоями населения посредством организации общедоступных мероприятий по интересам: клубов, летних лагерей, походов;

- вести просветительскую работу с группами социального риска, (наркозависимыми, ВИЧ-инфицированными, беспризорными и др.);

- осуществлять миссионерскую, катехизаторскую, богословскую подготовку светских преподавателей, врачей, психологов, юристов, экономистов, военнослужащих, деятелей культуры и науки для расширения поля миссионерского служения.

С древних времен особо важной является роль женщин в православном свидетельстве (Рим. 16, 1-15; Флп. 4, 2-3; Кол. 4, 15; 1 Кор. 11, 5; 1 Тим. 5, 16). Церковь призывает женщину к исполнению задач, связанных с духовным просвещением людей. Сегодня проповедь Евангелия осуществляется в условиях «постхристианской» цивилизации, которая отвергла попечение Церкви, негативно относится к христианским ценностям, понимает их искаженно. Необходимо, чтобы христианское свидетельство дочерей Церкви продолжалось, расширялось, усиливалось и было доступным для всех людей, искренне ищущих Бога. Это служение может быть и частным, и оформленным как православное миссионерское сестричество.

Миссионерское служение женщин имеет ряд специфических отличительных черт, вытекающих из особой роли женщины в семье и обществе. В этой связи в числе наиболее перспективных направлений миссионерской работы женщин можно указать особо:

1. Создание специальных благотворительных учреждений по примеру Марфо-Мариинской обители, основанной преподобномученицей Елисаветой.

2. Служение в больницах (особенно в родильных домах и гинекологических отделениях) для несения проповеди слова Божия и утешения страждущих.

3. Воспитательно-просветительское служение в детских домах и интернатах.

4. Служение в местах лишения свободы для женщин с целью наставления заключенных в основах вероучения.

3.7. Миссионерское богослужение

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в докладе на епархиальном собрании духовенства Московской епархии в 2004 году отметил: «Говоря о восприятии богослужебной или пастырской традиции, не следует забывать, что следование Преданию не есть механическое копирование внешних форм, а живое осмысление и творческое претворение в жизнь перенятого опыта… Практический вывод из сказанного может быть только один: не должно быть ни самоволия, ни самообольщения. Во всем должна быть разумная дисциплина и благоустроенная свобода».

Богослужение Церкви, по своему существу, всегда носит миссионерский характер, закрепленный в свято хранимых Церковью чинопоследованиях. Литургические молитвы за оглашенных, свидетельствуют о том, что Церковь простирает свою любовь и на тех, кто живет пока еще вне полноты общения с Богом и Церковью. А богослужебная проповедь, носящая экзегетический характер, представляет собой особую форму осуществления вероучительного попечения Церкви о своих пасомых.

Каждый член христианской общины нуждается в полноценном участии в литургической жизни. Напряженная духовная жизнь включает в себя постоянное самоиспытание, следование заповедям Христовым, истинное покаяние, воздержание, стремление к сознательному единству духа, веры и дел.

В Определении Архиерейского Собора 1994 года «О Православной миссии в современном мире» записано: «Собор считает исключительно важным глубокое изучение вопроса о возрождении миссионерского воздействия православного богослужения» и усматривает «крайнюю необходимость развития практических церковных усилий» в том направлении, чтобы сделать более доступными пониманию людей смысл священнодействий и богослужебных текстов.

Ради облегчения вхождения и пребывания невоцерковленного человека в Церкви целесообразно предоставить приходам, по благословению священноначалия, право проведения особых миссионерских богослужений, в которые были бы внесены элементы катехизации:

1. Богослужение без нарушения его цельности и молитвенного настроя верующих в необходимых случаях сопровождается богословскими комментариями или посредством распространения брошюр с объяснением смысла богослужения и совершаемых молитв. Подобная катехизация также необходима при совершении всякого Таинства и обряда.

2. Во время совершения Божественной литургии, проповедь может произноситься непосредственно после Евангельского чтения и должна носить, по преимуществу, экзегетический характер. При необходимости Священное Писание может быть прочитано на национальном языке просвещаемого народа или на русском языке с богословскими комментариями.

3. Для совершения миссионерских богослужений в населенных пунктах, не имеющих храма, допустимо использовать в качестве алтаря любые приспособленные помещения, даже палатки. На месте совершения такого богослужения целесообразно воздвигать поклонный крест, пред которым верующие могли бы молиться.

4. Главной задачей совершения миссионерских богослужений является приближение литургической культуры Православия к пониманию наших современников. В зависимости от степени воцерковленности членов приходской общины желательно осуществлять программы литургического обучения как взрослых, так и детей.

3.8. Перспективные направления миссионерского служения

Среди наиболее перспективных направлений современного миссионерского служения Церкви следует выделить:

- обобщение накопленного опыта миссионерской деятельности с целью его анализа и дальнейшего применения;

- распространение положительного опыта миссионерской деятельности, накопленного в разных епархиях (использование речных судов, поездов, автобусов, создание выездных групп, работа со светскими педагогами, библиотеками, проведение крестных ходов);

- усиление миссионерской направленности в учебно-воспитательном процессе духовных школ: совершенствование преподавания миссиологии и связанных с ней дисциплин, участие воспитанников в миссионерско-катехизаторской практике;

- поддержка на общецерковном уровне миссионеров, несущих свое служение в отдаленных епархиях;

- создание на каждом приходе особой миссионерской духовной и культурной атмосферы, находясь в которой возможно было бы противостоять негативным воздействиям из внешнего мира;

- поощрение внебогослужебного общения людей, в частности, через проведение собраний и совместных трапез прихожан после совершения богослужения с целью общения и обсуждения насущных вопросов;

- развитие священнослужителями внутриприходской миссии;

- привлечение мирян к активной церковной деятельности посредством выполнения определенных миссионерских поручений и участия в социальной диаконии;

- широкое применение различных языков миссионерской проповеди: от высокого храмового литургического слога до речи, понятной детям, молодежи, воинам, государственным служащим, деятелям науки и культуры — по слову апостола Павла: «для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9, 22);

- возрождение практики оглашения взрослых людей перед Крещением, привлечение к оглашению активных и подготовленных членов общины;

- совершение богослужений и издание православной литературы на местных языках, создание переводческих историко-архивных комиссий в епархиях, при церковно-богословских центрах и духовных школах; тщательная богословская оценка поступающей в приход литературы;

- работа с группами социального риска;

- создание на каждом приходе обстановки, способствующей укреплению института семьи и восприятию семейной жизни как церковного служения;

- развитие всех приемлемых (не противоречащих православной нравственности и не нарушающих светское законодательство) форм антисектантской деятельности и разработка целенаправленных миссионерских программ по нейтрализации прозелитизма и религиозного экстремизма;

- создание особых центров по социальной, психологической и духовной реабилитации бывших адептов сектантских организаций (деструктивных культов).

Заключение

В современных историко-культурных и социально-политических реалиях XXI века миссионеры несут Благую весть людям, которые еще не осознают потребности в Церкви. Люди эти чрезвычайно разнообразны по своему жизненному укладу, возрасту, образованию, интересам, профессиям. Во взаимоотношениях с ними миссионер обязан помнить, что он — не пропагандист и не агитатор, а соработник Духа Святого, благовестник Слова Божия (1 Кор. 3, 9).

Благодаря Бога за благодатную возможность осуществлять миссионерскую деятельность в современных условиях, православный миссионер должен всегда иметь в своем сердце апостольские слова: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто» (1 Кор. 13, 2).

В настоящей Концепции для обозначения Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви применяются, как равнозначные, термины «Вселенская Православная Церковь», «Православная Церковь», «Церковь». Эти же термины используются в Концепции только для обозначения Русской Православной Церкви применительно к территории ее пастырской ответственности.

- Рецепция (от лат. receptio — принятие) — восприятие и преобразование одних процессов в другие с целью их согласования с чем-либо иным. Церковная рецепция культуры — согласование средств и методов миссионерства со спецификой разных культур, традиций и обычаев. Православие рассматривает культуру как «социальную природу» человека. Стоит миссионерская стратегическая задача переосмысления, преображения культуры народа для ее воцерковления, создания национально-церковной культуры и социокультурной среды во всем обществе: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть участником его» (1 Кор. 9, 20-23).

- Миссионерская деятельность должна учитывать, что условия и формы миссии различны в сельской местности, в городе, воинской части, в учреждениях культуры и науки, в храмах, созданных при учебных заведениях и в местах лишения свободы, и т.д.

- Необходимо особо подчеркнуть каноническую недопустимость в обычных случаях Крещения взрослых людей и молодежи без предварительной полноценной катехизации (Крещение без оглашения запрещается 78-м правилом VI Вселенского собора и 46-м правилом Лаодикийского собора). Конечно, никто не должен накладывать на людей «бремена неудобоносимые» (Лк. 11, 46), однако того, кто не хочет посильно потрудиться ради Бога и осознанного, ответственного вступления в Церковь, крестить «по первому требованию» вряд ли полезно.

- Под прозелитизмом принято подразумевать любую прямую или косвенную попытку воздействия на религиозность человека другого вероисповедания с целью склонения к вероотступничеству через какую-либо «приманку», путем обмана или утаивания правды, использование неопытности и незнания личности, нужды и т.п.. Прозелитизм отличается от миссионерства нарушением духовно-нравственных законов и норм, в том числе, свободы человеческой воли.

Миссионерскую практику во время летних каникул учащиеся могут проходить на приходах и в монастырях с богатым миссионерским опытом, а также на тех приходах, из которых они были направлены в учебное заведение. Кроме того, следует предусмотреть для учащихся духовных школ возможность нести практическое миссионерское послушание, прежде всего в учебных заведениях, больницах, домах-интернатах для детей, престарелых и инвалидов. Если в епархии имеется епархиальный миссионер, то практику целесообразно проводить под его руководством.

В истории миссии Русской Православной Церкви важную роль сыграл опыт создания миссионерских станов на Алтае прп. Макарием (Глухаревым) Исторические миссионерские станы на территории Российской империи, организовавшиеся «в целях правильной постановки миссионерского дела» со 2-й четверти XIX в., состояли, как правило, либо из комплекса компактно расположенных строений с богослужебным помещением (походная церковь), либо из нескольких сел с церквами, часовнями и школами; на них возлагался широкий комплекс миссионерских задач — проповедь, культурно-просветительская деятельность и благотворительность.

Итоговый документ конференции «Современная молодежь в Церкви: проблемы и пути их решения» (2005 год).

 

PostHeaderIcon Проповедник должен говорить о том, что является его опытом Бога. Митрополит Сурожский Антоний

Проповедник должен говорить о том, что является его опытом Бога

Митрополит Сурожский Антоний

Митрополит Антоний, вы известны как человек с призванием к евангелизации. Вы говорите, что пытаетесь евангелизировать «современного язычника». Кто этот неоязычник?

Я думаю, что большинство европейцев, то есть большинство из нас, — это современные язычники до некоторой степени. Мы вышли из культуры, которая была глубоко пропитана христианским мышлением, и в искусстве, и в музыке, и в стиле жизни, и попали в период, который мы иногда оптимистично называем «временем независимости» и даже еще более оптимистично «совершеннолетием» и «зрелостью», но который, к сожалению, соответствует положению, когда мы утратили свое прошлое, но еще не достигли настоящего, которое было бы другой культурой. Мы находимся в промежуточном периоде. Мы утратили наши христианские корни, но еще не укоренились в Евангелии по-новому. И я думаю, что когда люди говорят о постхристианском периоде, то они правы только на этом культурном уровне, потому что то, чем обладаешь в духовной области, не теряется.

Вы хотите сказать, что в вашей проповеди и учении можете апеллировать, скажем, к забытому христианскому подсознанию или к христианскому наследию, которое присутствует, хотим мы того или нет, в сознании людей?

Я бы сказал — нет. И я думаю, что это очень важный, очень позитивный момент — что можно не апеллировать к этому наследию, потому что, пока у нас есть какая-то возможность обращаться к прошлому людей, в частности к их культурному прошлому, слишком легко направить их по проторенному пути. Но если им приходится начинать все заново, выбираться из старой колеи, то они открывают Евангелие со всей свежестью, новизной и остротой. Я глубоко убежден, что апеллировать можно именно к этому абсолютному — нет, «абсолютный» неудачное слово, — к подлинной сути каждого человеческого существа. Если мы верим, что Бог сотворил нас в соответствии с Собой, способными быть Ему созвучными настолько совершенно, что мы становимся соучастниками всего того, что Он есть, включая Его Божественную природу, тогда мы можем обращаться именно к этим глубинам человека. Для меня не важен культурный фон: я часто говорю, что я рад ощущать себя не эллином, не иудеем, но варваром, не имеющим корней нигде, я, если хотите, скиф.

Вы несколько раз упоминали, что Евангелие всегда ново. Но для людей, которые слушают вашу евангельскую проповедь, некоторые слова — «Бог», «Христос», «Библия», «Церковь» — очень стары и привычны. Как вы преодолеваете проблему использования слов, которые отягощены прошлым, когда пытаетесь передать новизну Евангелия?

Я думаю, что новизна не заключается в словах. Можно использовать старые слова с новым чувством. Возьмите, например, поэзию. Прекрасное стихотворение может быть составлено из самых обычных, самых простых слов и все же передавать чувство новизны, свежести, откровения чего-то ранее неслыханного. Я убежден, что слова, которые употребляешь, должны время от времени обновляться. Например, мы все время пользуемся словами, которые в христианском словоупотреблении приобрели специфический оттенок и потеряли всякое значение вне наших христианских интеллектуальных рамок. Я думаю, там, где возможно, следует избегать этого и пользоваться словами, которые просто доступны, полны смысла. Например, я часто говорю о солидарности Бога с нами. Вначале на меня нападали за это: «Это не по-богословски», «Что вы имеете в виду под солидарностью?», «Это слово, взятое из общественной жизни и политики». Я говорил: «Да, но это слово, которое всем понятно». Мы все понимаем, что значит стоять за кого-то или отступиться от него.

И все же бывает такой период, когда говоришь определенными словами. Наступает момент, когда приходится использовать привычные христианские слова в таком контексте, чтобы они выступали рельефно, по-новому, чтобы люди не воспринимали их как старую песню. И вдруг, поставленные рядом с другими мыслями, они проявляются — как картина выделяется на стене, когда найден правильный фон.

Вы упомянули поэзию. Поэт может обновлять слова, потому что владеет тайной, называемой «вдохновение». Как может христианский проповедник найти эту новизну? Как проповедовать, чтобы слушатели почувствовали какую-то новизну жизни, новизну Евангелия?

Я не думаю, что есть какие-то приемы, потому что не может быть приемов для того, чтобы уловить Бога, сделать Его своим пленником. Но я верю, что, если проповедник никогда не разрешает себе, проповедуя, повторять мысли, которыми он пользовался в прошлом и отложил про запас, но говорит только о том, что в данный момент является его опытом Бога, тогда он может передать что-то.

Не говорите ли вы здесь о том, что суммируется в слове «молитва»?

Молитва? Да, если вы обозначаете словом «молитва» не упражнение, а некую ситуацию, какое-то отношение с Богом. Например, я всегда настаиваю на том, чтобы дьякон заранее читал в течение недели те места из Евангелия, которые он будет читать в храме в воскресенье, чтобы он продумал их, чтобы он не только умственно довел их до своего сознания, но облек их в плоть и кровь, чтобы, когда он читает, каждое слово стало для него живым. Тогда оно станет живым для всех слушающих. Я думаю, что, когда мы проповедуем, мы не должны направлять наше внимание на слушателя. Как сказал один из святых отцов, следует вонзить слово Божие в собственное сердце, как кинжал, как нож. И когда потечет кровь вашего сердца, это значит, что и еще чье-то сердце поражено.

Вы знакомы с академическим миром Англии и занимаетесь миссией среди студентов университетов. Насколько проповедь в этой среде отличается от проповеди рабочим или проповеди в стране, где большинство не имеет христианских корней?

Содержание моей проповеди — одно и то же. Это благая весть, притягательность Евангелия. В этом смысле есть целый ряд тем, которые следует доводить до всех, все они сходятся и в полноте выражаются в личности Иисуса Христа. Ясно, что с одним человеком говоришь не так, как с другим. Но это даже не вопрос среды. Мы говорим здесь с вами в таких выражениях, которые я, возможно, не употреблю, говоря с другим человеком, потому что сейчас говорим мы, идет обмен мыслями, чувствами между нами.

Но вот студенты… В настоящее время есть два типа студентов. Одни — либо через личное обращение, либо через свои семьи и общины — уже укоренены во всем, что составляет христианство. А есть такие, для которых весь этот мир совершенно неведом. Они знают слова, но за словами ничего не стоит. Мне случалось проповедовать на улицах, в лондонских и абердинских доках, на улицах Оксфорда. И встречаются не только студенты, это может быть кто угодно. Докеры действительно очень отличаются от людей, которые случайно собираются группой вокруг вас в Оксфорде, так что невозможно говорить теми же самыми словами, на одном и том же профессиональном, культурном или литературном уровне. А кроме того, у меня бывают контакты с людьми, которые не принадлежат к христианской религии.

Но во всех случаях для меня существуют два основных момента — мое сердце и их сердце. Мое человечество, которое до некоторой степени, пусть очень малой, влито в человечество Христа, и их человечество, которое также частично слито с человечеством Христа. Мы встречаемся в реальной человеческой сущности, просто. И я стараюсь говорить от сердца к сердцу, пусть и выражаюсь несовершенно и приблизительно. Ведь большей частью я говорю на языках, которые для меня неродные, так что я не могу претендовать, будто говорю с высоким уровнем красноречия или знания языка.

Разрешите мне теперь задать вам очень прямой вопрос: для чего вы проповедуете благую весть? В чем для вас заключается цель благовествования?

Ну, это вопрос, на который легко ответить в общем, но его труднее проанализировать. Видите ли, я был совершенно диким неверующим лет до пятнадцати. Я никогда не читал Евангелие, никогда не держал его в руках, никогда не слышал о нем, я сделал все, чтобы никогда не попадать в церковь. Я был совершенно чужд этой области. В пятнадцать лет я впервые прочитал Евангелие — в момент глубокого отчаяния и негативизма, когда жизнь, люди не имели для меня никакого смысла, никакого значения — до такой степени, что я решил покончить с собой, если в течение года не найду какого-то смысла в жизни. Встреча лицом к лицу с Христом как моим Живым Богом, в личности живого, воскресшего Иисуса из Назарета, изменила абсолютно все. Вот об этом я и должен говорить: откровение смысла, воплощенного в Личность, откровение Истины, которая есть Некто, откровение конечной Цели, которая не где-то впереди, но уже тут и даже была прежде нас, две тысячи лет назад, откровение вечной Жизни, которая настанет не завтра, когда я умру, но которая уже здесь, потому что мы уже живем ею. И все это в контексте всего Евангелия с его «тесными вратами», его остротой, его отказом от всякого компромисса с тем, что не является провозглашаемой им истиной.

Разрешите мне отчасти сыграть роль провокатора. Тот опыт, который вы описали, столь личный, столь эмоциональный, — не открыт ли он для традиционной марксистской критики, согласно которой религия является лазейкой, позволяющей уйти от ответственной общественной позиции? Не сосредоточивает ли опыт такого рода внимание людей на собственном спасении, делая их тем самым эгоистичными, озабоченными лишь собственным духовным благополучием, безразличными к общей вере и жизни их страны и народа?

Нет, не думаю. В детстве, после революции, я чувствовал себя совершенно отчужденным и оторванным от всего, что было вокруг меня. Жизнь была такая, что я воспринимал человеческий мир людей, детей и взрослых, как опасные джунгли, полные врагов. И моя реакция на окружающий меня мир была такова: в этом мире можно выжить, только став совершенно бесчувственным и каменным, жестоким, как хищный зверь. Так что исходное положение было именно разобщенность и отрицание другого.

Когда я открыл Христа, то сразу открыл, что Бог есть Бог всех и каждого и что моя реакция на окружение неверна, потому что все те, кого я воспринимал как врагов и кого готов был ненавидеть всем сердцем, отвергать и уничтожать в пределах моих возможностей, — все они были люди Божии, которых Бог возжелал и возлюбил, сотворив их, кого Он неизменно любит, хороши они или плохи, грозит ли им осуждение или они на пути спасения, распяли ли они Христа или были Его учениками. И я помню, что на следующее утро после этого первого чтения Евангелия я вышел, посмотрел вокруг себя и увидел мир совершенно преображенным: на каждого человека, от которого раньше я бы шарахнулся, я смотрел и говорил: «Он — Божий. Он мой брат. Мы едины». Так что из моего опыта я не чувствую разрыва между этим личным опытом и его общественным измерением.

С точки зрения марксизма, с точки зрения любого неверующего, я просто сумасшедший. Мне говорили это не раз, и я вполне готов, чтобы меня таким считали. Единственная загвоздка в том, что при всем моем сумасшествии у меня есть смысл жизни, у меня есть динамика, у меня есть радость, которой ничто не может меня лишить, и люди нормальные приходят ко мне посмотреть, как бы это стать сумасшедшим! А я вот не пытаюсь научиться у нормальных, как можно убить радость, убить смысл и убить чувство истины.

Молодые люди, которые через вашу проповедь приходят разными путями к замечательному опытному познанию Иисуса Христа, личной встрече с Ним, — становятся ли все они профессиональными религиозными деятелями или же они идут в профсоюзы, в политическую жизнь, в социальную, общественную борьбу, где они встречаются с проблемами не только личностных отношений, но и классовых?

Нет, они, конечно, не становятся все какими-то профессиональными религиозными деятелями. Это было бы слишком плачевно. Я думаю, что христианин должен присутствовать везде.

Вы знаете, что по профессии я врач, не богослов. Я никогда не был в духовной школе. Я пять лет был хирургом, пять лет занимался общей практикой. Вот мой фон. И в том, и в другом качестве я встречался с очень разными людьми. И вот, я думаю, что как для отдельного христианина, так и для христианской общины характерно то, что они — эсхатологическая реальность. Они являются присутствием вечности, будущего мира, окончательного итога истории — уже здесь, во времени. И именно в этом качестве мы должны присутствовать во всех планах жизни. Это очень важно. Я думаю, что в политике, в общественной работе, в медицине или где бы то ни было христиане должны быть не просто «партнерами», но людьми, которые обогащают еще и другим измерением. Не как люди, которые готовы, скажем, на основе евангельских заповедей делать все лучше или несколько иначе, чем другие, или с большей любовью, — все это неверно. Миллионы людей делают все лучше и с большей любовью, чем мы. Но мы можем вносить просто своим присутствием, не говоря ни слова об этом, такое измерение, которое является собственно божественным измерением, — вот в чем наше призвание.

Как вы отвечаете тем, кто говорит, что это «религиозная» проповедь? Какая разница между проповедью религии и евангельской вестью?

Прежде всего, я не стыжусь религиозной проповеди — не моя вина, если Бонхёффер сделал слово «религия» почти неприличным словом, а за ним другие последовали.

Если понимать под словом «религия» то, что оно означало в древнем мире или что под ним подразумевают люди, которые используют терминологию Евангелия, сохраняя при этом психологию идолопоклонничества, если религия — это система методов, и средств, и путей, которыми можно уловить Бога, и держать Его пленником, и заставить Его делать то, что нам хочется, тогда, конечно, у нас нет религиозной вести, потому что все Евангелие — свидетельство тому, что такой подход неверен. Если понимать религию в таком смысле, то христианство — это не религия в том отношении, что у нас нет нужды доискиваться Бога и удерживать Его. Бог среди нас — Эммануил. Бог — один из нас, Иисус из Назарета, воплотившийся Сын Божий, ставший подлинно Сыном Человеческим. В этом смысле нам не нужно искать Бога где-то — Он среди нас, и не только в полноте Божества Иисуса, но и в полноте Божества Духа Святого, который дан Церкви и каждому ее члену, в присутствии и взаимосвязи с Отцом, как говорит об этом апостол Павел: жизнь наша сокрыта со Христом в Боге (Кол 3:3).

Вы употребили слово «Церковь». Какова роль Церкви как общины верующих в евангелизации?

Община верующих, по словам русского богослова Хомякова, должна быть организмом любви340. Церковь по своим функциям, динамике, видимой жизни должна быть образом, отражением внутренних отношений Лиц Святой Троицы со всем, что из этого вытекает: крест, и распятие, и слава вечной жизни. Церковь и каждый христианин нераздельны, потому что, как говорит об этом Уэсли, «отдельный христианин — не христианин». Быть христианином это значит быть членом Тела, потому что само Тело, о котором мы говорим, — это взаимоотношение любви. Любой из нас, кто сказал бы: «Я самодостаточен», отрицал бы любовь. Но первое, в чем Церковь могла бы, должна бы быть откровением Евангелия, — это беспримерная любовь. Скажем, Тертуллиан, апологеты. Они передают, что язычники, встречаясь с христианскими общинами, в изумлении восклицали: «Как эти люди любят друг друга!», что значило: «Откуда у них это качество внимательной, нежной, жертвенной, исцеляющей любви, которую мы не можем найти нигде больше?»

Вы являетесь членом Центрального комитета Всемирного Совета Церквей. Вы работаете в Христианской медицинской комиссии и в то же самое время ваше сердце горит желанием нести Благовестие Иисуса Христа. Какой бы вы могли дать совет — или хотя бы братское пожелание — Всемирному Совету Церквей?

Я думаю, что ВСЦ должен выйти из какого-то состояния запутанности или того, что мне кажется путаницей. Я ощущаю все время, что ВСЦ действует на двух различных уровнях и что эти два различных уровня не отождествимы друг с другом.

С одной стороны, мы — Христианский Совет Церквей, и наше призвание и долг в том, чтобы провозглашать Христа, нашего Господа и нашего Бога, провозглашать Евангелие во всей его полноте и целостности, не умаляя того, о чем оно благовествует, делая все выводы из этого, храня полноту веры, однажды преданной святым (Иуд 1:13). Но, с другой стороны, Всемирный Совет Церквей занимается — и законно, как организация христиан — всем, что составляет судьбу человечества, потому что, опять же по слову Тертуллиана, «ничто человеческое нам не чуждо»341.

Есть много областей, где мы сталкиваемся с людьми, с которыми мы должны и можем сотрудничать, независимо от какой-либо их христианской основы. То есть мы не можем сказать, что не будем сотрудничать с данным обществом людей в деле помощи голодающим, пока не обратим их в свою веру, потому что тогда хлеб будет иметь другой вкус. Но на этом уровне следует приносить евангельское свидетельство, может быть, прежде всего сиянием христианской эсхатологической личности или блистанием христианской эсхатологической общины. А во-вторых, тем вышеестественным образом, когда мы можем трудиться жертвенно, любя сверх меры человеческой любви и совершенно самозабвенно, когда нас утверждают другие, потому что мы совершенно забываем о самоутверждении. Наше свидетельство — не в разговорах с цитатами из Евангелия, а в евангельском духе. Мы должны быть дрожжами в тесте любой ситуации, любая ситуация должна обновляться добавленной в нее солью Евангелия. И поэтому я не думаю, что народ Божий — это народ, который имеет Библию на 250 языках, может прочитать ее другим или дать, ко времени или не ко времени, истинные или сомнительные выдержки из Евангелия. Народ Божий, как мне представляется на основании и Ветхого, и Нового Завета, это народ, который так укоренен в Боге, так знает Его личным опытом, что он мог бы написать и провозглашать Библию, а не только пересказывать и повторять ее. И пока мы не научимся такому подходу к нашему благовестию, пока мы не станем народом, который может по-новому провозглашать всю Библию (я, разумеется, не говорю здесь о том, чтобы заново «переписать» то, что написано в ней), неся библейскую весть людям, независимо от того, существует ли Библия физически или нет, — мы все еще не народ Божий. Мы просто люди, повторяющие сказанное другими, словно почтальон, который доставляет чужие письма. Этого недостаточно. Если бы мы были народом Божиим в истинном смысле, мы бы не раздражали людей бесконечными цитатами, которые им приелись и вызывают тошноту. Мы бы сами были откровением того, что должно быть явлено.

Пер. с англ. по изд.: International Review of Mission. 1974, № 249. Интервью, взятое пастором Эмилио Кастро. Публ. (с сокращениями): Церковно-общественный вестник. 1996, № 5.

Источник: http://www.terrad.ru/albums.htm

 

PostHeaderIcon О миссионерстве. Митрополит Антоний Сурожский

В чем в наше время состоит миссионерство?

«Миссионерство», слово иностранное, по-русски значит «посланничество». И посланничество наше особенного рода, не как политических посланников, которые стараются «наладить» какие-то дела, а посланников Божии, которых Он посылает для того, чтобы быть Его свидетелями.
Миссионерство заключается не в том, чтобы обращать людей в ту или другую веру, в то или другое вероисповедание, а в том, чтобы людям открыть путь к Богу, и это - самое основное. Миссия первохристиан заключалась в том, что они шли по всему миру и говорили: «Мы встретили Бога воплощенного, мы встретили Иисуса Христа, Который есть Человек и Бог одновременно. Он открыл нам, что такое Бог, т.е. как Он любит Свою тварь, и Он нам открыл, что такое человек: человек так велик в Его глазах, что Он готов жить как человек и умирать нашей смертью для того, чтобы мы могли спастись». И поэтому миссионерство не заключается в том, чтобы обращать иноверцев в свою веру, а в том, чтобы открыть человеку путь к Самому Богу. Это страшно важно.

Есть очень короткая молитва в конце вечернего правила, на которую мы всегда обращаем очень мало внимания: «Упование мое - Отец, прибежище мое - Сын, покров мой - Дух Святый. Троица Святая, слава Тебе!». Она такая короткая и такая, как будто, простая и ясная. А если задуматься, то она - целое вероисповедание. Упование мое - Отец: упование это не то, что я на Него надеюсь для того, чтобы мне было хорошо, а это Тот, к Которому я всей душой, всей жизнью стремлюсь. И этот Отец есть Бог, Бог таинственный, Бог непостижимый, Бог, Которому даже имени нельзя дать, потому что всякое имя ограничивает. Мы Его называем Отцом, потому что Он нас так любит, как только Отец может любить. И Он источник нашей жизни. Когда мы говорим о Боге-Отце, мы говорим о Том, Который есть предельная тайна, глубина безмолвия, свет такой яркий, что св. Григорий Нисский мог сказать, что он ослепляет, если на Него посмотреть, и можно говорить о Божественной тьме. Вот Отец, непостижимый Бог, жизнь, полнота Божества, к которой мы устремлены, но к которой мы прямо непосредственно вернуться не можем после падения, да и до падения Он оставался для нас непостижимым. И вот открылся Он нам во Христе.

Слово это не то, что мы называем «слова», слово - это полное, совершенное выражение мысли, но слово, которые мы произносим, никогда мысли или существо дела до конца выразить не может, но Слово, когда Оно воплощается, когда Оно делается Живым Существом, Который нам доступен, с Которым мы можем общаться, Которого мы можем видеть, слышать, к Которому мы можем обращаться словом, - это Слово является полным, совершенным выражением бездонного безмолвия и тайны Божией. Он открывает нам все то, что в этой тайне, в той мере, в которой нам это доступно. Но верить в Христа оказалось недостаточным для тысячи людей. Его окружали толпы, но не многие становились Его учениками. Слышать Христа не всегда было достаточно, потому что недоумевали люди, что же Он хочет сказать: Он говорит притчами, Он говорит непонятным для нас языком и образами. И вот тут оказалось, что это откровение Божие в плоти нас ставит перед лицом Божиим и требует от нас открытость для того, чтобы еще что-то случилось. А случилось то, что в день Святой Пятидесятницы, в день Святой Троицы Дух Святой сошел на учеников. И Дух Святой пронизал их Своим присутствием. Если говорить образно, то можно сказать, что об Отце можно говорить, как о солнце, о Христе - как о свете, но Они оба остаются как бы вне нас; а о Духе Святом - как о пронизывающем нас тепле и огне. И вот Дух Святой, пронизывая нас, потому что мы ученики Христа, потому что мы хотим быть Его учениками, Дух Святой нас приобщает к тому, к чему никакое внешнее откровение нас не может приобщить. И когда ученики Христовы вышли на проповедь, они выходили преисполненные огнем Святого Духа. Когда люди их встречали, они на них смотрели, они слушали, но они не только слова слышали, они не только лица видели, они через них проникали в какую-то тайну. Английский писатель Льюис говорит: какая разница между верующим и неверующим человеком? Верующий человек подобен статуе, которая ожила. Статуя может быть более прекрасна, чем человек, но она камень, она не жива. Человек может быть несовершенен, но он жив и он может передавать жизнь. И вот в этом смысле первое поколение учеников Христовых шли в мир, и через них люди видели, ощущали, познавали их встречу со Христом и Самого Христа. И благодатью Святого Духа они сами приобщались к этой тайне, к этому чуду приобщенности к Духу Святому, через Него - к Спасителю Христу и через Него - к Богу и Отцу, Который делался тогда действительно Отцом. Потому что, помните, как сказал Христос, когда Его спросили, как нам молиться, Он сказал: «Молитесь так: Отче наш...» Но когда Он сказал «наш», Он не думал о том, что толпа будет так говорить, и люди смотреть друг на друга, Он говорил о том, что вы будете говорить с Отцом, Который и Мой Отец и ваш Отец. Вот, что замечательно, что дивно. И поэтому ученики первого поколения шли, и в них люди видели новую жизнь, видели, что Бог сошел на землю, видели, что они преображены. И вот в этом заключалась миссия. Они тогда не говорили о богословии, они говорили о том, что встретили Живого Бога. И когда люди слышали их и видели их лица, как они сияли вечностью, светом Святого Духа, они могли поверить.

И проблема, которая перед нами стоит, именно в том, что мы говорим много, за столетия мы продумали очень многое, но это осталось для громадного большинства людей умственным подходом, вероисповеданием, но не всегда исповеданием веры. Это - вероисповедание в том смысле, что мы говорим: вот что предыдущие поколения познали о Боге, значит, это правда, потому что они были святые. А люди на нас смотрят и думают: святые, может, они были, а чем это тебя переменило?.. И вот это - самое важное. Для того, чтобы быть миссионером, для того чтобы передавать свою веру, надо, чтобы эта вера тебя так потрясла, так изменила, что люди, встречая тебя, могли сказать: «О, это не изваяние, это - живой человек! Я хочу стать таким, как он, не потому что он так или сяк верит, а потому что он стал такой, он стал иконой». Причем, иконой в самом настоящем смысле слова, потому что икона - это образ, но икона может быть для человека, кто на нее смотрит просто доской намалеванной, а для человека, который на нее смотрит и молится, она перестает быть и доской, и совокупностью линий и красок. Она делается как бы открытым окном. И этим объясняется то, что святой Иоанн Златоуст говорит: «Если ты хочешь помолиться, стань перед иконой, закрой глаза и молись тому, кто на ней изображен».

И вот миссия заключается именно в том, чтобы стать такой иконой, чтобы люди тебя встретили и сказали: «В этом человеке что-то, чего нигде я раньше не встречал, чего я даже не познавал. Я хочу на него посмотреть, я посмотреть хочу на его глаза, я хочу послушать его голос, я послушать хочу, воспринять то, что из него как бы светится, и тогда я начну понимать, причем, не богословие, а Бога». Я думаю, что одна из самых основных проблем нашего времени заключается в том, что столетиями мы преподавали людям учение, но не обязательно открывали перед ними жизнь, которая в этом учении, потому люди и уходят от Церкви, что какое им дело до разницы в вероисповедании, в понимании Святой Троицы, в том или другом. Я хочу встретить Бога, а не Его описание, я хочу Живого Бога, а не мертвую икону.

И вот этому нам надо научиться. Это задача нашего наступающего столетия, потому что если мы не научимся открывать Бога через наши личное общение, приобщенность с Ним, если из нас не будет светить свет Святого Духа, не будет гореть этот огонь Святого Духа, если мы не будем как купина неопалимая, тогда люди не смогут поверить, это будет одна из точек зрения на жизнь, одна из философий, одна из религий. А если они встречают человека как Серафима Саровского, Сергия Радонежского, Феофана Затворника, тогда вопроса нет, стоит посмотреть на них и знать, что в них есть нечто, чего нигде раньше они не встречали. Вот в чем миссия.

Проповедь западных миссионеров часто сопровождается не то что подкупом, но обещанием материальной помощи. Происходит как бы смешение двух планов…

Часто различают два понятия: проповедь, т.е. провозглашение веры о Христе, о Боге, о Церкви, и отношение к людям, которые вокруг нас. Я думаю, что никого мы не можем убедить в том, что Бог есть Бог любви, Который любит всех безразлично, Который умер за грешников, а не за праведников, если мы сами не будем так себя вести, как относился Бог к блуднице, к вору, к разбойнику: с полной любовью. И мне кажется, что одна из задач миссионерства, конечно, не подкуп материальной помощью, а дарование материальной помощи без всякого разбора. Достаточно того, что человек в нужде, чтобы этот человек был Христом, который протягивает ко мне руку. В воскресенье, когда мы читаем Евангелие о Страшном Суде там говорится о том, что Христос говорит праведникам: «Войдите в Царствие Божие: вы Меня накормили, когда Я был голодным, вы меня одели, когда Я был холодным, вы Меня приютили, когда Я был бездомный, вы Меня посетили, когда Я был в тюрьме и т.д.» И они Ему скажут: «Но где же я Тебя видел?» И Он им отвечает: «Если вы сделали это одному из малых сих, то это вы Мне сделали». И мне кажется это чрезвычайно важным, что Христос нас призывает к тому, чтобы быть воплощением Его любви. Я помню, в одной книжке отца Александра Шмемана, написанной на английском языке, он говорит, что все на свете должно стать Божественной любовью, даже хлеб, который я ем - это Божественная любовь, которая стала съедобной. И у меня есть пример в жизни, когда вдруг обнаружил, что это так. Во время немецкой оккупации я был в Сопротивлении и не мог иметь работу, поэтому я зарабатывал, как мог, чтобы остаться живым. Я пришел к одному своему товарищу, и вдруг вижу на его столе огурец размером какие-нибудь десять-пятнадцать сантиметров. И мои глаза разгорелись, потому что я до этого не ел несколько дней. Он на меня посмотрел и спрашивает: «Ты давно не ел?» Я ответил: «Да, три дня». Он говорит: «Давай разделим огурец». И я уже собирался набросится на этот огурец: «Помолимся». И он начал молиться, а я смотрел на этот огурец и, да простит мне Господь, у меня было такое чувство, что моя молитва ползет по этому огурцу, дошла до конца огурца, молитва продолжается, а огурец позади еще остается, а я голодный. И он кончил молиться и разделил этот огурец на две части. И я этот огурец ел с таким же благоговением, как можно причащаться, потому у него ничего не было, кроме одного огурца, и он мне дал половину своей жизни. Поэтому я думаю, что не надо ставить вопрос о том, достоин человек или нет.

Я вам могу дать другой пример: в другой момент немецкой оккупации, когда это было возможно я преподавал в русской гимназии, и как-то я шел в гимназию, и передо мной шел один преподаватель, уже пожилой человек, который был офицером Белой армии во время гражданской войны, суровый, мрачный, как нам казалось, человек. И мы оба должны были пройти мимо нищего, который сидел при дороге. Преподаватель остановился, снял шапку, что-то сказал нищему, ничего ему не дал, а нищий вскочил на ноги, его обнял, и они расстались. Не я один это видел, видели это и ученики, и когда он пришел в гимназию, его окружили мальчата и девчата: «Он что, ваш родственник, он ваш родной, знакомый? Почему вы сняли шапку перед ним? Почему он вас поцеловал?» И этому суровому человеку пришлось объяснить: «Я шел в гимназию с другого края Парижа пешком, потому что у меня нет денег на метро. И когда я увидел этого человека, я подумал: если я пройду мимо, он покачает головой и подумает: вот еще один сытый, которому дела нет до того, сдохну я с голоду или нет. Я остановился и чтобы ему доказать, что я в нем вижу человека, а не нищего, снял шапку и попросил у него прощения за то, что я ничего ему не могу дать. И он встал и меня обнял». После этого я сам с этим нищим встретился. Оказалось, что он не такой уж голодный, он, профессиональный нищий, зарабатывал за один день больше, чем я - за неделю, но это не важно. То, что этот человек сделал для этого ну, скажем, негодного нищего, бесценно: он в нем утвердил чувство человеческого достоинства, он снял перед ним шапку. И поэтому я всегда так отношусь: я не стану спрашивать, почему ты протягиваешь руку. Если протягиваешь руку, то для того, чтобы я в нее что-то положил, и это все, что мне надо знать. А он ответит перед Богом и перед своей совестью, если он протягивал руку, когда у него карманы были полны. Это не мое дело.

И с другой стороны, если мы дадим что-то нищему, и я говорю сейчас не о подачке, а о том, чтобы улыбнуться человеку, приветствовать его, отнестись к нему, как к человеку, если мы так будем поступать, то этот человек может перемениться. Мне судить не о чем тут. И снятая шапка, пол-огурца или грош, который я ему положил в шапку, может быть началом для него веры сначала в человека, а потом и дальше.

А если говорить о вере в человека, я вспоминаю, как я спускался с лестницы гостиницы Россия, и ко мне подошел молодой офицер и говорит: «Судя по вашей одеже, вы - верующий?» Я говорю: «Да». «А я вот в Бога не верю». «Ну, и тем хуже для вас». А он мне говорит: «А что между нами общего, что у меня общего с Богом?» Я ему говорю: «А вы во что-нибудь верите?» «Да, я верю в человека». «И вы знаете, у Вас есть громадное общее поле с Богом: Бог так верит в человека, что Он создал весь мир, вселил туда человека, Сам стал человеком и умер за человека. У вас очень много общего с Богом. вы можете к Нему подойти». Он на меня посмотрел и сказал: «Об этом я никогда не думал, надо подумать». Так что есть разные, очень разные походы.

К нам приезжают протестанты, собирают по 20 тысяч человек. Надо ли идти в народ, миссионерство должно в чем заключаться? Вы когда-то проповедовали и замечательно об этом рассказали. У Вас, конечно, особый дар. Я видела какую-то девчушку на остановке автобуса, которая проповедовала и все от нее шарахались, потому что она выглядела как сумасшедшая. Я тогда задала себе вопрос: надо ли идти в народ? Миссионерство в чем должно заключаться. Рассказы по школам, по гимназиям. Можно говорит два часа, но ни разу не упомянуть слово «Бог». Нужно ли идти на стадион? У нас, по-моему, это не принято, но протестанты ходят.

Я не уверен в том, что для того, чтобы проповедовать Христа нам надо как протестанты идти на стадион. Но мы никогда не должны стыдиться своей веры. И где бы мы ни были, в какой бы обстановке мы ни оказывались, мы должны быть готовы быть признаны как верующие, даже если это людям смешно или отвратительно. Но с другой стороны, я думаю (и я об этом в свое время писал и патриарху Пимену и другим людям), что ждать, чтобы люди пришли в церковь, недостаточно. Мы не пауки, которые сидим в паутине и ждем, чтобы муха попалась, потому что есть люди, у которых есть или предрассудки, или несчастный опыт церкви, которые в церковь не придут, но которым Бог нужен. И поэтому мне кажется, что надо людей искать, где они находятся. Я не знаю, какие возможности в этом отношении сейчас в России, но я думаю, что если не какие-то самозванцы-прихожане, а какие-нибудь опытные, умные священники выходили бы на проповедь на улицы, то может быть, они своей проповедью зажгли бы кого-нибудь. Во-первых, они доказали бы, что им не стыдно, что они не бояться насмешки, а надо быть готовым на насмешку, причем, иногда не только насмешку и на худшее - на толчки. Но надо быть готовым к тому и сказать: «Я вам принес Христа». Причем, не обязательно начинать с проповедью о Христе, а начинать с человека, который перед тобой. Что в твоей душе? Вот то, что я упомянул недавно об этом офицере, который меня спрашивал, что у меня общего с Богом: любовь и вера в человека. И вот, начни с этого. Начни с этого: вы во что-нибудь верите? - Да. - Во что? И вот я Вам еще к этому прибавлю нечто. Мне вспоминается рассказ из жизни старца Силуана. Я не помню, в книге ли отца Софрония или в письме, которое когда-то писал во Францию, рассказ о том, что его посетил русский миссионер из Китая, который ему говорил о том, что китайцев обратить совершенно невозможно: они совершенно закрыты и безнадежны. И Силуан ему говорит: «А что вы делаете для того, чтобы их обратить?» «Я иду к ним в капище, выжидаю момент, когда тихо и начинаю кричать: что же молитесь на эти истуканы? Вы разве не видите, что это просто дерево и камень? Разбейте это и обратитесь к истинному Богу». «А что дальше бывает?» - спрашивает Силуан. «Меня выкидывают вон с пинками». Силуан говорит: «А знаете что, вы пойдите как-нибудь в храм, постойте и посмотрите, с какой верой и доверием они молятся, и когда это дойдет до Вашего сердца, попросите одного из жрецов выйти с Вами и посидеть на ступеньках и рассказать вам о своей вере. И каждый раз, когда он будет говорить нечто, что вам дает возможность, прибавьте: «Ах, как то, что вы говорите прекрасно, если только к этому прибавить то-то - какая бы была полнота». И мне кажется, что это очень важно.

В двадцатые годы в России проповедовал на улицах и на собраниях такой Владимир Филимонович Марцинковский. Он в свое время был иподьяконом патриарха Тихона, который его благословил на проповедь в момент, когда революция случилась. И он оставил книгу своих воспоминаний и между прочим, говорит: «Когда ты с кем-нибудь споришь, несогласен с группой людей, не говори против него, потому что если ты будешь говорить против него, он будет изо всех сил защищаться, а говори выше него, чтобы ему захотелось вырасти в новую меру».

Вот что мы можем сделать, если будем выступать на улицах, на площадях, на каких-нибудь собраниях, которые не специально религиозные. Не обязательно проповедовать церковность или даже не обязательно сразу же говорить о Христе, а говорить о том содержании, которое является Евангелие, о той полноте, которой является Христос и наша вера, но не формальная вера, не вероисповедание, а сущность нашего соотношения с Богом, я думаю, что тогда это возможно.

Мне приходилось здесь проповедовать в Оксфорде на ступеньках главной библиотеки. И если можно к этому вернуться. Мне пригласили для этого, и я ждал утра, когда надо будет это делать и надеялся, что меня забудут, потому что мне было страшно. Но меня вызвали, притащили на ступеньки, поставили большую надпись, и я стоял. И передо мной встали двое или трое студентов, которые были для этого приглашены, которым я начал что-то рассказывать. И люди стали подходить: «Что это он там говорит?» И собралась толпа, человек 30-40-50. И я говорил о своей вере, и люди слушали, потому что, во-первых, мой английский язык настолько был тогда иностранный, что было любопытно, что это за чудище говорит, а еще, вероятно, я говорил не то, что им говорят в их приходах. Но что интересно, это то, что это был конец января, холод собачий. И я видел, что люди, что впереди как-то выживают, а люди, которые в задних рядах мерзнут, потому что холод их в спину бьет. Я остановился и говорю: «Вот что, если вы хотите стать верующими, начните с практических вещей: те, что впереди, им тепло, те, кто сзади - им холодно. Так вот заведите такой порядок: пока вы здесь переходите из переднего ряда на задний и дышите в спину тем, которые замерзли». И я два часа проповедовал, и они так поступали. И они мне потом говорили, что вы нас научили обращать внимание друг на друга, а не слушать докладчика, думая, мне никакого дела нет до того, кто рядом со мной стоит. Они ушли, разговаривая друг со другом, продолжая беседу. А после этого у меня было еще собрание в храме, и там была большая надпись: «Вход верующим воспрещается». И часть этих неверующих пришли, потому что тогда они что-то уловили, что вера не заключается в том только, чтобы богословствовать, чтобы говорить великие вещи о великих предметах, а - дышать в спину другому человеку или, может быть, дать кусочек хлеба, может быть пригласить его выпить чашку кофе, потому что у него вид такой замерзлый и видно в кармане - таракан на аркане.

11 марта 2000 г. Записала в Лондоне В.И. Матвеева.

 

PostHeaderIcon Последняя заповедь Спасителя

Последняя заповедь Спасителя

Юрий Максимов

Накануне Своего вознесения Господь Иисус Христос сказал Своим ученикам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их исполнять всё, что Я заповедал вам» (Мф. 28:19-20); «идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15-16).
Эта заповедь — одна из самых малоисполняемых в Православной Церкви. Ещё святитель Николай Японский писал: «Шедше, научите вся языки — как будто и в Евангелии нет. Хотя слышат это все и знают наизусть. И нет у нас иностранных миссий! В Китае, Индии, Корее, здесь — моря и океаны язычества, все лежит во мраке и сени смертной, но нам что же? Мы — собака на сене! Не моги-де коснуться Православия — “свято оно”! Но почему же вы не являете его миру?» (Дневник, запись от 12 июня 1896 года).

И действительно, стоит заговорить о внешней, подлинной миссии даже с воцерковлённым человеком, как тот, поморщившись, непременно ответит, что, мол, конечно, проповедовать Слово Божие всяким папуасам и китайцам — дело неплохое, но вот нам бы сначала «своих» обратить всех ко Христу, а потом уже можно подумать и о «чужих».

К сожалению, говорящие так, не понимают или не хотят понять две вещи.

Во-первых, это означает, что мы сознательно отказываемся исполнять заповедь Господа нашего Иисуса Христа о проповеди ВСЕМ народам. Слыша заповедь Спасителя, мы думаем не о том, как её исполнить, а о том, как обосновать наше нежелание её исполнять. Со всеми вытекающими для нашей духовной жизни последствиями.

Как известно, дорога под названием «сделаю завтра» ведёт на дорогу под названием «никогда». Говоря, что проповедью Евангелия иным народам мы займёмся лишь после того, как обратим всех русских, мы тем самым говорим, что не займёмся ею никогда — ибо совершенно ясно, что как бы хорошо мы ни проповедовали «своим», они никогда все поголовно не станут православными, поскольку в большинстве случаев причиной их неверия является не недостаток сведений о вере или должных православных примеров, а сознательный выбор. Точно так же и во времена апостолов обстояло дело в еврейском народе. Если бы апостолы решили тогда «обратить сначала своих, а потом уже идти к чужим», то и до сих пор еврейский народ не был бы поголовно православным, а все остальные народы, включая и наш, русский, погибали бы в язычестве.

Во-вторых, внутренняя миссия никогда не будет успешной без внешней. Любой «наш» невер, которому станут проповедовать Православие, может с полным основанием сказать: «Вы меня призываете жить по заповедям Христовым? Так почему же сами их не исполняете? Христос говорит: «проповедуйте Евангелие всей твари», а вы не проповедуете». Конечно, так сказать сможет лишь один из сотни, но остальные девяносто девять, хотя не смогут выразить это в словах, но почувствуют то же самое на духовном уровне. Ибо кого могут обратить к Богу те, кто сами сознательно не желают исполнять Его заповеди?

И напротив, если мы станем проповедовать неправославным народам, как тем, которые живут в России, так и тем, которые живут вне её, то станет результативнее и внутренняя миссия. И подвижническое служение миссионеров, и подвиги веры среди новообращённых иноплеменников зажгут огонь благочестивой ревности во многих «номинально православных». Так что акивная проповедь Русской Православной Церкви среди иных народов причинит не ущерб, а большую пользу для распространения веры в русском народе.

Сюда же нужно отнести и такой «аргумент», что, будто бы, у нас сейчас столько внутренних проблем, что не до миссии, а вот когда проблемы разрешатся, тогда уже и подумаем… На самом деле здесь перепутана причина со следствием. Наши проблемы являются следствием того, что мы не живём по заповедям Христовым, одна из которых — «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Единственный путь к преодолению проблем — начать жить по заповедям, в том числе и по этой. Заповеди даны не для тех, у кого нет проблем, а для всех, кто называет себя православными христианами.

Наконец, с темой соблюдения последней заповеди Спасителя связан ещё один важный вопрос, непосредственного касающийся участи нашего земного отечества и нашего народа.

Многие столетия Православная Церковь практически не занималась миссией, если не считать отдельные усилия Русской Церкви. Для большинства Поместых Церквей извинительным обстоятельством было турецкое иго, которое весьма затрудняло жизнь православных христиан. Однако в XIX веке Греция, Болгария, Румыния, Сербия и Черногория получили свободу, но, увы, эти православные народы вовсе не спешили поделиться Православием с теми, кто о нём не знает.

Из-за этого ещё сто лет назад Православие было ограничено ареалом компактного расселения традиционно православных народов. Во всём остальном мире о православной вере не знали вообще ничего. Это касалось даже самых образованных людей Западной Европы, не говоря уже про жителей Азии, Африки, Южной Америки и Австралии.

И в ХХ веке для членов абсолютно всех Поместных Церквей возникли такие условия, что им невольно пришлось покинуть обжитые места и расселиться по всем тем странам, куда они не хотели ехать добровольно. В России это были революция, гражданская война и великая отечественная, в Сербии, Болгарии и Румынии — приход коммунизма, в Греции — гражданская война и экономические проблемы, для Антиохийского и Иерусалимского патриархата — усиление давления со стороны иноверного окружения.

Таким образом минувший ХХ век стал веком широчайшего распрострнения Православия по планете. Православные диаспоры появились на всех континентах и в подавляющем большинстве стран. И везде, где они появлялись, — возникали православные храмы, а в них священники и епископы, производились переводы литургии на местные языки, издавалась православная литература на языках неправославных народов.

Так возникли условия для того, чтобы местные жители начали узнавать о Православии, а узнав, многие стали обращаться в истинную Церковь Христову, и обращать других. Благодаря этому в Западной Европе и Азии православными стали тысячи, в Америке — десятки тысяч, а в Африке — сотни тысяч человек.

В древнем варианте жития апостола Фомы рассказывается, что он, получив в удел для проповеди Индию, никак не хотел отправляться в такую далёкую страну. И Господь ему помог — продав в рабство капитану корабля, отправлявшегося в Индию. Глядя на вышеприведённые факты под этим же углом, складывается впечатление, будто Господь посредством скорбей выгнал православных на проповедь иным народам, куда они не хотели идти добровольно. Мы сами вынудили Его к тому своей ленью и бездействием.

И сейчас, после падения безбожной власти и обретения Церковью полной свободы в своей деятельности, мы имеем столько возможностей для успешной и эффективной внешней миссии, скольких, наверное, не было ни в одно из предыдущих столетий. И, однако же, мы почти ничего не делаем для внешней миссии. Есть лишь несколько энтузиастов, которые не имеют никакой поддержки ни со стороны Церкви, ни со стороны государства. Стыдно сознавать, что Русская Православной Церковь, самая многочисленная из всех Поместных Церквей, уделяет внимание внешней миссии едва ли не меньше всех остальных.

Ещё более полутора веков назад святитель Филарет Московский писал: «Святая Церковь имеет нужду в проповедниках веры для возвещения ее в соседних странах — Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания» (Доклад государю о причинах бедственного положения Православной Церкви в России).

Этот императив нашей Церкви был выражен ещё в позапрошлом веке, и, однако же, в некоторых из перечисленных святителем Филаретом странах по сей день не ступала нога православного миссионера.

Последняя заповедь Спасителя по-прежнему остаётся в небрежении. Как знать, не готовим ли мы тем самым на свою голову новые кары, которые заставят нас отправиться туда, куда мы не хотим ехать по своей воле?

Конечно, не каждый может оставить всё и поехать в Африку или Азию, чтобы проповедовать там Православие. Это особое служение, на которое может решиться лишь подлинно великий духом и преданный Богу человек. Но абсолютно каждый православный христианин может в меру своих сил оказать посильную помощь тем нашим миссионерам, которые уже трудятся в иных странах.

Примером в этом является святой праведный Иоанн Кронштадтский, который, служа в России, всемерно поддерживал миссию, жертвуя и для строительства православного храма в Германии, и для первого православного храма в Южной Америке, и на Японскую православную миссию, и миссионерам в других странах.

Уже сейчас наши русские миссионеры самоотвеженно трудятся в Таиланде, Гонконге, Монголии, других местах. Они нуждаются в нашей поддержке — как духовной, так и материальной. А мы нуждаемся в том, чтобы эту поддержку им оказать, ибо так мы исполним последнюю заповедь Спасителя и сможем стать соучастниками того, что Он обещал, говоря: «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10).

Источник: Радонеж

 

PostHeaderIcon Несколько размышлений о миссии

Юрий Максимов

В последнее время часто говорят и даже спорят о методах миссии, о том как правильно, а как неправильно проповедовать. Это вопрос важный, но гораздо важнее вопрос о том, что проповедовать. Надо помнить, что “мы проповедуем Христа распятого”, и проповедуем так, как Его знает и о Нём учит Православная Церковь, — а не свои умствования, вкусы и предпочтения. Надо стараться, чтобы наша фигура не заслоняла Христа в глазах тех, кому мы проповедуем. Надо приучать себя смирять свой ум перед церковным учением, то есть, перед Истиной. Тот, кто не желает или не умеет этого делать, вряд ли станет хорошим миссионером, какие бы методы — новые или старые, — он не использовал.
Следует понимать, что православное миссионерство — это не “охота за душами”, в которой важно количество обращённых любой ценой, а свидетельство о Христе, в котором важно качество и адекватность этого свидетельства.

А добиться такого качества и адекватности можно лишь одним способом, — любая миссионерская работа должна сопровождаться кропотливым духовным трудом миссионера по очищению своего сердца от страстей и по приведению своей жизни в соответствие заповедям Христовым. До тех пор, пока это не будет происходить, слова миссионера, какими бы громкими, умными и красивыми они не были, останутся пустыми и не будут трогать сердца тех, к кому обращены его речи.

Важно помнить и совет, сказанный свт. Иннокентием Аляскинским молодому свт. Николая Японскому: «Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им и Христе». Это не значит, что нужно до старости ждать, пока всё это произойдёт, — и свт. Иннокентий и св. Николай поехали проповедовать, будучи очень молодыми людьми. Это значит, что именно такое настроение надо стяжать при намерении проповедовать, к этому духовно устремляться, и, даже если человек будет только в начале пути, за правильный взгляд и саму решимость Господь подаст ему и силы и разумение, как всё сделать самым лучшим образом. Если мы не любим тех, кому проповедуем, нас никто не станет слушать, и если мы сами внутренне не стараемся исправить себя, и своими делами опровергаем то, что говорим, — нам никто не поверит.

Нередко говорят: вот, у нас, в Православной Церкви то и это не так, такие и такие недостатки, и что будто бы из-за этого к нам не идут люди, именно поэтому по мере роста Церкви не уменьшается, а растёт в обществе число тех, кто ненавидит Церковь. И что, якобы, если мы сделаем какие-то реформы, если мы предпримем некие действия, если мы сами станем другими, более хорошими христианами, то все эти люди, которые равнодушно, а то и враждебно к нам относятся, изменят своё отношение и поспешат в храм.

Думаю, это самое большое заблуждение. Действительно, мы, нынешние православные, живущие в России, имеем много неправильно в жизни, и должны исправляться, каяться и изменятся. Но исправляться мы должны не перед внешним миром, а перед Богом, и не потому, что к нам внешние не идут, а потому, что грехи нам самим мешают идти к Богу, а изменяться нам надлежит не в соответствии с запросами секулярного общества, а в соответствии с заповедями Христа.

Но когда мы именно так покаемся, исправимся и изменимся, люди, равнодушные к Богу, вовсе не станут к нам добрее и вовсе не побегут в церковную ограду. Они станут ненавидеть нас ещё больше, как ненавидели апостолов, как ненавидели Христа. То, что растёт в обществе количество людей антицерковных, ненавидящих Православие, есть исполнение слов Господа: “И будете ненавидимы всеми за имя Мое” (Мар.13:13), “Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир” (Ин.15:18-19).

Подавляющее большинство людей, далёких от Церкви, не идут в Церковь не потому, что у нас чего-то нет, или что-то не так, или что мы такие плохие, что недостойны принять их, таких хороших, или что мы им что-то мало объясняем, или объясняем неправильно, — а прежде всего потому, что эти люди сознательно сделали выбор, они сознательно не хотят отказываться от греха. Об этом нас предупредил Господь: “Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы” (Ин.3:19-20).

Именно поэтому среди современной молодёжи становится больше людей, настроенных антицерковно, что возможностей узнать о вере у них было гораздо больше, чем у людей старшего поколения. Они узнали, и сделали выбор. Они могут оправдывать свой выбор как угодно: “у вас бабки злые, священники жадные, служба непонятная” и т.д., но если сказать им: “вот, пожалуйста, храм, где бабки добрые, священники бескорыстные, а служба понятная, давай пойдём вечером на всенощную, а в воскресенье на литургию” — то вы увидите, что они, на секунду замявшись, станут придумывать новые причины и оправдания. Это лишь слова, а надо смотреть на то, что за словами. Ведь не все настолько честны, чтобы прямо сказать (хотя бы себе): “я не хочу быть православным, потому что тогда мне нельзя будет блудить, лгать, воровать и так далее”.

Отец Венедикт, настоятель Оптиной Пустыни, расказывал характерный случай. Приехал к нему чиновник, сразу сказал, что неверующий, но держался благожелательно, без агрессии. Они поговорили, батюшка рассказал ему о жизни православной, о чудесах, наконец, спросил: “Что вы об этом думаете”? А чиновник ответил: “Знаете, в глубине текут подземные реки, которые источают особые поля, и эти поля влияют на людей так, что те придумывают религию и становятся верующими”. Отец Венедикт спросил: “но, если так, не подскажете ли, почему эти поля лично на вас не влияют?” Атеист на секунду замешкался, а затем произнёс: “Да?.. ну, значит, тогда что-нибудь другое”. И всё! И если кто-то, сталкиваясь с такими людьми, думает, что им для уверения просто не хватает каких-нибудь аргументов, или знакомств со святыми людьми, или видения чудес, то он ошибается: “если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят” (Лук. 16:31).

И тех, кто делает выбор жить без Бога, всегда будет большинство, “потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их” (Мф. 7:13-14).

Та девчонка, которая сейчас говорит, что, будто бы, не идёт в Церковь из-за того, что там её злые бабки обругают, зачастую не идёт потому, что просто не желает жить по-христиански. Пройдёт время, годы потерь, болезней, унижений, распавшиеся браки и все горькие плоды греха, поневоле сделают её мудрее, увядающая красота и дряхлеющее тело помогут оторваться от пристрастия к чувственным удовольствиям, и эта же девчонка, вспомнив то, что слышала от миссионеров, сама переступит порог храма, когда поймёт, что больше не может без Бога, и когда на опыте убедится, что Христос действительно исполняет слова: “придите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я успокою вас” (Мф. 11:28). Да, тогда она уже не будет “молодёжью”, она сама станет “злой церковной бабкой”, которой ещё много надо будет над собой работать, прежде чем стать “доброй старицей”, — но это будет та же самая душа, тот же самый человек. Не все готовы придти к Богу в молодости — кто-то дорастёт до этого лишь в зрелом возрасте, кто-то лишь в старости, а кто-то на смертном одре, но скорбеть надо только о тех, кто не пришёл даже на смертном одре.

Господь не спросит с нас о том, почему те, кто нас слушает, не уверовали, но спросит о том, говорили ли мы им о Нём, и хорошо ли мы это делали.

Но, даже понимая это, жалко, очень жалко всех тех, кто живёт, не зная той радости, которой наполняет Господь сердце верующего человека, той осмысленности и величия, которую приобретает в Церкви жизнь всякого её члена, той глубины премудрости, которая содержится в сокровищнице Писания и святоотеческих слов, тех вершин совершенства и чистоты, которые открываются перед православным человеком при участии в целительных таинствах Церкви, той свободы, которую даёт человеку жизни по заповедям Христовым. Жалко до слёз всех тех, кто не знает этого, и тот, кто хотя бы немного узнал, полон желания поделиться этим знанием со всеми остальными.

Такой человек становится миссионером. И он проповедует истину ради любви ко Христу и любви к тем, с кем он хочет поделиться своей радостью, а не из-за желания сделать как можно больше людей своими мировоззренческими копиями.

Источник: Радонеж

 
Еще статьи...
<< Первая < Предыдущая 51 52 53 54 55 56 57 Следующая > Последняя >>
Страница 56 из 57

 

03
Архив наших новинок
Авторизация



Гонения христиан на Украине

Гонения христиан на Украине

Подробнее...

Подписка на новости: