Печать PDF

19 ноября 2013 года, в четвёртую годовщину гибели иерея Даниила Сысоева в миссионерском центре его имени прошёл вечер памяти. На вечере выступили люди, знавшие о. Даниила: матушка Юлия Сысоева, протоиерей Олег Стеняев, игумен Сергий Рыбко, архимандрит Мелхиседек (Артюхин), протоиерей Константин Буфеев, диакон Георгий Максимов, священник Владимир Стасюк, религиовед Роман Силантьев.

Вели вечер Аркадий и Елена Малер, интеллектуальный клуб «Катехон».

Юлия Сысоева: Дело отца Даниила живет
Дело и задумки о. Даниила живут, они переданы другим людям и в самой этой передаче, совершившейся на наших глазах, проявилась воля Божия. Об о. Данииле невозможно говорить в прошедшем времени — настолько ярко он жил и настолько ярко умер. После гибели батюшки многие говорили, что его скоро забудут. Как видим, этого не произошло.

Книга «Неизвестный Даниил», которую мы составили, вышла ещё год назад, работа над ней была не простой. Владыка Арсений благословил нас собрать книгу воспоминаний, но выпустить не сразу, а «через годик». Сначала выпуск книги планировался ко второй годовщине убийства, однако работа затянулась.

Как правило, официальные публикации обычно отражают успехи, праздничные даты, но из них совершенно ускользает то, как именно даются эти успехи. Этот пробел очень хотелось восполнить. В итоге мы не только собрали воспоминания разных людей. В книге есть три части, написанные мной и посвященные тому, каким был батюшка в повседневной жизни.

А к двухлетию его кончины был создан миссионерский фонд имени иерея Даниила Сысоева, мысль о котором появилась еще при его жизни. Мы ведём работы в трёх направлениях: миссионерство, издательская деятельность и благотворительность.

 

Протоиерей Олег Стеняев: Продолжаю дело о. Даниила
Когда о. Даниила не стало, образовался некий вакуум, ведь наши миссионеры иногда, к сожалению, плохо ладят друг с другом, а батюшка всегда выступал в роли миротворца.

Обычно проповеднику сложно продолжать дело другого проповедника, но мы с о. Даниилом были очень дружны. О.Даниила убили в четверг. В этот день он традиционно проводил беседы по Ветхому и Новому Завету. Пуля остановила его на 57 главе пророка Исайи. Но уже в первый месяц после его смерти мы довели беседы до конца на диске „Нерасстреляная проповедь“. Там беседы о. Даниила соединены с теми немногими толкованиями на тексты Исайи, которые были сделаны после его смерти.

В Новом Завете о. Даниил остановился на одиннадцатой главе Второго Послания Коринфянам. Эти беседы также продолжены, сейчас есть записи толкований на Послания Колоссянам и Галатам. Я буду считать свой долг перед другом выполненным, когда мы дойдём до конца Апокалипсиса.

Если мне нужно было найти какую-нибудь цитату, я вспоминал ключевые слова, набирал телефонный номер и тут же получал ответ вроде: Блаженный Августин „Против академиков“, где-то в начале, страница слева». Теперь рука иногда зависает — номер уже не набрать.

Когда у меня умер духовник, я позвонил о. Даниилу и спросил: «Можно я буду у тебя исповедоваться?» «При одном условии, — ответил он, — я буду исповедоваться у тебя».

И так продолжалось полгода, до самой его смерти.

Архимандрит Мелхиседек (Артюхин): Наша задача — вникнуть в слово отца Даниила

Одно время о. Даниил служил у нас по четвергам, но мы редко пересекались с ним, потому что я в этот день как раз служил в доме престарелых. Но всё же я заметил одну вещь: проповеди о. Даниил говорил всегда очень быстро, как будто от избытка сердца. Это напомнило мне одну притчу из жизни Иоанна Златоуста.

Однажды святитель пришёл в храм и, увидев там одинокого пастуха, спросил: «Говорить ли мне проповедь? На что пастух ответил: „Если овцы на пастбище, но одна зайдёт в стойло, я дам ей есть“. После этого Иоанн Златоуст говорил проповедь целый час. На что пастух ответил: „Но я не дам одной овце пищу, заготовленную на целое стадо“.

А о. Даниил давал. Его кончина кажется нам преждевременной, но, возможно, он сказал всё, что хотел. И это слово было настолько сильным, что дьявол пожелал его остановить. Теперь наша задача вникнуть в это слово. Златоуст в толковании на Послание к Колоссянам говорит много о бедах и потерях. Но, среди прочего, произносит и фразу, которая, на мой взгляд, чётко выражает отношение к таким „преждевременным“ смертям: „У Бога польза больше, чем наказание“.

Протоиерей Константин Буфеев: Отец Даниил мне дорог своей бескомпромиссностью

Наша последняя встреча с о. Даниилом произошла на конференции в Кольском ботаническом саду, за несколько дней до его гибели. Это собрание было отмечено занимательным случаем: о. Даниил проявил принципиальность и один геофизик, член-корреспондент Академии наук посчитал себя оскорблённым тем, что „какой-то священник“ учил его определять возраст горных пород.

Учёный муж вышел, хлопнув дверью, а мне затем пришлось заниматься примирением и успокаивать расстроенного о. Даниила, заметив, что даже проповедь апостола Павла в Ареопаге не была слишком успешной.

Мне о. Даниил дорог своей бескомпромиссностью. Если его не устраивали какие-то постановления Соборов, он прямо об этом заявлял.

Кстати, в ту встречу на Кольском полуострове о. Даниил показал мне штук пятнадцать смс угрожающего содержания. „Конечно, страшно, — сказал он, — но я их не боюсь, со мной Христос“.

Диакон Георгий Максимов: Отца Даниила почитают в Сербии и Болгарии

О.Даниил считал, что даже несмотря на разницу подходов и взглядов, христианам не следует ссориться между собой, что Церковь — это братство, где все любят друг друга. Сам он проявлял принципиальность в догматических спорах, но всегда с готовностью шёл на примирение, просил прощения, мирил других.

Мы познакомились с ним в 1999 году, многое пережили вместе. Что удивительно — за всё время ни разу не поссорились. О.Даниилу была свойственна такая любовь, что любой человек чувствовал: он не становится чужим, даже если выражает отличное мнение.

За неделю до его смерти мы с о. Даниилом ездили в Сербию, познакомиться с местными миссионерами, а если их не найдём, вложить идею миссии в умы верующих.

Как выяснилось, раньше о миссии в Сербии задумывались не особо, но после нашего визита в Белграде был создан миссионерский центр им. О. Даниила Сысоева, который за прошедшие годы стал активной и авторитетной организацией. Ныне стихийное почитание о. Даниила есть в Сербии, а также в Румынии, где пишут иконы. В Греции написан акафист батюшке и начат сбор подписей за его канонизацию. Видеть всё это тем более удивительно, что Россия каких-то особых усилий для популяризации имени о. Даниила в этих странах не предпринимает.

Некогда о. Даниил получил благословение в декабре 2009 года посетить Таиланд. Эта поездка не состоялась из-за его смерти, но теперь в эту страну поехали его ученики, двое из них остались там на постоянное жительство, один недавно принял сан.

С планов и задумок о. Даниила началась миссионерская работа на Гоа и в российской республике Тыва.

Я рад, что в последние годы появились книги, которые показывают то, каким о. Даниил был в повседневной жизни. В первый год после гибели впечатление о нём складывалось только из публичных выступлений, которые не передавали всего богатства его личности.

К сожалению, люди, которые ненавидели о. Даниила при жизни, попытались очернить его имя и после смерти. Глядя на почитание его в Греции, Сербии, хочется вспомнить: „Не бывает пророк без чести. Кроме как в Отечестве своем“.

Религиовед Роман Силантьев: Убийцы отца Даниила сами давно мертвы

О. Даниилу не просто угрожали, его при жизни пытались засудить. Просто человек, занимающийся определённой деятельностью, сразу заносится ваххабитами в „чёрный список“. Однако сегодня, впервые за пятнадцать лет, мы стали побеждать. Люди, которые убили о. Даниила, сами давно мертвы, поддерживавшая их община разогнана, её сайт закрыт. Егор Рябинин, который после смерти о. Даниила публично глумился над ним в СМИ, в этом году погиб от рук своих же соратников в Сирии.

Аркадий Малер: Отец Даниил — фигура крайне неудобная

По моему глубокому убеждению, о. Даниил для нашего времени — фигура крайне неудобная. Он задал такую высокую планку миссионерской деятельности, которую не все могут выдержать. В отличие от многих, он проповедовал не «христианство и что-то ещё» — свободу, Отечество, культуру, он проповедовал православное христианство. Ему говорили, что так резко нельзя, но сейчас я понимаю, что это — единственный метод.

Когда мы познакомились, я с ним много спорил, но всегда видел в его глазах любовь и радость. Возможно, кто-то видел его в другом состоянии, но при мне он всегда был таким, каким подобает быть христианину. И такой опыт в моей жизни вряд ли повторим.

По окончании встречи её участники проследовали в храм св. апостола Фомы на Кантемировской, где состоялась панихида по о. Даниилу Сысоеву.

Текст Дарьи Менделеевой, фото Евгения Глобенко

 

21 ноября 2013 г.
Источник: Православие и мир

 

 

 

Победившие смерть

Если мир вас ненавидит, знайте,
что Меня прежде вас возненавидел
(Ин. 15, 18)

Из всего числа святых, прославивших своей жизнью и кончиной Господа, сонм мучеников самый многочисленный. История знает тысячи эпизодов мучения за Христа, когда смерть за Него принимали одновременно десятки тысяч людей. Кто они - отдавшие за идею самое дорогое - жизнь? Безумцы или те, кто смог силой веры приподняться над этим миром и увидеть нечто такое, за что они с готовностью пошли навстречу своим мучителям?

Подвиг мученичества особый. Он требует от христианина того, чего больше всего боится человек: встречи лицом к лицу со смертью. Он требует о человека того, что противоестественно его природе: не укрываться от смерти, но стремиться к ней и даже желать ее, потому что это - смерть за Христа. Именно мученики являют нам полноту веры и ее высшее проявление: любовь ко Христу в такой степени, что даже смерть за Него кажется им наградой.

Сейчас большинство христиан не стоят перед выбором "вера или гибель", и понятие мученичества для современного верующего во Христа становится архивным, почти забытым.  И сейчас гораздо чаще мы можем наблюдать обратный процесс: отступничество от Христа, причем в таких условиях, когда не  стоит вопрос выбора между жизнью и смертью, а когда стоит вопрос выбора ради материальной или моральной выгоды.  И в наши дни отдельные разовые эпизоды мученичества Христовых исповедников вспыхивают особенно ярко, словно специально для того, чтобы привлечь наше внимание и напомнить нам, что жатва продолжается, чтобы мы всегда были готовы к тому, что бы исповедовать свою веру, пусть не таким же образом - "даже до крови", но чтобы мы не отступали, не сдавали позиций, не вступали в сделку с совестью и не продавали свои принципы за авторитет, хорошее мнение о себе окружающих.

Если же акт мученичества свершился, то как воспринимать нам его? С одной стороны - смерть человека это всегда печаль, особенно для близких, потому, что они расстались с тем, кого любили, кого привыкли каждый день видеть дома, с тем, кто занимал какую-то часть их души. Но с другой стороны, каждый новый мученик это новый свидетель Истины,  свидетель того, что вера во Христа так и не стала анахронизмом, что она по-прежнему живая. И с этой точки зрения каждая мученическая кончина в современном мире для людей, составляющих Церковь - великий праздник торжества Православия, это новая Пасха, потому что каждый из мучеников побеждает смерть и прорастает в Царствии Небесном. "Ибо для меня жизнь - Христос, а смерть - приобретение",  пишет апостол Павел (Филип. 1:21). Смерть - приобретение. Что это, если не победа над страхом смерти, над нею самой?

Одним из самых ярких свидетельств нашего времени стала мученическая кончина от руки убийцы священника Даниила Сысоева. Отец Даниил -  одна из самых ярких личностей современной православной России, более 10 лет своей жизни он отдал проповеди христианства среди лиц мусульманского исповедания. Он шел по этому пути, прекрасно осознавая, что навлекает на себя ненависть радикальных исламистов. Но ни препятствия, ни угрозы не стали причиной оставления проповеди. Вкусив радости жизни со Христом, отец Даниил стремился сделать сопричастными этой радости как можно больше людей, исполняя свой долг и как христианина, и как священника.

Отец Даниил прошел свой путь до конца, можно сказать, торжественно,  став для христиан образом, о котором сказал апостол Павел: "Образ буди верным словом, житием, любовью, духом, верою, чистотою" (1Тим. 4,12). И в этом смысле его гибель от руки религиозного врага стала логическим завершением его земного пути: тот, кто так ревностно проповедовал Христа, не мог засвидетельствовать своей веры иначе, чем мученической кончиной за Имя Его. 

 
Источник: БФ "Миссионерский центр им. иерея Даниила Сысоева"

 

Чтобы оставлять комментарии на сайте - пройдите регистрацию и авторизуйтесь.