Печать PDF

Священник Даниил Сысоев

Читая или слушая православную антилатинскую полемику, часто приходится поражаться тому, что римской Церкви ставится в вину ее прозелитическая деятельность среди православных. С другой стороны, многие либералы находят в нашей Церкви единственно заслуживающим похвалы ее нежелание приводить ко Христу наших заблудших братьев-еретиков. Для нормального христианского сознания это положение совершенно непонятно: как можно осуждать католиков, считающих себя истинными христианами, за то, что они поступают и точном соответствии с собственным о себе мнением? Ведь любая Церковь, являющаяся апостольской, должна исполнять ясную заповедь Спасителя: “Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари” (Мк. 16, 15). Господь не сказал: идите только в Грецию или в Россию и проповедуйте Евангелие только язычникам и атеистам, но не смейте обращаться ни к еретикам, ни к представителям традиционных религий; напротив, из сферы евангелизации не исключен Им ни один человек, находящийся вне Вселенской Православной Единой и Святой Церкви.

Осуждая прозелитизм еретиков, мы часто употребляем такие аргументы, которые в корне подрывают нашу догматику. Не прозелитизм католиков надо осуждать, а лжеучения, отторгшие их от Вселенской Церкви. Напротив, надо брать у них пример, как они, не имея спасающей благодати, обходят море и сушу, чтобы обратить хотя бы одного в свое заблуждение. Мы же, обладая всей полнотой благодати и истины, имея двухтысячелетний миссионерский опыт, гордимся своей мнимой любовью, лишающей спасения наших заблудших братьев, за которых умер Христос.

Какой же достойный ответ можем мы дать на вызов миссионеров лжи, наполнивших наше Отечество?

Во-первых, мы должны отказаться от убогого и не выдерживающего критики возражения, будто латинские и протестантские миссионеры проповедуют на нашей канонической территории, как можем с ними говорить, если они приносят нам другого Иисуса и дают другого Духа (2 Кор. 11, 4)? Неужели если православные проповедуют в Америке или в Западной Европе, то они преступники против церковных правил? Этот беззубый аргумент возник среди людей, зараженных духом экуменизма, и является законным плодом еретической теории церквей - сестер. В своем логическом завершении он ведет к ереси филетизма и отвергает вселенское призвание Церкви. Напротив, мы должны ясно представлять, что канонической территорией Вселенской Церкви является весь земной шар: что Православие — вовсе не национальная религия, а Божественная Истина, данная всему человечеству. Эта мысль, начертанная в наших сердцах, избавит нас от многих духовных болезней, порождаемых национальным делением Церкви (вроде мысли, что чистое и незамутненное Православие есть только у русских, а на пределе и не у всех русских, а только у карловчан; что нерушимость обещана Христом именно Русской Церкви и поэтому, что бы мы ни делали, Россия не может погибнуть и т. д.).

Во-вторых, нам нужно вспомнить гениальную мысль А. В. Суворова, что лучшая форма обороны есть наступление, и противопоставить натиску ереси не жалобные стоны и обвинение врага в коварстве, а грамотный богословский и миссионерский ответ на поставленные Богом и временем задачи.

Например, после известного прошлогоднего выступления митрополита Петербургского Владимира с призывом перейти нам на новый стиль все православные заняли глухую оборону, и всякий разговор на эту тему сводится к такой “догматической формуле”: “Что отцы здесь положили, лежать тому здесь и до скончания века”. А ведь проблема действительно существует. Ведь ненормально, если одна половина Церкви празднует Рождество 12 декабря, а другая — 25-го.

Вместо того чтобы обороняться от вылазок модернистов, надо было, воспользовавшись тем, что митрополит, хотя и с ложных позиций, поднял эту тему, обратиться к братским православным церквам с предложением вернуться на исконный юлианский календарь, что помогло бы и им уврачевать собственные старостильные расколы и поднять уровень духовной жизни, страдающей от общения с этим отступническим миром. Сделать это было бы можно как через наше священноначалие, так и на уровне обращения нашей православной общественности к церковному народу и через налаживание связей с православными братствами и изданиями этих церквей. Ведь гораздо мудрее и достойнее для христианина уметь обращать зло к добрым последствиям, нежели отвергать те искушения, которые посылает нам Бог для нашего усовершенствования.

Так же надо относиться и к инославному миссионерству. На его вызов должно отвечать собственной проповедью на наших улицах. Многие ревностные молодые христиане ищут себе применения на ниве Церкви. Для того чтобы их благодатный неофитский порыв не превратился в пепел теплохладности, которую отвергает Господь, надо предоставить им поле деятельности. Те из них, кто чувствуют себя призванными к делу проповеди, пусть собираются в кружки по краткой миссионерской подготовке и затем пусть идут на улицу, а сильнейшие могут ходить и в само логово врага — на сектантские собрания для проповеди Христа самим заблудшим нашим братьям. Те же, кто не способен к проповеди словом, пусть возвещает Истину самым совершенным способом — своими добрыми делами благотворительности, для которой сейчас как никогда много места. Пусть они создают отряды для помощи больным и старикам, пусть опекают бомжей и беспризорников. “Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела. и прославляли Qimyi. вашего небесного” (Мф. 5, 16).

Однако все эти добрые начинания, которые уже отчасти и сейчас имеют место, не могут переломить ситуации, если не будет у нас единства между православными приходами. Ведь Сам Иисус Христос сказал: “По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собоюо (Ин. 13, 35). А какая может у нас быть любовь, когда мы не знаем, что происходит в храме на соседней улице! Как несчастные заблудшие сектанты узнают, что православные — это подлинные ученики Христовы, при такой нашей разделенности?

С другой стороны, на вызов западной лжемиссии мы должны ответить подлинным благовестием Христовым на самом Западе. Уже почти тысячу лет православные, видимо, надеясь на покаяние наших отступивших братьев, во всей своей полемике с Римом лишь защищают истинность своего учения и не направляют своих проповедников для возвещения его отступившим христианам. Совершенно непонятно, почему до сих пор не восстановлена Автокефальная Римская Православная Церковь, бывшая некогда оплотом истины, о который разбилось множество ересей? Неужели кто-то всерьез еще надеется на то, что папство после всего, что оно сделало с 1054 года, вдруг станет вновь православным? Древняя Церковь никогда не стеснялась возобновлять те церкви, которые отпадали в ересь. Так возродилась после монофизитского разгрома Александрия; так через сорок лет после отпадения Армении был восстановлен православный католикосат (591 год). Подобно этому надо возродить и Церковь, имевшую первенство чести, прославившуюся сонмом мучеников, давшую нам Литургию Преждеосвященных Даров — Церковь римскую. Надо рукоположить православного епископа, который, объединив всех христиан Запада, начнет проповедь Иисуса Христа отступнической Европе. Только таким образом можно рассчитывать на покаяние хотя бы некоторых латинян, для которых сейчас Православие — лишь экзотическая восточная схизма, которая сама сомневается в своей правоте.

У римлян стоило бы воспринять забытую нами практику древней Церкви — рукоположения миссионерских епископов. Практика показывает крайнее неудобство проповеди при удалении ее места от правящего епископа. Подготовленных для посвящения новообращенных приходится отсылать за тридевять земель, а в странах с тоталитарным режимом нормальное церковное устройство откладывается на неопределенно долгое время. Так, стоило бы назначить епископов для Армении и Индии, чтобы возродить погибшие от монофизитской ереси древние православные церкви.

Другим преимуществом миссионера-епископа является возможность тотчас воссоединять с Церковью тех еретических клириков, которые желают этого, а не дожидаться приезда архиерея из другой страны, что обычно происходит спустя годы после соответствующего обращения, Из-за такого промедления даже в нашем веке сорвалось несколько присоединений к Православию. Например, умер, не воссоединившись с Церковью, католический священник на Цейлоне, а его паства возвратилась в исконное свое заблуждение. В Англии из-за нерасторопности местного священноначалия не произошло массового присоединения к Телу Христову англикан, возмущенных введением женского священства.

С другой стороны, необходимо применять строгие канонические меры к тем, кто под каким-то надуманным предлогом (например, утверждая, что нельзя войти в Церковь, ненавидя свою прежнюю конфессию) отгоняет от Спасителя людей Бго. Эти “пастыри” полностью подпадают под всю тяжесть 52-го правила святых апостолов: “Аще кто, епископ или пресвитер, обращающегося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен от священного чина. Опечаливает бо Христа, рекшаго: радость бывает на небеси о едином грешнике кающемся”.

Итак, вооружившись Истиной Всемогущего и облекшись в готовность благовествовать мир, выйдем из глухой обороны, доставляющей радость лишь нашему врагу, и, объединившись со всем православным миром, возвестим всему отступническому миру нашу весть о Боге — Победителе смерти. И тогда, когда все страны, не слышавшие о Христе Церкви, наполнятся смиренными проповедниками вечной радости, когда в каждой европейской, азиатской, американской или африканской деревне загремит весть о нашей древней и вечно юной Невесте Господней, когда в Риме снова будет сиять твердый православием первосвященник, и над нами сбудется слово великого пророка Исайи; “Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; w живущих, в стране тени смертной свет воссияет... Как - прекрасны на горах ноги благовестника, возвещающего мир, благовествующего радость, проповедующего спасение, говорящего Сиону: воцарился Бог твой” (Ис, 9, 2; 52, 7).

 

Чтобы оставлять комментарии на сайте - пройдите регистрацию и авторизуйтесь.