Печать PDF

 

Священник Даниил Сысоев, кандидат богословия.

«Церковь - это Богочеловеческая вечность, воплощенная в границах времени и пространства. Она в этом мире, но "не от мира сего" (Ин.18:36). В этом мире она для того, чтобы его воздвигнуть до горнего мира откуда и она сама. Она - вселенская, соборная, богочеловеческая, вечная, поэтому хула, непростительная хула на Христа и Духа Святого делать из нее национальный институт, сужать ее до мелких, преходящих, временных национальных целей. Цель ее над-национальная, вселенская, всечеловеческая, - соединить всех людей во Христе, всех, не взирая на национальность, расу, класс. "Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гал.3:28), ибо "все и во всем Христос" (Кол.3:11)»

Прп. Иустин (Попович) Внутренняя миссия нашей Церкви.

Введение в тему.

Одной из самых страшных проблем, возникших в Церкви начиная с 19 века является проникновение в Нее светских идей национализма и национального патриотизма, которые сеют вражду между братьями-христианами, порождают многочисленные расколы и ереси. И самое страшное, происходит подмена небесной цели Церкви преходящими целями Земли. Ненавистная рознь мира сего разъедает церковный организм и в результате Единая Вселенская Церковь Христова все больше начинает напоминать конгломерат враждующих национальных государств.

Мы будем рассматривать в этой работе и богословский аспект проблемы, и разбирать аргументы наших оппонентов. Но, главное, мы изложим изначальное учение Бога по вопросам взаимоотношения народов, государств и Церкви.

Первое, что важно подчеркнуть - это то, что в данной работе мы по мере сил будем излагать не свои мнения, а точку зрения Божественного Откровения, ясно изложенную в Священном Писании и Священном Предании. Под Священным Преданием мы понимает то, чему учили все святые Отцы всегда и повсеместно.  «Потому, что священное Писание, по причине возвышенности его, не все понимают одинаково, но иной толкует глаголы его так, а иной иначе, так что представляется возможным извлечь из него столько же смыслов, сколько есть голов. Так, иначе изъясняет его Новациан, иначе Савеллий, иначе Донат, иначе Арий, Евномий, Македоний, иначе Фотин, иначе Аполлинарий, Прискиллиан, иначе Иовиниан, Пелагий, Целестий, иначе наконец Несторий. А потому-то именно, что существует такое множество изворотов крайне разнообразного заблуждения, весьма необходимо направлять нить толкования пророков и апостолов по правилу (norma) церковного и православного понимания. В самой же кафолической Церкви особенно должно заботиться нам о том, чтобы содержать то, чему верили повсюду, всегда, все; ибо истинно и в собственном разуме кафолическое, как показывает значение и смысл наименования сего, - то, что все вообще объемлет. Но это будет, наконец тогда, когда мы последуем всеобщности, древности, согласию; а всеобщности последуем мы тогда, когда признаем истинною ту только веру, которую исповедует вся по Земному Шару Церковь; а древности - тогда, когда никак не отступим от тех мыслей, которые, несомненно, одобрены святыми предками и отцами нашими; а согласию - тогда, когда в самой древности последуем определениям и мыслям всех или по крайней мере большинства священников и вместе учителей» (св. Викентий Леринский. Записки Перегрина. 1.2).

Опыт разговоров на тему национализма,  патриотизма и Церкви показал, что одной из наиболее распространенных проблем является подмена значения терминов. В этом мы видим действие Врага рода человеческого, называемого в Акафисте Богородице «тлителем смыслов».

Чтобы избежать этого, в течение всей работы мы будем употреблять все термины только в том значении, которое дают словари, и которое мы приводим здесь.  Мы убеждены, что если некое явление не укладывается в данное словарное (т.е. общепринятое) значение, то для него нужно найти другое обозначение.

Итак, вот наш краткий словарь, к которому надо обращаться всегда, если кажется, что автор не так понимает саму суть явления.

Православная Церковь (или просто Церковь) – это истинная Церковь Христова, созданная Самим Господом и Спасителем нашим, Церковь утвержденная и исполняемая Духом Святым, Церковь, о которой Сам Спаситель сказал: "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16, 18). Она есть Единая, Святая, Соборная (Кафолическая) и Апостольская Церковь, хранительница и подательница Святых Таинств во всем мире, "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3, 15). Она несет полноту ответственности за распространение Истины Христова Евангелия, равно как и полноту власти свидетельствовать о "вере, однажды преданной святым" (Иуд. 3).

«Основные принципы отношения к инославию Русской Православной Церкви. 1.1».

Добродетель - это определенный святым и благим Богом образ внутреннего расположения человека, влекущий его к деланию добра. Добродетели заключают в себе как добрые дела человека, так и доброе расположения его души, из которого происходят сами дела. "Дела - это единичные, в этот час и в этом месте действия, а расположения означают постоянные настроения сердца, коими определяется характер и нрав человека, и откуда исходят его наибольшие желания и направления его дел. Добрые из них называются добродетелями" (св. Феофан Затворник).
Христианские добродетели также называют евангельскими добродетелями или евангельскими заповедями, поскольку они изложены в Евангелии. Все христианские добродетели заключены в исполнении двух наиглавнейших заповедей - любви к Богу всем сердцем и разумением, и к ближнему как самому себе.
Христианские добродетели не свойственны человеку после грехопадения. Христианские добродетели не могут быть порождены одним действием ветхого человека, подверженного влиянию греховных страстей. Для человека после грехопадения христианские добродетели являются вышеестественными, ибо они не исполнимы одними усилиями его естества. Христианские добродетели – удел нового человека, то есть человека, обновленного благодатью Святого Духа. Они рождаются от причастия Высшему Добру и Благу - Всесвятому Богу. Они не принадлежат ветхой человеческой природе, пораженной греховными страстями. Они принадлежат природе, обновленной и преображенной благодатью.
Христианские добродетели бесконечно превосходят известные человечеству моральные принципы. "На земле нет ничего, с чем бы можно было сравнить добродетель христианскую в достоинстве", - говорит св. Феофан Затворник.

«Словарь Азбука веры»

Национализм – это 1. Идеология и политика, основа которых - идеи национальной исключительности и национального превосходства, трактовка нации как высшей формы общества. // Возведение в ранг государственной политики эгоизма какой-либо нации. 2. Национальное самосознание, которое в определенных социально-исторических условиях - в условиях национального угнетения - служит делу национального раскрепощения и национальной независимости.

Нация - это социально-экономическая, культурно-политическая и духовная общность людей, сложившаяся в результате становления государства и выработки надэтнической культурной и политической традиции. Нация может быть полиэтничной (многонародной) или моноэтничной.

Народ – это исторически возникшая устойчивая социальная группировка людей, представленная племенем, народностью, нацией. Основным условием возникновения этноса является общность:
- самосознания - сознания своего единства и отличия от всех других подобных образований;
- территории;
- языка; и
- культуры.
Дополнительными условиями могут быть общность религии и близость в расовом отношении. Нередко этнос складывается из разноязычных элементов. Для более устойчивого существования этносы стремятся к созданию своей социально-территориальной организации (государства, автономии).

Патриотизм – это (от греч. patriótes — соотечественник, patrís — родина, отечество), любовь к отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам.

Отечество, родина - это страна, в которой человек родился; исторически принадлежащая данному народу территория с ее природой, населением, особенностями исторического развития, языка, культуры, быта и нравов.

Уранополитизм – это (от греч. Uranos – небо, polis –город) учение, утверждающее главенство Божественных законов над земными, примат любви к небесному Отцу и Его небесному Царству над всеми естественными и греховными стремлениями человека. Уранополитизм утверждает, что главным родством является родство не по крови или стране происхождения, а родство во Христе. Уранополитизм утверждает, что христиане не имеют здесь вечного гражданства, но ищут будущего Царства Бога, и потому не могут ничему на Земле отдавать своего сердца. Уранополитизм утверждает, что в смертном мире христиане – странники и пришельцы, а их Родина на небе.

Именно эти понятия будут ключевыми для данной работы. Некоторые могут считать, что значение слов выбрано неправильно, что есть какой-то другой словарь, в котором эти слова несут другие значения. Это право читателя, но в данной работе эти слова будут употреблены именно в этом значении. Можно считать это волюнтаризмом, но есть некое преимущество власти автора, вводящего термины именно в этом значении, тем паче, что мы пытались пользоваться исключительно словарными значениями терминов.

Но наступило время перейти к собственно проблеме взаимоотношения Церкви, народа и отчества, которой, собственно, и посвящена эта работа.

 

Предсуществование Церкви

До начала времени в Предвечном Совете Триединый Бог решил создать разумных существ, которые должны были стать единым Целым под главой Сына Божия. Согласно этому великому замыслу все существа творимой Вселенной должны стремиться к своему Источнику как к цели, и в Нем находить себе покой и смысл существования. Причем каждое разумное существо имело особое, ни с чем несравненное место в замысле Бога. Но все они должны были составить особое единство, будучи пронизанными Единым Святым Духом, Который и уделяет каждому его место, и объединяет всех в Божественной Любви (см. Еф. 1).

По слову свят. Григория Богослова Великий Мирородный Ум созерцал до начала времен в Своих великих умопредставлениях образы грядущего мира. И вот именно тогда, когда еще не упала ни одна песчинка из часов времени Бог Отец задумал привести к единству с Сыном Своей любви всех тех, кто свободно возжелает Его любви.  Это и была предсуществующая Церковь, о которой говорит ангел покаяния апостолу Ерму. И только ради Нее, а не ради государств, наций или партий создан мир.

Именно тогда, когда еще не было времени, был задуман уранополитизм, как главная движущая сила творения. Небесное тяготение заложено в сердца всех разумных существ еще тогда, когда ни одно из них еще не было создано. И все разумные существа, скованные цепями тления до сих пор чувствуют в самых сокровенных глубинах своего духа неясную и неутолимую тягу к небесной Родине, которая заложена была в их сердца тогда, когда Бог не создал еще ни одной пылинки будущей Вселенной. Но реализуется эта тяга лишь там, где человек сможет разглядеть тайный и удивительный замысел Бога о самом себе, в том особом месте, которое и называется Православной Церковью.

 

Изначальное устройство человеческого общества в неискаженном мире

Всемогущий Бог создал в шестой день человека из праха земного и вдунул в лицо его дыхание жизни. И таким образом, по слову Григория Богослова нашим отечеством по телу является прах, а по душе – Бог небесный. И дал Бог новосозданному венцу творение имя Адам, которое имеет два варианта значений – по числу отечеств человека. Или это «красная земля», если человек выберет Землю, или «подобие» - если он выберет Небо. Так уже в имени первого человека было заложено два типа людей – граждане неба и граждане земли, дети Бога и дети дьявола.

Собственно все земные идеологии – такие как национализм и безбожный патриотизм, коммунизм и расизм, либерализм и космополитизм – все они лишь разновидности стремления человека к праху, к устройству своего счастья в рамках космоса. Все они делают из потенциальных богов куски кровавой глины.

Единственная идея, которая поднимает человека к немыслимым высотам – это уранополизм, небесное гражданство, возвышающее «общественное животное» до высоты богоподобия.

В творении человека заложены ответы на все вызовы земных идеологий. Все мы происходим от одной Адама. «От единой крови Бог произвел всех людей» (Деян. 17, 26). Так Бог показал и единосущие всего рода человеческого, которым отвергаются все бредни расовой или национальной исключительности. Ведь каждый человек имеет одного предка – Адама, все люди – братья в прямом смысле слова, и потому все байки про разную кровь или белую кость оставим невежеству язычников.

С другой стороны то, что первый человек был создан не имеющим пары, говорит о том, что главное для него – это личное общение с Создателем, а потому монашество введенное Христом Спасителем не есть нечто противное нашему естеству, а вложено в нас еще при творении. Именно поэтому никакой человек не может быть сведен к сумме общественных отношений. Ни его семейное положение, ни пол, ни цвет кожи, ни народ, ни государство не могут исчерпать тайны личности человека. Лишь в Лице Божием человек может разглядеть свое истинное лицо. И в этом заключена та правда, которую исказил либерализм, поставивший свободу человека на первое место. Ошибка же либерализма в том, что свободу он ставит игнорируя  Бога, не свободу поступать правильно, а свободу делать то, что захочет порченная воля. Но само стремление человека к свободе заложено в его сердце при творении.

Господь, создав человека, ввел его в рай, чтобы возделывать его и хранить его. В этой заповеди заложено стремление к творчеству, свойственное человеческому роду. Благодаря этой заповеди, ставшей законом человеческого бытия и стали возможны такие формы человеческого общежития как совместная работа, артели, товарищества и т.п. Но из нее же следует и то, что всякий труд должен корениться в послушании воле Божией, иначе он впустит во внутреннее царство человека губителя, который разрушит его. По словам преп. Максима Исповедника Бог поставил человека царем, пророком и священником новосозданного мира. И задачей Адама было преодолеть благодатью все различия в уровнях бытия – различие между мужским полом и женским, между миром  неразумным и разумным, между вселенной материальной и духовной, и, объединив в себе все, представить это в дар Творцу. Именно в этом скрытый смысл всех человеческих трудов, как их задумал Бог.

Когда Адам был введен в Рай, Бог сказал: «не хорошо человеку быть одному, сотворим ему помощника, подобного ему» (Быт. 2, 18). И это слово стало законом существования человека. Так в замысле Господа множество людей, созданных по образу Божию, должны были стать живым отражением Троической Тайны. Но для того, чтобы человек не скатывался к уровню животных и не пытался уподобиться им, Бог прежде создания второго человеческого существа покорил Адаму всех животных, которым тот дал имена. Так Творец ясно показал, что ни одно животное не подобно человеку (Быт. 2, 20), не является его «младшим братом», а потому опускание людей до животного уровня есть их падение с вершин Божьего замысла. То, что сейчас нормально в мире животных – борьба за существование, ареал распространения, никак не свойственно человеку в не падшем состоянии. Все это вошло в нашу природу при грехопадении.

Если бы падения не было, то единая семья детей Божиих жила бы в мире и любви во всем мире не делясь ни на народы, ни на племена, ни на расы. Человечество не было бы разделено границами и языками, не было бы нужды и в государствах. Все эти разделения – дети смерти, порожденные грехом.

Но была некая организация общества и в не падшем мире. – Это семья, созданная Господом. Ева, взятая их ребра Адама, его помощница и жена стала началом человеческого общества. Она была сотворена равной Адаму по природе, и именно поэтому до падения Адам не имел права дать ей имя. Не случайно ведь образ Божий отпечатан одинаково и на мужчине, и на женщине (Быт. 1, 26-29). Но при этом жена имела особое место в иерархии. Ведь сотворена она был как помощница мужа. И в этом было ее земное предназначение.

В чем же отличие райского брака от брака в падшей вселенной? Согласно согласию Отцов Церкви, райский брак был девственным, и если бы люди не согрешили, то повеление Бога «плодитесь и размножайтесь» исполнялось бы неведомым нам способом, который не приводил бы к потере девства.

Также в райской семье не было место для разделения мужа и жены, для их взаимной вражды, для господства мужа над женой или мятежа жены против мужа. Все эти состояния возникли также в результате греха. Поэтому все виды организации общества, вырастающие из семьи – такие как род или племя, наследственная монархия и аристократия были невозможны в раю  в том виде, в котором они были в истории человечества.

Итак, мы видим, что история райской Церкви показывает нам, как Бог заложил главные принципы организации общения людей между собой. Но мы также видим, что большинство современных форм общественного устройства были невозможны, да и не нужны в раю. Они являются Божьими костылями для мятежного человечества, заболевшего грехом, и забывшего о небесном отечестве.  Именно поэтому в Церкви, в Которой возрождаются нормы райского бытия, все эти формы взаимоотношения между людьми не могут иметь место в той форме, в какой они существуют в мире сем.

 

Действие грехопадения на общество

Когда поддавшись агитации дьявола люди, отпали от Бога и вошли в союз с темным князем, то распад охватил всю их природу. По мысли святителя Григория Нисского человек ниспал от богообразия до животных страстей (сравни слова пророка Давида Пс. 48, 21). И то, что прежде было свойственно только царству животных, стало свойственно и человеку. Святитель Григорий пишет: «Думаю, что и всякая страсть от этого начала, как из некоторого источника возникши, наводняет человеческую жизнь. Доказательством же сказанного служит сродство страстей, равно обнаруживающееся и в нас и в бессловесных, ибо несправедливо приписывать первые начала страстного расположения естеству человеческому, созданному по образу Божию. Но поскольку привзошла в этот мир и жизнь бессловесных, а человек по сказанной выше причине и из естества бессловесных заимствовал нечто, разумею способ рождения, то через это заимствовал и прочее замечаемое в этом естестве ибо не в раздражительной силе у человека подобие Божие и не сластолюбием отличается естество преимущественное; и боязливость, и дерзость, и желание большего, и отвращение от скудости, и все тому подобное далеки от признаков боголепия. Поэтому естество человеческое извлекло это из бессловесной в себе части, ибо, чем бессловесная жизнь ограждена для самосохранения, то, будучи сохраняются раздражительностью; животных многородящих спасает сластолюбие; животное малосильное хранит робость, удоболовимое сильнейшими — страх, переизбыточествующее плотью — прожорливость. И не удовлетворить в чем-либо своему сластолюбию для бессловесных служит предлогом к скорби. Все это и подобное тому по причине скотского рождения вошло в устройство человека» (Об устроении человека. 19).

И это животные страсти проявились в первую очередь в отношении между людьми. Не случайно первое, что сделали люди, так это отгородились друг от друга смоковными опоясаниями (Быт. 3, 7). Они стали чужими друг другу, и так возникла необходимость в защите человека от человека. Ведь неспроста Адам первым делом переложил вину на свою жену. Разве не является это лучшим доказательством того, что она стала для него чужим и враждебным существом? Именно в этот момент возникает вся наша цивилизация, построенная на недоверии между людьми, на необходимости самозащиты, на требовании равенства. Не было до грехопадения нужды в поисках справедливости. Ведь нужда эта возникает только там, где утрачена праведность. Человеческая правда, всегда коварная и нечестная существует лишь там, где люди утратили доступ к Божьей Истине. А ведь именно в этом и заключается страшная трагедия грехопадения.

Божий приговор изменил саму природу материальной Вселенной. Он подверг все творение закону тления, от которого вся тварь совокупно стенает и мучится доныне (Рим. 8, 22). Именно поэтому всякие попытки построить идеальное общество на Земле обречены на провал. Если все истлевает и портится от времени, то ни одно строение, ни общественное устройство не может существовать вечно. Не  случайно именно непоколебимое Царство обещано нам после конца мира (Евр. 12, 28).

Еще больше изменила отношение между людьми смерть. Она породила борьбу за существования, которая пытается отстрочить неизбежно наступающий конец. Смерть обессмыслила все временные ценности. Если ты умрешь, то какой смысл в твоем труде, в семье или общественных заслугах? Ведь все будет все равно уничтожено смертью. Под тенью смертных крыльев живет человечество и до сих пор. И все попытки убежать от нее обречены на провал, а значит, обречены на бессмысленность все идеи о высшей ценности общественных идеалов. Какой смысл мне жить ради земного отечества, если я все равно умру и покину его навсегда, да и само оно рухнет от тяжести тления? Как я могу жить ради народа, если смерть вырвет меня из него? Да и сам народ разве пребудет вечно? Лишь Бог может вырвать нас из этого тупика, выведя из тенет тленного мира смерти в Царство воскресения.

Но люди, отвергшие Бога, отвергли и ясность мышления. Они стали убеждать себя, что нечто временное может дать смысл их жизни. Самой древней, и до сих пор самой распространенной попыткой самообмана стала мысль, что бессмертие даст нам память потомков. Не случайно весь древний мир был пронизан культом предков. Это не только выражение естественного чувства необходимости почитать отца и мать (по 5 заповеди), но и наивная попытка хоть как-то преодолеть гниение смерти, попытка обеспечить иллюзорное бессмертие в памяти живых. Не случайно, что согласно книге Премудрости Соломона (14, 15-21) именно из культа мертвых родилось идолопоклонство. Так что любовь к отеческим гробам у тех, кто не верит в воскресение плоти, скорее повод ко греху. (В чем мы можем убедиться, пройдя по кладбищу вечером на Пасху).

Но Бог навел проклятие и на человеческий труд. Он сказал Адаму: «проклята земля за тебя, со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей. Терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевой травою. В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3, 17-19). Так Создатель отвлек человек при помощи болезненности труда от непрестанного пребывания в самовлюбленности.

Но из этого изменения состояния труда, а особенно из-за смертности стала невозможной организация общества, построенного на радости совместного труда. Ведь если всякий труд стал причиной усталости, утомления души и тела, то он не может сам по себе служить наградой. Появилась необходимость как-то компенсировать те потерянные силы, которые прилагает человек, зарабатывая себе насущный хлеб. Тем более что человек чувствует, что постоянно ослабевает и тем самым приближается к смерти. Так труд был встроен в ту бесполезную гонку наперегонки со смертью, которая называется борьбой за существование.  А потому всякая попытка ограничить его право на вознаграждение и тем более изъять у него заработанное вызывает в человеке негодование именно потому, что за этим он чувствует приближающиеся дыхание смерти.

Но и это еще не все. Главный грех человека состоял в самообожении, в эгоизме, доведенном до логического конца. И поэтому-то чувство собственности, которое порождено страхом смерти, резко усиливается из-за того, что эгоист боится ущемления своих прав. Он всеми силами пытается добиться своего во что бы то ни стало и отсюда возникает и хищничество, и грабительство, и воровство. А как следствие возникают механизмы защиты одного человека от несправедливости другого.

Именно поэтому в падшем обществе, заболевшем грехом самолюбия и сребролюбия, и возникла частная собственность. По слову Златоуста, «слова «мое» и «твое» – есть результат греха человеческого». Но сейчас, там, где царят смерть и время, избежать ее невозможно. Лишь те, кто обречен на воскресение и чувствует в себе дыхание будущего века, может взойти на вершины нестяжательности, полного доверия Богу и любви к людям, которые были у ранних христиан.

В мире же смерти всякая попытка отказаться от частной собственности неизбежно приводит к ненависти и пароксизму смерти, уравнивающей людей на кладбище. Именно к этому приводили все эксперименты коммунистов, пытавшихся уравнять неравных людей, и в результате уничтожавших их.

Итак, из проклятия труда рождается частная собственность и неизбежно связанная с нею разница между богатыми и бедными, которая приводит к созданию различных классов в обществе. Все это заложено уже в момент грехопадения.

Два типа цивилизации

После изгнания наших прародителей из рая грех не уменьшился, а напротив, стал разрастаться подобно раковой опухоли. Первый ребенок Адама и Евы Каин стал первым убийцей. И из его страха перед миром, который стал для него враждебным, Каин изобрел первый город (Быт. 4, 17). Так возникла цивилизация (от слово civilitus «город»). Эта попытка построить безбожное или даже богоборное общество, Царство земное, которому не нужно небесное Царство Бога.

Потомки Каина изобрели металлургию (и оружие), кочевническое скотоводство, музыку, проституцию, многоженство (Быт. 4, 18-24), а под воздействием падших ангелов – и наркотики, магию, косметику и вообще искусство обольщения (об этом см. у свмч. Иринея). Так возник «город земной», главной идеей которого является, по мысли блаж. Августина «любовь к себе до ненависти к Богу». Этот миропорядок существует и сейчас и называется он «мировым сообществом» или «цивилизованным человечеством». Но злой корень в нем до сих пор действует, распространяя по всему миру ненависть и убийства. Обоснованием для совершения этих злодейств может быть что угодно, кроме заповеди Божией. И всякая идеология, которая в чистом виде приводит к убийству, есть каинова идеология, дьявольская идеология, какие бы красивые слова она не использовала для своего обоснования. Потому, когда видим, что кто-то пытается оправдать злодейство интересами государства или нации, церкви или семьи, расы или партии, мы должны знать, что перед нами духовный наследник Каина.

Все же это происходит потому что, будучи отягченными грехом, люди пытаются обустроиться на тленной Земле, как будто это их вечная Родина. Для того, чтобы сохранить себя здесь хоть на чуть – чуть, они, забыв Вечного Бога, своими силами строят себе рай в под тенью смерти.

Но у Адама были и другие дети. И Авель, и его брат Сиф олицетворяют собой совершенно другое устройство общества. И Авель, и Сиф не отличались какими-то особыми земными достижениями, но они посвятили свою жизнь богослужению. Авель умер из-за своей угодной Богу жертвы, а Сиф «начал призывать имя Господне» (Быт. 4, 26). Так возникла другая цивилизация, Град небесный, город странников и пришельцев на Земле, Родина которых в небе. Жизненный принцип граждан этой цивилизации «любовь к Богу до презрения к себе». И это общество существует и доныне, а называется оно сейчас Церковью.

Главная проблема всех тех христиан, которые сейчас пытаются соединить православную веру с внецерковными идеологиями как раз и заключается в том, что они не видят принципиального противоречия между этими двумя цивилизациями. Многие пытаются совместить Град земной и Град небесный. Но это невозможно! Смешение яда с пищей не лишает яд его смертносности, но безнадежно портит пищу. Так и христианство разбавленное духом мира сего просто перестает быть само собой.

Как раз такое  смешение двух цивилизаций и привело к гибели первого мира в водах Всемирного Потопа. Ведь согласно книге Бытия (6, 1-11) именно смешение сынов Божиих с дочерями человеческими привело к тому, что земля растлилась перед лицом Божиим. Из повествования Библии становиться ясным, что объединение верных с неверными приводит к колоссальному росту греха. Ведь верные обладают большими духовными силами, которые грех оборачивает на разрушение и человека, и всего мира.

Так что как в древности союз допотопной Церкви с миром сим привел к гибели вселенной, так и в конце времен аналогичное преступление христиан сделает невозможным дальнейшее существование космоса. «Христианство и» означает фактический разрыв завета с Богом во имя дружбы с родом сим прелюбодеянным и грешным.

 

Судьбы детей Ноя

Всемирный Потоп, это страшное вмешательство Божественного Правосудия, властно изменил саму систему человеческих взаимоотношений. Те восемь человек, которые выжили при Потопе, стали праотцами всех современных людей. И нет ничего удивительного в том, что их духовный выбор формирует жизнь человека и сейчас.

В самих именах сыновей нового родоначальника человечества – Ноя содержится предсказание и о судьбах их потомках, которые положили (при некотором приближении) начало существования человеческих рас.

Мы знаем, что Ной был пророком, знавших волю Божию. И Бог слушал его просьбы. Поэтому само наречение имен трем сыновьям Ноя было не случайно, тем более что по преданию, записанному святителем Дмитрием Ростовским и рождение этих детей состоялось по прямому повелению Божию. Не случайно, если патриархи до Ноя рождали детей в 100-200 лет от роду, Ной ждал до 600 лет. По словам святого Дмитрия, Ной, видя развращение общества, не желал рождать детей и вступать со своей супругой в плотские отношения, но Бог повелел ему родить детей для сохранения человечества.

Итак, еще до Потопа родились три сына. Первый из них – Сим, чье имя собственно и означает «имя». В самом этом наименовании заложен особый талант, свойственный позднее его потомкам – дар именовать запредельную реальность. Не случайно уже после Потопа Ной сказал, «благословен Бог Симов» (Быт. 9, 26). Итак, дети Сима – это люди религиозного гения,  который может быть направлен как на добро, так и на зло. С одной стороны от Сима происходят евреи, одаренные  немыслимым пророческим даром. И самое главное, что Сима по плоти Христос – надежда всех народов. От Сима происходят каппадокийцы (от Маша), обогатившие Церковь немыслимыми сокровищами богословия (так что Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский, Амфилохий Иконийский – семиты). От Сима и сирийцы – это преподобный Ефрем и Исаака, Иаков Низибийский и Афраат. Возможно, что семитом был и Златоуст. Так что большая часть нашего богословия – это дар потомков Сима.

Но с другой стороны духовидчество семитов - это и огромное искушение. Не случайно, что и страшнейшие враги Церкви – ислам, и талмудический иудаизм также созданы семитами. Семитские народы также создали самые изощренные магические системы. Достаточно вспомнить халдейскую магию и цыганские гадания (а цыгане тоже семиты). Так один и тот же дар может служить и к славе Господней и к великому греху. Так происходит со всем в этом падшем и грешном мире.

Другим сыном Ноя был праотец европейцев Иафет, чье имя означает «красота» и «распространение». В самом этом имени заключено двойное задание потомков Иафета. Именно иафетиты создали нормы красоты и в искусстве (греки, французы, итальянцы, русские, немцы, индийцы, иранцы, англичане, японцы), и в юриспруденции (Римское право, «Яса» монголов), и в поэзии, и в философии.

Ни семиты, ни хамиты не смогли создать развивающейся системы эстетики. И у первых, и у вторых красота быстро канонизируется и приобретает статичную форму, а у иафетитов происходит постоянное изменение и усовершенствование эстетики. Это стремление к красоте находит свое завершение в прекраснейшем эстетизме Добротолюбия (любви к красоте духа), в прекраснейшем «умозрении в красках» (икона и вся церковная культура), и совершеннейшей Христовой философии святых Отцов, и точнейшем кодексе канонического права.

Второе же значение имени нашего праотца – «распространение», особенно благословленное Ноем, стало обозначением главного процесса внешней мировой истории. Начиная с III тыс. до Р.Х. иафититы непрерывно распространяются по лицу всей Земли.  Великое заселение Евразии и Америки совершено именно потомками Иафета. Если китайцы так и не смогли за четыре с лишним тысячелетия далеко уйти от Великой Китайской Стены, то потомки Иафета завладели по воле Божией всей планетой (это и завоевания хеттов, и монголов, и Великие Географические открытия, и русская экспансия). Так  что слова праведного Ноя: «да распространит  Бог Иафета» (Быт. 9, 27), стали законом развития человеческого общества.

И наконец, великое обещание Ноя «и да вселится он в шатрах Симовых» (Быт. 9, 27) также были исполнены Богом немедленно после явления Христа во плоти. Именно иафетиты переняли у потомков Сима задачу донести Евангелие до народов Земли. Так что великое распространение иафетитов – это часть древнего плана Господа по возвращению к Себе отпавшего человечества. Мы видим, что даже в современной истории продолжают исполняться древние обещания Господа, данные сразу после Всемирного Потопа. Так что вряд ли христиане должны возмущаться тем, что потомки Иафета овладели всей планетой. Это не «вопиющая несправедливость и наглость европейцев (кстати, и русских, и тюрок)», а лишь явление особой способности этих людей, заложенная еще пять тысяч лет назад.

Третьим сыном Ноя был Хам, чье имя означает «горячий». Именно это свойство определило судьбы хамитов. Не случайно горячие танцы и полыхающие эмоции свойственны именно тем, кто произошел от Хама – неграм и египтянам, берберам и туарегам. Но если горячность оборачивается страшными развратом тогда, когда обращается ко злу, то напротив в добре оно проявляется как стремление к немыслимой святости. Главный духовный дар потомков Хама человечеству – это монашество. Мы забыли, что Антоний Великий и Павел Фивейский, Макарий Египетский и подвижники Ливана – все они потомки Хама. Но в них горячность преобразилась в немыслимое стремление к святости и Божественной любви.

Известен и страшный грех Хама, насмеявшегося над своим отцом. Он привел к тому, что в изначальное задание потомков Хама вкралось страшное искажение. Но надо помнить, что, вопреки расхожему мнению Ной проклял не всех потомков Хама, только хананеев (палестинцев и финикийцев).

Так в самих именах трех сыновей Ноя были заложены три основные линии развития человеческого рода, которые на уровне общественного подсознания, формируют взаимоотношение самых разных народов и сейчас.

 

Природа государства

С Потопом связано и возникновение такой системы организации общества как государство. По свидетельству книги Бытия (6,9) до Всемирного Потопа все человечество жило родовым строем. Мы не встречаем ни в Писании, ни в Предании никаких указаний на то, что до Потопа были хоть какие-то государственные структуры. Каин и Ламех, убийцы, судятся не людьми, а Самим Богом. Нет никаких свидетельств, чтобы люди как-то законно наказывали один другого за блуд (а его в то время было много). Нет и намека на существование судов, армии, полиции, налогов и чего-либо похожего до Всемирного Потопа. Да, у древних шумеров указывается, что до Потопа было десять царей, но и там нет никаких указаний на то, что их царственность хоть как-то проявлялась.

Похоже, что до Потопа людям не приходило в голову, что один человек может управлять другим. Божья власть, конечно, признавалась. Признавалась и власть ангелов, но люди могли только увещевать один другого. По крайней мере,   св. Енох только пророчествовал о грядущем наказании (Иуд. 14-16), был образом покаяния для всех родов (Сир. 44, 15), но никак не пытался при помощи государственной власти. Хотя и существуют серьезные основания, чтобы отождествить его с одним из «допотопных царей» из шумерского царского списка. Точно также и сам Ной лишь проповедью и строительством Ковчега призывал людей к покаянию (Евр.11,7), хотя все древние тексты шумеров и вавилонян и называют его царем. Похоже, что до Потопа царь был лишь неким моральным лидером, не имеющим никакой власти. В результате этого безвластия злодейства исполинов и их тирания оставались безнаказанными (Быт. 6,4) до самого Потопа.

И вот, уже после Потопа Богу было угодно дать человечеству новые законы. Впервые было введено право людей управлять самим своим обществом. Благословляя людей после Потопа, Бог сказал: «Я взыщу и вашу кровь, [в которой] жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его; кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт.9:5,6).

Так впервые возникает «право меча», право предавать смертной казни убийцу. Именно из этого Божественного права и возникает государство. Ведь для того, чтобы осуществить это право, необходимо найти убийцу, определить его виновность и осуществить справедливый приговор. А все это осуществляет именно государством. Более того, и войска возникают именно затем, чтобы покарать убийц. Строго говоря, война – это массовое проявления права смертной казни. Потому и войны достойны чести, по словам святителя Афанасия, «как защитники целомудрия» (Послание к Аммуну монаху). Если совсем грубо описать ситуацию войны, то перед нами есть бандитская группировка, которая собирается убивать и насиловать, а войска ведущую справедливую войну – это те, кто осуществляют право смертной казни для убийц.

Подробно об этом говорит апостол Павел: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим.13:1-7)

Слова эти Церковью понимаются так. Бог установил государственные власти с тем, чтобы люди не пожрали друг друга как рыбы. Богом установлен сам принцип власти, а то, достойный ли человек у власти или нет, то это дело Промысла, или поставляющего достойного, или попускающего недостойного. Хорошо это сформулировал преп. Исидор Пелуосиот: «Апостол Павел не сказал: несть начальник, аще не от Бога, но рассуждал о самом начальствовании, говоря: несть власть, аще не от Бога.  То самое, что у людей есть начальства, и одни начальствуют, другие живут под начальством, происходит не просто и не случайно, чтобы народы, подобно волнам, увлекались туда и сюда, но, по словам св. Павла, это есть дело Божией премудрости. Поскольку равноправие обыкновенно возжигает войну, то Бог не попустил быть народоправлению, но установил царскую власть, а потом за нею и многие начальства. Какие же, спросишь? Начальника и подначального, мужа и жену, отца и сына, старца и юношу, господина и раба, учителя и ученика.

Даже и у бессловесных животных можно видеть подобное. Поручители в этом - пчелы, которые подчинены царской власти, журавли и стада диких овец. Если же посмотришь и на море, то и оно окажется не лишенным сего благочиния. И там многие породы рыб имеют одного правителя и вождя, посему осуществляют дальние переселения. Ибо безначалие везде всего ужаснее и бывает причиною замешательства и беспорядка. Посему, и в теле, хотя оно есть нечто единое, не все имеет равное достоинство, но одни члены начальствуют, а другие подначальны. Потому мы вправе сказать, что самое дело, разумею власть, то есть начальство и власть царская, установлены Богом, чтобы общество не пришло в неустройство.

Но если какой злодей захватил сию власть беззаконно, то не утверждаем, что он поставлен Богом, но говорим, что попущено ему или изблевать все свое лукавство, как Фараону, и в таком случае понести крайнее наказание, или уцеломудрить тех, для кого нужна и жестокость, как царь вавилонский уцеломудрил Иудеев». (Преп. Исидор Пелуосиот. Письмо. 6. К Дионисию.)

Так что и появление такого злодея вовсе не неожиданность для Бога. Священное Писание говорит, что именно «ибо  у Него премудрость и сила; Он изменяет времена и лета; низлагает царей и поставляет царей » (Дан.2, 20-21) Мы не услышим от пророков, что власти могут назначаться Диаволом. Так что и злодей получает власть не без воли Господа, хотя Бог не благоволит злодейству.

Итак, Бог после Потопа создает новую систему общественных отношений, - государство, целью которого является подержание безопасности и правосудия среди людей.  Эта система подвластна Богу и Его Сыну, Который владыка царей земных (Дан. 2,47, Откр.1,5).

Что интересно, так это то, что Библия запрещает злословить государственные власти, и при этом не требует любви к земному отчеству. А среди  патриотов принято наоборот, любить земную родину и ругать государственные власти. Пророк Моисея и апостол Павел говорят: «начальствующего в народе твоем не злословь» (Исх.22,28; Деян. 23, 5), а апостол Петр сурово осуждает тех, кто «презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших» (2 Петр.2,10). И премудрый Соломон добавляет: «Даже и в мыслях твоих не злословь царя, и в спальной комнате твоей не злословь богатого; потому что птица небесная может перенести слово [твое], и крылатая - пересказать речь [твою]» (Еккл.10:20).

Так же учили и святые отцы. Например, святитель Иоанн Златоуст говорит так: «Итак, не стыдись такого повиновения, говорит (апостол). Этот закон дал Бог, Который грозно и отмщает тем, которые нарушают его. Если ты ослушаешься Его, то Он накажет тебя не случайным наказанием, а самым строгим, и никакие отговорки не спасут тебя, да и от людей ты понесешь жесточайшее наказание, потому что никто за тебя не вступится, а Бога ты сильно прогневаешь». (Иоанн Златоуст свт. Беседа на послание к Римлянам 23,2).

А мнящие себя считать православными думают, что имеют право злословить высокие власти, при этом исполняя не волю Божию, а заповедь человека (о служении земному отечеству).

Важно, что для священного Писания совершенно не важен вопрос формы государственного устройства во внецерковном человечестве. Библия описывает и восточные деспотии, и архаичные царства – с народными демократиями (как в книге Иова) и республики (как в Риме 1 Мак.8,14-16), при этом, не утверждая, что эта форма власти угодна Богу, а та нет. Главное, чтобы государство исполняло возложенные на небо Богом функции.

Также Библия не рассматривает вопрос легитимности или нелегитимности той или иной власти. С точки зрения Писания даже волос не падает с головы без воли Божией, и если уж правитель принял власть, то ему должно повиноваться. А за грехи свои он будет сам наказан. Кстати, именно поэтому в Византии не было понятия «священная особа императора», хотя священность царского служения всегда признавалась.

Но при этом слово Божие также четко описывает границы, за которые это послушание властям не должно выходить.  «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5, 29). Если правитель требует от нас нарушить святые заповеди, то слушать его не должно. Если судья произносит несправедливый приговор, не должно его приводить в исполнение. Если царь требует отказаться от Бога или воздать ему божеские почести, то должно осмеять его безумие, как это сделали три отрока в Вавилоне.

Государство всегда должно помнить, что Бог не вручил ему полноты власти. У преемников апостолов власть выше, чем у президента или царя, ибо они могут открыть для человека небо или не пустить его туда.

Еще раз повторю, что деятельность правительства должна оцениваться только по двум критериям: правосудию и безопасности граждан. Есть вещи, которые правитель может сделать. – Например, по своему милосердию дать пенсию старику или инвалиду. И за это он получит от Бога награду. Но если при этом он беззаконно осуждает праведного, то в строгом смысле властителем он не является. Он просто тиран.

 

Чтобы оставлять комментарии на сайте - пройдите регистрацию и авторизуйтесь.