Печать PDF

Сравнительно недавно несколько богословов-любителей (в том числе и облеченных священным саном) издали книгу, в которой православные христиане были призваны восстать на борьбу с новой и ужасной ересью, имя которой — "эволюционизм". Книга "Шестоднев против эволюции" (М.: Паломникъ, 2000), плод коллективного труда и своего рода манифест, продемонстрировала своим появлением всю нелегкость и противоречивость того пути, когда святоотеческое богословие пытаются использовать для смертельной битвы с ветряными мельницами.

Конечно, в рамках небольшой статьи невозможно обстоятельно изложить всю критику (как с богословской, так и с научной позиций) указанного трехсотстраничного опуса, которую, впрочем, тот вполне заслуживает. Слишком многое, что входит в школьные программы по биологии, астрономии и другим предметам, авторы книги поспешили охарактеризовать как языческо-сатанинское учение, противоречащее Православию. Из всех вопросов, поднятых в книге, мне хотелось бы прежде всего остановиться на одном моменте — кошмарной "ереси", которая практически всеми авторами книги была объявлена в корне несовместимой с православным мировоззрением. Такой ересью оказалось представление о том, что Вселенная существует уже миллиарды лет (а не семь с половиной тысяч) и что шесть дней творения не следует обязательно понимать как шесть суток по 24 часа.

Часть 1
Возраст Вселенной

По мнению авторов книги, возраст Вселенной в 7 500 лет является догматической верой Церкви, и "для христианина без нарушения догматов веры сроки эти нельзя ни удлинить, ни укоротить" (с. 181). В свою очередь, утверждение, что Вселенная существует и развивается миллиарды лет, есть не что иное, как "полное отрицание духа и буквы Библии", "карикатура на книгу Бытия", "издевательство над Откровением", "научно безграмотная (?) и духовно порочная концепция" (сс. 200–201). Наконец, представление, что каждый из дней творения не был обычными сутками и не состоял из 24 часов, называется авторами "антибиблейским взглядом", мнением "еретическим" и "нецерковным", которое притом "отравляет веру и пастырей, и пасомых" (с. 204).
В доказательство своей правоты православные антиэволюционисты приводят несколько цитат из святоотеческих писаний, в которых дни творения действительно понимаются именно как обычные сутки. Однако при этом авторы предварительно не решают принципиальный вопрос: следует считать этот consensus patrum (лат. согласие Отцов) догматической верой Церкви, отступить от которой означало бы впасть в гибельную ересь, или же мы все-таки имеем право "делать поправку" на уровень естествознания и космологических представлений античности? Для сравнения приведу два примера. Согласно подавляющему большинству из Отцов древности основа материального мира состоит из четырех элементов или стихий: земли, воды, воздуха и огня. В этом отношении можно привести не десятки, а сотни цитат из святоотеческих творений. Означает ли это, что господин Дмитрий Менделеев, вместе со своей пресловутой периодической таблицей, должен быть объявлен в Православии злостным еретиком, посягнувшим на догматы Церкви? Ведь consensus patrum относительно четырех стихий выражен куда яснее, чем в отношении понимания продолжительности дней творения.
Другой пример. Одной из часто используемых нашими антиэволюционистами святоотеческих цитат, якобы доказывающих еретичность современной научной космологии, являются слова преп. Ефрема Сирина из его толкований на книгу Бытия. И свящ. Даниил Сысоев, и Юрий Максимов, настаивающие на буквальном понимании слова "день" в Быт. 1, приводят следующие слова преп. Ефрема: "Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание; непозволительно также говорить, будто бы, что по описанию сотворено в продолжение шести дней, то сотворено в одно мгновение, а также будто бы в описании сем представлены одни наименования, или ничего не означающие, или означающее нечто иное" (Творения, т. 6., сс. 210–211). Однако авторы приводят только начало высказываемой Отцом Церкви мысли, опуская продолжение, где преп. Ефрем требует буквально понимать не только и не столько дни творения, сколько все, о чем только ни идет речь в Быт. 1: "Напротив того, до,лжно знать, что, как небо и земля, сотворенные вначале, суть действительно небо и земля, а не что-либо иное разумеется под именем неба и земли, так и сказанное о всем прочем, что сотворено и приведено в устройство по сотворении неба и земли, заключает в себе не пустые наименования, но силе сих наименований соответствует самая сущность сотворенных естеств" (Там же, с. 211).
Не подлежит никакому сомнению, что эти слова преп. Ефрема были направлены против разнообразных языческих космологий древности, а также отчасти и против крайностей александрийского метода толкования Священного Писания (сам преп. Ефрем был "антиохийцем"). И поэтому не следует рассматривать их, равно как и множество подобных высказываний других святых отцов, изолированно от контекста богословской проблематики того времени.
Однако если придерживаться элементарной последовательности, то, настаивая на буквальном понимании слова "день", наши антиэволюционисты должны будут в таком случае буквально принять и всю космологическую картину согласно первой главе Бытия. И тогда безусловно придется отказаться не только от таких "еретических" понятий, как "Галактика", "солнечная система" и т. п., но даже и от представления о шарообразности Земли. Ведь если достаточно буквально понимать описание первых дней творения, то мир нужно признать состоящим из двух слоев воды, разделенных воздушной прослойкой ("твердью", евр. raqiya; см. Быт. 1: 6–7). Даже сам преп. Ефрем в дальнейшем комментарии на Бытие отступает от полностью буквального толкования Писания и отчасти синтезирует древнееврейскую библейскую космологию с представлениями своего времени.
Таким образом, далеко не каждая мыль в области естествознания, встречающаяся в святоотеческих творениях, должна быть сразу объявляема церковным догматом. Даже в таком авторитетном догматическом труде, как "Точное изложение Православной веры" преп. Иоанна Дамаскина, можно найти много сведений по астрономии, географии и т. д., которые на сегодняшний день, мягко говоря, устарели.
То, что возраст Вселенной составляет 10–20 миллиардов лет, является твердо установленным и доказанным научным фактом. Астрономы, к примеру, наблюдают скопления галактик и другие объекты (квазары), которые удалены от нас на расстояния в сотни миллионов и даже миллиарды световых лет. Это означает, что свет данных объектов, который мы наблюдаем сейчас, был испущен ими соответственно миллионы и миллиарды лет назад. Если, например, в двадцатом веке наблюдался взрыв сверхновой звезды, удаленной от Солнца на 20 000 световых лет, то в действительности взрыв произошел двадцать тысяч лет назад, около 18 000 года до Р. Х., и лишь сейчас стал для нас видим. И у науки нет абсолютно никаких оснований признавать все эти данные иллюзией, обманчивой видимостью. Кроме того, каждая звезда имеет свой возраст, также измеряемый миллионами и миллиардами лет, и определяемый на основании той стадии развития, на которой данная звезда находится.
Чтобы хоть как-либо объяснить факт различия звезд по своему возрасту, один из авторов указанной книги, свящ. Олег Петренко, предложил весьма оригинальную гипотезу. Опираясь снова-таки на сочинения преп. Ефрема Сирина, он предположил, что звезды в момент их сотворения "мгновенно “выстроились” по своим категориям на так называемой диаграмме Герцшпрунга — Рессела, являя собой сразу весь набор возможных звездных состояний" (с. 22). То есть одни из них выглядели так, будто бы до этого эволюционировали в течение нескольких сот миллионов лет, тогда как другие — нескольких миллиардов. Поэтому, как утверждает о. Олег, "Вселенная имеет лишь вид долговременного существования, также как и возраст нашей планеты, оцениваемые “научными” методами фантастически высокой величиной".
Но если применить данное объяснение о. Олега к нашему примеру со взрывом сверхновой звезды, удаленной на расстояние более чем 7 500 световых лет, тогда получится, что никакого взрыва на самом деле никогда не было. Просто Бог одновременно создал уже взорвавшуюся сверхновую и световые волны на некотором расстоянии от нее, якобы свидетельствующие о том, что взрыв когда-то действительно был. В таком случае Бога следовало бы признать фальсификатором, и воистину вселенского масштаба. Выходит, Творец намеренно создает Вселенную такой, чтобы объективно изучающие ее ученые неизбежно попадали бы в лапы страшной ереси — представления о том, что мир существует более 7 500 лет. Трудно, конечно, оценить гипотезу о. Олега с богословской точки зрения (зачем именно понадобилось Богу творить такую Вселенную), но с научной она в высшей степени несостоятельна и способна лишь вызвать улыбку.
Критику указанной книги можно было бы продолжить по всем ее основным пунктам. Надеюсь, что вскоре такая работа будет осуществлена. Но делать это следует не столько во имя современной науки или эволюционных теорий самих по себе (последние действительно часто хромают на обе ноги вследствие недостатка фактического материала), сколько во имя подлинного учения святых отцов. Книга "Шестоднев против эволюции" явила собой яркий пример дилетантского подхода к святоотеческому наследию со стороны тех, кто именует себя "креационистами" — "защитниками святоотеческого учения о творении". Впрочем, подобным недугом неадекватного прочтения Отцов подчас страдает и противоположная сторона — православных "эволюционистов". Но в то время как последние добросовестно пытаются показать отсутствие принципиальных противоречий между святыми отцами и современной наукой, первые изо всех сил хотят найти эти самые противоречия даже там, где они на самом деле не существуют.
В следующих статьях мы рассмотрим вопрос о том, действительно ли противоречит православному мировоззрению идея развития во Вселенной и как учат об этом святые отцы.

Часть 2
Творение в развитии

Мы продолжаем публиковать серию отзывов на книгу "Шестоднев против эволюции", авторы которой утверждают несовместимость Православия и эволюционной теории. Первый очерк касался вопроса о возрасте Вселенной, который по-разному решается сторонниками эволюционной и креационистской теорий. В настоящем очерке пойдет речь о том, что святоотеческое учение вовсе не противоречит идее развития Вселенной.
Одной из особенностей разбираемой книги ("Шестоднев против эволюции") является практически полное отсутствие единой и четко разработанной методологии. Создается впечатление, что соавторов объединяет лишь общая цель — любыми средствами доказать несовместимость святоотеческого богословия с идеей эволюции. И искусственное разнообразие, подчас — взаимная противоречивость этих средств, показывают малую вероятность того, чтобы за ними стояло цельное мировоззрение, которым и является учение Отцов о Творении.
Другое впечатление, а точнее, вывод, который напрашивается при прочтении книги: подобный опус мог появиться на свет только в пост-атеистическом обществе. При чтении трудно не прийти к заключению, что многие из авторов оказываются просто не в состоянии мысленно преодолеть старого пропагандистского стереотипа — представления, будто самостоятельным развитием природы доказывается несуществование Бога. В основе мировоззрения авторов можно увидеть следующий принцип: все, что совершается в мире согласно законам природы — есть жесткая необходимость, в которой нет никаких проблесков благодати; и, напротив, все, что совершается в мире Богом — неизбежно должно противоречить законам природы и быть только иррациональным чудом. Поскольку Творение есть божественное действие, оно может быть только чудесным и необъяснимым, причем на всем своем протяжении. Вот характерное высказывание одного из авторов, раскрывающее его внутренний настрой: "Естественнонаучное понимание первых глав книги Бытия диссонирует с толкованием святых Отцов. Рационализм пожирает веру, не оставляя места духовному восторгу" (с. 218).
Интересно отметить, что многие ученые испытывали действительный и неподдельный религиозный восторг именно благодаря своему "естественнонаучному пониманию", восхищаясь красотой и разумностью устройства Вселенной, а отнюдь не благодаря фантазированию "взрывающихся кочек", из которых моментально "вылупливались" уже готовые собаки и слоны (см. с. 27)…
Категорическое неприятие вызывает у наших авторов прежде всего сама идея, что во Вселенной возможно какое-либо самостоятельное развитие — даже инициированное Богом. И указывая на определенные "белые пятна" в современных эволюционных теориях, "креационисты" ставят перед собой только одну цель — доказать, что развитие в природе невозможно в принципе. Причем особенно достается "на орехи" тем православным богословам, которые берутся утверждать обратное. "Теистический эволюционизм" является, по мнению авторов книги, ересью ничем не лучшей, чем эволюционизм атеистический: "Когда христианин встречается с учением, которое преподносит себя как “православный эволюционизм”, он обязан обличить его как проявление ереси, а всех приверженцев “христианского эволюционизма”, соответственно, считать еретиками", — утверждает свящ. Константин Буфеев (с. 154).
Естественно, что такие смелые заявления нуждаются в обосновании. И другой автор остроумно находит выход из положения, искусственно приписывая "теистическим эволюционистам" разнообразные ереси и провозглашая в их адрес соответствующие анафемы, например: "Сторонники теистической эволюции, как не верящие во Всемогущество, Премудрость и Благость Господа (?), слышат следующее: “Глаголющим Бога не быти Дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосердна, премудра, всеведуща, и подобная хуления произносящим: анафема”" (с. 61). Подобного рода упражнениям в анафематствовании посвящена целая глава одной из статей, носящая суровое название: "Каноническая оценка эволюционизма".
Нужно отметить, что сам термин "теизм" обозначает, как известно, религиозное мировоззрение, признающее существование Божественного Промысла (в отличие от "деизма"). Православие, безусловно, является теистической религией. И поэтому всякий православный христианин, считающий, что личностный Бог-Творец мог сотворить все разнообразие мира посредством вкладывания в творение естественной способности к развитию, рискует, как теистический эволюционист, быть обвиненным во всевозможных ересях — от гностицизма (с. 188) до арианства и монофизитства (с. 52).
Однако авторы книги не останавливаются на этом и идут еще дальше. В соответствии с тезисом, что эволюционизм "в любых своих формах несовместим с христианством" (с. 42) и потому есть просто язычество (с. 187), они и вовсе отказывают в названии "христианин" всякому православному, признающему возможность творения мира Богом посредством эволюции. И даже Бог таких православных должен быть написан с маленькой буквы: "Но давайте на секунду представим себе, что теистические эволюционисты правы и их бог эволюции существует… Где же бог эволюционистов? Мы не видим его действий. Пусть он докажет свое существование, но его нет", — победно восклицает свящ. Даниил Сысоев (сс. 56, 58). Учитывая то обстоятельство, что о возможности "теистической эволюции" говорили и говорят многие современные богословы (еп. Василий (Родзянко), прот. Глеб Каледа, диак. Андрей Кураев, проф. А. И. Осипов), в православии которых никто не сомневается, возникает вопрос: а не повинны ли сами "креационисты" в том грехе богохульства, в котором постоянно пытаются уличить "эволюционистов"? Действительно ли Бог, в Которого верит и Которому служит о. Андрей Кураев — это "бог" с маленькой буквы?
Авторы книги упорно желают видеть только две крайности, считая, что ничего среднего или компромиссного между ними нет и принципиально быть не может. Это — либо языческо-атеистический эволюционизм, с одной стороны, либо взятый "в чистом виде" креационизм, с другой. Последний подразумевает, что процесс Творения был исключительно чудесным явлением, не подчинявшимся никаким законам природы и происходившим вопреки ним.
Весьма интересным следует признать отношение авторов книги к таким понятиям как "саморазвитие", "самозарождение" и т. п. В их понимании "само-деятельность" мира непременно означает отсутствие необходимости в Творце и Его Промысле (с. 46), и поэтому для них никакое "само-" к миру не приложимо. И здесь, на этом моменте, следует остановиться более подробно.
Дело в том, что мировоззрение авторов, несмотря на все их громкие заявления, трудно назвать полностью соответствующим духу святоотеческого богословия. Ведь в видении Отцов Бог творит мир пребывающим в постоянном действии, изменении, развитии, причем само это развитие осуществляется в соответствии с Богом установленными законами. Законы мироздания, будучи таким же творением Божиим, как и сам мир, не могут не соответствовать воле Творца.
Однако после падения Адама в жизни творения происходят определенные изменения, и главное из них касается души самого человека. Человек перестает видеть в мире осмысленность; смысл и назначение каждой вещи теперь ускользают от его духовного взора, а законы природы кажутся слепыми и бесцельными.
Но действительно ли всякое самостоятельное развитие в природе, как утверждают "креационисты", является отрицанием всемогущества Творца? Ответить на этот вопрос можно только отрицательно. В представлении православных "креационистов" Бог оказывается бессильным и неспособным заложить в Свое творение способность к самостоятельному развитию — и потому творит мир исключительно посредством череды сверхъестественных вмешательств. Такое представление о процессе Творения весьма симптоматично: по мнению "креационистов", о всемогуществе Творца могут свидетельствовать только чудеса, а законы природы — ни в коем случае! (см. сс. 56–58). Но вряд ли в этом взгляде на Творение Бог действительно может быть назван премудрым. Приведу сравнение.
Представим двух инженеров-конструкторов, каждый из которых создает машину для выполнения определенной задачи. Первый предусматривает самомодернизацию своего механизма, так что для выполнения другой задачи вмешательство создателя не потребуется: машина сама, согласно заложенной в нее программе развития, изменит свое устройство. В то же время второй инженер каждый раз, когда возникает необходимость выполнить новую задачу, конструирует новые механизмы, начиная работу с нуля. Малейшее изменение первоначальной цели — и второй конструктор кладет перед собой чистый лист бумаги, чтобы начать создавать новую машину, приспособленную для решения именно этой задачи и никакой другой. Думаю, что никакой здравомыслящий человек не назовет второго инженера профессиональнее и изобретательнее первого. И поэтому анафема, приводимая в адрес православных эволюционистов, что те якобы "глаголют Бога не быти… премудра, всеведуща", звучит в устах "защитников святоотеческого учения" как простая полемическая глупость.
В качестве другого примера можно привести человеческое тело. Премудрый Бог вложил в организм каждого из нас определенную программу развития, которую мы можем даже отчасти постигать и научно исследовать. И неужели подобный факт свидетельствует о том, что всякий православный христианин, признающий самостоятельное развитие — в соответствии с Богом установленными законами — человеческого тела, является приверженцем жуткой ереси или даже вовсе язычником?
Оставив в стороне вопрос антропогенеза (происхождения человека), как затрагивающий более глубокую богословскую проблематику, в целом можно сказать следующее: теория развития одних видов животного мира из других не противоречит принципам православного мировоззрения. Напротив, подобная теория, при правильной и православной ее интерпретации, может служить только большему прославлению величия и премудрости Творца. Сказанное вовсе не означает, что теорию эволюции в том виде, как ее изучают в школах, следует считать единственно истинной и непогрешимой — нисколько. Скорее следует говорить о том, что возможно православное понимание теории эволюции, делающее ее в принципе приемлемой для христиан.
В заключение хотелось бы выразить надежду на то, что демагогическая травля известных богословов все же войдет в иное русло — дружественной богословской дискуссии. Действительно, не все в современных эволюционных теориях может быть принято православным христианином, но вряд ли "подлинно святоотеческой" позицией является вследствие этого полное презрение к науке. Не стоит вместе с "водой" (частных заблуждений и ошибок) выплескивать и "ребенка".

Часть 3
Вместо послесловия: Два вопроса

Предлагаем вниманию читателей заключительную часть отклика на книгу "Шестоднев против эволюции". Авторы статей, вошедших в указанный сборник, прибегают ко всевозможным натяжкам и неточностям для "доказательства" молодого возраста Земли и Вселенной. Антинаучная позиция "научных креационистов", на наш взгляд, только вредит делу свидетельства о Православии вопрошающим современникам. Первый очерк касался вопроса о возрасте Вселенной, который по-разному решается сторонниками эволюционной и креационистской теорий. Во втором очерке шла речь о том, что святоотеческое учение вовсе не противоречит идее развития Вселенной. В настоящем заключении автор уделяет внимание неточностям и натяжкам, которые используют в своих доказательствах сторонники "научного креационизма".

"Откуда дровишки?"

Первый из двух заключительных вопросов коснется некоторых особенностей источников "православного креационизма".
Следует признать, что среди "православных креационистов" нет ни одного самостоятельного научного исследователя, который находился бы "на острие" последних данных науки. Откуда же тогда черпается "научная" информация? Среди цитат авторов не найдешь ни одной ссылки на какие-либо серьезные работы, поскольку единственным источником являются популярные книги креационистов-протестантов. А это, как мы сейчас увидим, сослужило плохую службу нашим авторам.
Цитаты. Дело в том, что характер цитирования источников, принятый у западных креационистов, давно уже стал среди ученых "притчей во языцех" и поводом для вскрытия многочисленных подлогов и манипуляций (со стороны не слишком честных приверженцев "науки Творения"). Методом передергивания цитат и отрыва их от контекста креационисты сумели представить как противников теории эволюции многих ее действительных сторонников. Причем "пострадавшие" ученые нередко вынуждены были впоследствии давать детальные разъяснения своих слов, как, например, ученый Колин Паттерсон, которому креационисты поспешили приписать высказывание о якобы отсутствии у науки данных для "промежуточных форм". После такого обхождения Паттерсону не оставалось ничего, как посетовать: "Похоже, мне предначертано судьбой постоянно оказываться в дураках при помощи креационистов". Он утверждает: "Так как у креационистов нет научных исследований, подтверждающих теории молодой Земли... всемирного потопа... или раздельного происхождения людей и [человекообразных] обезьян, их тактика заключается в атаках на эволюцию путем охоты за спорами или несогласием между эволюционными биологами... Я понял, что надо тщательно подумать, прежде чем прямо высказывать аргументы (в изданиях, лекциях или корреспонденции), чтобы не снабжать креационистов амуницией в форме “удобных цитат”, часто вырванных из контекста".
Читателю будет, наверное, интересно узнать, что в свое время были разоблачены практически все цитаты, приводимые (по одной западной креационистской книжице) в рассматриваемом нами издании (сс. 65–67). Например, говоря о профессоре В. Смите, громко критикующем теорию биологической эволюции, креационисты не упомянули того факта, что он является всего лишь бывшим профессором математики; Л. Бунур (в книге — Бонуар) никогда не произносил приписанных ему слов и даже не занимал указанной в книге должности; С. Ловтруп (в книге — Лавтрап), действительно критиковавший дарвинизм как устаревшую теорию (с чем никто и не спорит), в то же самое время является сторонником современных эволюционных взглядов и заявляет, что "теория о реальности эволюции оказывается одной из самых хорошо подтвержденных теорий в биологии, и, возможно, в естественных науках вообще", и т. д. Полная некомпетентность, отсутствие всякой работы с первоисточниками и излишняя доверчивость западным собратьям — все это сыграло злую шутку с православными эпигонами протестантских псевдо-исследователей.
"Аргументы". Практически такая же картина наблюдается и в отношении приводимых нашими авторами "аргументов" против теории эволюции и большого возраста Вселенной. Как оказалось (о чем авторы книги также попросту не знали, а потому не смогли поставить в известность и читателей), многие из этих "аргументов" давно уже были опровергнуты, и более честные креационисты на Западе уже сняли их с вооружения. Примером тому может служить известное "доказательство от космической пыли" (см. с. 241). Приведу длинную цитату из научной анти-креационистской статьи, показывающую степень осведомленности наших авторов (опубликовавших свой опус в 2000 г.):
"Аргумент о лунной пыли по праву можно назвать самым известным аргументом моррисиан (Г. Моррис — один из основателей “креационизма”. — А. П.). Впервые этот аргумент был сформулирован Генри Моррисом в книге “Научный креационизм”, изданной в 1974 году. В этом аргументе Моррис использовал данные статьи, опубликованной Хансом Петерсоном в журнале “Саентифик Американ” в 1960 году. Но следует отметить, что Моррис принял в расчет только верхнюю оценку притока космической пыли, данную Петерсоном – 39 150 тонн в сутки. Сам Петерсон настаивал на числе в три раза меньшем (около 13 000 тонн в сутки) и предостерегал, что его оценки могут быть завышены. Это Моррис предпочел оставить без внимания.
Используя самую высокую оценку притока космической пыли, Моррис утверждал, что при таких темпах осаждения на Луне за 4,6 миллиарда лет должен был бы накопиться 18-метровый слой пыли, но его нет, а имеющийся слой в 1 дюйм позволяет рассчитать возраст Земли и Луны как приблизительно равный 10 000 лет.
Однако уже в 1972 году Дохнаньи, основываясь на данных, полученных со спутников, утверждал, что количество космической пыли, попадающей на Землю, приблизительно равно 60 тоннам в сутки. Позднее, согласно более точным данным спутников, эта величина колебалась в диапазоне 30–49 тонн в сутки. Еще более точные данные были получены с использованием спутника “Long Duration Exposure Facility” — приблизительно 121 тонна в сутки.
Таким образом, аргумент Морриса, разошедшийся огромным тиражом, оказался основанным на неверных данных. Но на этом история аргумента не закончилась.
В 1985 году Моррис второй раз издал “Научный креационизм”, ссылаясь на Петерсона и на “G. S. Hawkins, ed., Meteor Orbits and Dust, 1976”. Однако ссылка была дана Моррисом неправильно. Эта работа была опубликована не в 1976 году, а в 1967 году, то есть опять данные были устаревшими.
Следующую попытку обосновать аргумент о космической пыли сделал моррисианин Гарольд Слашер — сотрудник “Института исследования Творения” (организация, созданная Генри Моррисом). Слашер приводил следующую ссылку: “Nazarove, I. N. Rocket and Satellite Investigations…, Moscow, August 1985”. Однако здесь мы имеем опять-таки перевернутую цифру, так как “I’annee Geophysique International” был проведен в июле — августе 1958 года".
Однако своего рода вершиной в мастерстве фальсификаций нужно признать одну историю, выдуманную "креационистами" в связи с "пыльным аргументом" и имевшую целью красочно его дополнить.
"Аргумент, выдвинутый Моррисом, был дополнен фантастикой о прошлом. По-видимому, Кент Ховинд первым стал утверждать, что, якобы, к спускаемому аппарату Аполлон-11, впервые доставившему человека на Луну, были приделаны специальные “лапы”, чтобы аппарат не погрузился в многометровый слой пыли. Это вопиющая фальсификация, ибо природа лунной поверхности была изучена до высадки человека на Луну. До Аполлона-11 на поверхности Луны совершили посадку беспилотные аппараты Рейнджер (5 посадок), Серваер (7 посадок), Луна (6 посадок)".
Тем не менее, "аргумент", который был основан на неправильных измерениях 1960 года и от которого давно уже отказались многие креационисты, признав его неверным, спокойно помещается в разбираемой нами книге в числе прочих подобных "доказательств". О последних же можно привести точно такую имеющуюся справочную информацию, давно известную (только не нашим авторам), опубликованную и прекрасно вскрывшую всю их "убедительность".
Переходя теперь от научной аргументации к идеологической, следует сказать, что в целом ее методы у православных "креационистов" удивительно напоминают аналогичные методы "креационистов"-протестантов. Все те же обвинения теории эволюции во всех смертных грехах, которые только знает человечество — атеизм, фашизм, язычество. Однако здесь нужно упомянуть об одном печальном отличии. Если "креационисты"-протестанты выдвигают в качестве главного идеологического аргумента только буквальное понимание первых глав Библии, то их православные эпигоны добавили к этому необходимость буквально толковать и святоотеческие комментарии к соответствующим местам Писания. Остается только ждать, не постигнет ли наших "креационистов" судьба их некоторых западных собратьев. Дело в том, что протестантские сторонники "науки Творения" давно были вынуждены признать, что нигде в Писании нет ни прямых, ни даже косвенных указаний на шарообразность Земли и ее вращение вокруг Солнца. Это привело к тому, что наряду с "младоземельными креационистами" (утверждающими малый возраст Вселенной) появились также "геоцентрические креационисты" и даже "плоскоземельные". Нетрудно догадаться, в чем именно заключается суть их "научных" теорий. Однако, учитывая тот факт, что православные "креационисты" не менее твердо настаивают на буквальном понимании естественнонаучных высказываний святых отцов, следует опасаться, не будет ли ими в ближайшем времени объявлено, что "подлинно святоотеческим" является учение о вращении Солнца вокруг Земли.
В защиту святых отцов следует отметить: не нужно забывать, что в плане естествознания они во многом оставались людьми своего времени. Требовать чего-либо большего в этом отношении и абсолютизировать каждую йоту в их взглядах на устройство мира является не защитой святоотеческого учения, а непростительной профанацией его.

Сui prodest? (Кому выгодно?)

Речь не пойдет о том, что или кто стоит за феноменом "православного креационизма". Для всякого человека, потрудившегося ознакомиться с ходом полемики (например, в интернете), становится очевидным, что в основе этого печального явления лежит богословская и научная некомпетентность некоторых горе-богословов, умноженная притом на их апломб и самонадеянность.
Вопрос этой части статьи можно было бы сформулировать иначе: на чью мельницу, неосознанно или сознательно, льют воду православные "креационисты"? И, обозревая просторы интернета, трудно не увидеть, кто именно старается извлечь для себя выгоду из нового увлечения некоторых православных богословов. Это — "научные атеисты", для которых доставляет неописуемое удовольствие "щелкать" как орехи "креационные аргументы". Беспомощность "креационистов" в их попытках научно (а не с помощью громких фраз или устаревших сведений) обосновать свою позицию становится поводом для новой хулы на Православную Церковь.
"Православные креационисты" дискредитируют Церковь, отцов и само богословие, стараясь представить именно себя истинными выразителями церковного учения о Творении и объявляя еретиками всех несогласных со своей точкой зрения. Сегодня они намеренно провоцируют конфликт между верой и наукой там, где этого можно и следовало бы избежать, а плоды этого искусственного столкновения, увы, пожинать придется довольно скоро. Многие верующие с чрезмерным доверием отнеслись к появлению "православного креационизма" — протестантского моррисианства, стилизованного под "подлинно святоотеческое" учение. Возможно, что послушавшись совета авторов книги — "ничтоже сумняшеся" обвинять "эволюционистов" в ереси (с. 154), завтра дети из православных семей будут открыто "обличать" своих школьных учителей в проповеди "антицерковного", "языческого" учения, приводя в качестве "доказательств" пресловутую космическую пыль на Луне. (Интересно отметить, что этот "аргумент", опровергнутый учеными 30 лет назад, а два десятилетия спустя, в 1993 году, признанный неверным самими "креационистами", приводится как главное доказательство молодого возраста Вселенной на сайте http://www.pravoslavie.ru/).
Победоносно и самоуверенно обличая новоявленные "ереси", православные "креационисты" даже не задумываются, к каким результатам может привести это необдуманное обличительство. Наивно полагая, что они борются и побеждают "ересь", такие "богословы" даже не отдают себе отчета, что на самом деле они своими руками предоставляют врагам Церкви новое оружие для борьбы с ней.
Остается надеяться, что воля к спокойной и взвешенной богословско-научной дискуссии возобладает, и нам все же не придется выносить этого печального урока.

Источник: http://www.synergia.itn.ru