Печать PDF

А.В. Панкратов
доктор химических наук,
профессор Московской государственной геологоразведочной академии

Когда мы говорим о религиозном преподавании физики, химии, биологии, экологии, то мы, несомненно, имеем в виду тип преподавания, значительно отличающийся от того, который существует ныне. Именно на этом вопросе мы и остановимся прежде всего.

Итак, чем религиозное преподавание может отличаться от преподавания ныне существующего? Отметим два весьма принципиальных отличия. Первое в том, что изменяется сама цель преподавания. Второе - в перемене типа мышления, проявляющемся конкретно в самой системе изложения материала. Можно было бы даже сказать, что иною становится конструкция изучаемого предмета.

Остановимся на указанных отличиях несколько подробнее. Какова цель нынешнего образования? Хотя ее не объявляют официально, но ни для кого не секрет, что стоит задача подготовить участника научно-технического прогресса. Даются знания, а как известно ещё со времен Френсиса Бэкона, "знание - сила". Ученик, овладевший знанием и получивший "силу", вливается в стройные ряды тружеников научно- технического прогресса. И вторая цель существующего образования - формирование материалистического, то есть атеистического мировоззрения. Эта цель больше не объявляется, но фактически продолжает иметь место.

Может ли мировоззрение, не отказавшись от знаний, доставленных науками, быть христианским? Как же быть со знаниями? Знания, конечно, должны остаться. Сохраняется весь объем преподаваемого материала и тем более все его научное содержание. Здесь следует особо подчеркнуть, что хотя мы говорим о религиозном преподавании, мы нигде не вступаем в конфликт с наукой. Об этом приходится повторять в связи с, так называемым, научным креационизмом, сохраняющем популярность в некоторых религиозных кругах. Моррисовский креационизм, думается мне, все же далек от настоящей науки, это анти-наука, он грубо искажает научный материал. Я готов присоединиться к словам Стэнли Яки: "учёные-материалисты должны испытывать радость при виде такого христианства, связавшего себя с самым что ни на есть ненаучным учением. Их радость была бы ещё более полной, если бы вся наука, культивируемая христианами, была бы креационистской наукой". Но можно верить и тем не менее не соглашаться с креационизмом, преподавать в религиозном духе, но нигде и ни в чем не отступать ни от фактов науки, ни от научных теорий. Мы придерживаемся и существующих учебных программ, мы только говорим об ином их изложении.

Второе отличие - тип мышления и связанная с ним конструкция предмета. Давайте внимательно рассмотрим - по какому принципу построены существующие учебники. Как ни странно, этот вопрос как-то уходит от рассмотрения, а между тем, в этом важнейшем вопросе скрываются подлинные глубины. Итак, что за идея вложена в построение школьного учебника, в последовательность изложения материала? На первый взгляд, может показаться, что идеи, которая определяла бы последовательность изложения, вообще никакой нет. Есть педагогический прием: движение от простого к сложному. Можно ли поменять местами некоторые главы в учебнике? В общем, конечно, можно, преподаватели так обычно и делают. Так что же - нет идеи формирующей материал? Нет, идея все же есть.

Изложение начинается с отдельно взятого объекта - электрона, атома, молекулы, тела в физике, существа в биологии. Этот объект отделен от внешнего мира. Мир закрыт, это очень важный момент. В объекте изучается его структура. Структура определяет свойства, происходит переход к изучению свойств, заданных структурой. Мира в целом нет, окружающего мира, влияющего на объект - такого мира в науке нет. Это общая для всех дисциплин методология, только экология пытается отступить от этого подхода. Так что это за принцип такой, в котором всё задает и порождает изолированный от мира объект? Вот он принцип материализма, выраженный привычной формулой: "материя первична...".

Философское понятие материи конкретизируется в естествознании в виде структуры вещества. Требование изолированности этого первичного объекта - специфика научного метода. Чтобы объект изучать, его надо освободить от посторонних на него воздействий. Вот это и есть идея, определяющая тип принятого у нас научного мышления и вложенная в конструкцию предмета. В рамках этой идеи можно переставлять главы, параграфы, всё не столь существенно. Существенно же, что структура изолированного объекта определяет всё. Очень важно понять ясно специфику научного мышления. Мир науки - всегда изолированный мир. Это постулировал ещё Ньютон, вводя свой первый закон: "Тело находится в состоянии покоя или равномерного прямолинейного движения". Какое тело? Изолированное от внешней среды.

Отсюда началась механика, из механики развилась вся классическая физика. Из классической физики - химия. Ещё Ломоносов писал о том, что тот, кто хочет знать химию, должен знать механику. Пример с первым законом Ньютона очень показателен для понимания того, что такое закрытость научного мира.

Это не изолированный мир в смысле изолированности Вселенной, это изолированность изучаемого объекта от воздействия на него внешней среды. Чтобы углубить понимание изолированности, обратимся ко второму закону термодинамики, в котором изолированность понимается иначе. Закон этот был открыт в результате изучения работы тепловой машины, а затем перенесен на весь мир. Утверждается и, я убежден, вполне справедливо, что второй закон это фундаментальный закон природы, то есть он имеет мировоззренческий смысл.

Но вот другой аспект изолированности. Циолковский впервые обратил внимание на странную и непривычную особенность второго закона термодинамики. Если закон универсален, то почему же в нем не учитывается влияние гравитации? Дополним: почему вообще не учтены внешние воздействия на тепловые процессы? Действие света, электромагнитного излучения? Да потому, что само мышление ученого-физика изначально подразумевает, что мир закрытый.

Циолковскому удалось доказать, что если учитывается гравитация, теплота может переходить от холодного тела к горячему. И значит второй закон тогда нарушается. Почему же явление, установленное для закрытого мира, наукою переносится на весь мир. Сама эта закрытость мира, изучаемого наукой, разве ошибка? Нет, не ошибка. Но неизбежность научной методологии, научного мышления. Был прав Ньютон, а не Аристотель, вводивший в свою натурфилософию мир открытым. Без мира "закрытой" физики Ньютона, пожалуй, не было бы вообще физики, а за ней и науки. Аристотелевский постулат открытого мира был тупиковым вариантом развития. Закрытый мир науки это не хорошо и не плохо, эта реальность научного мышления. Но эту реальность надо четко осознавать. Она чревата серьезнейшими последствиями.

Итак, в основе научного мышления лежит принцип закрытости мира. Он состоит в том, что изучаемый объект изолирован от внешней среды и структура этого объекта определяет его свойства. Мы утверждаем, что наука формировала атеистическое мировоззрение. Откуда оно берется? Ведь в учебниках, выпущенных в последние годы, прямых выпадов против религии становится все меньше. Атеизм науки есть следствие её принципа закрытости мира.

Итак, если мы ставим задачу формирования религиозного мировоззрения при изучении наук, мы должны учитывать эту глубинную особенность научного мышления. Религиозное преподавание требует пересмотра основополагающего принципа науки - принципа закрытости мира.

Центральная мысль религиозного преподавания - мир Божий. Отсюда и название курса химии, преподаваемого мною, "Химия Божиего мира". Отметим сразу фундаментальное различие. В основе всего не единичный объект, изолированный от мира, но Божий мир. В нем есть Божественный Замысел о мире, есть план мироздания. Есть телеологизм, та же эволюция, но эволюция телеологическая - ведущая к осуществлению Божественного замысла, и идущая под Божественным воздействием.

Именно в этом Божием мире находится тот объект, который изучается наукой. Итак, необходима совершенно другая конструкция предмета. Эта конструкция должна быть основана на принципах христианской философии.

Итак, чем же отличается религиозное преподавание от существующего? Различие весьма серьезное. Во-перых, в цели, и во-вторых, в типе мышления или в конструкции изложения предмета. При этом, если первое отличие достаточно понятно, то второе - чрезвычайно сложно. Попробуем его прояснить путем рассмотрения возможных типов изложения. Можно условно, не претендуя на серьезную обоснованность, выделить три основные типа.

Первый назовем полным или телеологическим, второй - начальным или методом фрагментов и третий назовем методом выбора.

В телеологическом ключе я пытался изложить учебник "Химия Божиего мира". Какова конструкция этой книги? Прежде всего - с чего начать? Как известно, существующие учебники начинаются с определения химического элемента, то есть с того самого изолированного объекта, о котором шла речь выше. Я же начинаю с Божественного Творения мира. Первый раздел: как произошел мир. Вот это чрезвычайно важно - начинать с Божественного Творения. Эту мысль мне много раз повторял незабвенный отец Глеб Каледа. В его всегда мягком голосе появлялись жесткие нотки, когда он говорил об этом: только так надо начинать изложение любого естественного предмета. Только с Творения!

И надо сказать, что начало любого предмета с Творения мира происходит просто само собой.

- Ребята, мы начинаем изучать химию, химия это наука о веществе, об элементах. А элементы откуда появились? Вы когда-нибудь задумывались об этом? Вот минералы перед вами - природная форма веществ. А они откуда взялись? Вопрос о происхождении мира напрашивается совершенно естественно, он возникает именно как начало предмета. Дальше идет речь о телеологизме. Если есть Божественное творение, то значит, есть идея Творения, есть Замысел Божий о мире, не просто же так творил Господь. Тогда и телеологизм становится совершенно естественным. Все развитие протекает в соответствии с Божественным Замыслом. И тогда прочерчивается как бы линия - от Творения до его осуществления. А что значит это осуществление для нас, для естественников? Это создание условий, в которых возникнет жизнь. Конечно, это не Божественная цель, но для физики и химии это конец телеологического развития. И вот теперь весь материал химии нанизывается на эту линию. У изложения материала появился сюжет. Очень важно, чтобы учебник химии, физики был бы интересным, как детективный роман, и вот для этого необходим сюжет. Сюжет достигается именно через телеологизм.

Далее... Привычная химикам таблица элементов Менделеева - но ведь это удивительная таблица, удивительная своей строгой взаимосвязью элементов. Почему этот закон взаимосвязи существует?.. И вообще - вот вопрос, который никогда обычно не обсуждается: законы природы откуда появились? Ведь всё завязано воедино Божественным Замыслом.

Но такое глобальное переустроение курса предмета осуществить непросто. И часто оно остается задачей на будущее. Что делать учителю, если пока у него сохраняется существующая система изложения материала? Повторяю, сохраняется поневоле, только из-за невозможности пока ещё её изменить. Тогда в эту существующую конструкцию учебника вводятся фрагменты.

Такие фрагменты, которые позволяют говорить о христианском подходе. Какие фрагменты конкретно? Снова, прежде всего - подступы к Творению. Например, научный материал о Большом взрыве. Или антропный принцип.

Научный материал об антропном принципе очень важен. Все в мире взаимосвязано, причем взаимосвязано уже на уровне фундаментальных констант. И поразительно, что фундаментальные константы связаны с жизнью, с временем, которое должно пройти, чтобы возникла жизнь.

Для химиков, для биологов и для экологов важны материалы о воде. Вода это воистину чудо. Обычно в существующих учебниках рассказ о воде ведется, начиная со структуры молекулы. Структура задала свойства. И при этом изложении выпадает из виду то чудо, которое и есть наша обыкновенная вода. Есть Божий мир, есть жизнь и вот жизнь задала воде структуру молекулы и структуру вещества. А уже эта заданная жизнью структура определяет свойства воды. Вот в чем состоит телеологический принцип. Только такое понимание способно объяснить чудесные свойства воды.

Напомню и природные циклы - углерода, азота. Здесь один вопрос - откуда такое вообще может быть? Такая глобальная организация гигантской системы? Фотосинтез, горение ископаемых, синтез белков, растворение углекислого газа в океане - какие разные процессы и все они взаимосогласованы. Откуда?..

Когда я об этом рассказываю, я пользуюсь образом уличного перекрестка. Я говорю: попробуйте оставить перекресток без регулировщика, без правил движения. Так где регулировщик в циклах и откуда правила?



Или, например, в физике при изложении механики можно ввести такое рассуждение. В основе механики, в первом законе Ньютона лежит постулат о единичном, изолированном от мира объекте. Откуда этот постулат? Он принят произвольно. Объяснить это очень важно.

Наконец, как быть в аудитории почти атеистической. Укажу на метод, разработанный нами совместно с Е.Д. Дерябиной в процессе преподавания предмета "Концепции современного естествознания" студентам Московского геологоразведочного института. Верующих студентов, к сожалению, пока очень мало, не более 5-10%. Воцерковленных среди них почти нет. Встречаются не только безразличные к религии студенты, но и резко враждебные. Как работать с ними?

Суть этого метода в том, что фрагменты, о которых шла речь выше, предлагаются учащимся для мировоззренческого размышления. Преподаватель не делает сам мировоззренческого вывода из фрагментов, а предлагает учащимся осмыслить их с точки зрения трех мировоззрений - материализма, христианства, теософии. Думаю, что в средней школе можно не говорить о теософии, но в институте непременно надо. Ученик должен иметь полную свободу выбора, никак, очевидно, не влияющую на отметку. Важно лишь одно: чтобы мировоззренческий анализ был обоснованным.

Наш опыт показывает, что наша позиция, позиция христианская, оказывается очень сильной. Материал науки сам с огромной силой ведет учащегося к выводу об истинности христианского мировоззрения. Необходимо при этом лишь одно: строго и честно пользоваться научными данными. Нигде ничего не искажать, но и не умалчивать, как делают это сегодня материалистически настроенные авторы. Этот метод нам кажется весьма интересным, ведь с ним мы можем выйти в широкую аудиторию общеобразовательной средней и высшей школы. Трудность его применения состоит в одном: учащиеся должны быть, хоть сколько-нибудь, знакомы с тем, что такое мировоззрение вообще.

В связи с этим возможно изложение темы мировоззрения, истоков познания, методов познания. Смысл этой темы состоит в одном: надо показать, что существуют разные мировоззрения и разные методы познания. Эта очевидная истина, к сожалению, как правило, неизвестна нашим школьникам и студентам, привыкшим к единственному мировоззрению - материалистическому и единственному методу познания - научному, как его принято было понимать.

В самой науке возможен иной метод, основанный на христианском осмыслении науки. Но это уже тема отдельной статьи.

Итак - как и с чего начинать религиозное преподавание физики, химии, биологии, экологии? Есть один самый главный вопрос: надо глубоко понять, чем религиозное преподавание отличается от существующего. К сожалению, это сделать не так просто. Трудность в том, чтобы повернуть от привычного нам материализма к христианской философии. Даже нам, верующим ученым, этот поворот дается нелегко. Мы все лишены цельности, наше сознание двойственно, в нем нередко сумбурно сочетаются христианская вера и материализм, который не так просто преодолеть. Слишком многое нуждается еще в переосмыслении и новом понимании. Пока этого нет, и из учебников могу сослаться только на свою "Химию Божиего мира", остающуюся до сих пор неопубликованной. По другим предметам, скажем по физике, таких учебников нет. Написать их очень не просто, но надо задуматься об этом всерьез. Они нам очень нужны сейчас.

Для преподавания по методу фрагментов - нужен, в более или менее зрелом виде, сам материал фрагментов. Мы отчасти давали этот материал на наших семинарах в Отделе религиозного образования.

Думается, что надо предпринять усилия по подготовке этих материалов с тем, чтобы этот материал можно было издать. Имеющимся в доступной литературе материалом, к сожалению, пользоваться трудно. Необходимо его осмысление, как научное, так и религиозное.

Мне хотелось в своем докладе указать на фундаментальность различия между глухой закрытостью безбожного мира и радостной открытостью Божиего мира. Остановлюсь, в заключение, еще на одном, важном для прояснения, моменте. Разве современная экология не говорит о мире открытом, другого, ведь, для нее и не может быть.

Экология базируется на сукцессии и равновесии. Но ведь это и есть, по существу дела, телеологизм! Остается как будто бы совсем немного - надо в этом открытом экологическом мире увидеть мир Божий. Но шаг этот через пропасть еще нужно сделать. Существующие учебники экологии, в которых нет Божиего мира, представляются мне каким-то чудовищным искажением природы.

Нами сделаны только первые шаги в подступе к религиозному преподаванию естественных предметов. Но радостно сознавать, что дело религиозного преподавания медленно, но определенно продвигается вперед.


Источник: http://www.synergia.itn.ru