Печать PDF

Ах, отец Даниил, отец Даниил,
Гражданин идеальный Православного Неба,
Не могу я представить твой Крест средь могил,
Хоть и вот он стоит, чуть присыпанный снегом.

Тихо падает снег и ложится на Крест,
Ярко свечи горят - поминальные свечи,
Свечи, свечи вокруг, полыхают окрест,
Всё горят и горят, но от боли не лечат.

Помнишь, ты говорил мне, отец Даниил,
Что, крестившись, мы все теперь граждане Неба,
Вот за это гражданство тебя и убил
Гражданин преисподней, кто бы он не был.

Ибо вера одна - наша вера в Христа,
Эта вера с ума ненавистников сводит,
Эта русская вера так высоко чиста,
Что на Крест лишь избранники Божьи восходят.

И так было всегда, и во все времена,
Жизнь текла и течет, день за днём поглощая,
Много разного в ней, а Голгофа одна,
И лишь лучших на ней ко Кресту прибивают.

Были в Оптиной иноки Трофим, Ферапонт,
Молчаливый и строгий монах был Василий,
Три креста на горе, и кровав горизонт,
Всех троих их на Пасху Святую убили.

Нестор был богатырь, закололи его,
И Георгий послушник заколот иглою,
У священников русских немало врагов,
И слова: "Не убий!" - не дают им покоя+

Вот и ты, Даниил, словно древний пророк,
Обличая заблудших, спасал их для Неба,
А убийцы давали кровавый зарок
Разыскать и убить тебя, где бы ты не был.

И теперь ты в Небесной Державе своей,
Среди ангелов Божьих поешь аллилуйю,
Вижу ангельский лик твой над воском свечей,
Смертью Смерть победивший, поет и ликует.

Ах, отец Даниил, отец Даниил,
Как пылали у гроба прощальные свечи,
Помолись за нас, отче, ведь ты нас любил
Той любовью, что знает лишь Сын Человечий+


Леонид Симонович-Никшич

 

Чтобы оставлять комментарии на сайте - пройдите регистрацию и авторизуйтесь.