Печать PDF
Материал подготовил Солодков А. И.

 

История возникновения и становления Ваххабизма

§ 1. Аравийский полуостров - колыбель Ваххабизма.

 

Аравийский полуостров, равный по площади четверти Европы, в древности, как и теперь, представлял в большей своей части волнистые пески, пересечённые руслами высохших рек. Большую часть страны покрывали сухие степи, переходившие во внутренних частях полуострова в песчаные и каменистые пустыни. Лишь местами, в немногочисленных оазисах около источников и колодцев было возможно земледелие. Более значительные пространства, пригодные для обработки, да и то при наличии искусственного орошения, имелись лишь на юго-западе полуострова, на территории современного Йемена. Географы III-II вв. до н. э. делили Аравию на Каменистую (северо-западная часть страны), Пустынную (большая часть полуострова) и Счастливую (земледельческие области на юго-западе). Эти части полуострова были различны не только по своей природе, но и по образу жизни населявших их жителей.

Именно Аравийский полуостров стал своеобразной колыбелью Ислама, именно здесь, в XVIII веке зародилось такое радикальное направление Ислама как Ваххабизм. Но его зарождению во многом способствовала религиозно-политическая ситуация в Аравии, о которой и пойдет речь далее.

 

§ 2. Религиозно-политическая ситуация в Аравии и мире в период возникновения Ваххабизма.

В XVIII - первой трети XIX вв. Египет и значительная часть Аравии входили в состав переживавшей беспрецедентный упадок Османской империи. Усиливавшийся дисбаланс в структуре политических отношений, затяжной кризис османской системы провинциального управления, ослабление жесткого контроля центра над арабскими владениями открыли широкие возможности для развития противоборства социальных сил на периферии, выразившегося в междоусобицах, мятежах и сепаратистских выступлениях. В течение XVIII в. многие арабские провинции османского государства постепенно, но неуклонно выходили из-под его прямого управления и добивались значительной степени самостоятельности, хотя и продолжали признавать свое формальное вхождение в состав империи османов. В жемчужине османских владений - Египетском пашалыке[1] - бесконтрольно хозяйничали этнически чуждые местному населению мамлюки[2], тогда как в пределах Аравии за счет умаления прерогатив Стамбула усилилась главенствующая роль в политической сфере шерифов[3], эмиров[4] и вождей племен[5].

Необходимо подчеркнуть, что судьбы Египта и Аравии были неразрывно связаны задолго до того, как эти территории были включены в состав Османской империи на заре XVI столетия. Их историческая связь ярко прослеживается со времени возникновения арабо-мусульманской государственности, при омейядских и аббасидских халифах! Еще более рельефно эта связь проявилась после распада арабского халифата и выделения самостоятельных государственных образований в лице последовательно сменявших друг друга фатимидов[6], айюбидов[7] и мамлюков.

Уходившая корнями в глубь веков теснейшая связь Египта и Аравии была основана, прежде всего, на исламском факторе. Патронаж над колыбелью Ислама - Западной Аравией и ее священными городами Меккой и Мединой - давал право претендовать на духовное верховенство во всем мусульманском мире.

Географическая близость и специфика хозяйственно-экономических отношений тесно привязывали Аравию к Египту и определяли их взаимозависимость. Аравия получала экономические выгоды, а Египет - духовный приоритет как покровитель священных городов Ислама. В течение столетий Египет выполнял почетную миссию попечения о священных местах Аравийского полуострова, согласно установившемуся обычаю организовывал мусульманское паломничество- хадж, финансировал паломнический караван, безвозмездно снабжал хиджазское население всем необходимым. Апробированные столетиями связи Египта и Аравии определили относительно четкие границы египетско-аравийского субрегиона, которые не нарушались в рамках любых государственных образований, вбиравших в себя ближневосточный регион, в том числе османской державы.

Отлаженный механизм взаимодействия Египта и Аравии был поколеблен анархией и бесчинством поздних мамлюков в Египте и поставлен на грань уничтожения с возникновением на территории Аравийского полуострова ваххабитского государства Саудидов.

Египетско-аравийский «симбиоз» был временно восстановлен в рамках оккупационного режима египетского правителя Махаммеда Али[8], который рассматривал захват Аравии как первый и определяющий шаг на пути основания собственной арабо-мусульманской империи. Сложившийся в субрегионе комплекс противоречий, затрагивавший интересы различных могущественных сил, привел к опустошительным египетско-ваххабитским войнам и резкому обострению противоречий в идейно-религиозной сфере. Противоборствующие стороны выступили под знаменами «исламского правоверия» и лозунгами реставрации «чистоты Ислама», представляя, тем не менее, взаимоисключающие идейные движения воинствующего Ваххабизма и суннитского»[9] традиционализма. Однако не столько доктринальные противоречия и идейное противостояние, сколько политика «сильной руки» и бескомпромиссной борьбы за гегемонию в исламском мире привели к тому, что общность судеб Египта и Аравии отошла в прошлое.

Впрочем, не только во взаимоотношениях с Египтом в XVIII веке у Аравии возникли такие напряженные отношения, но и для всего мусульманского мира конец XVIII и начало XIX века были эпохой самого большого упадка.

Османская империя, Персия, империя Великих Моголов, некогда могущественные государства, разлагаются и умирают под давлением России и сильных ко­лониальных стран Запада.

В период средневековья территория нынешней Саудовской Аравии входила в состав «Арабского» халифата, то есть другими словами в состав Османской империи, хотя к началу XVIII века влияние Османской империи на Аравийском полуострове было относительным. Вся территория была разбита на множество мелких княжеств (эмиратов), фактически находившихся вне сферы влияния наместников турецкого султана. Эти эмираты постоянно враждовали между собой, совершая грабительские набеги друг на друга.

На протяжении веков Аравия была раздробленной на мелкие оазисы - государственные объединения, кочевые племена и их конфедерации. Экономическая разобщенность отдельных оазисов и племен и размеры пустынного полуострова действовали как факторы децентрализации.

Однако и сама Османская империя в этот период характеризуется прогрессирующим процессом разложения Османской империи, которое затронуло и мусульманское духовенство, бывшее одной из самых влиятельных групп населения империи. Коррупция мусульманских вероучителей, их жадность и несправедливость вызвали выступления против них населения.

В Османской империи XVIII в. с «ортодоксальными» улемами (мусульманские ученые) делили влияние и богатство также шейхи суфийских орденов - мистиков. Империя покрылась сетью суфийских орденов. Суфии играли на музыкальных инструментах, некоторые из них пили спиртное, курили табак, занимались астрологией, магией, предсказанием будущего, большое значение они придавали культу святых. Все это имело определенное влияние на Аравию.

С точки зрения иностранного присутствия в Аравии XVIII век тоже не был достаточно благоприятным для мусульманского мира. И хотя к середине XVII века португальцы были изгнаны из Омана, который они захватили в XVI в., но уже в конце XVIII века началась колониальная экспансия англичан и французов.

Кроме того, важно отметить политическую децентрализацию аравийских племен и отсутствие единой власти. При формальном подчинении Османской империи, под ее властью фактически находились лишь Мекка и Медина. Сами же арабы презирали турков за их заносчивость и изнеженность, что усиливало стремление выйти из-под их власти. Национализм всегда имел место среди арабов, в рассматриваемый же период он усиливался слабостью и прогрессирующим разложением Османской империи.[10]

Все эти события фактически предопределили появление такого экстремистского течения как Ваххабизм.

Ваххабизм - религиозно-политическое движение, возникшее в XVIII веке в Центральной Аравии, в Неджде. Оно начало свою активную деятельность под лозунгом «очищения» Ислама, «возвращения» к порядкам времен Пророка и объединения арабов против Османского халифата.

Английские колонизаторы использовали эту ситуацию в своих целях: именно они вооружили сторонников Ваххабизма для борьбы с центральной властью. Именно поэтому ваххабиты объявили кяфирским[11] те формы Ислама, которые поддерживались Стамбулом. Этот эпизод показателен: достижение узких групповых интересов с начала их существования не мешало им объявить неверными мусульман.

По сути, для ваххабитов приоритетом является достижение власти, а религия выступает лишь как метод на пути к цели. В этой связи можно привести много кровавых примеров из истории.

Одной из причин возникновения Ваххабизма является внешнее воздействие. Наличие единого, хоть и слабеющего, мусульманского государства не устраивало ведущие европейские колониальные державы. Своим основным методом они избрали провоцирование внутреннего раскола и инициацию перманентного внутри-мусульманского конфликта.

По мнению многих историков, целенаправленно в этом направлении работала Британская империя. В течение XVII века достаточно заметное количество молодых людей- европейцев христиан, под видом принявших Ислам неофитов, проникают в Турцию, Египет, Сирию, обучаются там в лучших мусульманских духовных учебных заведениях, становятся крупными специалистами «мусульманскими богословами», а, по сути, первыми штатными исламоведами британских спецслужб[12], опыт и знания которых могли помочь найти «слабое звено» в прочной цепи религиозного единства, которая обеспечивала мощь исламских государств. Именно эти знания помогли понять, что Ислам можно победить только изнутри.

В результате к началу XVIII века они находят эффективные пути для нанесения удара по разлагающейся Османской империи. Их методом был избран буквализм- следование букве хадисов и аятов Корана, а не их смыслу, что переворачивает с ног на голову все исламское богословие.

На участие английских протестантов в формировании ваххабитов обращают внимание многие исследователи. Ваххабизм - это своеобразный протестантизм от Ислама. И действительно, можно найти достаточное сходство, и если о полном совпадении говорить неправомерно и неправильно, то следы влияния протестантизма ясно угадываются в силе убежденности в своей правоте и в религиозном фанатизме, а так же в использовании всех средств, в том числе и не совсем корректных, для пропаганды собственных взглядов и граничащих с насилием (физическим и духовным) методах распространения и поддержания своих убеждений.

Таким образом, возникает это движение и становится известным под именем «Ваххабизм». И во главе этого учения встал Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб, личность которого заслуживает пристального внимания.

 

§ 3. Личность основателя движения.

Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб ат-Тамими родился в 1703 году в городе. Аяйна в семье богослова. Его отец Сулейман, мусульманский судья (кади), был первым учителем своего сына. Еще в детстве у мальчика появились признаки таланта и сообразительности. Он выучил наизусть Коран в неполные 10 лет. Он изучал у отца мусульманское право ханбалидского мазхаба, толкование Корана (тафсир) и хадисы (Сунна). С детства он погрузился в книги толкования Корана, хадисов и труды крупнейших мусульманских ученых.

Он много путешествовал по соседним странам, побывал несколько раз в Хиджазе и Басре, затем жил в Эль-Хасе. Во время своих долгих путешествий шейх увидел в Неджде и в других арабских городах ему всё казались ложные вероубеждения и порочные обычаи. Он пришел к убеждению, что народ далек от истинных законов религии и ее духа, что мусульмане изменили Исламу и исказили как основы религии, так и ее второстепенные положения, кроме лишь некоторых из них.

Уверившись в окончательном религиозно-нравственном падении современников, Ваххаб начинает обращаться с призывом вернуться к нормам истинного единобожия. Он проповедует знати и простым людям, но поначалу его везде встречают в штыки. Будучи в Басре, он обратился с призывом, но был изгнан и лишь чудом не погиб от жажды в пустыне. В Хураймале, где он стал судьей вместо умершего отца, его чуть не убили известные своим развратом жители оазиса, когда он захотел обратить их в истинную религию. Проповедник случайно спасся и вынужден был бежать в Аяйну.

Ваххабиты склонны наделять своего лидера и основателя свойствами талантливого ученого и искреннего мусульманина, терпящего за чистую веру несправедливые гонения. Однако, утверждение, мусульман о чуждых якобы Ваххабу политических целях, не заслуживают доверия. Возможно, так и было на каком-то самом начальном пути будущего завоевателя, но позднее появились и политические интересы. Ведь Ваххабизм, основанный Ваххабом был направлен и против официального «отуреченного» Ислама.

Он призывал беспощадно бороться с отступниками веры - шиитами[13], османскими султанами – «лжехалифами»[14] и турецкими пашами.

Антитурецкая направленность Ваххабизма имела конечной целью изгнание турок, освобождение и объединение арабских стран под знаменем «чистого» Ислама.

В преданиях исламского вероучителя содержатся некоторые положения, которые отражают в основном интересы знати и направлены против неимущего и социально незащищенного населения. Утверждает, что простой народ должен повиноваться власть имущим, в соответствии с первоначальным исламом. За мятеж, бунт против эмиров полагается жестокое наказание от Аллаха и в этой жизни, и после смерти[15].

В качестве обязательного требования Ваххабизм ввел уплату закята и возвел тем самым в несокрушимый религиозный принцип централизованные налоговые сборы с населения, в том числе кочевников.

Ваххабизм предлагал довольно тонкую систему маскировки своих социальных предпочтений, почерпнутую в более чем тысячелетних традициях ислама. Так, он требовал от эмиров, знати «справедливого» отношения к их подданным, т.е. выступал за упорядоченную дискриминацию по социальному признаку. Ваххабиты призывали проявлять заботу о рабах, слугах, наемных рабочих. Они льстили чувствам неимущих, прославляя бедность, осуждая алчность, утверждая, что бедному легче попасть в рай. В своей практике ваххабиты преследовали ростовщичество.

Объединительными мотивами, заложенными в проповеди Мухаммеда ибн Абд аль-Ваххаба, воспользовались феодальные правители небольшого княжества Диръия, расположенного на территории Неджда. В середине XVIII в. эмир Мухаммед ибн Сауд  и его сын Абд аль-Азиз в 1744 г. вступили в союз с Мухаммедом ибн Абд аль-Ваххабом. С тех пор более полувека они вели упорную борьбу за объединение земель Аравии под знаменем Ваххабизма. Они подчинили себе один за другим области Неджда и бедуинские племена.

 

§ 4. Отношение к новому движению внутри Ислама.

Ваххабитское движение упрекали в ограниченности мысли и чрезмерном фанатизме, которые пугали не только «ортодоксальных» и набожных мусульман, но и приверженцев Ислама с широкими и открытыми «прогрессу» взглядами.

Отношение к Ваххабизму у мусульман было однозначным. Они считали, что Ваххабизм - это своеобразный новый Ислам, своего рода мусульманский протестантизм. Это еретическое течение, попытка модернизации и привязки ислама к современности, хотя ислам с точки зрения мусульман, не нуждается в привязке к современности.[16]

Изначально, для любого времени, для любого места, с точки зрения мусульманской идеологии Коран не требует ни изменений, ни дополнений, так как дано человеку Всевышним. То же самое, что и в Православии, где нет таких понятий, как, скажем, Евангелие от такого-то века до такого, а есть единое для всех веков, всех времен и всех народов «Священное Писание», не теряющее ни истины своей, ни актуальности, Писание, данное нам Господом в воспоминание о Его земных страданиях и в напоминание о тех законах, которые установил Господь на земле.

Для мусульман, как прошлого, так и современности, по крайней мере, если судить по их собственным словам, Ваххабизм - это модернизация и выхолащивание ислама именно потому что они предприняли попытку переиначить Коран на свой лад, потому что они сочли, что тот Коран, который был до Ваххаба недействителен и надо, чтобы был другой Коран. И если в Новом Завете Иисус Христос говорил про Ветхий Завет, что Он пришел не нарушить закон, но исполнить, то Ваххаб ломал все старые законы и воздвигал свои собственные, оскверняя тем самым в глазах Ислама священную книгу Коран.

Более того, официальный, ортодоксальный ислам считает, что «под видом очищения веры ваххабиты учили людей не поклонению Аллаху и уважению Пророков, а служению местной власти и деньгам. Свободных людей они обращали в рабство: одних - духовно, других - физически. Ваххабиты разрушали и грабили святыни мусульман во все времена. Под Джихадом они понимали лишь разрушения, убийство, кровь, наживу, забывая, что главное - это внутренний Джихад, борьба со своими пороками»[17]. Главный урон, который ваххабиты, по мнению мусульман, нанесли мусульманским народам состоит в том, что пострадавшие от них люди усомнились в Исламе и в том, что Ислам несет с собой мир и благоденствие, а не кровь и разрушение мусульманским народам. Ислам запрещает беспричинное насилие или насилие в корыстных целях. История Ваххабизма - это история, прежде всего междоусобных войн. Ислам запрещает обман в торговых делах и подкуп в делах политических, поскольку эти действия несовместимы с мусульманской моралью.

Историю Ваххабизма ислам называет историей политического шантажа, коррупции и обмана. И подчеркивает, что Ислам запрещает принуждение в принятии веры. Такие теоретические утверждения, конечно, не правомерны и много раз нарушались на практике, причем не только Ваххабитами, но и ортодоксальными мусульманами, однако в истории любой религии достаточное количество религиозных войн и насилия, и православие не исключение, для этого можно просто более подробно прочитать об истории крещения Руси - чем не насильственное насаждение веры? Конечно, можно сказать, что у Русского народа было великое предназначения стать «третьим Римом», стать колыбелью православия, но на 998 год об этом не было известно простому русскому народу, который под страхом загоняли в реки и насильно крестили. Понимание величия произошедшего пришло к русскому народу лишь много веков спустя. Но ислам никогда не делал насилие своей единственной тактикой, не возводил убийство в ранг религиозного подвига, и в этом исламские исследователи и священнослужители, отделяя себя от Ваххабизма и называя его религией крови и войны - правы.

Многие священнослужители-мусульмане утверждают, что Ислам - религия Господа, а Ваххабизм - мнение человека, и равнять их нельзя.

Однако не только богословские и религиозные убеждения дали жизнь такому активному внутреннему сопротивлению Ислама Ваххабизму. Нет. Дело ещё и в истории развития Ваххабизма на территории Аравийского полуострова, а так же за его пределами. А история эта хоть и не продолжительна, однако ознаменована рядом крупнейших событий и явлений, оказавших значительное влияние на развитие мирового ислама.

 

§ 5. Эволюция (история) Ваххабизма в период с XVIII по XXI вв.

Проходили годы и века. Ваххабизм находил всё большее число последователей и сторонников и постепенно выходил за пределы Аравийского полуострова.

Проповедь Ибн Абд аль-Ваххаба встретила поддержку среди шейхов ряда аравийских племен, в том числе представителей рода Аль Сауд - правителей эмирата ад-Дирийя. С середины 40-х годов XVIII в. Ибн Абд аль-Ваххаб включается в политическую борьбу на Аравийском полуострове, его учение вскоре становится знаменем борьбы Саудидов за объединение Аравии под их властью, а позднее - официальной идеологией первого государства Саудидов. К началу XIX в. Ваххабизм завоевал прочные позиции на большей части Аравийского полуострова, а затем получил распространение в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке.

Затем ваххабиты начали активную миссионерскую деятельность среди племен, населявших территории вокруг Мекки и Медины. В эти города отправлялись эмиссары Ваххабизма, с тем, чтобы любой ценой добиться поддержки мусульманских авторитетных ученых, что было необходимо для осуществления ими своих политических планов.

Исторически Мекка и Медина теснейшим образом связаны с деяниями и именем Пророка Махаммеда. Распространение влияния среди населения Мекки и Медины давала ваххабитам прежде всего идеологическую поддержку во всем мусульманском мире. Реакцией мусульманского общества на деятельность ваххабитов в Мекке и Медине явилось судебное определение, в котором было сказано, что людей, разделяющих взгляды ваххабитов, как и их самих, следует считать вероотступниками, а находящиеся в городе ваххабитские эмиссары должны быть взяты под стражу[18].

Всем выходцам из области Ад-Дария, правители которой поддерживали идеологов Ваххабизма, было запрещено совершать хадж (паломничество к святыням Ислама) и въезжать в Мекку. Одной из причин запрета ваххабитам совершать хадж стали их попытки использовать паломничество в миссионерских целях.

В результате в 1785 году ваххабиты напали на племена, находившиеся под юрисдикцией Мекки. Ваххабиты осадили город Ат-Тоиф, а затем, войдя в него, вырезали почти все его население. Город лежал в руинах, был полностью разграблен, религиозные книги сожжены.

Вхождение же в Мекку ваххабиты откладывали несколько раз из-за большого скопления в нем паломников, которые без сомнения оказали бы им достойное сопротивление.

По окончании времени хаджа ваххабиты все же вошли в Мекку, взяв ее без боя. Правитель Мекки шариф Голиб ибн Мусаида хотел любой ценой избежать кровопролития в священном городе мусульман и впустил последователей ибн Абд-уль-Ваххаба в Мекку. Незадолго до захвата города ваххабитами он даже заключил с ними соглашение о ненападении, которое было подписано 8 мухаррама (январь) 1789 года.

В 1800 году ваххабиты блокировали Мекку и перекрыли все подступы к городу. Блокада стала жестоким испытанием для мекканцев. В городе свирепствовал голод. Глядя на страдания мекканцев, шариф Голиб принял решение заключить с ваххабитами договор о мире. В том же году они сумели захватить Медину. Первым их деянием стало разграбление святой комнаты, где находилась могила Пророка Махаммеда. Власть ваххабитов над священными городами продолжалась семь лет.

За это время они разграбили все украшения Каабы и накрыли ее черной мешковиной, разрушили купола над могилами. Они запрещали повторять хвалу Пророку (салаваты) после азана (призыва на молитву), считая это отступлением от Ислама. Ибн Абд-уль-Ваххаб лично отдал приказ казнить муэдзина, прочитавшего хвалу Пророку.

Ваххабиты срубили дерево, под которым первые сподвижники давали клятву Пророку Махаммеду и разрушили могилу его жены Хадиджы под предлогом того, что мусульмане поклоняются этому. Они вводили новые, неслыханные в мусульманском мире традиции: бритье головы не только мужчинами, но и женщинами. Ибн Абд-уль-Ваххаб не смог найти ответами оставил женщин в покое.

Ваххабиты снимали для своих последователей многие запреты Ислама, в частности, возможность отношений мужчины и женщины только в рамках брака. Действуя в таком духе последователи новоявленного «обновителя» Ислама не могли не вызвать протест со стороны жителей оккупированных городов.

Анализируя историческую проблему и историческое значение Ваххабизма, необходимо обратить внимание на то, что это движение коренным образом противоречит Исламу, и именно с ним оно вступило в первую очередь в конфронтацию, а предложенная ваххабитами логика была решительно отвергнута мусульманами.

В этой связи ваххабиты, претендовавшие на ортодоксию, оказались, по сути, сектантами, противопоставившими себя всему мусульманскому миру.

Уже к концу XVIII в., после смерти основателя Ваххабизма Мухаммеда ибн Абд-ал-Ваххаба, недждские эмиры - Саудиды - присвоили себе не только светскую, но и верховную духовную власть, оставив за потомками ибн Абд-аль-Ваххаба («ауляд-аш-шейх») только функции вероучителей и судей.[19]

Первое государство Саудидов было разгромлено объединенными силами египтян и турок. Второму Саудовскому государству, пришедшемуся на большую часть XIX в., многое пришлось начинать заново, но его политическим и религиоз­ным знаменем по-прежнему оставался Ваххабизм. Только в Первую мировую войну из-за развернувшегося между Турцией и Англией острого соперничества Недждский эмират, лавируя между враждующими сторонами, получил новые возможности для закрепления своих позиций под эгидой все того же Ваххабизма. Но ни прежних размеров территории, ни прежнего могущества эмират ваххабитов уже не достиг.

Новый взлет этого эмирата был связан с очередным сильнейшим всплеском Ваххабизма. В самом начале 1910-х годов трое кади из среды ваххабитов - Абд-аль-Карим, Абдаллах ибн Абд-аль-Латиф и Иса - выдвинули два требования к мусульманам: неукоснительное соблюдение предписаний Ваххабизма и создание общеваххабитского братства, члены которого должны любить свою родину, беспрекословно подчиняться имаму-эмиру и всячески помогать друг другу, отказываясь от всякого общения с европейцами и жителями управляемых ими стран[20].

В 1920-х годах ваххабитами были захвачены Джебель-Шаммар, Хиджаз, Асир, удалось подавить ряд восстаний в крупных бедуинских племенах[21]. Феодально-племенная раздробленность была преодолена. Саудовская Аравия объявлена королевством.

В процессе создания централизованного феодального государства уже первые аравийские ваххабиты легко пошли на отход от строгого фундаментализма и легализацию жизненно важных новшеств. Курение табака, употребление алкогольных напитков, ношение мужчинами шелковых тканей и т.п. оставались запрещенными. Но применение современных технических средств сделалось нормой. В страну стали в значительном количестве ввозиться автомобили, радиотелеграфные установки, позднее - автоматическое оружие, броневики и самолеты.

Таким образом, Ваххабизм оставался идеологическим знаменем, пока он был полезен, и переставал быть таковым, когда оказывался неудобен. Но для широких слоев населения, в особенности бедноты, Ваххабизм оставался привлекательным толком фундаменталистского ислама[22], позволяющим им безнаказанно грабить и убивать для собственной наживы.

На протяжении XX века его приняла заметная часть мусульман от Марокко до Индонезии. Появился он и в России: в Средней Азии, в Поволжье, на Кавказе.

В настоящее время Ваххабизм - основа официальной идеологии Саудовской Аравии, его последователи есть в арабских эмиратах Персидского залива, ряде азиатских и африканских стран[23].

С начала 70-х гг. XX в. Ваххабизм стал активно распространяться за пределами Саудовской Аравии. Первоначально (70-е - 80-е гг. XX века) Ваххабизм стал идеологией многочисленных антиправительственных экстремистских группировок в арабских странах. В 80-е - 90-е гг. он был активно использован в Афганистане при организации «джихада» против кабульского режима «неверных» и советского присутствия в этой стране. Тогда же он стал идеологией «арабских афганцев», и «афганцев второго поколения» - экстремистов разных национальностей, готовившихся в ваххабитских лагерях на территории Афганистана со времен Афганской войны, контролировавшейся движением «Талибан». С 90-х гг. по на­стоящее время ваххабитская экспансия наблюдается в направлении республик бывшего Советского Союза, в том числе и России, а также Юго-Восточной и Западной Европы, Америки, Австралии, Африки. В результате этого процесса сегодня создана сложная сеть ваххабитских (салафитских) группировок, форпостов, плацдармов, тренировочных лагерей, учебных заведений, координационных центров во многих странах мира.

Ваххабизм является большим злом человечества, и одним из первых врагов России и Российского менталитета, а для успешной борьбы со злом, необходимо знать его «в лицо», иметь о нем правильное представление, не преуменьшать, но и не преувеличивать это зло. Именно поэтому далее мы рассмотрим особенности Ваххабизма как религиозного учения.

 

Глава 2. Ваххабизм как религиозное явление

§ 1. Единобожие, как основа учения.

Во время своих богословских исканий Ваххаб вынашивал одну, самую важную идею - идею единобожия как сути Ислама. Он призывал своих слушателей, верующий к единобожию, старался объяснить этим людям суть своей идеи. И его главная работа так и называется: «Китаб ат-Тавхид» (Книга единобожия), в которой Ибн Абд аль-Ваххаб освещает все существовавшие на то время отклонения от истинного Ислама, а также вопросы, вызывавшие споры в богословских кругах, и дает им трактовку с точки зрения Корана, Сунны и мнений крупнейших ученых. Среди прочего он утверждает, что единобожие это, прежде всего убеждение в том, что один Аллах - творец всего сущего, его Господин, дающий ему законы. Из сотворенного им нет ничего и никого равного ему, способного творить. Аллах не нуждается ни в чьей помощи, как бы кто-либо и не был близок к Нему. Лишь в руках Аллаха способность совершать добро и зло. Никто, кроме Аллаха, не достоин возвеличивания и поклонения.

Даже уже в этих самых началах, азах Ваххабизма мы видим его уничижающее отношение к личности человека, столь отличающееся от христианского взгляда на человека, которого Господь сотворил по образу и подобию Своему во всем, абсолютно во всем, наделив его, в том числе и даром творчества, в котором было отказано ваххабитам, а значит, что и в этом пункте мы уже их враги и враги их Аллаха.

Но возвращаясь к идее единобожия у Ваххаба, необходимо отметить, что исламский мир, по его мнению, отошел от принципов единобожия. Люди предались и поддались религиозным «новшествам» (бид'а) - одному из самых страшных грехов. Они стали наделять творения Аллаха его способностями и атрибутами, среди которых паломничества к мавзолеям святых, обеты этим святым, жертвы им, то есть фактически он отрицал возможность праведного образа жизни и святости для кого-либо кроме Аллаха, он не принимал возможности какой-либо иерархии, а лишь единовластия имени и дел Аллаха. Вообще, «ширк» (многобожие) является самым тяжким грехом в Исламе и тому существует множество подтверждений в Коране и Сунне. Вот что приводит Ваххаб в главе своей книги «Китаб ат-Тавхид», посвященной борьбе с ширком (многобожием): «Аллах, Всемогущ Он и Велик, сказал: «Поистине, Аллах не прощает приобщения к нему сотоварищей, но прощает все, что меньше этого, кому пожелает...» Также он приводит хадисы Пророка: «Тот, кто умер, не приобщая к Аллаху ничего, попадет в Рай; а кто предстал перед Ним, приобщая к Нему что-нибудь, попадает в Огонь»[24]. И, наконец, говоря о самых больших грехах, Пророк первым назвал многобожие, затем непослушание родителям, затем лжесвидетельство. Несмотря на растущее противодействие призыву со стороны, как правителей оазисов, так и простых людей, подстрекаемых местными улемами, недовольными популярностью движения, подрывающего их позиции, число последовавших за вероучителем Ибн Абд аль-Ваххабом быстро увеличивалось, и он стал представлять реальную силу.

Итак, какова же была доктрина Мухаммеда Ибн Абд аль-Ваххаба и на чем она основывалась?

 

 

§ 2. Доктринальные взгляды Ваххабизма.

Идеологию, которую проповедовал Махаммед ибн Абд - аль - Ваххаб, можно, не вдаваясь во все тонкости и подробности, свести к следующим пунктам:

  1. Аллах - обладает материальным физическим телом. Он имеет руки, лицо и другие части тела.
  2. Коран и высказывания Пророка можно трактовать, руководствуясь своим собственным пониманием.
  3. Непризнание огромного количества высказываний сподвижников Пророка мусульманских богословов.
  4. Отрицание мазхабов (религиозно - правовых школ) Ислама.
  5. Тот, кто не следует учению ибн Абд - аль - Ваххаба, является кяфиром.
  6. В большинстве случаев совершающий тавасуль (просьба к Аллаху посредством кого-либо) является многобожником.
  7. Посещение могилы Пророка и его сподвижников и праведных мусульман запрещено.
  8. Все, что было внесено в Ислам после смерти Пророка - запрещено.
  9. Секты на местах возглавляются руководителем (амиром), не избираемым мусульманами, а назначаемым вышестоящими руководителями.

10. Неверных (включая мусульман, не примкнувших к секте ваххабитов) можно убивать и вне рамок необходимой самообороны.

11. Традиционное исповедание Ислама является куфром (неверием), суфиз! не является исламским учением и духовной практикой.

12. Великие достижения мусульманской цивилизации VIII - XIII веков в теологии, философии, медицине, математике, астрономии, химии, художественной литературе, творцами которых были в большей мере суфии, для Ваххабизма имеют никакой значимости.

13. Запрет на ношение европейской одежды, введение некоторых лишь рекомендуемых в Исламе норм на уровне обязательных.

Следует оговориться, что со всеми, кто не разделял их убеждений, ваххабиты считали необходимым вести войну. Они утверждали, что кровь неверных дозволена к убийству. Это означает, что, тех, кто не разделяет убеждений ваххабитов, можно убивать и грабить. Более того, вполне поощряется.

Таким образом, мы видим, что идеологическим стержнем учения явилась идея защиты основополагающего исламского принципа единобожия (таухид), согласно которому Аллах - абсолютный источник творения всего сущего, а потому верующие не должны поклоняться никому и ничему, кроме Всевышнего. Таким образом, основополагающий столп ислама: «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед  -  Пророк Аллаха» интерпретирован так, что поклоняться нужно только Аллаху, но не Мухаммеду, который является лишь его пророком, а тем более какому - либо другому религиозному авторитету.

Во имя этого принципа единобожия аль-Ваххаб и его последователи вели решительную борьбу не только с почитанием отдельными бедуинскими племенами священных рощ и камней и др., но и с некоторыми традициями, укоренившимися в исламе, например, с установлением надгробий над могилами и посещением кладбищ, а также с культом святых и даже с «чрезмерным» почитанием пророка Мухаммеда.

Стремясь восстановить ислам в его «первоначальной чистоте», они признавали только Коран, который не подлежит толкованию и сунну периода четырех праведных халифов. Таким образом, в вопросах свободного изъявления мнения религиозным авторитетом - иджтихада и слепого следования источнику - таклида ваххабиты исходили и до сих пор исходят из того, что Коран и Сунна являются высшей ступенью знаний. Они отвергают все «новшества», появившиеся в процессе развития ислама, то есть любую практику, не санкционированную Кораном и сунной Пророка.

Подобная идеология рождала вполне определенную религиозную практику, по которой ещё до недавних терактов можно было легко отличить ваххабита от прочих мусульман. Например, все ваххабиты были бриты наголо и носили длинные нечесаные бороды и узкие подвернутые брюки. Однако после волны общественного возмущения, прокатившегося по всему миру, ваххабиты стали почти неотличимы от толпы мусульман. Но это не отменяет тех религиозных норм, которых они придерживаются внутри своей общины.

 

§ 3. Религиозная практика Ваххабизма.

 

Эти нормы сформировались на основании доктринальных взглядов идеологов Ваххабизма. Исходя из этих взглядов, ваххабиты порицали, в частности, музыку, пение и танцы.

Абд аль-Ваххаб запретил монашество (суфизм) и даже празднование дня рождения пророка Мухаммеда, ссылаясь на то, что такая церемония, во-первых, не предписана ни Аллахом, ни самим Мухаммедом, а во-вторых, ведет к обожествлению пророка.

Он отверг поклонение святым, отвергал паломничества к гробницам и чудеса, якобы совершавшиеся у них, требовал восстановления той простоты в жизни, одежде и пищи, какую проповедовал Мухаммед.

Основные обряды ислама, пятикратную молитву, хадж ваххабитизм сохраняет, требуя их строжайшего выполнения, но освобождает от тех мелочных формальностей, которыми их обставил позднейший ислам. Ваххабиты мало считаются с омовениями, с правилом снимать обувь в мечети, ссылаясь при этом на практику Мухаммеда.

Женщин не следует допускать к могилам из-за их неумеренных слез, что не согласуется с обязательным для человека подчинением воли Божьей. Одно из самых страшных системообразующих положений в идеологии ваххабитов - особо интерпретируемое понятие джихада, то есть войны за веру.

Джихад это фактически изобретение Ваххабизма, его детище, его основной религиозный метод «воцерковления» немусульман и мусульман неваххабитов. Джихад определяется несколькими основными положениями:

  • это вооруженная борьба,
  • ведение джихада вменяется в обязанность каждому мусульманину (естественно, физически и умственно способному к этому)
  • объектом джихада определяются все «неверные».

Проявляя терпимость в отношении «людей Писания» - христиан и иудеев, ваххабитский взгляд на такфир[25] сводился к ужесточению требований к мусульманам. Теперь недостаточно было декларировать приверженность исламу и отправлять ежедневные молитвы. Если человек заявляет, что он мусульманин, но в то же время поклоняется другим богам, например как шииты, его следует разоблачить и казнить. Таким образом, этот джихад ведется против всех неваххабитов, и в первую очередь против остальных мусульман.

Провозглашенная идея аль-Ваххаба о «братстве и равенстве» мусульман, независимо от сословного и общественного положения, по сути, означала лишь особый тип организации с внутренней дисциплиной, гораздо большей, чем в обычной мусульманской общине, ярко выраженным единоначалием, круговой порукой и так далее.

Такая модель делала ваххабитскую общину не просто религиозным обществом, а особой, подчас военизированной религиозно-политической организацией. Такой фанатизм сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое оправдание вполне антиисламским по своему духу и характеру действиям. Благодаря этому, учение аль Ваххаба с самого начала стало идеологией военной экспансии.

Идеи аль Ваххаба нашли себе немало приверженцев как среди храбрых бедуинов и земледельцев, но в первую очередь среди элиты.

Провозглашая строгое единобожие, ваххабиты и их последователи квалифицируют «неверными» и «многобожниками» всех тех, кто, по их мнению, не является «единобожниками». В категорию «врагов ислама», по их мнению, входят:

  • иудеи и христиане (люди Писания, ахль аль-китаб). В самом тексте «Книги единобожия» Ибн-Абд-аль-Ваххаба это положение подтверждается отобранными высказываниями Пророка Мухаммеда: «Когда у них умирает праведный человек или праведный раб Аллаха, они сооружают на его могиле храм и рисуют в нем его изображения. Это наихудшие из творений Аллаха!» «Да падет проклятие Аллаха на иудеев и христиан, которые превратили могилы своих пророков в храмы!»[26]
  • мусульмане-вероотступники (муртадд), совершившие самое малейшее отступление от принципа единобожия. Такими отступлениями у ваххабитов считаются и возвеличивание праведников, и поклонение Аллаху у могилы праведного человека (вали), и поклонение идолам, и гадание по звездам (астрология), и любые виды предсказаний, и амулеты, и ношение каких-либо предметов для отвращения неприятностей, и возвеличивание какого-то человека, и масса других вещей и действий. Ваххабиты утверждают, что мусульманин перестает быть мусульманином в случае мельчайшего отступления от единобожия, и его жизнь и имущество перестают быть неприкосновенными, т.е. он может быть убит, а имущество его будет изъято.
  • последователи всех без исключения идеологических течений (кроме Ваххабизма). Так, принадлежность к атеистическим течениям наподобие течений коммунистических, светских, демократических, капиталистических или иных подобных им течений неверных является вероотступничеством от религии Ислама.
  • отвергающие шариат в качестве единственно возможного источника права. При этом неверием объявляется и любая человеческая законотворческая и нормотворческая деятельность: предоставление права законотворчества кому-либо, кроме Аллаха, по мнению радикалов, противоречит исламу

 

§ 4. Социально-политические особенности учения Ваххабизма.

Социальная доктрина ваххабитов пропагандирует установление патриархального равенства и размывание социальной иерархии. Ваххабизм декларирует принципы «братства» мусульман и их равенство перед Аллахом, отвергая сословные и прочие различия между ними. Ваххабитское братство предполагает особый тип организации, с внутренней дисциплиной, гораздо большей, чем в обычной мусульманской общине, ярко выраженным единоначалием, круговой порукой и т. д.

В книге салафитского автора Салеха бин Фаузана аль-Фаузана «Дружба и непричастность в исламе» все человечество разделено на три группы, различающиеся по степени следования основным положениям Ваххабизма. В первую попадают только члены «спасенной группы», ваххабиты, к которым единоверцы должны проявлять терпимость и доброжелательность. При этом решающим свидетельством единобожия того или иного человека является только абсолютное подчине­ние ваххабитской группировке и активная вражда по отношению ко всем, кто к ней не принадлежит[27].

Ваххабизм как общественно-политическое течение в рамках современного исламского мира значительно эволюционировал. Возникнув в период политического объединения Аравии салафитский ислам в трактовке аль-Ваххаба, стал идеологией саудовского государства.

Жесткие требования соблюдения «чистоты ислама» в сочетании с повиновением эмиру способствовали сплочению аравийского общества в рамках единого государства. Однако, после образования королевства Саудовская Аравия, фанатизм ваххабитов, особенно их радикальной части (наиболее рельефно проявившийся в движении ихванов), стал препятствием на пути дальнейшего развития государства.

Сочетая меры привлечения умеренных сторонников Ваххабизма к управлению государством и репрессивные меры по отношению к радикалам, властям удалось в конечном итоге поставить ваххабитское движение под контроль.

Новое возрождение Ваххабизма происходит в период после окончания второй мировой войны, когда на волне кризиса колониальной системы исламский фундаментализм становится одной из ведущих идеологий в мусульманском мире. В рамках оформившихся в это время многочисленных негосударственных религиозно-политических организаций (НРПО) происходит оживление ваххабитских групп, которые начинают широко распространяться во многих странах мира.

Востребованной оказалась не только идеология раннего Ваххабизма, но и его организационные формы. Прежде всего, это опыт ихванского движения, представлявший собой своего рода федерацию автономных религиозных общин, спаянных жесткой дисциплиной и находящихся под контролем верховного правителя.

Как отмечает авторитетный отечественный исламовед А.В.Малашенко, Ваххабизм - это частное проявление салафитской традиции. Вместе с тем, это одна из форм экстремистского направления в рамках салафитского ислама[28].

По мнению И.П. Добаева, сегодня речь идет о «неоваххабитской» доктрине, которая, базируясь на положениях раннего, первоначального Ваххабизма, за два с лишним века своего существования эволюционировала в сторону усиления радикализма.

Ещё одним важным социально-политическим фактором современного Ваххабизма является его распространение в конфликтных зонах современного мира.

В 80 гг. XX века - это территория Афганистана, в 90 гг. среднеазиатские республики бывшего СССР. Опыт распространения неоваххабизма в современном мире приводит к не­гативным для общественной и государственной безопасности явлениям.

По мнению известного политолога А.А.Игнатенко, современный Ваххабизм приводит к расколу национального мусульманского сообщества в той или иной стране, созданию активных антисистемных групп, включение их во всемирную сеть ваххабитских организаций с единой идеологией, централизованным руководством и политическим целеполаганием, распространению идеологии религиозной и национальной нетерпимости, теоретическому оправданию насилия, экстремизма и терроризма.

Вместе с тем, особенности проявления Ваххабизма в различных районах мусульманского мира, с присущими им особенностями, накладывают свой отпечаток на политическое развитие многих современных государств.

Сейчас многие политики, рассуждая с экранов телевизоров, и успокаивая, толком не понятно кого, то ли нас, то ли самих себя, уверяют, что Ваххабизм как таковой не несет в себе никакого зла, ничем не угрожает миру и единственное, чего хочет мусульманский мир это, чтобы его оставили в покое и дали жить по своим законам, многие из которых не укладываются в сознание европейского человека. Мол «дайте жить нам, и мы не будем мешать вам...» Это самое большое заблуждение, которое только может существовать. Как известно ещё Гёте сказал, что самым большим достижением дьявола является то, что он убедил всех в том, что он не существует. Так же происходит и с Ваххабизмом. Можно смотреть на него сквозь пальцы, не возводя это явление в ранг проблемы. Но тогда мы можем оказаться незащищенными перед его неожиданным «миролюбивым» вторжением в нашу жизнь. А это вторжение обязательно произойдет. В доказательства истинного отношения ислама к прочим народам, от которых им, по их словам, нужен только покой, хотелось бы привести обращение к мусульманам всего мира постоянной комиссии по научным исследованиям и к мусульманам Королевства Саудовская Аравия, которое недавно было опубликовано на одном из мусульманских форумах Интернета. Мы приведем наиболее яркие цитаты этого послания, с полным текстом можно ознакомиться в приложении.

«Во имя Аллаха  Милостивого, Милосердного!

Хвала единому Аллаху, мир и благословение последнему Пророку Мухаммеду, его роду, сподвижникам и всем, кто следовал, и будет следовать его праведным путем вплоть до Судного дня…

Одним из основных исламских вероубеждений, без которого наша религия не представляется целостной и в котором единодушны все мусульмане, является вера в то, что на земле нет истинной религии, кроме Ислама…

Это - заключительная религия Аллаха, которая аннулировала все предыдущие послания и законы, и поэтому, кроме Ислама, нет ни одной веры, исповедуя которую человек мог бы приблизиться к Господу. Всевышний сказал: «А кто ищет помимо Ислама иной веры, от того не будет принято, и в будущей жизни он окажется среди потерпевших урон» (3:85). Со времен Пророка Мухаммеда Исламом является именно учение, которое он принес всему человечеству, и ни одно иное вероисповедание не может так называться.

Еще одним основополагающим исламским вероубеждением является вера в то, что священный Коран является последним и заключительным писанием Всевышнего Аллаха. Это - заключительный завет Господа миров, который аннулирует все предыдущие писания, будь то Тора, Псалтырь или Евангелие. Поэтому ни одно священное писание, за исключением священного Корана, сегодня не учит человека поклоняться Аллаху так, как Он велел нам. Всевышний Аллах сказал: «Мы ниспослали тебе [Мухаммед] это писание (т.е. Коран) как истину для подтверждения того, что было сказано прежде в писаниях, чтобы предохранить их [от искажения]. Так суди же их согласно тому, что ниспослал Аллах, и не поддавайся их желаниям, чтобы не уклониться от истинны, которая явилась к тебе»…

  • Мусульманин обязан верить в то, что Тора и Евангелие аннулированы Священным Кораном, а также в то, что они были искажены руками нечестивцев, которые внесли в них изменения и добавки и вычеркнули часть того, что было ниспослано…
  • Мусульманин также обязан верить в то, что Пророк Мухаммед является последним пророком и посланником, после которого уже больше не будет Божьих пророков, о чем всевышний Аллах сказал: «Мухаммед - не отец кого-либо их ваших мужей, а только посланник Аллаха и венец пророков» (33:40). Поэтому сегодня нет ни одного посланника Аллаха, кроме Мухаммеда, которому обязаны повиноваться люди.
  • Мусульманин также обязан верить в то, что Пророк Мухаммед послан ко всему человечеству, о чем сказал всевышний Аллах: «Мы направили тебя [Мухаммед] ко всем людям без исключения благовестителем и увещевателем, но большая часть людей не может постичь этого»[29]. «Скажи [Мухаммед]: «О люди! Воистину, я - посланник Аллаха ко всем вам»[30]. Это же мысль подчеркивается и во многих других аятах.

К обязательным исламским воззрениям относится и вера в то, что всякий, кто не принимает мусульманства, будь то иудей, христианин или кто-либо иной, является неверным, считается врагом Аллаха и правоверных и окажется в числе обитателей ада. Тот, кто не считает иудеев или христиан неверными, сам является таковым в соответствии с шариатским правилом, которое гласит: «Тот, кто не считает неверного неверным, сам является неверным».

• Мусульманин, признавший Аллаха своим Господом, Ислам - своей религией, а Мухаммеда - своим пророком и посланником, не имеет никакого права заниматься этим порочным призывом, поощрять его, распространять его идеи среди мусульман, а тем более - отвечать на него и принимать участие в подобных концессиях или на подобных конференциях и собраниях.

• Мусульманин не имеет права издавать Тору и Евангелие, а тем более их вместе со священным Кораном!! А всякий, кто поступает так, либо призывает к этому, впал в глубокое заблуждение, ибо такой шаг является неприемлемым объединением истины, заключенной на страницах Корана, с ложью и аннулированными стихами Торы и Евангелия.

• Мусульманин не имеет права соглашаться на строительство мечети, церкви и синагоги в одном комплексе, потому, что это является свидетельством признания иных религий, помимо Ислама, как разрешенных Аллахом, тогда как Ислам ниспослан для того, чтобы любое вероисповедание покорилось перед ним. Подобный проект является материальной поддержкой ложной идеи о правдивости и равенстве трех религий и опровергает воззрения о том, что ислам аннулировал все предыдущие вероисповедания. Поэтому, вне всякого сомнения, подобные взгляды или даже одобрение их являются неверием и заблуждением, ибо они однозначно противоречат текстам священного Корана и славной Сунны Пророка и единодушному мнению праведных мусульманских богословов и учат соглашаться с тем, что порочные убеждения иудеев и христиан были ниспосланы Аллахом. Господь наш превыше всего этого!

Что же касается встреч и бесед с ними ради того, чтобы заслужить их дружбу, помогая им достичь поставленной задачи и разрушая тем самым основы Ислама и веры, то все подобное неприемлемо и отвергается Аллахом, Его Посланником и правоверными. Всевышний сказал: «...остерегайся, дабы они и на малую толику не отвратили тебя от ниспосланного тебе Аллахом»[31].

Придя к такому заключению, Комиссия обязывает всех мусульман в целом и ученых богословов в частности бояться Аллаха и помнить о том, что Он видит все наши деяния, оберегать Ислам от искажения, а мусульманские вероубеждения от заблуждения и неверия и приверженцев этого, а также остерегать мусульман от пагубного призыва к единению религий и его сетей.

Вот каково настоящее лицо Ваххабизма, они получают награду от своего Аллаха за каждого обращенного или убитого неверного, и к этой награде, они будут стремиться пусть даже ценой собственной жизни.

Это утверждение могло бы показаться голословным, однако в следующей, заключительной главе настоящего исследования, будет предпринята попытка анализа первых серьезных шагов Ваххабизма на территории России, как явные и агрессивные, вроде знаменитых терактов, так и скрытые, но не менее агрессивные. Итак, Ваххабизм в России это совершенно особенное религиозно-социально-политическое явление.

 

Глава 3. Ваххабизм в России

§ 1. Появление Ваххабизма в России.

Слова «ваххабиты» и «Ваххабизм», еще несколько лет назад известные лишь узкому кругу исламоведов, сегодня практически ежедневно встречаются на стра­ницах газет и в сообщениях электронных СМИ. Так называемые «ваххабиты» прочно стали отождествляться с экстремистами и террористами. И Это не случайно. Такое отношение во многом обусловлено историческим опытом нашего отечества, пережившего татаро-монгольское нашествие, кровавые войны на Кавказе ещё в царские времена и немотивированные жестокие убийства в Афганистане

Сам по себе Ваххабизм явление локальное и может быть внутри своей терри­тории неопасное, и если бы Ваххабизм оставался в пределах Саудовской Аравии, думается, особых проблем не возникало бы. Для нас важно отметить, что сегодня этим термином в российском исламоведении обозначают не столько собственно ваххабитов, каковыми являются, например, мусульмане Саудовской Аравии, сколько экстремистов, использующих ислам в сугубо политических целях.

Однако с начала 70-х гг. Ваххабизм стал целенаправленно и очень активно распространяться за пределами Саудовской Аравии. Распространение Ваххабизма проходило в три этапа по трем направлениям:

70-е - 80-е гг. - арабские страны (Египет, Сирия, Алжир и др.).

80-е гг. - Афганистан.

90-е гг. - территория бывшего Советского Союза (Россия, Центральная Азия, Украина, Азербайджан и т.д.), Юго-Восточная Европа, Западная Европа, обе Америки, Австралия, Африка.

Сначала Ваххабизм стал идеологией антиправительственных экстремистских группировок в арабских странах (70-е - 80-е гг.). Возникновение исламского экстремизма в форме экстремистских и террористических группировок и незаконных вооруженных формирований в Египте, Алжире и других арабских странах - результат внедрения Ваххабизма в мусульманскую среду этих государств.

В Алжире (при всей сложности и противоречивости событий в ходе гражданской войны, унесшей более 100 тыс. жизней и по сути дела разрушившей общество и государство) в полной мере проявилась логика ваххабитского такфира и джихада. В соответствии с программными идеями ваххабитских группировок Алжира, убийству подлежат все правители, отошедшие от ислама, все те, кто выполняет их приказы, все те, кто не сопротивляется этим правителям, все те, кто в чем-то не согласен с ваххабитами. (Естественно, они называют себя не ваххабитами, а салафитами или мусульманами.)

Ваххабизм был содержанием идеологической подготовки арабского экспедиционного корпуса в период войны в Афганистане, когда тот воевал не только против советских «неверных», но и против афганских мусульман, тоже объявленных «неверными».

Ваххабизм является идеологией «арабских афганцев», расползшихся по миру, а также «афганцев второго поколения» - экстремистов разных национальностей, готовящихся в ваххабитских лагерях на территории Афганистана, контролируемой движением «Талибан» (союзником Ваххабизма, составной части ваххабитско-талибского альянса).

В мире создана сложная сеть ваххабитских группировок, форпостов, плацдармов, тренировочных лагерей, учебных заведений, координационных центров и т.п. Пожалуй, нет страны, которую не охватывала бы эта сеть, - Саудовская Аравия, Афганистан, Великобритания, Алжир, Германия, Нигерия, Швейцария, Соединенные Штаты, Палестина, Уругвай, Филиппины…

В 90-е гг. объектом ваххабитской агрессии стала Россия. Ареол распространения Ваххабизма в России достаточно широк. Он существует в Дагестане, Чечне, несколько меньше в Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии.

Наиболее яркое проявление вооруженной ваххабитской агрессии - вторжение с территории Чечни в Дагестан в 1999 г. дагестанских, чеченских и арабских ваххабитов. Но до этого - вооруженная агрессия арабских ваххабитов на российскую территорию - в Чечню, ознаменованная учиненной ими бойней в ущелье Ярыш-Марды в апреле 1995 г., когда была уничтожена колонна 245-го мотострелкового полка (существуют видеозаписи боя и «подведения итогов», из которых с очевидностью следует, что и сама засада и все, что за ней последовало, - дело ваххабитов-арабов).

Вооруженная агрессия сочеталась с агрессией идеологической - с начавшимся еще раньше распространением ваххабитских идей, которое приводило (и продолжает приводить) к созданию ваххабитских ячеек и плацдармов на территории России.

Внедрение Ваххабизма обязательно приводит (об этом свидетельствует 30-летний опыт его распространения в мире) к следующим сугубо негативным для общественной стабильности и государственной безопасности последствиям:

  • раскол национального мусульманского сообщества в той или иной стране, в результате которых ислам дробиться на всё более и более мелкие и всё более и более агрессивные направления своего вероучения. Не имея возможности по разным причинам привлечь на свою сторону большого количества сторонников, эти группировки начинают террористическую деятельность, во-первых, для того, чтобы привлечь к себе внимание общественности, а во-вторых, для получения денег от тех реальных и часто вовсе не мусульманских лиц, которые «заказывают» те или иные теракты, подрывающие духовные, материальные и прочие основы общества и государства.
  • создание из части расколотого национального мусульманского сообщества (она может быть небольшой) активной антисистемной (атиобщественной и антигосударственной) группы или групп;
  • включение этой группы (групп) во всемирную сеть ваххабитских организаций с единой идеологией, централизованным руководством, внешним финансированием и, естественно, идущим извне, из ваххабитского центра (центров) политическим целеполаганием;
  • распространение идеологии религиозной и национальной нетерпимости и вражды, реальное осуществление религиозной дискриминации и сегрегации в тех зонах, где Ваххабизм сумел закрепиться;
  • теоретическое оправдание насилия, экстремизма и терроризма в отношении всех тех, кто провозглашается «неверными»;
  • активное ведение вооруженной борьбы или осуществление террористических актов против «неверных».

Теракты 1999 г. в Москве, Буйнакске, Волгодонске, как показали следствие и суд, осуществлялись ваххабитами. В Чечне ваххабиты убивают имамов и шейхов, всех мусульман, не приемлющих Ваххабизм. Многие города России захлестнул ваххабитский террор (вспомним Ставрополье). За каждым насильственным дейст­вием, за каждым случаем применения оружия, за каждым терактом стоят какие-то конкретные причины и побуждения. Но именно ваххабитская проповедь джихада как обязательной для ваххабита вооруженной борьбы против «неверных» сняла общечеловеческий моральный запрет на убийство невинных людей, ибо они, согласно ваххабитским установкам, наихудшие создания перед Аллахом, то есть хуже всех тварей, их ненавидит Аллах.

Западная цивилизация не поняла, что произошло. Исторический вызов, перед которым человечество оказалось в последней четверти прошлого века, стал трактоваться как столкновение цивилизаций. Либеральный гуманизм заставлял трактовать противника «на равных» - одна цивилизация сталкивается с иной, тоже цивилизацией. К тому же ваххабитское учение и ваххабитская практика расценивались неадекватно - как проявление ислама как такового.

На самом деле мировая цивилизация (включая ее важную составляющую - цивилизацию исламскую) столкнулась с варварством - с новым тоталитаризмом, который стремится опустить человечество, довести его до такого состояния, когда можно будет везде - в Кабуле и Грозном, Нью-Йорке и Москве, Иерусалиме и Джакарте, Алжире и Париже - править людьми в соответствии с нормами и принципами, которые разработал Ибн-Абд-аль-Ваххаб в качестве религиозного учения, приспособленного к нуждам и целям племенной аристократии Аравийского полуострова в XVIII веке.

Во всем аспекте этих проблем нам, в рамках нашей темы, интересны, прежде всего, законы функционирования Ваххабизма на территории России и его взаимоотношения и взаимовлияние на общественно-политическую и религиозную жизнь страны. Поэтому для начала мы рассмотрим историю появления Ваххабизма в России и те факторы, которые предопределили это появление.

 

§ 2. Причины, факторы, способствовавшие распространению ваххабизма в России, регионы влияния.

 

Основными причинами появления Ваххабизма в России многим ученым представляются 70 лет советской власти, которая держала под гнётом любую религиозную доктрину, и демократия, опьянившая всех своей свободой.

Поднятый в 1980-х годах железный занавес был как нельзя на руку ваххабитам. Это была terra incognita для просветителей от «чистого Ислама». Больше чем полувековой атеизм вырастил целое поколение, которое уже не обладало необходимым духовным опытом, помогавшим нашим предкам сопротивляться религиозным доктринам, чуждым традиционным формам религий. Началась эпоха вседозволенности, эпоха «не таких как все», эпоха немыслимой жестокости. И Ваххабизм стал одновременно и экстравагантным развлечением обезумевшей от свободы молодежи и искренней попыткой найти чистое зерно в неимоверно порочном мире отечественной перестройки.

Происхождение ваххабитов в России чисто «демократическое». На рубеже 1980-1990-х годов возрождение переживало не только православие, но и ислам. И как в православной церкви часть верующих выступила с критикой в адрес Московской патриархии, обвинив ее в сотрудничестве с советской властью, так и в исламе молодое поколение неофитов захотело очиститься от муфтиев, которых оно считало в большинстве своем связанными с КГБ.

«Очищение» происходило в разных регионах России с разной степенью активности. Наиболее серьезные последствия оно имело в самых исламизированных регионах РФ - Дагестане, Чечне, Ингушетии и Карачаево-Черкесии. В этих республиках внутриисламские противоречия развивались на фоне резкого обнищания основного населения, его бурного темперамента и традиционной страсти к оружию: винтовка или охотничье ружье даже в советское время были почти в каждом северокавказском доме.

Во многих аулах возникли группы верующих, которые начали самостоятельно изучать Коран и основы шариата, не доверяя мнению скомпрометированных «советских» муфтиев. Обладая таким мощным инструментом, как шариат, салафиты принялись воплощать в жизнь свое видение ислама. Главная проблема была в том, что, отказавшись от сотрудничества с советскими религиозными наставниками, они не могли найти других. Помощь пришла от единоверцев из-за границы, откуда в начале 90-х хлынул поток просветительской литературы на русском языке. Ведущие издательства духовной литературы - «Бадр», «Ансар», «Умма» и фонд Ибрагима Бин Абдулазизу Аль Ибрагима выпускали в основном книги арабских и турецких мыслителей, немалую часть из которых составляли откровенно экстремистские сочинения. Также начало свое радиовещание программа Сергея-Джанната Маркуса «Голос Ислама» на «Радио Росси». Вслед за этим появляются телепередачи такие как: «Ныне» на Первом канале, передачи «Все суры Корана» на канале «Культура» и «Тысяча и один день» на канале РТР. Большое влияние через эти программы оказывал Гейдар Джемаль, не стеснявшийся использовать их для пропаганды своих экстремистских взглядов

В этих книгах не было ничего неисламского. Точно так же, как многие православные познавали основы веры по книгам, изданным в антисоветской заграничной православной церкви или католических издательствах, мусульмане России учились по Саудовским, пакистанским, иранским и т.д. брошюрам. Результат был тот же, что и в православии, - появилась достаточно большая прослойка фундаменталистов. Только, в отличие от православных, они боролись за чистый ислам.

Отсутствие образованных наставников привело в ряде случаев к появлению настоящих ваххабитских сект, в которых исполнение норм шариата доводилось до абсурда и вступало в противоречие с уголовным законом. Однако не они определяли общую картину. Те северокавказские мусульмане, кого сейчас принято называть ваххабитами (они же салафиты), действительно являются исламскими фундаменталистами. Но между фундаментализмом и терроризмом никак не следует ставить знак равенства. В России же эти понятия стали синонимами.

Основными регионами влияния, как уже мы упоминали, стал Южный федеральный округ России. Именно в этом регионе влияние Ваххабизма не ослабевает уже более 20 лет и на сегодняшний день картина неутешительная.

Проанализируем политическую и социальную роль Ваххабизма в России, и может быть ответ придет сам собой.

 

 

§ 3. Политическая и социальная роль Ваххабизма в России.

 

 

Если говорить о политической роли Ваххабизма, то это, безусловно, бесконечные провокации, втягивающие нас в самые разнообразные конфликтные ситуации со всем миром. От глухого противостояния с некоторыми европейскими странами до вооруженных конфликтов в Чечне и Южной Осетии.

И действительно, если вдуматься, то мы практически не можем встать на защиту своих единоверцев, живущих на ваххабитских землях. Нас немедленно обвиняют в недопустимо низком уровне демократии, в диктатуре, мы не можем ничего.

Ваххабиты, к которым мы от испуга причисляем всех мусульман разом, запугали большинство населения и политиков настолько, что с ними предпочитают дружить и вступать в переговоры. Так было во время захвата больницы в Буденовске, во время захвата заложников на Дубровке, а между тем, террористы, как ночные тени, раз в два-три года обязательно напоминают о себе, и тогда гремят сокрушительные взрывы, уносящие сотни человеческих жизней.

Ещё не так давно нам казалось, что события на Дубровке это предел человеческой жестокости, но уже через два года был Беслан, и мир заново содрогнулся от безграничности и бескрайности жажды крови террористов.

Однако существует ещё один пласт Ваххабизма в России, связанный даже не столько с Ваххабизмом, сколько с исламом вообще. Это та социальная роль, которую играет Ваххабизм в современном Российском обществе.

Во-первых, эта роль выражена в крайних, чаще всего негативных отношениях многих молодежных группировок к людям восточной внешности и не православного вероисповедания.

Таким образом, Ваххабизм просачивается в нашу повседневность. Но самое страшное не в этом. Самое страшное, что-то, что мы называем Ваххабизмом, на самом деле очень часто им и не является, но при этом сохраняет его звериный оскал. То есть существует масса обыкновенных бандитских группировок, которые просто прикрываются Ваххабизмом, а на самом деле далеки от какой-либо религии вообще.

Согласно официальной схеме с помощью идей радикального (или «чистого») Ислама с «пути истинного» оказались сбиты чеченцы, ингуши, аварцы, карачаевцы и представители других народов Юга России. Именно Ваххабизм стал знаменем террористических актов, направленных на отделение от Российского государства больших территорий.

Проникновение Ваххабизма на «постсоветское пространство» - это одно из множества плачевных следствий засилья атеистической идеологии в СССР.

Мусульманство во времена атеистических гонений понесло значительные утраты. Стойкость Ислама обусловлена особенностями его внутреннего устроения. В мусульманстве любой сведущий в вероучении человек может возглавить религиозную общину: нет Таинства посвящений духовенства, нет иерархических степеней, без которых не может существовать Православная Церковь, нет и иных христианских таинств, для совершения которых необходимы священник и храм. От атеистических гонений Ислам укрылся в потаенных общинах, скрылся в семьях, где роль вероучителей выполняло старшее поколение. Поэтому после обретения свободы совести не было необходимости возрождать Ислам, он просто вышел на поверхность. Так, в Центральной Азии стремительно (за 2-3 года) были восстановлены мечети, не только при действенной государственной поддержке, но главное - благодаря единодушному национальному порыву. Но все-таки мусульманские верующие в большей своей части утратили глубину знаний не только о тонкостях, но и об основах Ислама. Пришла в упадок мусульманская ученость. А когда в новых условиях возникла нужда в повышении образованности мусульманского духовенства, религиозные знания поначалу можно было получить только за границей. И в заполнении этой духовной пустоты саудовский Ваххабизм проявил особую активность. Восстанавливающимся мусульманским общинам не просто предлагалась, но чуть ли не навязывалась помощь финансами и литературой; с единственным, впрочем, условием, - чтобы получатели помнили, откуда эта помощь поступила. Молодых мусульман из СНГ радушно приглашали на учебу в аравийские духовные учебные заведения: там будущее исламское духовенство изучало не только Коран и арабский язык, но и Ваххабизм. Саудовские миссионеры-ваххабиты стали появляться на Северном Кавказе и в Центральной Азии, пытаясь подчинить своему влиянию местных мусульман. И во многих местах, где мусульмане недостаточно разбирались в тонкостях религии, ваххабитов приветствовали, как «братьев по вере».

Мусульмане Северного Кавказа первыми - на горьком опыте - поняли, какую опасность для исламской религии несет с собой Ваххабизм. Когда ваххабиты пытались уничтожить одно из главных мест суфийских паломничеств в Чечне, зиярат Хеди, - мусульмане вынуждены были противостать им с оружием в руках.

В 1996 году по инициативе муфтия Чечни А.Х. Кадырова в Грозном был созван Конгресс мусульман Северного Кавказа, призвавший объявить Ваххабизм вне закона и немедленно расформировать вооруженные группировки проваххабитского характера. Однако за «братьев-ваххабитов» вступились не только их местные ставленники Ш. Басаева, М. Удугова, С. Радуева и др., но и московские юристы, заявившие, что запретом тоталитарной секты ваххабитов нарушается принцип «свободы совести». Результат этой толерантности известен: ваххабиты сумели создать плацдармы на дагестанской земле, Дагестан подвергся агрессии ваххабитских банд. Так «терпимость» к религиозному экстремизму, вызванная религиозным невежеством, привела к разгулу бандитизма, войне, пролитию крови и мирных граждан и русских солдат, превращению чеченского народа в заложника преступного режима, к страданиям сотен тысяч людей. Эту проблему можно понять на небольшом примере ситуации сложившейся в Чечне и Дагестане.

С начала 1995 г. в Чечне обозначился конфликт между ваххабитами и суфистами, возникший на почве религиозных разногласий. В Чечне наибольшую остроту он приобрел, когда ваххабиты, следуя своему пониманию ислама, стали выступать за уничтожение главной святыни суфистов, зиярата Хеди (матери Шейха Кунта-Хаджи Кишиева, зачинателя кадырийского тариката на Северном Кавказе). Этот конфликт явился началом последующих столкновений традиционалистов и ваххабитов в Чечне. Важно отметить, что еще до войны в Чечне конфликт между ваххабитами и последователями тарикатов неоднократно фиксировался в Дагестане.

В Чечне при режиме Дудаева в противовес традиционно существующему суфизму постепенно складывается ранее неизвестное здесь религиозное движение, называемое Ваххабизмом. В его распространении в Чечне приняли участие ваххабиты, как из Дагестана, так и из арабских стран, появившиеся в Чечне в годы существования режима Д. Дудаева. Ревностными сторонниками Ваххабизма становились молодые чеченцы, которые получили образование в мусульманских странах. Со временем их деятельность приводила к конфликтам между ними и их родителями, придерживающимися традиционного ислама.

В 1996-1998 гг. между ваххабитами и традиционалистами в Дагестане и Чечне регулярно возникают конфликтные ситуации, сопровождавшиеся кровопролитием верующих. Органы власти и духовенство в Дагестане, Чечне и Ингушетии единодушно признавали ваххабитов религиозными экстремистами, ввергающими верующих в междоусобную борьбу. Указ Конгресса мусульман Северного Кавказа 1996 года нам на это прямо указывает: «объявить Ваххабизм вне закона и немедленно расформировать вооруженные группировки проваххабитского характера».

А так же заседание обновленной комиссии при президенте РФ по противодействию политическому экстремизму, которое состоялось 22 июля 1998 г. в здании администрации президента РФ с участием министра юстиции Крашенинникова, директора ФСБ Ковалева, министра внутренних дел Степашина, министра национальностей Сапиро и на котором было принято решение: в нем признавалось, что течение Ваххабизм не является экстремистским.

Таким образом, ваххабиты на Северном Кавказе постепенно превращались в фактор политической дестабилизации и угрозы существования конституционного строя не только в Чечне, Дагестане, но и на всем Северном Кавказе. Именно их деятельность спровоцировала очередную войну в Чечне. Активизировавшие свою религиозно-политическую деятельность на Северном Кавказе (в Дагестане, Чечне, Карачаево-Черкесии), ваххабиты выступили не только за решительные преобразования традиционного ислама, но и за установление новых социальных порядков, основанных на принципах шариата. Для реализации этой стратегии в Чечне и Дагестане им удалось навязать верующим жизнь по шариату.

В Дагестане, а затем в Чечне ваххабитами стали называть тех мусульман, которые подвергали критике традиционный для этих регионов суфийский ислам, считая его заблуждением, отходом от истинного божественного пути. Критика ваххабитов направлена против традиционалистов, в ней отрицается культ святых в исламе, посредничество между верующим и Богом. Ваххабиты выдвигали требования ликвидировать надмогильные сооружения, мавзолеи, воздвигнутые умершим духовным лидерам мусульман, прекратить исполнение суфийских ритуалов, в частности зикра. Они запрещали мусульманам просить заступничества у пророка Мухаммеда, утверждая, что он такой же человек, как все остальные мусульмане. Все суфийские ритуалы ваххабиты считают заблуждением (араб. бида), более того ширком (язычеством), а самих сторонников суфизма они не признают за мусульман, называя их мушрикинами (отступниками), против которых необходимо вести джихад.

Постепенно радикализм ваххабитов и неприятие его местными традиционалистами приводил не просто к идейным разногласиям, но к столкновениям между их сторонниками, часто завершавшимися кровопролитием. По мере укрепления позиций ваххабитов, активного вовлечения их в политический процесс, предъявляемые ими требования начинали носить все более экстремистский характер, что вызывало негативную реакцию со стороны традиционного духовенства, предпринявшего идейную и политическую борьбу со сторонниками чистого ислама.

Важнейшим фактором, резко политизировавшим и военизировавшим Ваххабизм, стала война в Чечне 1994-1996 гг., в которой принимали участие как дагестанские, так и чеченские ваххабиты. Ряд успешных операций, проведенных ваххабитами, и так называемая победа Чечни создали им ореол защитников мусульман, укрепили их религиозно-политические позиции среди верующих. Воспользовавшись благоприятной для них послевоенной политической ситуацией, ваххабиты и их лидеры навязывали народам Дагестана и Чечни новые стандарты социального и духовного поведения. Под их воздействием в Чечне, а затем и в кадарской зоне Дагестана вводится в действие шариат, на основе норм которого предпринимались попытки регулировать быт, образ жизни и мышление мусульман. Ваххабиты высказывали идеи создания кавказского халифата, установления исламского порядка, исламизации всего мира (подобные нереальные, более того провокационные для чеченского народа идеи, часто озвучивались в местных средствах информации).

Под воздействием ваххабитов в 1996 г. президент Чечни З. Яндарбиев отменяет светские законы, распускает суды и вводит Уголовный кодекс-шариат. Взамен светским судам повсеместно создаются суды шариатские, укомплектованные исключительно ваххабитами или их сторонниками, на практике широко используется шариатская форма наказания. Это казни и бичевание виновных.

Укрепление Ваххабизма в Дагестане проявилось в образовании исламского анклава в кадарской зоне в селениях Карамахи, Чабанмахи в 1998 г., где также отменяется действие федеральных законов и провозглашается шариат. В Дагестане образуется новая религиозная структура объединение ваххабитов Дагестана под названием Исламский Джамаат Дагестана, которое имело тесную связь с полевым командиром эмиром Хаттабом. Про него В. Бобровников и А. Ярлыкапов пишут, что он (Хаттаб) потомок кавказских махаджиров из Чечни, обосновавшихся в Иордании (по другим же сведениям в Саудовской Аравии)[32]. Эти пропагандистское данные, к тому же не соответствующее действительности, относятся к серии античеченских. Хаттаб не является потомком тех чеченцев, которые вынуждены были покинуть свою родину и обосноваться в странах мусульманского Востока. На самом деле он араб, бывший гражданин Саудовской Аравии, но не Иордании. По сообщениям средств массовой информации, Хаттаб имел тесные контакты с террористом Усамой бен Ладеном.

Исламский Джамаат Дагестана важнейшей своей целью объявлял свержение пророссийского дагестанского правительства и освобождение Дагестана от присутствия российских войск. Этому плану предшествовали ряд кровавых столкновений между сторонниками тарикатов и Ваххабизма[33], нападения ваххабитов на федеральные военные подразделения в Дагестане.

В связи с таким течением обстоятельств руководство Дагестана в начале 1998 г. от вербальных методов борьбы с ваххабитами перешло к физическому насилию. Правоохранительные органы разгромили ваххабитские центры в Махачкале, подвергли избиению и аресту молодых ваххабитов. В ответ разгромленные дагестанские ваххабиты совершают хиджру переселение во главе со своим лидером, зачинателем Ваххабизма в Дагестане Багаутдином Мухаммедом (Кебедовым), в Чечню. Багаутдин Кебедов принимал непосредственное участие в формировании ваххабитского центра в Гудермесе и организации шариатских судов в Чечне. Его активная религиозно-политическая деятельность временно была прервана в результате военного конфликта между ваххабитами и тарикатистами, происшедшего 14 июня 1998 г. в Гудермесе. Ваххабиты Кебедова были разгромлены боевиками полевого командира Сулимы Ямадаева.

Указом А. Масхадова Ваххабизм в Чечне был запрещен, объявлены персонами нон-грата Хаттаб, Багаутдин Кебедов, Гариб Шашани и эмир ваххабитов Урус-Мартана Абдурахман. Однако ваххабиты в Чечне не были полностью разгромлены из-за вмешательства В. Арсанова и Ш. Басаева, которые практически стали на их защиту. На президента Чечни А. Масхадова, муфтия мусульман Чечни А. Кадырова и на ряд чеченских чиновников, боровшихся с террористами, совершаются покушения, часто завершающиеся их гибелью. Когда на муфтия Кадырова было совершено четвертое по счету покушение, унесшее жизнь четверых его племянников, он по чеченскому телевидению заявил, что у него нет иных врагов, кроме ваххабитов.

Весной 1999г. в Чечне под руководством Ш. Басаева формируется антимасхадовская оппозиция, требовавшая исламизации государственного управления в Чечне, написания исламской Конституции и введения в Чечне полного шариатского правления. Оппозиция вынудила Масхадова издать указ о введении в Чечне полного шариатского правления, что и произошло 3 июня 1999 г. Согласно этому указу с 4 июня Чечня превращалась в Исламскую Республику со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как только А. Масхадов объявил Чечню Исламской республикой, Ш. Басаев поспешил заявить, что А. Масхадов не является более президентом. Парламент Чечни признал антиконституционным указ о введении в Чечне полного шариатского правления. В ответ на это Верховный Шариатский Суд Чечни своим решением отстранил спикера парламента Р. Алихаджиева от занимаемой должности.

Фактически А. Масхадов исламистами был отстранен от власти. Но когда он по телевидению непосредственно обратился к чеченскому народу и призвал его на площадь в центре Грозного, то десятки тысяч собравшихся чеченцев выразили ему доверие и потребовали, чтобы он начал решительную борьбу против ваххабитов. Однако А. Масхадов не сумел использовать настрой народа против исламистов и начать активную политическую и силовую борьбу по пресечению их экстремистской деятельности.

Так называемое полное шариатское правление в Чечне на деле оказалось полной дискредитацией шариата, самого президента Чечни и конституции, на которой зиждилась его власть. А. Масхадов ничего не смог противопоставить экстремистам, начавшим открытое наступление на законную власть и традиционный образ жизни чеченцев. Несмотря на введенное шариатское правление, ничего не делалось по пресечению деятельности преступных групп, похитителей людей, краж и грабежей, совершавшихся на территории Чечни, по элементарному улучшению условий жизни людей и обеспечению безопасности их существования.

Шариатские суды оправдывали преступников за взятки. Известны случаи, когда преступников, совершивших изнасилование женщин и убийство людей, осуждали на условные сроки, мотивируя тем, что преступники мусульмане, а пострадавшие иноверцы. Подобная справедливость формировала в чеченском народе резко негативное отношение к сторонникам чистого ислама, коими считают себя ваххабиты, укрепляла в общественном мнении точку зрения, что осуществляется намеренный подрыв основ Ислама.

Планы мусульманских экстремистов и их зарубежных и московских покровителей оказались на редкость антинародными и предательски преступными. Почти через два месяца после введения в Чечне полного шариатского правления, 2 августа 1999 г., с территории Чечни в горный Дагестан (Ботлихский и Цумадинский районы) вошли боевые группы Хаттаба, Ш. Басаева, Багаутдина Кебедова, Магомеда Тагаева. Дагестанская исламская оппозиция объявила о создании Исламской Республики Дагестан, избрании верховного органа Исламская Шура Дагестана, формировании правительства во главе с Сираждином Рамазановым, родным братом Ахмадкади Ахтаева. Сам Сираждин Рамазанов говорил, что он и его сторонники в течение десяти лет готовили захват власти в Дагестане и начатое им освобождение горного Дагестана есть джихад, направленный на освобождение всего Дагестана, а затем и Северного Кавказа от власти куфра (т.е. неверующих или отошедших от норм ислама).

В деятельности современных ваххабитов, присутствует экстремизм. Как правило, именно ваххабиты становятся организаторами и исполнителями терактов. Именно они выступают с сепаратистскими и радикал-исламистскими лозунгами. Они создали «отдельную исламскую территорию» в Дагестане в 1998-1999гг. (Кадарская зона). Они стали движущей силой басаевского рейда на Дагестан летом 1999г. Однако было бы верхом неграмотности связывать возникновение того же чеченского сепаратизма исключительно с Ваххабизмом.

Напомним, что Джохар Дудаев, “отец-основатель” «независимой Ичкерии», никак не ассоциировал себя с Ваххабизмом. Напротив он принадлежал к «традиционному» суфийскому ордену (тарикату) Кадирийа. К этому же тарикату принадлежал и известный оппонент ваххабитов Ахмад Кадыров, что не помешало ему в 1995 г. объявить джихад России. Суфийские религиозные авторитеты (т.е. «традиционалисты») немало сделали для утверждения сепаратистских, исламистских и антироссийских настроений в Чечне. Не был связан с ваххабитами и Аслан Масхадов. Напротив он вел с ними вооруженную борьбу. Что же касается Шамиля Басаева, то его «Ваххабизм» проявился только в середине 90-х.

Известны случаи, когда сторонники Ваххабизма («салафийи») выступали за лояльность Российскому государству. Эта позиция является основополагающей для такого видного ваххабитского идеолога как Ангута Омаров (Аюб Астраханский), приверженцы которого проживают в Нижнем Поволжье. Конфликтность на Кавказе и на Юге России в целом далеко не всегда предопределена религиозным фактором. Отождествлять Ваххабизм и экстремизм, Ваххабизм и терроризм не стоит.

Но все эти доводы ничтожны перед лицом напугавших всех терактов, они не доходят до сознания уставших от напряженной духовной войны Россиян.

Принимая во внимания популярность эгалитаристских настроений на Кавказе нетрудно прогнозировать рост исламского радикализма, включая и Ваххабизм. Проблема не в том, чтобы мириться и «любиться» с ваххабитами. Очевидно другое. Без нормального диалога с умеренными и вменяемыми сторонниками «обновленческого ислама», а также без внутриисламского диалога на Кавказе проблема религиозного экстремизма нескоро исчезнет из российской повестки дня.

Ну и, конечно же, Ваххабизм в России это, прежде всего наркотики. Наркотики, запрещенные в Ваххабизме, да и во всем исламе, они рекой текут через нашу границу, попадают в руки российской молодежи, гипнотизируют её и делают послушным орудием в руках любого человека, а самое главное, стремительно сокращается исконно русское население, здоровое население, способное к воспроизведению здорового потомства.

Применительно к России Ваххабизм не столько религиозное, сколько поли­тическое течение. Основная задача апологетов Ваххабизма - отделение от России республик Северного Кавказа, нагнетание конфронтации мусульманской общины с другими конфессиями, прежде всего с Русской Православной Церковью. О методах их действий в одном из недавних официальных документов руководства Ставропольского края говорится: «Ваххабиты зачастую реализуют свои религиозные догматы вооруженным путем. Они формируют незаконные вооруженные формирования, устанавливают контакты с зарубежными исламскими террористическими организациями. Для получения необходимых финансовых средств они активно проводят совместно с ними торговлю оружием, наркотиками, способствуют незаконному перемещению капиталов и уклонению от уплаты налогов, осуществляют многие другие противоправные действия»[34].

Разумеется, мусульманские радикалы стремятся реализовать свои интересы, прежде всего на Северном Кавказе. Однако ваххабистское влияние проявляется и в Татарстане, Башкартостане, в некоторых районах Поволжья. Есть факты, когда иностранные граждане под видом миссионерской деятельности занимаются сбором экономической информации, распространением идей Ваххабизма, вербовкой молодых людей для участия в боевых действиях, как на территории стран СНГ, так и за рубежом. Эксперты отмечают, что в ближайшей перспективе следует ожидать сохранения тенденции к возрастанию роли исламского радикализма и экстремизма. При этом будет продолжаться дальнейшая политизация ислама, увеличивается количество экстремистских настроенных группировок.

Отдельные регионы принимают меры по ограничению влияния Ваххабизма. Первыми приняли законодательные акты, запрещающие деятельность религиозных экстремистов республики Дагестан и Ингушетия. Влияние Ваххабизма нельзя принижать, но было бы неверно и преувеличивать степень его распространенности и опасности. Вольно или невольно ажиотаж вокруг Ваххабизма и его негативных последствий для населения целых регионов порой создают отдельные журналисты. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на Волгоградскую область и приве­ду несколько выдержек из публикаций журналистов московских СМИ. В своих статьях они запугивали население исламским терроризмом, экстремизмом и наличием тысяч ваххабитов - боевиков, готовых к боевым действиям и т. д. Все материалы написаны по одному стандарту, в ряде публикаций говорится, что, по сведениям спецслужб, в области насчитывается от 2000 до 7000 ваххабитов, боевиков. В публикациях о ваххабитах перечислены все населенные пункты, в которых действительно зарегистрированы религиозные организации мусульман, состоящих из татарского и казахского населения. В одной из последних публикаций «С чего начинается Косово?»[35] повторяются те же домыслы: «По оценкам спецслужб более 7 тысяч человек в Волгоградской области открыто исповедуют Ваххабизм. Их штаб-квартира усиленно работает в Старой Сарепте (музей-заповедник в Волгограде)». Журналистом делается категорический вывод: «По единодушному мнению целого ряда виднейших российских ученых и политологов, без немедленного вмешательства в религиозную, политическую и этническую ситуацию, сложившуюся в Волгоградской области... повторение югославской трагедии неизбежно...». Все публикации неоднократно проверялись областной и районными прокуратурами, факты не подтвердились. Мусульманские организации области были вынуждены принять « Обращение к органам власти, жителям области, средствам массовой информации, правоохранительным органам», в котором, в частности, сказано: «Мы, мусульмане Волгоградской области, ответственно заявляем, что информация в прессе о якобы наличии в нашей области Ваххабизма, недостоверна и не соответствует действительности. Ни одна мусульманская община в нашей области не разделяет идей Ваххабизма и не приемлет его в качестве религиозного догмата и веры»[36]

Деятельность религиозных организаций носит, прежде всего, духовный характер и тесно связана с общечеловеческой культурой. Церковь и культура должны идти рука об руку в духовном возрождении России. Мы знаем, что отдельные проблемы Церкви государство вынуждено решать за счет культуры, имеется в виду, прежде всего передачу храмов и икон, которые якобы без должного музейного хранения или эксплуатации портятся. Но чем больше разрушается культура, тем, казалось бы, должны быть прочнее позиции церкви. Однако это спорная позиция. В их деятельности должны быть и взаимные уступки, и сотрудничество, и разумный баланс в решении спорных вопросов.

В религиозной среде, особенно православной и мусульманской, широко распространено мнение, что государство отстранилось от материальной помощи, не поддерживает конфессии, их деятельность по восстановлению культовых зданий и по возрождению духовности в стране. Немало сделано на этот счет и официальных заявлений религиозных авторитетов. Действительно, помощь из федерального бюджета относительно невелика. Но существует льготная налоговая и таможенная политика по отношению к религиозным организациям, как на федеральном, так и на региональном уровнях, выделяются значительные квоты на различные виды сырьевых ресурсов, продуктов питания, получения гуманитарной помощи и т. п.

В отношении ислама Российские политики, в конце концов, стали придерживаться ряда определенных принципов:

  • уважительное отношение к исламу, как внутрироссийскому, так и мировому
  • дифференцированный подход по отношению к различным течениям в мировом исламе.
  • решительное противодействие исламскому экстремизму, прежде всего Ваххабизму.
  • отличие подлинного ислама от разного рода экстремистских сект, за которыми стоит не исламский фактор, а интересы либо антизападных, либо антироссийских, либо чисто космополитических сил, в том числе и транснациональных корпораций.
  • предотвращение блокирования исламского экстремизма с агрессивным национализмом и сепаратизмом.
  • блокирование стремления исламского экстремизма использовать чеченский фактор против России.
  • недопущение отождествления исламского фактора с исламским экстремизмом и скатывания на позицию противостояния исламу «по всему фронту».

Впрочем, эти принципы малоэффективны, так как когда речь идет о жестоких терактах, в которых гибнут люди, то кто это сделал, исламисты, ваххабиты или просто разбойники никого не интересует, по крайней мере, точно не интересует обычных граждан. Эти принципы отчасти обеспечивают внутреннюю стабильность в отношениях между россиянами и приезжими из южных стран, но они не могут гарантировать безопасность российских граждан, как и не могут предотвратить очередных терактов, и не могут предотвратить того скрытого терроризма, который процветает в школах, детских садах, дворах и т.д. Не могут они помешать распространению ваххабитской идеологии, и в этом их бесполезность.

 

§ 4. Взаимоотношения с иными течениями российского ислама и иными религиями РФ.

 

Однако, несмотря на все эти политические принципы, изложенные нами в предыдущем разделе, Ваххабизм продолжает свою деятельность, которая вызывает напряженность у двух основных религиозных групп современной России, которых это касается непосредственно. При чем одна из них - официальный ислам, который по сути отличается от Ваххабизма только официальными заявлениями, хотя и позиционирует себя иначе, но Коран читают один и те и другие, а в Коране всё подробно изложено. Сегодня они традиционалы, а завтра - ваххабиты. Естественно боится за свою репутацию и судьбу в России и в Москве, а другая группа - Русская Православная Церковь - по многовековой традиции охраняет от мусульманской агрессии верных чад Русской Православной Церкви.

Прежде чем говорить об отношении к Ваххабизму православной церкви скажем несколько слов об отношении «официального ислама».

Верховный муфтий Талгат Таджуддин: «В России продолжается распространяться влияние Ваххабизма… С ваххабитами мы объединяться не можем, пока они не принесут покаяние за кровь и слезы на Северном Кавказе, пока не прекратят вести работу по дестабилизации жизни мусульманских общин нашей страны, деятельности, на подрыв основ мира и стабильности во взаимоотношениях народов и традиционных конфессий России[37].

Муфтий Фарид Салман Хайдаров: «Осуждаю распространение в России сепаратистской ваххабитской идеологии… Саудовцы предлагали мне сотрудничество и обещали золотые горы, тем более что я знал арабский, был духовным лицом и знал специфику российского ислама».[38]

Как мы видим «официальный ислам» всячески демонстрирует, что он отличается от Ваххабизма и выносит официальную резкую критику терроризму и исламскому радикализму.

Это обусловлено несколькими факторами. Во-первых, как-то неприлично как минимум «хулиганить» в стране, которая является очень условной, но всё-таки родиной, во-вторых, для ваххабитов они даже более неверные, чем христиане или иудеи, поэтому борьба с Ваххабизмом для них в каком-то смысле вопрос самообороны.

Однако есть некоторые политики из рядов мусульман, которые предполагаю, что тот же совет муфтиев России, который официально отрекается от деяний терроризма, на самом деле тайно оказывает пособничество Ваххабизму.

Совет муфтиев России пока продолжает практику пособничества или, по крайней мере, непротивления Ваххабизму и религиозному экстремизму. А входящие в него организации по-прежнему захватывают мечети. К примеру, семь лет назад при пособничестве Духовного управления мусульман азиатской части России была захвачена мечеть в городе Красноуфимске Свердловской области. В феврале 2002 года Духовное управление мусульман Татарстана при поддержке властей захватило мечеть «Булгар» в Казани, в которой находилась резиденция Регионального духовного управления мусульман Татарстана.

Если Совет муфтиев не только на словах заботится о мире и стабильности в стране, то почему бы ему не прекратить подобные экстремистские действия[39].

Отношение же к Ваххабизму Русской православной церкви сформировано веками борьбы с исламом и его экспансией на русских землях, а так же борьбой за чистоту православия, за сохранение веры предков. Однако именно в России накоплен и положительный опыт взаимоотношения с Исламом.

Важно отметить, что в отличие от стран Запада, ислам в России не пришлый, а автохтонный. Его издавна - задолго до принятия христианства - исповедовали многие народы, и поныне населяющие Россию. С каких именно пор - тут, кажется, нет единого мнения. Вскоре после празднования 1000-летия принятия христианства Русью, мусульмане нашей страны отметили 1100-летие принятия ислама. Но затем дату отодвинули еще дальше, и сейчас мусульмане России полагают, что ему уже 1400 лет, если отсчитывать от взятия Дербента арабами в VII веке.

В результате монгольского нашествия территория ислама расширилась, Золотая Орда приняла ислам. После ее падения православие медленно начало отвоевывать у ислама его земли. Бассейн Волги, издавна заселенный мусульманами, русифицировался: земли раздавались русским помещикам, которые переводили туда население из коренных русских областей.

До середины XVIII в. официальная политика царского правительства состояла в обращении мусульман в православие. После этого появились другие осложняющие факторы. Долгое время шли так называемые Кавказские войны, никак не улучшившие отношения с мусульманами - тогда до миллиона мусульман эмигрировали в Оттоманскую империю, их потомки до сих пор живут в странах бывшей Оттоманской империи и вряд ли испытывают симпатии к России.

Положение ислама в России освещено достаточно подробно и глубоко - тут мы должны отдать должное отечественным исламоведам. Благодаря их трудам мы лучше информированы о положении дел в российском исламе, чем о положении российского православия.

Мнение о нас мусульман иногда, так сказать, «недоучитывается», что особенно ярко проявилось во время войны в Афганистане. Недоучитывается и сейчас: позиция России в событиях на Балканах, война в Чечне, воспринимается мусульманами России неоднозначно. Торжественные заявления наших руководителей и даже представителей Официального ислама типа «война на Кавказе не имеет религиозного характера» немногого стоят. Как говорят на Востоке, «чтобы хлопнуть в ладоши, их должно быть две», и если другая сторона считает войну религиозной, то разубедить ее невозможно, как невозможно отрицать, что «мусульманский интернационал» участвует в военных действиях в Чечне.

Российские востоковеды различают разные виды ислама: радикальный ислам саудовского происхождения (Ваххабизм), иранский ислам, «социалистический ислам» (его выражала партия Баас), турецкий или просветительский ислам.

В России представлены все эти разновидности, но, кажется, наиболее влиятелен и перспективен последний. Это объясняется тем, что большинство мусульман России - тюрки, и для них логична ориентация на Турцию, которая считается наиболее последовательным выразителем просвещенного ислама

Однако, неизвестно, как повернутся дела в самой Турции: там есть свои фундаменталисты, которых пока не допускают к власти военные, но и подавить их они не могут. Тем не менее «турецкая модель», похоже, пользуется наибольшими симпатиями мусульман России.

И все же в целом мусульман России отличает благоразумие и взвешенность при решении религиозных вопросов. Они не считают Россию источником зла для мусульманства, достаточно умеренны, и одно время говорили даже о своей принадлежности к евроисламу, т.е. к такому исламу, который признает нормы международного права, достоинство личности, права человека и т.д.

В то же время надо признать, что некоторые заявления мусульманских деятелей вызывают беспокойство, в частности рассуждения о неотвратимости превращения России в исламское государство.

Исламский фундаментализм все-таки обозначился и в России, хотя и слабо. Многие говорят о создании государства Туран, которое объединило бы все тюркоязычные народы от Средиземного моря до Тихого океана, а это означает расчленение России. Говорят о «Волжском разломе», по которому может «переломиться» Россия. Как и на Западе, существует демографический фактор: идет депопуляция России, но при этом относительный удельный вес мусульман все время увеличивается.

Есть в России и ваххабиты, хотя этим словом явно злоупотребляют и просто пугают: всякое выражение недовольства мусульман, а для него часто есть основания, непременно выдают за фундаментализм, за Ваххабизм, за попытку отделиться от России и т.д.

Между тем сепаратизм в России строго локализован, и имеет какую-то поддержку только в Чечне. Мусульмане и их духовные лидеры в других регионах России отнюдь не жаждут установить у себя тот порядок, который осуществлялся в «независимой Ичкерии». Даже ближайшие соседи и родственники чеченцев, те же вайнахи, ингуши, не поспешили последовать их примеру. Так что едва ли есть основания говорить об «эффекте домино». К тому же мусульмане России явно расколоты. Если до начала перемен в стране существовало всего два духовных управления мусульман (ДУМ), то сейчас их около сорока, и они никак не могут договориться друг с другом. Время от времени говорят о намечающейся консолидации, но затем все опять идет вспять.

Православная церковь считает, что нет никаких оснований разжигать в стране исламофобию, но в тоже время невозможно обойти вниманием реальные проявления религиозного фанатизма, который у нас присущ не одним мусульманам. Огульное обругивание ислама никак не способствует решению этой проблемы.

Русская православная церковь считает, что столь широкое распространение Ваххабизма в нашей стране в первую очередь является следствием противостояния мусульманских центров, которые в пылу междоусобной борьбы упустили из вида столь опасного для них всех внешнего врага. Вне всякого сомнения, пострадал и авторитет российского ислама в целом: большинство граждан нашей страны попросту не отличают Гайнутдина от Таджуддина, а немногие разбирающиеся в этом вопросе специалисты удивляются тому, что, по иронии судьбы, Талгата Таджуддина «отлучил от ислама» человек, бывший некогда его ближайшим учеником и сподвижником.

Вопреки сложившемуся среди части православных христиан и правоверных мусульман мнению, Русская православная церковь отнюдь не заинтересована в постоянных конфликтах внутри исламского сообщества России. Пережив за свою историю немало тяжелых расколов, Церковь может только сочувствовать традиционно дружественной ей мусульманской общине, переживающей сходные нестроения. И сейчас для Церкви особенно важно видеть исламское сообщество единым и сильным, поскольку только в таком виде оно способно вести полноценный межрелигиозный диалог и эффективно бороться с ваххабитскими группами, куда более опасными, чем имеющие христианские корни тоталитарные секты. Хотелось бы надеяться, что новый период в истории российского ислама не ухудшит христианско-мусульманских связей и не приблизит столь ожидаемое многими политологами «столкновение цивилизаций».

 

Заключение

 

Итак, если подводить итоги нашего исследования, то необходимо сказать следующее.

Ваххабизм прошел не очень большую, но очень кровавую историю, проделал огромную экстремистскую работу во всех регионах мира. Он добился своей цели - о нем узнал весь мир, но критика «чистого Ислама» превосходит всё ещё количество последователей этого ислама, и это не может не радовать не только православных христиан, но и всё просвещенное человечество.

Конечно, Ваххабизм изрядно эволюционировал, и возможно сегодняшних экстремистов, совершающих кровавые теракты на территории России можно назвать уже как-нибудь иначе, но всё же ваххабит это уже как-то привычнее и понятнее.

Сейчас нам пытаются многие политики, и даже религиозные деятели навязать мысль, что Ваххабизм и ислам - вещи разные. Но это не так. И многие ученые умы Русской православной церкви это подтверждают во всеуслышание. Так, например, один  известны, публицист и политолог   в своей статье в газете «Известия», сказал: «Может быть, терроризм - это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь именно Корана, а не книги о Винни-Пухе. И у истоков этого искажения стоят ученейшие исламские мужи (улемы), а не безграмотные арабские скинхеды. Исламский мир роднят с миром террора не плохие ученики, а отменные и популярные учителя!.. При таких масштабах террористическая проповедь - это болезнь уже всего исламского сообщества... И еще одна причина ответственности всего мусульманского мира за своих подонков в том, что изряднейшая часть мусульманского мира считает террористов не подонками, а героями... Мир ислама ответствен за исламский терроризм хотя бы тем, что отказывается увидеть эту свою ответственность...»[40]

И это вовсе не единичное мнение. Мир разделился на две половины - одна пытается с исламом дружить, другая его в лучшем случае опасается. Я не знаю людей, православных христиан, которые ратовали бы за мир с исламом, при чем многие из них не делают различий между ваххабитами или суфитами, для них любой человек, поклоняющийся полумесяцу и совершающий намаз - опасность.

Конечно, русская православная церковь никогда не будет призывать никого к убийствам за веру. Христианский Бог это, прежде всего Любовь во всех её проявлениях. И Русская православная церковь, насколько это в её силах и компетенции, пытается противостоять исламскому экстремизму, сохраняя любовь и мир как внутри своих рядов, так и во всем мире, а в ответ получает обвинения от мусульманских общин, страшно сказать в чем - в «Русском православном Ваххабизме». Именно так назвали деятельность казаков, охраняющих православные храмы Татарстана от посягательств «татарских националистов» Совет Безопасности Татарстана.

Но очень хотелось бы, чтобы русские люди вспомнили, в какой стране они живут. Глупо было бы обращать подобное исследование к жителям Чечни или того же вышеупомянутого Татарстана. Но Россия, Волга, Крым - это ведь земли, за которые проливали кровь наши деды и прадеды.

Россия - оплот православия, принявшая эту эстафету от Византии. И мы не имеем права сдаться на милость Ваххабизма или ислама - чего угодно. Мы должны отстоять чистоту своей веры, незыблемость православных традиций и догм.

Мы не должны смотреть спокойно, как русские девушки одевают хеджаб, но и воевать за свои права мы тоже не должны, потому что в этом случае мы уподобимся ваххабитам.

Вера, терпение и молитва, а так же мужество и принципиальность в вопросах веры - вот наш щит и меч. Мы должны брать пример с тех ребят, которые умирали и умирают в Чечне в страшных мучениях, отказавшись снять Православный Крест.

 


[1] Провинция или область в Османской империи, находившаяся под влиянием паши.

[2] Мамлюки - гвардия воинов-рабов тюркского и кавказского происхождения. В 1250 г. захватили власть в Египте и правили там до разгрома Мамлюкского султаната Османами в 1517 г., после чего Египет стал провинцией (пашалыком) Османской империи

[3] Шерифы - потомки пророка Мухаммеда. В рассматриваемый период правили Меккой и Хиджазской областью

[4] Эмир у мусульман - титул начальников независимых радов, потомков Магомета, с арабского переводится как "князь"

[5] Киселев К.А. Египет и государство Ваххабитов "Война в пустыне" (1811-1818 гг.). М., 2003. С. 32.

[6] Члены арабской династии фатимидов, основанной в 909 году Абу-Абд-Аллах-Хусейном, миссионером из-маилитов (приверженцы Измаила, правнука Фатимы)

[7] Династия эмиров, правившая в 1173-1237 гг. в Баалбеке (Сирия).

[8] Мухаммед Али - албанец по происхождению, родился в 1769 г. в македонском городе Кавалла. В 1801 г. он впервые появился в Египте как рядовой член отряда ополченцев-арнаутов (албанцев). Уже через два года он получил пост командира четырехтысячного отряда албанцев - одного из наиболее боеспособных воинских формирований в Египте.

[9] Сунниты - последователи суннизма, основного направления ислама, считающегося ортодоксальным. Сунниты признают обязательным источником веры (в дополнение к Корану) Сунну. Сунна (буквально поведение, обыкновение), священная книга мусульман, составленная в IX в. Сунна состоит из многих тысяч рассказов (хадисов) о поступках и суждениях основателя ислама пророка Мухаммеда и его сподвижников

[10]Мантаев Абу Загир. Ваххабизм и историко-религиозные аспекты его возникновения и распространения. //www.wahhabism.narod.ru/hist_and_relig_asp 1 html.

[11] от араб. кафир - неверный, неверующий, т. е. не мусульманин.

[12] Массэ А. Ислам: очерк истории. M., 1982. С. 52.

[13] Шииты - последователи шиизма (группа приверженцев), второго по значимости направления в исламе. Шиизм возник в Иране во второй половине VII в. Шииты, почитая Коран, не признают Сунну, не признают суннитских халифов, считая законными владыками мусульман имамов - потомков четвертого халифа Али и дочери Мухаммеда Фатимы. У шиитов популярен культ "святых мучеников", с которым решительно боролись ваххабиты

[14] "Лжехалифы" - так называли ваххабиты султанов Османской империи, отказываясь признавать их право на халифат.

[15] Панова В. Ф., Бахтин Ю. Б. Жизнь Мухаммеда. М., 1990. С. 38.

[16]Мантаев Абу Загир. Ваххабизм историко-религиозные аспекты его возникновения и распространения. //www.wahhabism.narod.ru/hist_and_relig_asp 1 .html.

[17]аль-Маудуди Абу Али. Ислам сегодня. М., 1992. С. 84.

[18] Цит. по: Еремеев Д. Е. Ислам: образ жизни и стиль мышления. М., 1990.С. 51.

[19] Першиц А. И. Хозяйство и общественно-политический строй Северной Аравии в XIX-первой трети XX в. Историко-этнографические очерки. M., 1961. С. 281.

[20] Васильев A.M. История Саудовской Аравии (1745-1973). М., 1982. С. 85.

[21] Першиц А.И. Хозяйство и общественно-политический строй Северной Аравии в XIX-первой трети XX в. Историко-этнографические очерки. М., 1961. С. 286-291.

[22] Дзуцев Х. В. Ваххабиты на северном Кавказе - религия, политика, социальная практика. //Вестник Российской академии наук. 1998 Т.68 №12. С. 1113-1116.

[23]Ислам // Энциклопедический словарь. M., 1991. С. 256.

[24] Коран (4:48). М.,1974.

[25] обвинение в неверии

[26]Тамими А. В. Книга единобожия. М., 1998. С. 119.

[27] Добаев И. П. Исламский радикализм: Генезис, эволюция, практика.//www.ippk.edu.mhost.ru/elibrary/elibrary/autors/aut 01/aut 01 05.htm.

[28] Млашенко A. B. Ваххабизм и ваххабиты: история и современность. М., 2002. С. 98.

[29] Коран (34:2). М., 1972.

[30] Коран(7:158). М., 1972.

[31] Коран (5:49). М.,1972.

[32] Бобровников В., Ярлыкапов А. Ваххабиты на Северном Кавказе. М., 1999. С. 21.

[33] Акаев В.Х. Суфизм и Ваххабизм на Северном Кавказе. Конфронтация или компромисс? Махачкала, 1999. С. 34.

[34] Шумилин В. Мечеть раздора//АиФ-Нижнее Поволжье. 1.03.1999. № 10.

[35]Крестьянское слово. М., 1999. Октябрь, № 40.

[36] Иванов А. В. Мусульмане против.//Поволжье 2005. № 189

[37] Силантьев Р. Новейшая история ислама в России. М., 2007. С.214-215.

[38] Там же. С. 221.

[39] Константинов Н. А. Ваххабизм или мусульманство // НГ Религии. 17.02.2002. №3

.