Печать PDF
Толкование на сто пятьдесять псалмов

Изъясненіе псалма 1-го
У Евреевъ не надписанъ. (1). Блаженъ мужъ, иже не иде на совѣтъ нечестивыхъ, и на пути грѣшныхъ не ста, и на сѣдалищи губителей не сѣде. Изъ сего не трудно усмотрѣть, что переводившіе божественныя Писанія, какія въ древности нашли у Евреевъ надписанія, тѣ и преложили на еллинскій языкъ. Ибо сей и слѣдующій за нимъ псаломъ, нашедши ненадписаннымъ, оставили безъ надписанія, не осмѣлившись къ словамъ Духа приложить что-либо отъ себя. Нѣкоторые изъ описывавшихъ содержаніе псалмовъ утверждали, что сей псаломъ содержитъ въ себѣ ученіе нравственное. А мнѣ кажется онъ не менѣе догматическимъ, сколько и нравственнымъ. Ибо содержитъ въ себѣ обвиненіе не только грѣшныхъ, но и нечестивыхъ, и совѣтуетъ непрестанно внимать Божественнымъ словесамъ, изъ которыхъ извлекаемъ не нравственную только, но и догматическую, пользу. Весьма прилично великій Давидъ собственному своему писанію предпоставилъ ублаженіе, подражая въ томъ Сыну своему и вмѣстѣ Владыкѣ, разумѣю Спасителя Христа, Который ученіе, преподанное священнымъ ученикамъ, началъ ублаженіями, сказавъ: блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное (Матѳ. 5, 3). Владыка же Христосъ, какъ человѣкъ, есть сынъ Давидовъ, по изреченію священнаго Евангелія: книга родства Іисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Матѳ. 1, 1); а какъ Богъ, есть Господь и Творецъ его; вотъ о семъ изреченіе самого Давида: рече Господь Господеви Моему: сѣди одесную Мене (Псал. 109, 1). Посему Давидъ ублажаетъ того, кто не пошелъ общимъ путемъ съ нечестивыми, не принялъ непремѣннаго совѣта грѣшныхъ (ибо сіе назвалъ онъ стояніемъ), и избѣгаетъ постояннаго развращенія губителей. Хотя названіе блаженнымъ есть наименованіе божественное (свидѣтель сему божественный Апостолъ, когда взываетъ: блаженный и единъ сильный, Царь царствующихъ и Господь господствующихъ (1 Тим. 6, 15), однако же Владыка Богъ имя сіе, какъ и другія имена, сообщилъ и людямъ. Ибо, именуясь вѣрнымъ (сказано: вѣренъ Богъ, имже звани бысте во общенiе Сына Его (1 Кор. 1, 9); и блаженный Моѵсей говоритъ: Богъ вѣренъ, и нѣсть неправды въ Немъ (Втор. 32, 4), и людей, пріемлющихъ несомнѣнно словеса Его, наименовалъ вѣрными. Подобно сему, будучи и именуясь Богомъ, сіе названіе сообщилъ Великодаровитый и людямъ, и говоритъ: Азъ рѣхъ: бози есте и сынове Вышняго вси: вы же яко человѣцы умираете (Псал. 81, 6-7). И такъ имя: блаженный есть плодъ усовершенія въ добродѣтели. Ибо, какъ и каждое занятіе въ жизни имѣетъ свою цѣль, и упражненіе въ борьбѣ — оливковые вѣнцы, военное дѣло — побѣды и побѣдные памятники, врачевство — здравіе и избавленіе отъ болѣзней, купечество — собраніе денегъ и пріумноженіе богатства; такъ и наука добродѣтели имѣетъ плодомъ и цѣлію Божественное ублаженіе. Но усматривая, что ублажается здѣсь только мужъ, никто да не подумаетъ, будто бы женскій полъ лишенъ ублаженія; потому что Владыка Христосъ, представивъ ублаженія мужей, не воспретилъ и женамъ пріобрѣтеніе добродѣтели. Слово Божіе вмѣстѣ съ мужами разумѣетъ и женъ; потому что глава жены мужъ, какъ говоритъ божественный Апостолъ (1 Кор. 11, 3). Съ главою же сочетаваются члены тѣла и радуются, когда увѣнчавается глава. Такъ и мы, обращая къ кому-либо рѣчь и именуя его любезною главою, не раздѣляемъ тѣлесныхъ членовъ, но подъ именемъ части привѣтствуемъ цѣлое. Не просто же Давидъ упомянулъ сперва о пути, потомъ о стояніи, и наконецъ о сѣденіи, а напротивъ того въ точности зная, что помыслъ, будетъ ли онъ худой или добрый, сперва приходитъ въ движеніе, а потомъ установляется, и послѣ сего принимаетъ нѣкое не поколебимое постоянство. Посему Пророкъ совѣтуетъ не допускать въ умъ какой-либо злочестивой мысли и не приступать къ дѣлу беззаконному. Нечестивыми же божественному Писанію обычно называть преданныхъ безбожію или многобожію, и грѣшными — вознамѣрившихся жить въ беззаконіи и возлюбившихъ жизнь развратную, а губителями — не себя только доводящихъ до погибели, но сообщающихъ пагубу и другимъ, подобно болѣзни, поражающей людей и скотовъ, которою заражаются приближающіеся къ нимъ. Посему слово повелѣваетъ бѣгать ихъ сонмищъ. Но для усовершенія въ добродѣтели недостаточно избѣгнуть только порока; сказано: уклонися отъ зла, и сотвори благо (Псал. 33, 15); и блаженный Исаія говоритъ: престаните отъ лукавствъ вашихъ, научитеся добро творити (Ис. 1, 16-17). Посему блаженный Давидъ весьма справедливо присовокупилъ:

(2). Но въ законѣ Господни воля его, и въ законѣ его поучится день и нощь. Надобно не только гнушаться сказаннымъ выше, но день и ночь внимать Божію закону, того желать, что внушаетъ божественный законъ, и согласно съ нимъ располагать собственную свою жизнь. Ибо такъ законоположилъ и Богъ всяческихъ, чрезъ Моѵсея говоря: слова закона сего да будутъ всегда въ устахъ твоихъ, въ нихъ поучайся, сѣдяй и востая, и лежа, и идый путемъ. И навяжеши я на руку твою, и да будутъ непоколеблема предъ очима твоима (Втор. 6, 7-8). Потомъ Пророкъ показываетъ произрастающій изъ сего плодъ. Ибо говоритъ:

(3). И будетъ, яко древо насажденное при исходищахъ водъ, еже плодъ свой дастъ во время свое, и листъ его не отпадеть, и вся, елика аще творитъ, успѣетъ; потому что потоки Божественнаго Духа дѣйствуютъ подобно водному орошенію. Какъ воды цвѣтущими дѣлаютъ насажденныя при нихъ дерева; такъ Духъ сообшаетъ силу приносить божественные плоды. Посему-то Владыка Христосъ ученіе Свое наименовалъ водою. Ибо говоритъ: аще кто жаждетъ, да пріидетъ ко Мнѣ и піетъ (Іоан. 7, 37); вода, юже Азъ дамъ ему, будетъ источникъ воды живой текущія въ животъ вѣчный (Іоан. 4, 14); и еще: вѣруяй въ Мя, якоже рече Писанiе, рѣки отъ чрева его истекутъ воды живы (Іоан. 7, 38). А также говоритъ и женѣ самарянской: піяй отъ воды сея вжаждется паки, а иже піетъ отъ воды, юже Азъ дамъ ему, не вжаждется во вѣки (Іоан. 4, 13. 14). Такъ и чрезъ Пророка Исаію говоритъ: Я дамъ въ жаждѣ ходящимъ въ безводней; отверзу на горахъ источники, и на холмахъ рѣки напоити родъ Мой избранный, люди Моя, яже снабдѣхъ (Ис. 41, 18; 43, 20-21). Поэтому и блаженный Давидъ обучающагося Божественнымъ словесамъ справедливо уподобилъ деревамъ, насажденнымъ на берегахъ при водѣ, у которыхъ всегда зелены листья, и которыя благовременно приносятъ плоды, потому что подвижники добродѣтели, хотя плоды трудовъ собираютъ въ будущей жизни, однако же и здѣсь, какъ бы нѣкія листья, постоянно нося въ себѣ благую надежду, зеленѣютъ и радуются, и въ услажденіи духа переносятъ тяжесть трудовъ. И великодаровитый Владыка всегда содѣйствуетъ усердію ихъ, потому что любящимъ Бога, какъ говоритъ божественный Апостолъ, вся поспѣшествуютъ во благое (Рим. 8, 28). Посему-то и блаженный Давидъ сказалъ: и вся, елика аще творитъ, успѣетъ. Ибо отъ Господа, говоритъ онъ, стопы человѣку исправляются, и пути его восхощетъ зѣло (Псал. 36, 23). Но не просто, а съ великою точностію, сказано у него: вся. Ибо, запретивъ сперва всѣ виды порока, и показавъ совершенство Божественныхъ законовъ, потомъ уже присовокупилъ: вся, елика аще творитъ, успѣетъ, зная, что таковый, соглашая волю свою съ Божественымъ закономъ, не захочетъ сдѣлать что либо вопреки закону, такъ какъ сказано: въ законѣ Господни воля его. Такимъ образомъ, возбудивъ чрезъ сіе къ добродѣтели и обучивъ совершенному любомудрію, Пророкъ подкрѣпляетъ подвижниковъ и представленіемъ противнаго, и говоритъ:

(4). Не тако нечестивіи, не тако. Усугубленіемъ отрицанія яснѣе показываетъ противоположность. Но яко прахъ, его же возметаетъ вѣтръ отъ лица земли. Подвижники добродѣтели, орошаемые Божественными словесами, вѣчно зеленѣютъ и приносятъ благовременный плодъ, а нечестивые, попираемые непріязненными духами, уподобляются праху, который удобно туда и сюда носится противными вѣтрами.

(5). Сего ради не воскреснутъ нечестивіи на судъ, ниже грѣшницы на совѣтъ праведныхъ. Съ великою точностію все изложилъ Всесвятый Духъ. Не сказалъ: не воскреснутъ нечестивiи, но на судъ не воскреснутъ, то-есть, воскреснутъ, но не на судъ, а на осужденiе; потому что не имѣютъ нужды въ обличенiи, и нечестiе ихъ явно, ожидаютъ же одного наказанiя. Какъ приводятъ въ судилище не для того, чтобы обличить, но чтобы произнести надъ ними согласный съ законами приговоръ: такъ проведшiе жизнь въ нечестiи немедленно по воскресенiи понесутъ наказанiе, и не на судъ будутъ приведены, но услышатъ приговоръ къ казни. И тѣ, которые отступили отъ злочестивыхъ ученiй, но вели беззаконную жизнь, поставлены будутъ вдали отъ сонма праведныхъ. Ибо слово: совѣтъ Акила и Ѳеодотiонъ перевели: собранiе, а Симмахъ: стеченiе.

(6). Яко вѣстъ Господъ путь праведныхъ, и путь нечестивыхъ погибнетъ, то есть праведный судiя и до суда все знаетъ, и не имѣетъ нужды ни въ доказательствахъ, ни въ обличенiяхъ. А потому, воздавая каждому по достоинству, однихъ удостоитъ прославленiя и вѣнцевъ, а другихъ пошлетъ на вѣчное мученiе.

Изъясненіе псалма 2-го
Не надписанъ у Евреевъ. Заключивъ первый псаломъ упоминаніемъ о нечестивыхъ, имъ опять начинаеть Давидъ и вторый псаломъ, научая, что предсказанный предъ симъ конецъ нечестивыхъ постигнетъ воставшихъ съ неистовствомъ противъ Спасителя, царей и князей, Іудеевъ и язычниковъ. Ибо во второмъ псалмѣ предрекаетъ страданія по человѣчеству и царство Владыки Христа, а вмѣстѣ и предвѣщаетъ призваніе язычниковъ, и оплакиваетъ невѣріе Іудеевъ. Ибо слова: вскую шаташася языцы приличны сѣтующему о неразуміи и порицающему оное. Къ изъясненію же псалма не нужно намъ многихъ словъ, когда богомудрый Петръ, первоверховный изъ Апостоловъ, далъ на него толкованіе въ книгѣ Дѣяній, царями и князьями наименовавъ Ирода, и Понтія Пилата, первосвященниковъ и книжниковъ; потому что Пилатъ посланъ былъ римскимъ царемъ дѣйствовать его властію, и Иродъ былъ въ то время правителемъ Іудеевъ; и какъ одинъ въ подчиненіи у себя имѣлъ Іудеевъ, такъ другой — воиновъ изъ язычниковъ. Но, сошедшись вмѣстѣ и злоумысливъ Владычнюю смерть, совѣщались они вотще и суетно, бывъ не въ силахъ содѣлать забвеннымъ Распятаго ими; потому что, воскреснувъ въ третій день, сталъ Онъ обладателемъ вселенной. Весьма же кстати и совершенно справедливо Пророкъ слова: поучишася тщетнымъ сочеталъ съ словомъ: людіе [1], потому что Іудеи составили лукавый умыселъ на Спасителя, и о семъ свидѣтельствуетъ Священное Евангеліе, научая, что изшедше Фарисеи совѣтъ пріяша Нань, како Его погубятъ (Марк. 3, 6). Свидѣтельствуетъ и Каіафа, говоря: уне есть, да единъ человѣкъ умретъ, а не весь языкъ погибнетъ (Іоан. 11, 49). А слово: шаташася Акила перевелъ: восшумѣли, Симмахъ же: мятутся. Поелику слово это отнесено къ лицу язычниковъ, то сіе подаетъ мысль, что поелику Іудеи представили Іисуса Пилату какъ бы нѣкіимъ похитителемъ царской власти, и неоднократно говорили, что должно предать Его смерти, то Пилатъ противъ воли произнесъ смертный приговоръ, боясь вѣроятно отпустить Іисуса, чтобы за это не возникло противъ него самаго какого-либо обвиненія. Ибо, какъ сказалъ блаженный Лука: начаху Нань вадити глаголюще: Сего обрѣтохомъ развращающа языкъ нашъ, и возбраняюща Кесареви дань даяти, глаголюща Себѣ Христа быти (Лук. 23, 2).

(1). Вскую шаташася языцы и людіе поучишася тщетнымъ? (2). Предсташа царіе земстіи, и князи собрашася вкупѣ на Господа и на Христа Его? Слово: языцы употребляетъ Пророкъ не съ членомъ (τὰ ἔϑνη), чтобы не подать тебѣ мысли, будто бы включаетъ сюда всѣхъ, но безъ члена (ἔϑνη), наводя мысль твою на нѣчто частное. Поелику Іудеи, взявъ Іисуса Христа, предали Его язычникамъ, то Давидъ спрашиваетъ: какая была тому причина, или что такое сдѣлалось, почему народъ Божій пришелъ противъ Него въ движеніе, и предалъ Его въ руки язычникамъ?

(3). Расторгнемъ узы Ихъ, и отвержемъ отъ насъ иго Ихъ. Ибо сказано: иже не чтитъ Сына, не чтитъ и Отца (Іоан. 5, 23). И не безъ причины за игомъ Сына свергаютъ съ себя иго Отца. Но мнѣ кажется, что Пресвятый Духъ увѣровавшимъ повелѣваетъ сказать это: расторгнемъ узы ихъ, т. е. узы нечестивыхъ язычниковъ, и отвержемъ отъ себя иго ихъ, т. е. иго беззаконныхъ Іудеевъ, воспріимемъ же на себя благое иго Христово; потому что таково Господне слово: возмите иго Мое на себе: иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Матѳ. 11, 29-30).

(4). Живый на небесѣхъ посмѣется имъ, и Господь поругается имь; потому что пригвожденный и преданный ими смерти, какъ сущій на небесахъ и все содержащій, содѣлаетъ тщетными и суетными совѣты ихъ. Отецъ же Его и Владыка всѣхъ предастъ ихъ достойному наказанію.

(5). Тогда возглаголетъ къ нимъ гнѣвомъ Своимъ, и яростію Своею смятетъ я. И сихъ словъ истолкованію научаетъ самое исполненіе на дѣлѣ; потому что римское войско, напавъ на Іудеевъ, опустошило городъ, сожгло храмъ, большую часть изъ нихъ предало смерти, а тѣхъ, которые избѣжали убійства, сдѣлавъ плѣнниками, поработило. Надлежитъ же обратить вниманіе на то, что Пророкъ здѣсь упоминаеть одно за другимъ два Лица, и во первыхъ Лице Господа и Христа; ибо сказано на Господа и на Христа Его, а потомъ Лице Живущаго на небѣ и Господа; ибо сказано: живый на небесѣхъ посмѣется имь, и Господь поругается имъ. Да и въ послѣдствіи Пророкъ соблюлъ тотъ же образъ представленія.

(6). Азъ же поставленъ есмь Царь отъ Него. Здѣсь должно остановиться, и потомъ присовокупить: надъ Сіономъ горою святою Его.

(7). Возвѣщаяй повелѣніе Господне. Потому что царствуетъ не надъ горою только Сіономъ, но надъ видимымъ и невидимымъ, и надъ всею тварію. На горѣ же Сіонѣ и въ Іудеѣ приходящимъ къ Нему предложилъ Божественное Свое ученіе, и пріявшіе сіе ученіе, повинуясь Божественнымъ Его повелѣніямъ, потоки онаго изліяли въ цѣлую вселенную. Ибо сказано: шедше научите вся языки (Матѳ. 28, 19). Сіе же: Азъ поставленъ есмь Царь отъ Него, говоритъ по человѣчству; ибо какъ Богъ, Онъ имѣетъ царство по самой природѣ; а какъ человѣкъ, пріемлетъ помазаніе на царство. А что, какъ Богъ, имѣетъ Онъ безначальную державу, сему научаетъ тотъ же самый Пророкъ, говоря: престолъ Твой Боже въ вѣкъ вѣка, жезлъ правости, жезлъ царствія Твоего (Псал. 44, 7). Блаженный Павелъ говоритъ, что псаломъ сей изреченъ о Сынѣ (Евр. 1, 8). Впрочемъ, какъ Богъ, имѣетъ Онъ царство, а какъ человѣкъ, пріемлетъ оное. Подобно сему, именуясь Вышнимъ, какъ Богъ, вознесенъ Онъ, какъ человѣкъ. И Давидъ, провозглашая Божественную высоту, говоритъ: и да познаютъ, яко имя Тебѣ Господь, Ты единъ вышній по всей земли (Псал. 82, 19). И Захарія говоритъ Іоанну: и ты отроча, Пророкъ Вышняго наречешися (Лук. 1, 76). О высотѣ же по человѣчеству учитъ блаженный Павелъ, говоря: тѣмже и Богъ Его превознесе, и дарова Ему имя, еже паче всякаго имени (Флп. 2, 9). И имя: Сынъ единородный прежде вѣковъ имѣлъ Богъ-Слово какъ сродное Ему по существу, однако же, имѣя, какъ Богъ, наименованіе Сына, пріемлетъ оное и какъ человѣкъ. Посему и въ настоящемъ псалмѣ Пророкъ присовокупилъ, говоря:

(7). Господь рече ко Мнѣ: Сынъ Мой еси Ты, Азъ днесь родихъ Тя. Изреченіе сіе всякій вѣрующій ученію Божественнаго Духа да не относитъ къ божеству Владыки Христа; потому что объ ономъ, какъ слышимъ, Богъ всяческихъ вѣщаетъ чрезъ Давида: изъ чрева прежде денницы родихъ Тя (Псал. 102, 3). Посему, какъ человѣкъ, пріемлетъ и сказанное выше, какъ человѣкъ, слышитъ и присовокупляемое:

(8). Проси отъ Мене, и дамъ Ти языки достояніе Твое, и одержаніе Твое концы земли. Ибо, какъ Богъ, Онъ Творецъ всего: вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть (Іоан. 1, 3); и: Тѣмъ создана быша всяческая видимая и невидимая (Кол. 1, 16). А если Онъ — Владыка и Творецъ всяческихъ; то Онъ — Владыка и Господь сотвореннаго Имъ. Впрочемъ, и по естеству будучи Владыкою, какъ Богъ, пріемлетъ владычество надъ всѣмъ, какъ человѣкъ. И поелику древле промышлялъ, по-видимому, только объ Іудеяхъ, какъ сказано: и бысть часть Господня людіе Іаковъ, уже наслѣдія его Израиль (Втор. 32, 9); народъ же іудейскій отверженъ, какъ ни мало не воспользовавшійся Божіимъ о немъ попеченіемъ; то справедливо промыслительность Свою обращаетъ на язычниковъ не какъ нерадѣвшій о нихъ древле, но какъ исполняющій Моѵсеево пророчество; потому что Моѵсеево это изреченіе: возвеселитеся языцы съ людми Его (Втор. 32, 43). Можно найдти и событіе, соотвѣтствующее пророчеству. Ибо увѣровавшихъ изъ Іудеевъ, не двѣнадцать только Апостоловъ, но седмдесятъ учениковъ, и тѣхъ сто двадесять собранныхъ вкупѣ, къ которымъ обращалъ рѣчь Свою блаженный Петръ (Дѣян. 1, 16), и тѣхъ пятьсотъ, которымъ Господь по воскресеніи, по словамъ божественнаго Павла, явился въ одно время (1 Кор. 15, 6), и тѣ три тысячи, и тѣ пять тысячъ, которыхъ мрежею своей проповѣди уловилъ верховный изъ Апостоловъ (Дѣян. 2, 41; 4, 4), и тѣ многія тмы, о которыхъ говорилъ великій Іаковъ: видиши ли, брате, колико темъ есть Іудей вѣровавшихъ (Дѣян. 21, 20), всѣхъ этихъ и сверхъ того всѣхъ Іудеевъ увѣровавшихъ въ цѣлой вселенной, наименовавъ людьми святыми, и чрезъ нихъ уловивъ всѣ народы, Господь исполняетъ пророчество, въ которомъ сказано: веселитеся языцы съ людми Его, а сверхъ того исполняетъ и собственное Свое прореченіе, которое изрекъ Іудеямъ, сказавъ: и ины овцы имамъ, яже не суть отъ двора сего: и тыя Ми подобаетъ привести. И гласъ Мой услышатъ: и будетъ едино стадо, и единъ пастырь (Іоан. 10, 16). Сіе сказано и въ настоящемъ псалмѣ: проси отъ Мене, и дамъ Ти языки достояніе Твое, и одержаніе Твое концы земли. Но мнѣ приходитъ на мысль плакать о невѣріи Іудеевъ, которые, слыша пророчество, ясно упоминающее о концахъ земли, и зная, что, кромѣ единаго происшедшаго отъ Давида по плоти Владыки Христа, ни одинъ изъ царей ихъ не пріобрѣталъ такого владычества, слѣпотствуютъ очами ума своего, изрекающее о семъ пророчество осяжутъ яко слѣпіи стѣну, и яко суще безъ очесъ осязати будутъ (Ис. 59, 10). Потому и угрожаетъ имъ пророческое слово:

(9). Упасеши я жезломъ желѣзнымъ, и яко сосуды скудельничи сокрушиши я, то-есть сокрушишь римскимъ царствомъ, которое Даніилово пророчество въ переносномъ смыслѣ называетъ желѣзнымъ, по его крѣпости и несокрушимости. Сокрушаетъ же на подобіе сосудовъ, сдѣланныхъ изъ бренія. Ибо, когда отреклись имѣть Его Единаго царемъ, и громогласно вопіяли, говоря: не имамы царя токмо Кесаря (Іоан. 19, 15), поставилъ надъ ними просимаго ими Кесаря, и отъ воинства Кесарей понесли они наказаніе за нечестіе. Если же кто думаетъ, что сказано это не объ Іудеяхъ, но объ язычникахъ; то надобно разумѣть такъ: упасетъ язычниковъ жезломъ желѣзнымъ, Своимъ крѣпкимъ и несокрушимымъ царствомъ, и сокрушитъ ихъ какъ сосуды скудельника, растворяя и возсозидая банею пакибытія (Тит. 3, 5), сообщитъ имъ крѣпость огнемъ Духа. Такъ, предрекши о семъ, блаженный Давидъ увѣщаваетъ наконецъ и царей, и подчиненныхъ, прибѣгнуть къ Спасителю, съ любовію принять спасительные законы, и въ изученіи и преподаваніи оныхъ находить для себя пользу. Ибо гоговоритъ:

(10). И нынѣ царіе разумѣйте: накажитеся вси судящіи земли; потому что надъ всѣми нами царемъ Тотъ, о Комъ древле думали, что обладаетъ Онъ только Іудеями.

(11). Работайте Господеви со страхомъ, и радуйтеся Ему съ трепетомъ. Ибо должно не на одно человѣколюбіе надѣяться, но веселясь и радуясь о спасеніи, страшиться и трепетать соединеннаго съ человѣколюбіемъ правосудія. Ибо сказано: мняйся стояти, да блюдется, да не падетъ (1 Кор. 10, 12). Когда, имѣя страхъ владычній, будемъ дѣлать, чтò должно, больше причинъ къ веселію будемъ имѣть въ сдѣланномъ нами; потому что пріобрѣтемъ благую совѣсть, которая доставитъ намъ великую радость. Сказано же: съ трепетомъ, то-есть, съ сокрушеніемъ, чтобы радость Божія не превратилась въ радость мірскую.

(12). Пріимите наказаніе, да не когда прогнѣвается Господь, и погибните отъ пути праведнаго. Ибо для совершенства не достаточно одно пріобрѣтеніе Боговѣдѣнія, но надобно упражняться и въ дѣятельной добродѣтели, прилѣпившись къ которой, пойдете путемъ непогрѣшительнымъ.

Егда возгорится вскорѣ ярость Его, блажени вси надѣющіися на-Нь. Ибо во время суда, когда пороки ваши, подобно удобовозгарающемуся веществу, какъ огнь воспламенятъ Божественный гнѣвъ, будете вы вдали отъ пути праведныхъ, неся наказаніе за то, въ чемъ согрѣшили во время сей жизни. Но истинно и твердо возложившіе упованіе на Бога пріимутъ тогда плодъ надежды — блаженство. Ибо Пророкъ говоритъ: блажени вси надѣющіися на-Нь. Если подвижники добродѣтели ублажаются и въ настоящей жизни, тѣмъ несомнѣннѣе пріимутъ блаженство въ тотъ день, въ который жившіе въ лукавствѣ привлекутъ на себя Божій гнѣвъ.

Примѣчаніе:
[1] То-есть народъ Божій.

Изъясненіе псалма 3-го
(1). Псаломъ Давиду, внегда отбѣгаше отъ лица Авессалома сына своего. Хотя исторія сія извѣстна болѣе рачительнымъ, однако же перескажу ее кратко для нерадивыхъ. Великій Давидъ, по совершеніи онаго сугубаго беззаконія, подпалъ многимъ и различнымъ бѣдствіямъ. Не только сосѣдственные народы подвиглись на противоборство и войну, но и самый домъ его далъ въ себѣ мѣсто мятежу, беззаконіе слѣдовало за беззаконіемъ, за непотребствомъ Амнона убійство Авессалома, за братоубійствомъ востаніе противъ отца и отпаденіе подданныхъ. Пока промышляла о Давидѣ Божественная благодать, ничто это не приближалось къ нему. Когда же за учиненное имъ преступленіе благодать отступила; порокъ занялъ ея мѣсто, произвелъ достойное слезъ, и произрастилъ много бѣдствій. Въ сіе-то время, спасаясь бѣгствомъ отъ сына и отъ тѣхъ, которые вмѣстѣ съ этимъ сыномъ подняли противъ него оружіе, написалъ онъ псаломъ сей; потому что, по причинѣ принесеннаго имъ теплаго покаянія, воздѣйствовалъ въ немъ тогда Божій Духъ.

(2). Господи, что ся умножиша стужающіи Ми? Мнози возстаютъ на мя: (3). Мнози глаголютъ души моей: нѣсть спасенія ему въ Бозѣ его. Отвсюду нападаетъ на меня много и всякихъ враговъ. Но болѣе огорчаютъ меня насмѣхающіеся, и утверждающіе, что лишенъ я Твоего промышленія. А я знаю, что не потерпишь оставить въ небреженіи и меня, тяжко согрѣшившаго. Напротивъ того, содѣлавшагося нынѣ по причинѣ грѣха униженнымъ вознесешь и покажешь побѣдителемъ враговъ. Ибо сіе выразилъ онъ, сказавъ:

(4). Ты же Господи, заступникъ мой еси, слава моя, и возносяй главу мою. Не на царство, не на владычество возлагаю я упованіе, но вѣрую, что Ты — моя слава, и надѣюсь, что Твоею десницею скоро буду вознесенъ.

(5). Гласомъ моимъ ко Господу воззвахъ, и услыша Мя отъ горы святыя Своея. Посему-то со всѣмъ усердіемъ приношу тебѣ моленіе, зная, что вскорѣ исполнишь сіи прошенія. Подъ воззваніемъ должно разумѣть здѣсь не гласъ и не вопль, но душевное усердіе. Ибо блаженному Моѵсею, хотя онъ и молчалъ, такъ говорилъ Богъ всяческихъ: что вопіеши ко Мнѣ (Исх. 14, 15), называя молчаніе воплемъ, по причинѣ усердной умной молитвы. Сказано же: услыша мя отъ горы святыя Своея, сообразно съ принятымъ въ древности мнѣніемъ. Ибо тогда думали, что Богъ всяческихъ обитаетъ въ скиніи; потому что тамъ давалъ и отвѣты іереямъ.

(6). Азъ уснухъ, и спахъ, востахъ, яко Господь заступитъ мя. Божественное Писаніе часто бѣдствія называетъ ночью; потому что впадшіе въ великія горести представляютъ себя какъ бы пребывающими во тьмѣ. А съ понятіемъ ночи соединено неразрывно понятіе сна. Посему Давидъ означаетъ вмѣстѣ и скорби и избавленіе отъ скорби. Ибо сіе даютъ видѣть слова: востахъ, яко Господь заступитъ мя, то-есть, воспользовавшись Божіею помощію, препобѣдилъ я поразившія меня бѣдствія. Потому

(7). Не убоюся отъ темъ людей окрестъ нападающихъ на мя. (8). Воскресни Господи, спаси мя Боже мой. Если Ты со мною, сего достаточно, чтобы разсыпать мнѣ многія тьмы. Яко ты поразилъ еси вся враждующія ми всуе: зубы грѣшниковъ сокрушилъ еси. Поэтому даруй мнѣ совершенное спасеніе, и какъ неоднократно наказывалъ Ты за неправду имѣвшихъ ко мнѣ несправедливую непріязнь, и единоплеменниковъ и иноплеменниковъ, и Израильтянъ, и Амалекитянъ, и даже самого Саула; такъ и нынѣ сподоби меня спасенія. Слова же: зубы грѣшниковъ сокрушилъ еси, значатъ: лишилъ ихъ всей крѣпости; образъ выраженія заимствованъ отъ звѣрей, которые, если лишены зубовъ, нимало не опасны и удобно одолѣваются.

(9). Господне есть спасеніе, то-есть, не имѣю надежды на человѣка, но отъ Тебя ожидаю спасенія, и не я одинъ ожидаю, но ожидаетъ и народъ Твой, со мною подвергающійся нападенію враговъ. Имѣю же попеченіе и о нападающихъ врагахъ, потому что и они именуются Твоимъ народомъ. Поэтому и тѣмъ и другимъ даруй, Владыка, благословеніе мира. Ибо сіе выразилъ Давидъ, сказавъ:

И на людехъ Твоихъ благословеніе Твое. Ибо и блаженный Моѵсей въ числѣ благословеній поставилъ миръ. Находимъ же и въ исторіи, что блаженный Давидъ имѣлъ великое попеченіе о народѣ и о самомъ сынѣ, покушавшемся на жизнь отца, и заботился болѣе о мирѣ, нежели о побѣдѣ надъ народомъ.

Изъясненіе псалма 4-го
(1). Въ конецъ въ пѣснехъ, псаломъ Давиду. Вмѣсто въ конецъ Акила и Ѳеодотіонъ перевели: Побѣдодавцу, а Симмахъ: побѣдный. Выраженіе же: вь конецъ означаетъ, что предсказываемое пророчествомъ исполнится послѣ въ отдаленныя времена. И Пророкъ въ концѣ псалма предвозвѣстилъ воскресеніе мертвыхъ, сказавъ: въ мирѣ вкупѣ усну и почію: яко Ты, Господи единаго на упованіи вселилъ мя еси (9). Согласно же съ переводомъ прочихъ, настоящій псаломъ въ побѣдную пѣснь Побѣдодавцу Богу приносится блаженнымъ Давидомъ по одержанной побѣдѣ надъ Авессаломомъ. Ибо думаютъ, что псаломъ сей изреченъ по окончаніи оной войны. Въ предыдущемъ псалмѣ блаженный Давидъ сказалъ: мнози глаголютъ души моей: нѣсть спасенія ему въ Бозѣ его (3); а въ семъ говоритъ: сынове человѣчестіи, доколѣ тяжкосердіи? вскую любите суету, и ищете лжи (3)? И увѣдите, яко удиви Господь преподобнаго Своего (4). Посему въ настоящемъ псалмѣ недугующихъ безбожіемъ, которые не полагаютъ, что есть надъ всѣми Назирающій и всѣмъ Управляющій, научаетъ, что Богъ промышляетъ и управляетъ дѣлами человѣческими.

(2). Внегда призвати ми, услыша мя Богъ правды моея. То-есть, познайте изъ того, что было со мною, какъ бдительно Богъ всяческихъ печется о судьбѣ человѣческой, и выслушиваетъ призывающихъ Его искренно. Едва принесъ я молитву свою, какъ получилъ уже просимое. Выраженіе: правды моея Пророкъ употребилъ вмѣсто словъ: справедливаго моего прошенія. Ибо Давиду, по его образу мыслей, не свойственно было бы свидѣтельствовать о своей правдѣ и добродѣтели. Далѣе, слова сіи сходны съ тѣмъ, что сказано Богомъ чрезъ Исаію: тогда воззовеши, и услышу тя, и еще глаголющу ти, реку: се пріидохъ (Ис. 58, 9).

Въ скорби распространилъ мя еси. Хотя Богъ всяческихъ попускаетъ, обыкновенно, святымъ встрѣчать горестное, однако же по упражненіи и испытаніи прославляетъ подвижниковъ, даже во время искушеній доставляетъ имъ всякое утѣшеніе. Сему и здѣсь научаетъ великій Давидъ, а именно, что въ самыхъ скорбяхъ пользовался онъ Божіею помощію и утѣшеніемъ. Подобно сему изреченное Богомъ всяческихъ божественному Павлу: довлѣетъ ти благодать Моя: сила бо Моя въ немощи совершается (2 Кор. 12, 9).

Ущедри мя, и услыши молитву мою. Праведный не знаетъ сытости въ молитвѣ; но, когда и въ нуждѣ онъ, когда и благоволеніемъ пользуется и пожинаетъ плоды молитвы, все продолжаетъ приносить моленія, какъ знающій, какая будетъ отъ сего польза.

(3). Сынове человѣчестiи, доколѣ тяжкосердіи? вскую любите суету и ищете лжи? Изъ совершившагося со мною познайте, люди, что Правитель всяческихъ и надзираетъ надъ дѣлами человѣческими, и подаетъ просимое тѣмъ, которые приступаютъ къ Нему со тщаніемъ, отринувъ суетные свои помыслы.

(4). Увѣдите, яко удиви Господь преподобнаго Своего, Господь услышитъ мя внегда воззвати ми къ Нему. Ибо не только избавилъ меня отъ постигшихъ бѣдствій, но содѣлалъ чрезъ побѣду славнымъ и знаменитымъ (сіе Пророкъ выразилъ словомъ: удиви), и продолжаетъ непрестанно внимать молитвамъ моимъ. Опять слово: преподобный употребилъ здѣсь вмѣсто: неповинный и несдѣлавшій никакой обиды нападающимъ на него, но отъ нихъ терпящій обиду. Справедливо же невѣрующихъ, которые не желаютъ возвести взоръ къ Богу, не хотятъ усматривать Божественнаго домостроительства, назвалъ тяжкосердыми, уподобляя ихъ людямъ, у которыхъ голова отягчена въ опьяненіи парами поднимающимися снизу вверхъ, и которые принуждены смѣжать очи, и не могутъ открыть ихъ.

(5). Гнѣвайтеся. Здѣсь должно остановиться, и потомъ читать остальное: и не согрѣшайте. Вы гнѣваетесь и негодуете, видя, что несправедливо востаюшіе на васъ благоденствуютъ; но не увеличивайте зла зломъ, покушаясь увѣрить и другихъ, будто бы все происходитъ безъ порядка и управленія. Надобно поступать противнымъ сему образомъ, и самимъ себѣ давать ночью отчетъ въ грѣхахъ, совершенныхъ днемъ.

Яже глаголете въ сердцахъ вашихъ, на ложахъ вашихъ умилитеся. Поелику ночное время, свободное отъ внѣшнихъ безпокойствъ, много доставляетъ тишины помысламъ; то не безъ причины повелѣлъ въ это время производить испытаніе того, что сказано или сдѣлано днемъ, и узаконилъ врачевать раны врачевствомъ умиленія.

(6). Пожрите жертву правды, и уповайте на Господа. И сими словами отметаетъ подзаконное служеніе, какъ излишнее, узаконяетъ же приносить жертву правды; потому что пріобрѣтеніе правды съ присоединеннымъ къ ней упованіемъ на Бога пріятнѣе Богу и ста и тысячи воловъ. Многіе язычники и Іудеи и противомудрствующіе еретики, упражняются иногда и въ цѣломудріи, и въ правдѣ, но, будучи лишены благочестія, не получаютъ оттого никакого плода. По сему-то Всесвятый Духъ чрезъ божественнаго Давида повелѣваетъ, не только приносить жертву правды, но и уповать на Господа. Такъ и Владыка Христосъ говоритъ ученикамъ Своимъ: Азъ есмь лоза истинная, и Отецъ Мой дѣлатель есть. Всяку розгу о Мнѣ не творящую плода, изметъ ю (Іоан. 15, 1. 2). Сказалъ не просто: не творящую плода, но: о Мнѣ не творящую плода, то-есть, по Моимъ заповѣдямъ, по Моимъ законоположеніямъ, съ вѣрою въ Меня, потому что иные, и не исповѣдуя Его, ради славы человѣческой, заботятся, повидимому, о добродѣтели.

(7). Мнози глаголютъ: кто явитъ намъ благая? Подразумѣваетъ тѣхъ, которыхъ назвалъ тяжкосердыми; потому что негодуютъ они при встрѣчающихся съ ними горестяхъ, не вѣруютъ въ промышленіе Божіе, и осмѣливаются говорить это. Знаменася на насъ свѣтъ лица Твоего Господи. (8). Далъ еси веселіе въ сердцѣ моемъ. Хотя такъ разсуждаютъ они и говорятъ, но мы, пріявъ озареніе Твоего Боговѣдѣнія и просвѣщенные лучами Твоего свѣта, даже въ самыхъ постигшихъ насъ бѣдствіяхъ имѣемъ достаточное утѣшеніе — надежду на Тебя.

Отъ плода пшеницы, вина, и елеа своего умножишася. Снова обвиняетъ тѣхъ, которые говорятъ: кто явитъ намъ благая? Потому что, столькими благами наслаждаясь еще въ настоящей жизни, страждутъ неблагодарностію. Но у Пророка мысль сія прервана; мнози глаголютъ: кто явитъ намъ благая? Отъ плода пшеницы, вина, и елеа своего уможишася, то-есть, тѣ, которые говорять это, наслаждаются всякаго рода земными плодами. Ибо подъ сими тремя видами, полезными для человѣческаго рода, необходимо разумѣлъ онъ и прочія блага, обличая ихъ неблагопризнательность; потому что, въ рукахъ у себя имѣя Божіи дары и обильно наслаждаясь благами отъ Бога, какъ бы ни чѣмъ не пользуясь, осмѣливаются говорить: кто явитъ намъ благая? Но я, воспользовавшись Твоимъ свѣтомъ и пріобрѣтши вѣдѣніе.

(9). Въ мирѣ вкупѣ усну и почію: яко Ты Господи единаго на упованiи вселилъ мя еси. Отгнавъ отъ себя всякій мятежъ и раздвоеніе помысловъ, и приведя ихъ въ мирное положеніе, научивъ такимъ образомъ мудрствовать о благомъ Твоемъ Промыслѣ, въ надеждѣ воскресенія, приму я и смерть. Ибо сномъ назвалъ здѣсь смерть. Весьма кстати, ведя рѣчь о Промыслѣ, съ памятованіемъ о смерти совокупилъ надежду. Поелику многіе, подвергшись злоключеніямъ въ настоящей жизни, терпя обиды отъ лукавства живущихъ съ ними, достигаютъ конца жизни, не получивъ ни малаго пособія; то великій Давидъ учитъ не огорчаться, потому что съ смертію соединена надежда, и по смерти будетъ воздаяніе.

Изъясненіе псалма 5-го
(1). Въ конецъ [1] о наслѣдствующемъ [2] псаломъ Давиду. Такъ перевели сіе надписаніе и прочіе. Посему явно, что наслѣдствующею Слово Божіе называетъ вообще Церковь Божію, а въ частности душу, живущую благочестно. Ибо, какъ слышимъ, и Господь говоритъ въ Священномъ Евангеліи: пріидите благословеннiи Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ царствіе отъ сложенiя міра (Матѳ. 25, 34). И божественный Павелъ говоритъ тоже: Духъ спослушествуетъ духови нашему, яко есмы чада Божія. Аще же чада, и наслѣдницы: наслѣдницы убо Богу, снаслѣдницы же Христу: если съ Нимъ страждемъ, да и съ Нимъ прославимся (Рим. 8, 16. 17); и еще: тѣмже уже нѣси рабъ, но сынъ: аще ли же сынъ, и наслѣдникъ Божій Іисусъ Христомъ (Гал. 4, 7). Но въ Божественномъ Писаніи можно найдти и иныя многія подобныя мѣста, руководствуясь которыми въ состояніи будемъ уразумѣть смыслъ сего псалма.

(2). Глаголы моя внуши Господи, разумѣй званіе мое. (3). Вонми гласу моленія моего, Царю мой и Боже мой. Церковь Божія, а также и каждая возлюбившая благочестивую жизнь душа, будучи отвсюду обуреваема многими треволненіями, преодолѣваетъ ихъ и спасается отъ бури, непрестанно взывая о Божіей помощи. Въ семъ наставляетъ насъ и пророческое слово, научая, какъ надлежитъ неотступно просить и умолять Бога и Царя всяческихъ. Учитъ же сему, говоря: глаголы моя внуши Господи, разумѣй званіе мое, вонми гласу моленія моего. Слово: званіе должно понимать, не какъ взываніе, и слово: уши не какъ уши, потому что божественному Писанію обычно выражаться о Богѣ всяческихъ чувственнымъ образомъ и Божественныя силы называть именами человѣческихъ членовъ, напримѣръ: зрѣніе — очами, слышаніе — ушами, а также и все прочее. Званіемъ же называетъ Пророкъ усердіе молящихся и ревностную умную молитву. А слово: внуши, значитъ: слова молитвы моей да внидутъ во уши Твои, благоволительно выслушай мои моленія, и вникни въ слова прошенія моего; ибо знаю, что Ты Богъ и Царь.

Яко къ Тебѣ помолюся Господи. (4). Заутра услыши гласъ мой: заутра предстану Ти, и узриши мя. Въ твердой надеждѣ, что пріимешь мои моленія, едва появляется свѣтъ, отрясши сонъ съ вѣждей, предстою, какъ предъ Царя и предъ Владыку, принося Тебѣ прошеніе. Не всякій же можетъ сказать Богу всяческихъ: предстану Ти, и узриши мя, но развѣ кто, подобно великому Иліѣ, по дерзновенію заслуженному житіемъ, смѣетъ небоязненно говорить: живъ Господь, Емуже предстою предъ Нимъ днесь (3 Цар. 17, 1).

(5). Яко Богъ не хотяй беззаконія Ты еси: не приселится къ Тебѣ лукавнуяй. (6) Ниже пребудутъ беззаконницы предъ очима Твоима. Ты пріемлешь мои прошенія и призираешь на умоляющаго; потому что отвергаешь всякое беззаконіе, совершенно отвращаешься отъ пребывающихъ въ лукавствѣ, гнушаешься всѣми возлюбившими жизнь беззаконную. Ибо Пророкъ присовокупилъ:

Возненавидѣлъ еси вся дѣлающія беззаконіе. (7). Погубиши вся глаголющія лжу: мужа кровей и льстива гнушается Господь. Давидъ представилъ списокъ пороковъ, показывая, что все это противно Божіей волѣ. Ибо не только запрещаетъ лукавство, беззаконіе, ложь, коварство и убійство, но гнушается и дѣлателями оныхъ, если не хотятъ они прибѣгнуть къ покаянію. Означаетъ же симъ тѣхъ, которые въ различныя времена возставали на Церковь, и не могли одолѣть ее, по запрещенію самого Бога Спасителя нашего. Ибо сказано: врата адова не одолѣютъ ей (Матѳ. 16, 18). Сіе же даетъ разумѣть и псаломъ.

(8). Азъ же множествомъ милости Твоея, вниду въ домъ Твой, поклонюся ко храму святому Твоему въ страсѣ Твоемъ. Пользуясь Твоимъ человѣколюбіемъ, при охраненіи Твоею десницею, въ храмѣ посвященномъ славѣ Твоей, приношу Тебѣ непрестанное поклоненіе, всегда соблюдая въ себѣ страхъ Твой; потому что не могу оставить онаго, возложивъ упованіе на Твое человѣколюбіе.

(9). Господи, настави мя правдою Твоею, врагъ моихъ ради исправи предъ Тобою путь мой. Въ нѣкоторыхъ спискахъ читается: предо мною путь мой; но то и другое чтеніе заключаетъ въ себѣ благочестивую мысль. Ибо, если нашъ путь будетъ исправленъ предъ Богомъ, то не извѣдаемъ опасности заблудиться; и если Божій путь исправится предъ нами, то съ готовностію притечемъ къ нему, и пойдемъ симъ путемъ. Посему наслѣдствующая проситъ наставить ее правдою Божіею, исправить и облегчить ей путь, чтобы удобно было идти. Такой смыслъ далъ словамъ симъ Симмахъ; потому что вмѣсто: исправи сказалъ: уравняй. Да и самъ Христосъ, какъ слышимъ, говоритъ чрезъ Пророкъ Исаію: будутъ стропотная въ право, и острая въ пути гладки (Ис. 40, 4). И блаженный Давидъ сказалъ въ другомъ псалмѣ: отъ Господа стопы человѣку исправляются, и пути его восхощетъ зѣло (Псал. 36, 23). Рѣчь же наслѣдствующей исполнена смиренномудрія; потому что проситъ она исправить путь не ради ея правды, но по причинѣ враговъ, живущихъ въ злочестіи и несправедливо на нее нападающихъ. Потомъ Пророкъ подробно описываетъ лукавыя ихъ начинанія.

(10). Яко нѣсть во устѣхъ ихъ истины; то есть, непрестанно оскверняютъ языкъ ложью.

Сердце ихъ суетно. Словамъ ихъ соотвѣтствуютъ и помыслы, съ устами въ согласіи и мысль.

Гробъ отверстъ гортань ихъ. Закрытые гробы въ себѣ таятъ зловоніе, а гробы отверстые распространяютъ изъ себя великое зловоніе. И они изрыгаютъ таковыя слова, исполненныя всякаго нечестія и зловонія. А подъ симъ разумѣетъ Пророкъ хулы ихъ на Бога, и слова непотребныя и вольномысленныя.

Языки своими лщаху. (11). Суди имъ Боже. Произносимаго устами ихъ еще хуже то, что таятъ они внутри себя; потому что, поступая коварно, готовятъ тысячи замысловъ противъ ближнихъ.

Да отпадутъ отъ мыслей своихъ, по множеству нечестія ихъ изрини я. Поэтому пусть будутъ приведены на судъ Твой, Владыка, не успѣютъ въ томъ, что злоумышляютъ на насъ, дознаютъ же на опытѣ, что ткутъ они паутинную ткань, и понесутъ наказаніе достойное ихъ замысловъ.

Яко преогорчиша Тя Господи. Ибо противъ Тебя воздвигли они брань, ополчившись на преданныхъ Тебѣ.

(12). И да возвеселятся вси уповающіи на Тя, во вѣкъ возрадуются, и вселишися въ нихъ. А сіе, то есть, не гибель враговъ ихъ, но Твое промышленіе, исполнитъ веселія увѣровавшихъ въ Тебя, доставитъ имъ вѣчное наслажденіе; они убѣдятся чрезъ сіе, что Ты въ нихъ обитаешь, и ходишь, и дѣлаешь ихъ освященнымъ храмомъ.

И похвалятся о Тебѣ любящіи имя Твое. (13). Яко Ты благословиши праведника Господи. Поелику Твое благословеніе и промышленіе ограждаютъ служителей Твоихъ; то посвятившіе себя на то, чтобы имъ быть любителями имени Твоего, высоко цѣня Твою попечительность, повѣдають могущество Твое. Такъ говоритъ и блаженный Павелъ: хваляйся, о Господѣ да хвалится (1 Кор. 1, 31).

Яко оружіемъ благоволенія вѣнчалъ еси насъ. Благоволеніемъ Божественное Писаніе именуетъ благую Божію волю. Таково изреченіе: благоволилъ еси Господи землю Твою (Псал. 84, 2), то есть, землѣ Твоей ниспослалъ блага; и у блаженнаго Павла сказано: по благоволенію хотѣнія Своего (Ефес. 1, 5), то есть, по благому Своему изволенію. Посему и здѣсь говоритъ: благое Твое изволеніе и великая Твоя къ намъ любовь и приверженность содѣлались для насъ побѣдоноснымъ оружіемъ и побѣднымъ вѣнцемъ.

Примѣчанія:
[1] По Слав. переводу въ надписаніи сего псалма недостаетъ сего выраженія: въ конецъ.
[2] Въ греч. переводѣ седмидесяти читается: ὑπὲρ τῆς κληρονομούσης — о наслѣдствующей.

Изъясненіе псалма 6-го
(1). Въ конецъ, въ пѣснехъ о осмомъ, псаломъ Давиду. Осмымъ пророческое слово называетъ будущее состояніе. Поелику настоящая жизнь круговращается въ седми дняхъ недѣли; время, начинаясь первымъ днемъ седмицы и оканчиваясь седьмымъ, снова возвращается къ первому дню, и такимъ образомъ доходитъ до седмаго; то вѣкъ, который внѣ сего седмидневнаго числа, слово Божіе справедливо наименовало осмымъ. Упоминается же въ семъ псалмѣ о смерти и о судѣ. Почему Пророкъ и сдѣлалъ такое надписаніе. Ибо говоритъ: 6) нѣсть въ смерти поминаяй Тебе, во адѣ же кто исповѣстся Тебѣ? То есть, дверь покаянія заключена для отшедшихъ отсюда. И тѣмъ, которые въ настоящей жизни не воспользовались врачевствомъ покаянія, невозможно исповѣданіе о грѣхѣ своемъ принести Богу тамъ. Слова сіи подтверждаетъ и притча о дѣвахъ. Ибо узнаемъ изъ оной, что юродивыя дѣвы съ угасшими свѣтильниками остались внѣ дверей брачнаго чертога, и хотя ударяли въ двери, но были отосланы и лишены входа въ чертогъ. Женихъ сказалъ имъ: идите прочь, не вѣмъ васъ (Матѳ. 25, 12). Посему-то блаженный Давидъ, по совершеніи сугубаго онаго грѣха, приноситъ Богу сію молитву, прося исцѣлить его, потому что въ той жизни не имѣетъ уже мѣста врачевство покаянія.

(2). Господи, да не яростію Твоею обличиши мене, ниже гнѣвомъ Твоимъ накажеши мене. Умоляетъ не о томъ, чтобы не быть обличеннымъ, но чтобы не яростію обличилъ его Богъ, проситъ не о томъ, чтобы не быть наказаннымъ, но чтобы не отъ гнѣва Божія терпѣть наказаніе. Накажи меня, говоритъ, отечески, а не какъ судія, какъ врачъ, а не какъ истязатель. Не соразмѣряй наказанія со грѣхомъ, но раствори правосудіе человѣколюбіемъ.

(3). Помилуй мя Господи, яко немощенъ есмь. Подобныя слова приличны согрѣшившимъ. Если предшествуетъ немощь; то преодолѣваетъ насъ грѣхъ. Если не будетъ немоществовать нашъ разумъ: то не возмятутся страсти. Когда возница крѣпокъ, искусно поворачиваетъ и правитъ коней; они не будутъ метаться въ стороны.

Исцѣли мя Господи, яко смятошася кости моя, (4). И душа моя смятеся зѣло. Костями Пророкъ называетъ здѣсь помыслы. Поелику кости по природѣ тверды и поддерживаютъ собою тѣло; то въ переносномъ смыслѣ наименовалъ костями помыслы, которыми водится живое существо. Смятеніе ихъ, говоритъ Давидъ, возмутило и поколебало меня. Потому умоляю, даруй мнѣ извѣдать Твое человѣколюбіе и отъ Него получить исцѣленіе.

И Ты, Господи доколѣ? (5). Обратися Господи, избави душу мою, спаси мя ради милости Твоея. Не въ видѣ жалобы говоритъ: доколѣ, а какъ страждущій умоляетъ поспѣшить помощію. Но весьма прилично присовокупилъ: ради милости Твоея. Не на себя уповаю, говоритъ онъ, не своей праведности приписываю Твою помощь, но молю сподобить ея по милости Твоей. Сказано же: обратися Господи въ значеніи: внемли мнѣ, и не отвращай лица Твоего отъ меня. Образъ рѣчи заимствованъ отъ тѣхъ, которые, когда гнѣваются, отвращаются и не хотятъ смотрѣть на провинившихся.

(6). Яко нѣсть въ смерти поминай Тебе, во адѣ же кто исповѣстся Тебѣ? Посему умоляю сподобить меня врачеванія въ настоящей жизни. Ибо знаю, что отшедшимъ изъ сей жизни въ язвахъ не будетъ уже подано никакого врачеванія; потому что для нихъ не имѣетъ мѣста врачевство покаянія.

(7). Утрудихся воздыханіемъ моимъ, измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу. Знаю, что велико и тяжко, въ чемъ прегрѣшилъ я, но непрестанно проливаю слезы, и оплакиваю грѣхи, на которые отважился, и оскверненное беззаконіемъ ложе мое омываю всегда слезами, стараясь очистить оное ими, даже, если получу и прощеніе, не перестану дѣлать сего. Ибо это значатъ слова: измыю и омочу на всяку нощь ложе мое.

(8). Смятеся отъ ярости око мое. Отъ негодованія Твоего, Господи, помутилось самое зрѣніе ума моего. Ибо окомъ наименовалъ здѣсь разумъ, почему и упомянулъ объ одномъ окѣ.

Обетшахъ во всѣхъ вразѣхъ моихъ. Всего тягостнѣе для меня, говоритъ Пророкъ, укоризны враговъ. Онѣ-то изнуряютъ, разслабляютъ меня, причиняютъ мнѣ преждевременную старость.

(9). Отступите отъ мене вси дѣлающіи беззаконіе, яко услыша Господь гласъ плача моего. (10). Услыша Господь моленіе мое. Господь молитву мою пріятъ. Да не издѣваются болѣе надо мною тѣ, которые не видятъ собственныхъ своихъ беззаконій, но посмѣваются моимъ прегрѣшеніямъ. Ибо сподобился я Божія благоволенія, и чтò испрошено мною, тѣмъ удостовѣренъ, что Богь не воззритъ на прегрѣшенія мои, но даруетъ мнѣ прощеніе.

(11). Да постыдятся и смятутся вси врази Мои, да возвратятся и устыдятся зѣло вскорѣ. Поэтому зная сіе, перестаньте наносить мнѣ укоризны, но, приведя себѣ на мысль собственныя свои беззаконія, исполнитесь стыда, смущенія и смятенія; потому что судъ Божій праведенъ и весьма страшенъ.

Изъясненіе псалма 7-го
(1). Псаломъ Давиду, егоже воспѣтъ Господеви о словесѣхъ Хусіевыхъ, сына Іеменіина. Блаженный Давидъ, спасаясь бѣгствомъ отъ преступнаго сына, нашелъ себѣ помощникомъ Хусія, который убѣдилъ Авессалома, не слѣдовать внушенію Ахитофелову и не тотчасъ преслѣдовать отца, но собрать весь народъ, и тогда уже ополчиться на родителя. И Ахитофелъ, встревожившись и крайне оскорбившись, что совѣтъ Хусіевъ предпочтенъ его совѣту, сдѣлался самоубійцею, и кончилъ жизнь петлею. А божественный Давидъ, воспользовавшись симъ замедленіемъ въ нападеніи, нашелъ время бѣжать, и спасся. Посему псаломъ сей, какъ нѣкую пѣснь и молитву, приноситъ Спасителю Богу, присоединяетъ же и наставленіе тѣмъ, которые терпятъ отъ кого-либо обиду, совѣтуя имъ возлагать упованіе на Бога и отъ Него ожидать помощи, а дѣлающихъ обиды устрашая напоминаніемъ о праведномъ судѣ Божіемъ.

(2). Господи Боже мой, на Тя уповахъ, спаси мя отъ всѣхъ гонящихъ мя, и избави мя. (3). Да не когда похититъ яко левъ душу мою, не сущу избавляющу, ниже спасающу, то есть, не уповая ни на какую человѣческую помощь, и храня единую надежду на Тебя, умоляю сподобить Твоего промышленія; потому что боюсь, чтобы угрожающіе мнѣ войною, наступивъ на меня подобно дикому звѣрю, и нашедши оставленнымъ безъ Твоего Промысла, не погубили меня совершенно.

(4). Господи Боже мой, аще сотворихъ сіе. Потомъ яснѣе представляетъ сказанное имъ: аще есть неправда въ руку моею. И показывая, какой видъ неправды разумѣетъ здѣсь, немедленно присовокупляетъ:

(5). Аще воздахъ воздающимъ ми зла: да отпаду убо отъ врагъ моихъ тощь. (6). Да поженетъ убо врагъ душу мою, и да постигнетъ, и поперетъ въ землю животъ мой, и славу мою въ персть вселитъ. У добродѣтели много видовъ, не цѣломудріе только и благоразуміе, но и мужество и справедливость. Посему Давидъ свидѣтельствуетъ здѣсь не о томъ, что достигъ онъ высокой добродѣтели, но что, не сдѣлавъ ни малѣйшей обиды врагамъ, не справедливо терпитъ отъ нихъ гоненіе. Не только, говоритъ, самъ я не начиналъ обиды, но даже никогда не соглашался мстить обидѣвшимъ. Многократно имѣя у себя въ рукахъ Саула, не воздалъ ему за несправедливую непріязнь. Посему умоляю Тебя, Владыка, премудро все вѣдущаго, судить меня правдиво, и если сдѣлалъ я когда что-либо подобное, лишить меня Своей попечительности (ибо сіе выражаетъ словами: да отпаду убо отъ врагъ моихъ тощь), и отдать меня въ руки непріязненнымъ, чтобы не только лишили меня дарованныхъ мнѣ Тобою славы и царства, но и предали поносной смерти. Ибо сіе разумѣлъ, сказавъ: славу мою въ персть вселитъ.

(7). Воскресни Господи гнѣвомъ Твоимъ, вознесися въ концахъ врагъ моихъ. Симмахъ перевелъ: раздраженіемъ, Ѳеодотіонъ: яростію, Акила: нетерпѣливостію. Посему Давидъ умоляетъ праведнаго Судію не долготерпѣнiе показать, но изречь праведный приговоръ, и наложить наказаніе на дѣлающихъ обиды. Ибо употребилъ слово: воскресни въ значеніи: не оказывай болѣе долготерпѣнія. Подобно сему выраженіе: востани, вскую спиши Господи (Псал. 43, 24)? Ибо и тамъ сномъ назвалъ долготерпѣніе; и еще: воскресни Господи, помози намъ (Псал. 43, 27). Теперь время не человѣколюбію, но праведному гнѣву. Посему положи предѣлъ врагамъ моимъ, остановивъ неправедное ихъ нашествіе.

И востани Господи Боже мой повелѣніемъ, имже заповѣдалъ еси. Ты узаконилъ защищать обижаемыхъ. Посему Самъ исполни, Владыка, что заповѣдалъ дѣлать другимъ, и подай мнѣ помощь Твою.

(8). И сонмъ людей обыдетъ Тя: и о томъ на высоту обратися. Когда явленъ будетъ сей Промыслъ Твой, всѣ вознесутъ Тебѣ пѣснопѣніе, и наименуютъ Тебя Богомъ Вышнимъ, потому что надъ всѣмъ надзираешь, и достойное наказаніе налагаешь на дѣлающихъ обиды. Ибо сказанное: на высоту обратися, значитъ: Ты, высочайшій по естеству, но многими невѣдомый, попечительностію объ обижаемыхъ покажи, Кто Ты. Потомъ пророчественно изрекаетъ Давидъ:

(9). Господь судитъ людемъ. Разсудитъ не мое только дѣло, но и весь человѣческій родъ.

Суди ми Господи по правдѣ моей и по незлобѣ моей на мя. Не себѣ приписалъ правдивость божественный Давидъ въ словахъ сихъ. Ибо слышимъ, что противное сему взываетъ онъ: яко беззаконія моя азъ знаю, и грѣхъ мой предо мною есть выну (Псал. 50, 5); и: рѣхъ, исповѣмъ на Мя беззаконіе мое Господеви (Псал. 31, 5). Напротивъ того разумѣетъ здѣсь справедливость въ настоящемъ дѣлѣ. Ничѣмъ, говоритъ, не обидѣлъ я ни Авессалома, ни Ахитофела, ни вооружившихся съ нимъ противъ меня. Посему умоляю судить меня по этой правдѣ и по незлобію, а не по содѣяннымъ уже мною прегрѣшеніямъ. Прошу настоящее дѣло разсудить одно само по себѣ, и не наказывать теперь за другіе грѣхи.

(10). Да скончается злоба грѣшныхъ, и исправиши праведнаго. Вмѣсто: да скончается Симмахъ поставилъ: да свершится. Если злоба живущихъ порочно окажется суетною; то питомцы добродѣтели съ большимъ усердіемъ совершатъ предлежащій имъ путь.

Испытаяй сердца и утробы Боже. (11). Праведная помощь моя отъ Бога спасающаго правыя сердцемъ. Утробами Пророкъ именуетъ здѣсь помыслы. Поелику въ утробахъ возбуждаются похотливыя пожеланія, отъ нихъ же потомъ возникаютъ помыслы вожделѣнiя; то въ переносномъ смыслѣ помыслы и назвалъ утробами. Посему, говоритъ, Вѣдущій сокровенные помыслы ума человѣческаго, окажетъ мнѣ справедливую помощь, какъ обычно Ему дѣлать сіе; потому что всегда защищаетъ обижаемыхъ. За симъ устрашаетъ уже Пророкъ живушихъ въ злобѣ, указуя на праведныя наказанія, и предвѣщаетъ гибель Ахитофелу.

(12). Богъ судитель праведенъ, и крѣпокъ, и долготерпѣливъ, и не гнѣвъ наводяй на всякъ день. Онъ имѣетъ человѣколюбіе, по которому долго терпитъ человѣческiя прегрѣшенія; потому что, если и видитъ, что люди отъ онаго не пріобрѣтаютъ пользы, все еще медля наказаніемъ, устрашаетъ ихъ пока угрозами. Но если, и симъ пренебрегши, все еще будутъ они грѣшить, немедленно уже, по всей справедливости, предаетъ ихъ конечной пагубѣ. Сіе и выразилъ Пророкъ въ присовокупляемыхъ словахъ:

(13). Аще не обратитеся, оружіе Свое очиститъ, лукъ Свой напряже, и уготова и, (14). И въ немъ уготова сосуды смертныя. Это еще не наказаніе, но угроза. Пророкъ сказалъ: очиститъ, а не поразитъ; лукъ напряже, а не стрѣлы мещетъ. И извѣщая, что въ нѣкоторыхъ повергаетъ и стрѣлы, тотчасъ присовокупилъ; стрѣлы Своя сгараемымъ содѣла. Которые пріяли въ себя удобосгараемое вещество грѣха, наздавъ, какъ говоритъ божественный Павелъ, дрова, сѣно, тростiе (1 Кор. 3, 12), тѣ будутъ поражены сими огненосными стрѣлами.

(15). Се болѣ неправдою — Ахитофелъ, внушившій эту лукавую мысль. Зачатъ болѣзнь, и роди беззаконiе. По злобѣ, готовой на всякую крайность, вооружилъ онъ беззаконнаго сына противъ отца, который не сдѣлалъ никакой обиды.

(16). Ровъ изры, и ископа и, и падетъ въ яму, юже содѣла. (17). Обратится болѣзнь его на главу его, и на верхъ его неправда его снидетъ. Запутается въ собственныхъ сѣтяхъ своихъ, получитъ награду за труды свои, и уловленъ будетъ мрежами, какія разставилъ для уловленія другихъ.

(18). Исповѣмся Господеви по правдѣ Его, и пою имени Господа Вышняго. А я, сподобившись такого Божія Промысла, непрестанно буду пѣснословить Благодѣтеля, повѣдая правдивость суда.

Изъясненіе псалма 8-го
(1). Въ конецъ о точилѣхъ, псаломъ Давиду. Надобно знать, что въ каждомъ псалмѣ, въ которомъ Седмьдесять употребили выраженіе: въ конецъ, Акила и Ѳеодотіонъ переводили: Побѣдодавцу, а Симмахъ: побѣдное. Такъ и сей Псаломъ въ побѣдную пѣснь приносится Побѣдодавцу Богу, сокрушившему врага и местника діавола, и окончательно освободившему людей отъ его мучительства. Точилами же Пророкъ называетъ церкви, потому что и Господь именуется виноградною лозою. Ибо Самъ сказалъ въ Священномъ Евангеліи: Азъ есмь лоза истинная (Іоан. 15, 1). Съ нея собирая грозды, вѣрующіе уготовляютъ таинственное вино. Великимъ же служитъ сіе обвиненіемъ невѣрію Іудеевъ. Ибо они, слыша о множествѣ точилъ, и ясно зная, что имъ дано было единое нѣкое точило, вѣрнѣе же сказать не точило, а предточиліе (сказано: предточиліе ископахъ въ Немъ, и ждахъ, да сотворитъ гроздіе, и сотвори терніе – Ис. 5, 2), не хотятъ уразумѣть, что ветхое прекратилось, явилась же благодать Новаго Завѣта, призывающая ко спасенію всѣхъ людей. Посему-то не по ветхому закону, не при единомъ жертвенникѣ, іереи ввергаютъ въ точило плоды человѣческіе, но тмочисленные, превышающіе всякое число, воздвигнуты алтари повсюду на землѣ и морѣ. Яснѣе показываетъ это восемьдесять третій псаломъ; потому что и оный имѣя надписаніемъ: о точилѣхъ, упомянулъ о многихъ алтаряхъ. Въ немъ сказано: коль возлюбленна селенія Твоя Господи силъ. Желаетъ и скончавается душа моя во дворы Господни (Псал. 83, 2-3), и чрезъ нѣсколько словъ: олтари Твоя Господи силъ (Псал. 83, 4). И осмый псаломъ, надписанный о точилѣхъ, предрекаетъ спасеніе вселенной, показываетъ попечительность Божію о людяхъ, и предсказываетъ вочеловѣченіе Единороднаго.

(2). Господи Господь нашъ, яко чудно имя Твое по всей земли, яко взятся великолѣпіе Твое превыше небесъ. Частица: яко употреблена здѣсь не для сравненія, но для утвержденія рѣчи. Имя Твое, Владыка, говоритъ Пророкъ, громогласно пѣснословится. Всѣ именуютъ Тебя Творцемъ неба и земли. Сказанное же: взятся великолѣпіе Твое превыше небесъ, означаетъ: всѣ познали, что Ты владычествуешь надъ небомъ и землею и надъ всѣмъ. Хотя Самъ Ты всегда имѣлъ великолѣпіе, но не всегда сіе вѣдомо было людямъ. Подобное сему предрекаетъ и блаженный Аввакумъ. Ибо, сказавъ: Богъ отъ юга пріидетъ, и Святый изъ горы прiосѣненныя, присовокупилъ: покры небеса добродѣтель Его, и хваленія Его исполнь земля (Авв. 3, 3). Да и самъ Богъ, явившись Іакову, когда вопрошалъ объ имени, изрекъ: вскую вопрошаеши ты имене Моего, еже чудно есть (Быт. 32, 29)?

(3). Изъ устъ младенецъ и ссущихъ совершилъ еси хвалу, врагъ твоихъ ради, еже разрушити врага и местника. Тѣмъ особенно и показалъ Ты силу Свою, что посредствомъ людей, необучавшихся человѣческой мудрости, но по простотѣ своей уподоблявшихся груднымъ младенцамъ, сокрушилъ онаго лукаваго мучителя, который, будучи всегда непріязненъ Тебѣ Богу, и по враждѣ къ Тебѣ обольщая людей, еще какъ грозный какой-то судія подвергаетъ ихъ наказанію за обольщеніе. Такъ, настроивъ Ахитофела подать этотъ совѣтъ, предалъ его смерти самоубійствомъ. Такъ, вооруживъ Іуду на предательство, въ награду за послушаніе воздалъ ему петлею. Истинность пророчества сего можно познать изъ исторіи. Ибо въ Священномъ Евангеліи негодовавшимъ Іудеямъ, что дѣти, предшествуя съ вѣтвями, говорили: осанна въ вышнихъ: благословенъ грядый во имя Господне, Владыка Христосъ отвѣтствовалъ: нѣсте ли чли: изъустъ младенецъ и ссущихъ совершилъ еси хвалу (Матѳ. 21, 9. 16)? Почему и дѣти сiи осуждаютъ непризнательный Іудейскій народъ, этого, подобно діаволу, врага и местника; потому что и сей народъ, преступая всегда законъ Божій, и дѣлая противное Божіимъ повелѣніямъ, потомъ какъ бы подвизаясь за Законодателя, распялъ Владыку Христа, называя Его противникомъ Божіимъ и нарушителемъ закона.

(4). Яко узрю небеса, дѣла перстъ Твоихъ, луну и звѣзды, яже Ты основалъ еси. Въ доказательство величія Твоего, Владыка, достаточно и стихій, неба, луны, земли, солнца и ихъ благоустройства и благолѣпія. Но Твой Промыслъ, простирающійся и на ничтожныхъ человѣковъ, гораздо болѣе проповѣдуетъ неизреченное Твое человѣколюбіе.

(5). Что есть человѣкъ, яко помниши его? Или сынъ человѣчь, яко посѣщаеши его? Сіе сказано уже не о созданiи, а о промышленiи. Не говоритъ Пророкъ: яко создалъ еси, но: яко помниши и посѣщаеши. Въ другомъ же мѣстѣ яснѣе въ достоплачевныхъ чертахъ изображаетъ ничтожность естества человѣческаго. Ибо, говоритъ, человѣкъ суетѣ уподобися: дніе его яко сѣнь преходятъ (Псал. 143, 4). И еще: человѣкъ яко трава, дніе его яко цвѣтъ сельный, тако оцвѣтетъ: яко духъ пройде въ немъ, и не будетъ, и не познается ктому мѣсто его (Псал. 102, 15-16). Можно найдти тысячи и другихъ подобныхъ мѣстъ въ Божественныхъ Писаніяхъ, низлагающихъ человѣческую гордыню. Потому и здѣсь пророческое слово въ удивленіи взываетъ: что есть человѣкъ, яко помниши его? Или сынъ человѣчь, яко посѣщаеши его? И не только привелъ въ бытіе, но и даровалъ благобытіе, и не престаешь помнить, и посѣщаешь недугующаго.

(6) Умалилъ еси малымъ чимъ отъ Ангелъ. Здѣсь Пророкъ привелъ себѣ на память опредѣленіе, произнесенное по преступленіи, потому что человѣкъ умаленъ предъ Ангелами смертностію.

Славою и честію вѣнчалъ еси его: (7). И поставилъ еси его надъ дѣлы руку Твоею. А сіе пріяло естество наше по вочеловѣченіи Бога и Спасителя нашего. Ибо благодатію есте спасени, говоритъ божественный Апостолъ: и съ Нимъ воскреси, и спосади на небесныхъ во Христѣ Іисусѣ (Ефес. 2, 5. 6).

Вся покорилъ еси подъ нозѣ Его: (8). Овцы и волы вся, еще же и скоты польскія. (9). Птицы небесныя и рыбы морскія, преходящія стези морскія. Точнымъ доказательствомъ Твоего человѣколюбія и могущества служитъ и то, что униженное естество человѣческое исполнилъ Ты толикой мудрости, и человѣкъ господствуетъ не только надъ животными земными, но и надъ птицами и рыбами и надъ живущими въ водѣ и на сушѣ, придуманными имъ способами уловляетъ и на высотѣ и на глубинѣ, подчиняетъ себѣ и летающихъ по воздуху и скрывающихся въ водахъ. И какъ владычество надъ симъ даровано вообще всѣмъ людямъ, такъ Божіе Слово, воспріявъ начатокъ нашего естества, содѣлавъ его собственнымъ Своимъ храмомъ, и наименовавъ собственною Своею плотію, совершивъ неизреченное единеніе, возсѣло превыше всякаго начальства и власти и господства и всякаго имени, именуемаго не точiю въ вѣцѣ семъ, но и во грядущемъ. И вся покори подъ нозѣ свои (Ефес. 1, 21-22), не овецъ и воловъ всѣхъ, но всю видимую и невидимую тварь какъ свидѣтельствуетъ о семъ божественный Апостолъ, ясно взывая: умаленнаго малымъ чимъ отъ Ангелъ видимъ Іисуса, за пріятіе смерти, славою и честію вѣнчанна (Евр. 2, 9). И нѣсколько выше говоритъ: вся покорилъ еси подъ нозѣ Его (Евр. 2, 8). И въ посланіи къ Коринѳянамъ сказано: внегда же рещи, яко вся покорена суть Ему, явѣ, яко развѣ Покоршаго Ему вся (1 Кор. 15, 27). Ибо одно несозданное естество, какъ свободное, изъято отъ сего покоренія. Естество же отъ несозданнаго пріявшее бытіе, какое бы оно ни было, видимое или невидимое, подчинено Владыкѣ Христу, и какъ Богу и какъ человѣку. Такую честь пріяло естество человѣческое отъ Бога всяческихъ. Почему Пророкъ въ заключеніи псалма повторилъ самое начало (10): Господи Господь нашъ, яко чудно имя Твое по всей земли.

Изъясненіе псалма 9-го
(1). Въ конецъ о тайныхъ [1] сына, псаломъ Давиду. Симмахъ перевелъ: побѣдная пѣснь о смерти сына; Акила: побѣдодавцу сына юности; а Ѳеодотіонъ: о цвѣтушей юности сына. Поэтому всѣ, упомянувъ согласно о сынѣ, научаютъ тѣмъ насъ, что и сей псаломъ содержитъ въ себѣ пророчество о побѣдѣ надъ смертію Владыки Христа; потому что, небоязненно и мужественно побѣдивъ грѣхъ, и смерти не давъ ни малаго повода къ уловленію Себя, сокрушилъ ея державу. Сокровенною же назвали Седмьдесятъ тайну сію; потому что она сокрыта была отъ всѣхъ прочихъ и отъ самыхъ Апостоловъ. Свидѣтель сему — Евангелистъ. Поелику Господь неоднократно говоритъ имъ: се восходимъ во Іерусалимъ, и Сынъ человѣческій преданъ будетъ на пропятіе, и убіютъ Его, и въ третій день воскреснетъ; то Евангелистъ присовокупилъ: и сіе было сокровенно отъ очей ихъ (Лук. 18, 31-34). Посему и блаженный Павелъ взываетъ; глаголемъ премудрость Божiю, въ тайнѣ сокровенную, юже никтоже отъ князей вѣка сего разумѣ: аще бо быша разумѣли, не быша Господа славы распяли (1 Кор. 2, 7. 8); и еще: тайну сокровенную отъ вѣкъ и отъ родовъ (Кол. 1, 26). Посему Седмьдесятъ справедливо смерть Сына наименовали тайною.

(2). Исповѣмся Тебѣ Господи всѣмъ сердцемъ моимъ, повѣмъ вся чудеса Твоя. (3). Возвеселюся и возрадуюся о Тебѣ: пою имени Твоему Вышній. Совершеннымъ свойственно Богу предоставлять все сердце и Ему посвящать весь умъ. Ибо сказано: возлюбиши Господа Бога твоего отъ всего сердца твоего и отъ всея души твоея, и всею крѣпостiю твоею, и всѣмъ помышленіемъ твоимъ (Лук. 10, 27). А кто дѣлитъ помыслы свои между мамоною и Богомъ, между Христомъ и золотомъ, между настоящею и будущею жизнію, тотъ не можетъ по правдѣ сказать: исповѣмся Тебѣ, Господи, всѣмъ сердцемъ моимъ. Пророкъ же, духовными очами прозрѣвая въ будушее, не только исповѣдуется всѣмъ сердцемъ, но и повѣдываетъ всѣ чудеса Божіи, дѣлая слушателей сообщниками пѣснопѣнія, желая пѣснословить единаго Благодѣтеля, и поводомъ къ радованію имѣть не богатство и владычество, не здравіе и крѣпость тѣла, но памятованіе о Богѣ. Ибо говоритъ: возвеселюся и возрадуюся о Тебѣ. Такъ и въ другомъ мѣстѣ сказалъ: помянухъ Бога и возвеселихся (Псал. 76, 4); и еще въ другомъ: веселитеся о Господѣ, и радуйтеся праведніи (Псал. 31, 11); и еще: возвеселится сердце ищущихъ Господа (Псал. 104, 3).

(4). Внегда возвратитися врагу моему вспять, изнемогутъ и погибнутъ отъ лица Твоего. Симмахъ перевелъ сіе такъ: буду пѣть имени Твоему, Вышній, когда враги мои будутъ обращены вспять, преткнутся и погибнутъ отъ лица Твоего. Ибо увидѣвъ, что непріязненные мнѣ сокрушены и обращены въ бѣгство, а потомъ взяты въ плѣнъ и преданы конечной гибели, буду пѣснословить Тебя, и не престану воспѣвать Твои благодѣянія. Сіе говоритъ Пророкъ о человѣческомъ естествѣ, какъ избавившійся отъ губителя, и по благодати Божіей пріобрѣтшій свободу. Ибо псаломъ сей не отъ лица Самого Спасителя, какъ предполагали нѣкоторые, но къ Нему паче, какъ къ Благодѣтелю, произносится ощутившими на себѣ Его благодѣянія, что показываютъ самыя выраженія псалма.

(5). Яко сотворилъ еси судъ мой, и прю мою. Какимъ же образомъ? Сѣлъ еси на престолѣ, судяй правду. И какой произнесъ приговоръ?

(6). Запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый, имя его потребилъ еси въ вѣкъ, и въ вѣкъ вѣка, то есть, не потерпѣлъ, чтобы долѣе оставался безъ призрѣнія человѣческій родъ, несчастно порабощенный злымъ мучителемъ; но подобно нѣкоему судіи, возсѣдшему на высокомъ нѣкоемъ престолѣ среди страшнаго судилища, наложилъ на него такое наказаніе, что память его предана будетъ конечному забвенію. А слова: запретилъ еси языкомъ, и погибе нечестивый имѣютъ слѣдующій смыслъ: чрезъ священныхъ Апостоловъ, и бывшихъ послѣ нихъ проповѣдниковъ истины, преподалъ Ты язычникамъ божественные догматы. И поелику язычники приняли ихъ, и освободились отъ заблужденія; то погибе нечестивый, не имѣя у себя обольщенныхъ и покланяющихся ему. Такъ Павелъ и Варнава, когда Ликаоняне покушались принести жертву, запрещали сіе, взывая: мужіе, что сія творите? И мы подобострастни есмы вамъ человѣцы, отъ сихъ суетныхъ обращающіе васъ къ Богу (Дѣян. 14, 15). Такъ блаженный Павелъ выговаривалъ Галатамъ: о несмысленніи Галате, кто вы прельстилъ есть, имже предъ очима Іисусъ Христосъ преднаписанъ бысть распятъ (Гал. 3, 1). Такъ выговаривалъ и Коринѳянамъ: отнюдъ слышится въ васъ блуженіе, и таково блуженіе, яково же ни во языцѣхъ именуется (1 Кор. 5, 1). Посему запретилъ языкомъ, и погибе нечестивый, и имя его истребилъ въ вѣкъ вѣка. Совершенно уничтожены и конечному преданы забвенію нечестивые обряды, такъ что изъ живущихъ нынѣ никто и не знаетъ таинствъ нечестія.

(7). Врагу оскудѣша оружія въ конецъ, и грады разрушилъ еси. Врагъ лишился собственныхъ своихъ оружій, не имѣя у себя служителей нечестія. Которые самихъ себя предавали ему въ орудія, тѣ, перешедши нынѣ на противную сторону, ведутъ брань противъ него. И города, по сокрушеніи водворявшагося въ нихъ древле нечестія, пріяли на себя трудъ назидать благочестіе. Ибо невозможно было утвердить благочестіе, не сокрушивъ прежде нечестія. Сіе сказалъ и божественный Апостолъ: явися благодать Божія, спасительная всѣмъ человѣкомъ, наказующи насъ, да отвергшеся нечестія и мірскихъ похотей, цѣломудренно и благочестно поживемъ въ нынѣшнемъ вѣцѣ и т. д. (Тит. 2, 11). Такъ каждый не прежде воскресаетъ со Христомъ, какъ пріявъ общеніе въ смерти Его. Почему и говоритъ божественный Павелъ: аще бо снасаждени быхомъ подобію смерти Его, то и воскресенія будемъ (Рим. 6, 5); и еще: аще же умрохомъ, и живи будемъ. Такъ Богъ, сокрушивъ нечестіе враговъ, наздалъ благочестіе.

Погибе память его съ шумомъ. (8). И Господь во вѣкъ пребываетъ. Врагъ вверженъ въ видимую для всѣхъ и весьма явную погибель. Сіе и означаетъ выраженіе: съ шумомъ, взятое отъ домовъ, падающихъ во время землетрясенія и производящихъ великій трескъ. Богъ же и Владыка нашъ, говорить Пророкъ, имѣетъ вѣчную державу и негиблющее царство.

Уготова на судъ престолъ Свой. (9). И Той судити имать вселеннѣй въ правдѣ, судити имать людемъ въ правотѣ. Ибо не только въ настоящей жизни являетъ Свою силу, но и въ будущей откроетъ страшное свое судилище, судя на немъ всѣхъ людей, и воздавая каждому, чего достоинъ.

(10). И бысть Господь прибѣжище убогому, помощникъ въ благовременіихъ, во скорбехъ. Сіе: во благовременiихъ Акила перевелъ: во время, а Симмахъ: при времени. Показываетъ же слово сіе, что Господь совершилъ наше спасеніе въ благопотребное время. Ибо убогимъ Пророкъ называетъ человѣческое естество, по великой нищетѣ беззаконія. Благопотребность же сего времени указываетъ блаженный Павелъ; ибо говоритъ: егда быхомъ млади, подъ стихіями бѣхомъ міра порабощени: егда же пріиде кончина лѣта, посла Богъ Сына Своего, раждаемаго отъ жены, бываема подъ закономъ, да подзаконныя искупитъ, да всыновленіе воспрiимемъ (Гал. 4, 3-5).

(11). И да уповаютъ на Тя знающіи имя Твое: яко не оставилъ еси взыскающихъ Тя Господи. Да уповаютъ Акила и Симмахъ перевели: будутъ увѣрены, вмѣсто повелительнаго употребивъ опредѣленный образъ рѣчи. По содѣланіи Тобою сего спасенія, говоритъ Пророкъ, познавшіе Тебя, Творца и Бога, на Тебя будутъ возлагать надежды Свои.

(12). Пойте Господеви живущему въ Сіонѣ. Пророкъ сказалъ это, сообразно съ древнимъ мнѣніемъ Іудеевъ. Впрочемъ изъ апостольскаго ученія дознали мы, что есть и небесный Сіонъ. Ибо сказано: приступисте къ Сіонстѣй горѣ, и ко граду Бога живаго, Іерусалиму небесному (Евр. 12, 22).

Возвѣстите во языцѣхъ начинанiя Его. Реченіе: начинанія Симмахъ выразилъ: искусныя мѣры, Акила же: измѣненія. И дѣйствительно великое совершилось измѣненіе. Древніе враги сдѣлались друзьями, далекіе — близкими, рабы — сынами, бывшіе въ невѣдѣніи пріобрѣли вѣдѣніе, бывшіе во тмѣ теперь во свѣтѣ, мертвые имѣютъ упованіе жизни, нищіе стали наслѣдниками небеснаго царства. Іудеи содѣлались далекими, а язычники близкими, сыны — псами, а псы — сынами. Но и мѣры, употребленныя Спасителемъ, Боголѣпны; потому что даровано смертнымъ безсмертіе, смертію — жизнь, безчестіемъ — честь, проклятіемъ — благословеніе, крестомъ — спасеніе. Таковы искусныя мѣры, таковы начинанія Бога нашего.

(13). Яко взыскаяй крови ихъ помяну, не забы званiя убогихъ. Тотъ, говоритъ Пророкъ, кто надъ всѣмъ надзираетъ, и въ точности разыскиваетъ происходящее, видѣлъ, что діаволъ усиливается чрезъ обольщеніе умерщвлять людей, и потому пришелъ на помощь терпящимъ обиду. Сіе и означаютъ слова: не забы званія убогихъ. Ибо званіемъ называетъ здѣсь Пророкъ, не молитву и не прошеніе, но то жалкое состояніе, навлеченное грѣхомъ, въ которомъ постигаютъ и безвременная смерть, и плачъ, и бѣдствія.

(14). Помилуй мя Господи, виждь смиреніе мое отъ врагъ моихъ. Таково, говоритъ Пророкъ, было взываніе сѣтованій и воплей, заключавшее въ себѣ какъ бы нѣкое прошеніе объ избавленіи отъ обдержащихъ золъ.

Возносяй мя отъ вратъ смертныхъ: (15) яко да возвѣщу вся хвалы Твоя. Вотъ, говоритъ Пророкъ, конецъ всѣхъ благъ — избавленіе отъ тлѣнія и сокрушеніе смерти. Насладившись симъ, всегда будемъ пѣснословить благодѣянія Твои.

Во вратѣхъ дщере Сіони возрадуемся о спасеніи Твоемъ. Сіономъ называетъ Пророкъ небесный градъ, какъ научилъ насъ блаженный Павелъ (Евр 12, 22). Вратами же града именуетъ церкви, сущія по всей землѣ, чрезъ которыя вѣрующіе вошли въ оный градъ. Въ нихъ-то, говоритъ Пророкъ, радуясь и ликовствуя въ надеждѣ воскресенія, будемъ пѣснословить Виновника сихъ благъ. И поелику упомянулъ о сокрушеніи смерти; то кстати присовокупилъ:

(16). Углѣбоша языцы въ пагубѣ, юже сотвориша: въ сѣти сей, юже скрыша, увязе нога ихъ. (17). Знаемь есть Господь судьбы творяй: въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Словомъ языцы Пророкъ и здѣсь означаетъ полчище демоновъ, потому что, соорудивъ спасительный крестъ, чрезъ него лишились власти мучительствовать. И въ сѣти, юже скрыша, увязе нога ихъ, и въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ. Но если разсматриваемое изреченіе разумѣть о народахъ неувѣровавшихъ, предавшихъ смерти добропобѣдныхъ Апостоловъ и мучениковъ; то и въ такомъ случаѣ найдемъ истинность пророчества. Ибо чрезъ умерщвленіе ихъ утверждена проповѣдь благочестія, и болѣе, нежели сколько уловили они при жизни, плѣнено ими по смерти. И въ дѣлѣхъ руку своею увязе грѣшникъ, и познанъ Господь, творяй судъ, то есть, премудро и праведно домостроительствующій.

(18). Да возвратятся грѣшницы во адъ, вси языцы забывающіи Бога. (19). Яко не до конца забвенъ будетъ нищій, терпѣніе убогихъ не погибнетъ въ вѣкъ. Тѣ, говоритъ Пророкъ, которые не увѣровали по божественной проповѣди, весьма скоро будутъ преданы смерти, и низойдутъ во адъ, не причинивъ ни малаго вреда гонимымъ ими; потому что терпѣніе убогихъ не погибнетъ во вѣкъ. Ибо претерпѣвый до конца той спасенъ будетъ (Матѳ. 10, 22). И блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное (Матѳ. 5, 3). Потомъ, издали прозрѣвъ пророческими очами, какъ проповѣдники благочестія расхищаются злочестивыми, Давидъ молитвенно изрекаетъ:

(20). Воскресни Господи, да не крѣпится человѣкъ, да судятся языцы предъ Тобою. (21). Постави Господи законаположителя надъ ними, да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть. При семъ справедливо будетъ спросить кому-либо Іудеевъ, какого Законоположителя даровать умоляетъ здѣсь Пророкъ? Ибо великій Моѵсей, въ давнемъ еще времени бывшій служитель Божія законоположенія, кончилъ уже жизнь; другаго же законоположителя послѣ него не возставало (Втор. 34, 10). Если же оказывается, что никто другой не былъ поставленъ законоположителемъ, ни Іудеямъ, ни язычникамъ; то остается уразумѣтъ, что указуется Законоположителемъ язычниковъ Владыка Христосъ, который въ Священномъ Евангеліи взываетъ: речено бысть древнимъ: не убіеши. Азъ же глаголю вамъ: яко всякъ гнѣвайся на брата своего всуе, повиненъ есть суду. Речено бысть древнимъ: не прелюбы сотвориши. Азъ же глаголю вамъ: яко всякъ, иже воззритъ на жену, ко еже вожделѣти ея, уже любодѣйствова съ нею въ сердцѣ своемъ. (Матѳ. 5, 21, 28). А подобно сему и прочее. Поэтому Пророкъ умоляетъ Его, чтобы законоположеніе даровано было язычникамъ, и чтобы они, оставивъ жизнь звѣроподобную, узнали, яко человѣцы суть. Ибо человѣкъ, какъ говоритъ Пророкъ, въ чести сый не разумѣ, приложися скотомъ несмысленнымъ, и уподобися имъ (Псал. 48, 13). Почему и здѣсь сказано: да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть.

ПСАЛОМЪ ДЕСЯТЫЙ У ЕВРЕЕВЪ
(22). Вскую Господи отстоя далече, презираеши во благовременіихъ, въ скорбехъ? (23). Внегда гордитися нечестивому, возгарается нищій: увязаютъ въ совѣтѣхъ, яже помышляютъ. Поелику не защищаешь обидимыхъ, то представляется, будто бы Ты, Владыка, далече отстоишь, и не взираешь на дѣла человѣческія. Обидимые же, какъ бы отъ нѣкоего огня, истаеваютъ отъ малодушія, видя высокомѣріе дѣлающихъ обиды. И весьма прилично о предающихся малодушію Пророкъ употребилъ слово: возгарается; потому что уподобляются они попаляемымъ огнемъ и какъ бы нѣкій дымъ, изъ устъ ихъ исходятъ воздыханія. Пророкъ говоритъ, что отъ малодушія произойдетъ для нихъ вредъ; потому что не помыслами благолѣпными водятся, но сомнѣваются въ Твоемъ Промыслѣ. Ибо сіе означаютъ слова: увязаютъ въ совѣтѣхъ, яже помышляютъ. И показывая тому причину, Пророкъ присовокупилъ:

(24). Яко хвалимь есть грѣшный въ похотѣхъ души своея, и обидяй благословимь есть. Производя тысячи золъ, пріобрѣтаютъ себѣ за это похвалы отъ льстецовъ.

(25). Раздражи Господа грѣшный: по множеству гнѣва своего. Здѣсь должно поставить знакъ препинанія, и потомъ присовокупить: не взыщетъ, въ такомъ значеніи: раздражи Господа, говоря: не взыщетъ. Предавшись безумію и неистовству, какъ будто никто не надзираетъ надъ нимъ, устремляется на всякое беззаконіе, и не помнитъ, что Судія взыщетъ за сдѣланное. Потомъ Пророкъ выражаетъ сіе яснѣе:

Нѣсть Бога предъ нимъ. Какая же сему причина?

(26). Оскверняются путіе его на всяко время: отъемлются судьбы Твоя отъ лица его. Совершенно пренебрегаетъ законы Твои, все время проводитъ въ беззаконіи.

Всѣми враги своими обладаетъ. Однако же, и такъ поступая, благоуспѣваетъ. Потомъ Пророкъ изображаетъ чрезмѣрность гордыни.

(27). Рече бо въ сердцѣ своемъ: не подвижуся отъ рода въ родъ безъ зла. Яснѣе перевелъ это Симмахъ: не совращусь въ родъ и родъ, не буду терпѣть зла. Такой предается онъ дерзости, и думаетъ, что не подвергнется ничему худому, утопая въ порокахъ всякаго рода.

(28). Егоже клятвы уста его полна суть, и горести, и льсти: подъ языкомъ его трудъ и болѣзнь; потому что строитъ козни, ухищряется на зло, всю жизнь проводитъ въ умыслахъ противъ убогихъ.

(29). Присѣдитъ въ ловительствѣ съ богатыми, въ тайныхъ, еже убити неповиннаго. Засѣдая въ собраніяхъ и въ сонмищахъ, уготовляетъ невиннымъ какія-либо сѣти и уловленія.

Очи его на нищаго презираетѣ. (30). Ловитъ въ тайнѣ, яко левъ во оградѣ своей: ловитъ, еже восхитити нищаго, внегда привлещи и. (31). Въ сѣти своей смиритъ его. Какъ левъ озирается туда и сюда, ища себѣ добычи; такъ и онъ день и ночь придумываетъ средства къ хищенію и лихоимству. Однако же преклонится и падетъ, внегда ему обладати убогими. Когда надъ всѣми восторжествуетъ; никакъ не избѣгнетъ челюстей смерти, но подобно другимъ сойдетъ въ могилу.

(32). Рече бо въ сердцѣ своемъ: забы Богъ, отврати лице Свое, да не видитъ до конца. Нисколько не помогутъ ему злочестивыя слова, безбожные помыслы; но на самомъ дѣлѣ узнаетъ, что Правитель всяческихъ назираетъ за дѣлами человѣческими. Злочестивыми словами сими крайне огорчившись, Пророкъ снова превращаетъ рѣчь свою въ молитву, и говоритъ:

(33). Воскресни Господи Боже мой, да вознесется рука Твоя, незабуди убогихъ Твоихъ до конца. Поелику предающіеся злочестію и беззаконію самыми дѣлами какъ бы говорятъ: Богъ забылъ; то научи ихъ опытомъ, что не забываешь Ты, не отвращаешь лица Своего, но имѣешь попеченіе объ обидимыхъ. И еще болѣе оскорбившись хулами злочестивыхъ, Пророкъ присовокупилъ:

(34). Чесо ради прогнѣва нечестивый Бога? Рече бо въ сердцѣ своемъ: не взыщетъ. Но хотя и тысячу разъ помышляетъ объ этомъ; Ты видишь.

(35). Видиши, яко Ты болѣзнь и яросшь смотряеши, да преданъ будетъ въ руцѣ Твои. Такъ раздѣлилъ слова сiи и Симмахъ: видишь, потому что призираешь на трудъ и раздраженіе, и Акила: знаешь, потому что обращаешь взоръ на трудъ и раздраженіе. Хотя преданные злочестію, говоритъ Пророкъ, тысячу разъ будутъ утверждать, что не взираешь Ты на дѣла человѣческія, но мы знаемъ, что смотришь и призираешь на ихъ беззаконія, и подвергнешь ихъ достойному наказанію. Ибо Тебѣ оставленъ есть нищій, сиру Ты буди помощникъ. Посему умоляю Тебя:

(36). Сокруши мышцу грѣшному и лукавому. А сіе будетъ, если восхощешь только взыскать грѣхъ его. Если же будетъ сіе сдѣлано; то немедленно окажется онъ безсильнымъ, и преданъ будетъ конечной погибели. Ибо сіе выразилъ Пророкъ, сказавъ: взыщется грѣхъ его, и не обрящется, по причинѣ самаго грѣха. Но яснѣе сказалъ это Симмахъ: взыщется нечестіе его, чтобы не обрѣстись ему; потому что, какъ скоро будетъ разыскано и объявлено нечестіе, нечестивый погибнетъ.

(37). Господь царь во вѣкъ и въ вѣкъ вѣка. Поелику злочестивые говорили, что Богъ не взыскиваетъ, не смотритъ; то пророческое слово кстати научаетъ, что Богъ будетъ царствовать, и не просто царствовать, но въ вѣкъ вѣка. Царю же свойственно промышлять о подданныхъ.

Погибнете языцы отъ земли Его, языцы, преданные беззаконію, непріявшіе спасительной проповѣди.

(38). Желаніе убогихъ услышалъ еси Господи, уготованію сердца ихъ внятъ ухо Твое. Слово: уготованіе Симмахъ замѣнилъ словомъ: намѣреніе. Ты въ точности знаешь, говоритъ Пророкъ, чего вожделѣваютъ нищіе, и какое имѣютъ намѣреніе. Потомъ означаетъ сіе яснѣе.

(39). Суди сиру и смирену. Сего, говоритъ Пророкъ, желаетъ каждый изъ обидимыхъ.

Да не приложитъ ктому величатися человѣкъ на земли. Когда будутъ наказаны живущіе нечестиво и беззаконно; будетъ отъ того великая польза для другихъ людей, потому что, взирая на нихъ, не осмѣлятся и сами поступать подобно имъ. Пророкъ же не просто присоединилъ сіе къ настоящему псалму, но во-первыхъ съ намѣреніемъ показать, въ какомъ состояніи былъ древле человѣческій родъ, и какъ Единородное Божіе Слово, вочеловѣчившись, благовременно приложило къ язвамъ потребныя врачевства; а сверхъ сего Пророкъ учитъ, что не восхотѣвшихъ сколько либо воспользоваться симъ благодѣяніемъ Богъ всяческихъ предастъ тягчайшимъ казнямъ въ день втораго пришествія.

Примѣчаніе:
[1] Ὑπὲρ τῶν κρυϕίων, о сокровенныхъ.

Изъясненіе псалма 10
Въ конецъ, псаломъ Давиду. Этотъ псаломъ божественный Давидъ, гонимый Сауломъ, изрекъ совѣтовавшимъ ему искать спасенія въ бѣгствѣ. Но приличествуетъ онъ и всякому, претерпѣвающему обиды и возлагающему упованіе на Бога. Надписанъ же въ конецъ, потому что содержитъ въ себѣ предреченіе о праведномъ судѣ Божіемъ и о наказаніи, какому подвергнутся беззаконные.

(1). На Господа уповахъ, како речете души моей: превитай по горамъ, яко птица? Зачѣмъ, говоритъ, совѣтуете мнѣ спасаться бѣгствомъ, кружиться по горамъ подобно напуганному воробью, туда и сюда переносить кущу, когда имѣю твердое упованіе на Бога, и при ономъ не боюсь враговъ?

(2). Яко се грѣшницы налякоша лукъ, уготоваша стрѣлы въ тулѣ, сострѣляти во мрацѣ правыя сердцемъ. Иные и сіи слова присоединяли къ предыдущему стиху, но сего не дозволяетъ продолженіе рѣчи. Ибо Пророкъ присовокупляетъ:

(3). Зане яже Ты совершиль еси, они разрушиша. А изъ сего усматриваемъ, что Пророкъ слова сіи обращаетъ къ Богу, какъ бы въ бесѣдѣ извѣщая, что у враговъ готовы луки и стрѣлы, и что намѣреніе ихъ въ какомъ-то мракѣ въ безлунную ночь поставить сѣти и засады. Ибо мракомъ (σϰοτομὴνη) назвалъ неизвѣстность и скрытность умысла; слово же сіе означаетъ безлунную ночь. А правымъ сердцемъ наименовалъ себя Пророкъ, не съ намѣреніемъ приписать себѣ высокую добродѣтель, но по сознанію, что никогда не дѣлалъ ничего во вредъ Саулу, напротивъ же того оказывалъ ему великое благорасположеніе. Зане яже Ты совершилъ еси, они разрушиша. Не восхитилъ я, говоритъ Давидъ, царства, но по Твоей благодати пріялъ помазаніе; они покушаются сокрушить меня, вооружаясь противъ Твоего опредѣленія.

Праведникъ же что сотвори? Господь во храмѣ святѣмъ Своемъ. (4). Господь, на небеси престолъ Его: очи Его на нищаго презираетѣ, вѣжди Его испытаетѣ сыны человѣческія. (5). Господь испытаетъ праведнаго и нечестиваго. Они поступаютъ со мною лукаво, но Ты, праведный Судія, возсѣдающій на небесныхъ престолахъ и являющій присутствіе Свое въ земномъ храмѣ, видишь цѣлую вселенную; Тебѣ и единыхъ вѣждъ у очей достаточно, чтобы дознать всѣ дѣла человѣческія. Въ точности знаешь поступки и неправедныхъ и праведныхъ, и по дѣламъ взвѣшиваешь воздаянія. Должно же знать, что объ очахъ, вѣждахъ, престолахъ и о всемъ прочемъ тому подобномъ Пророкъ говоритъ чувственно, посредствомъ того, что есть у человѣка, научая людей божественному, и Божіимъ силамъ придавая именованія членовъ человѣческаго тѣла.

Любяй же неправду ненавидитъ свою душу. Кто любитъ душу, тотъ ненавидитъ неправду; а кто расположенъ къ неправдѣ, тотъ устрояетъ гибель душѣ; потому что навлекаетъ на себя Божій гнѣвъ, который такъ описываетъ въ подробности пророческое слово:

(6). Одождитъ на грѣшники сѣти: огнь, и жупелъ, и духъ буренъ. Образъ наказаній Пророкъ беретъ съ совершившихся уже надъ содомскими городами. Ибо на тѣ города одожди Господь огнь отъ Господа и жупелъ съ небесе (Быт. 19, 24). Посему Пророкъ и здѣсь угрожаетъ тѣмъ же, не потому что Богь нашлетъ совершенно тѣже казни; напротивъ того въ ихъ образѣ представляетъ Давидъ всякаго рода наказанія.

Часть чаши ихъ. Сіе, говоритъ Пророкъ, пріобрѣли они, въ наслѣдіе себѣ избравъ беззаконіе. Чашею Пророкъ называетъ здѣсь наказаніе. Такъ и въ другомъ псалмѣ говоритъ: яко чаша въ руцѣ Господни, вина нерастворена исполнь растворенія, и чрезъ нѣсколько словъ: испіютъ вси грѣшніи земли (Псал. 74, 9). Сію-то чашу блаженный Іеремія получилъ повелѣніе поднести народамъ (Іер. 25, 15).

(7). Яко праведенъ Господь, и правды возлюби, правоты видѣ лице Его. Сіе, говоритъ Пророкъ, Господь всяческихъ налагаетъ на живушихъ порочно; потому что Онъ источникъ правды, всѣмъ правитъ, употребляя правоту какъ бы вмѣсто нѣкоего кормила.

Изъясненіе псалма 11-го
(1) Въ конѣцъ о осмѣй, псаломъ Давиду. Пророкъ жалуется на поступающихъ двоедушно, которые обѣщаютъ дружбу, и выдаютъ его врагу Саулу, извѣщаютъ Саула, гдѣ живетъ онъ. Надписаніе же имѣетъ псаломъ: о осмѣй, какъ упоминающій о праведномъ судѣ Божіемъ, каковый праведный Судія произведетъ, какъ предварительно говорили мы, послѣ седмицы временъ. Поэтому псаломъ надписывается и въ конецъ; такъ какъ предреченіе исполнится на послѣдокъ временъ.

(2). Спаси мя Господи, яко оскудѣ преподобный, яко умалишася истины отъ сыновъ человѣческихъ. Умоляю о томъ, чтобы отъ Тебя, Владыка, получить спасеніе; потому что всѣ, такъ сказать, болѣзнуютъ невѣрностію другъ другу, и оттого истина въ опасности угаснуть. Потомъ Пророкъ яснѣе изображаетъ, на что отваживаются люди:

(3). Суетная глагола кійждо ко искреннему своему. Лицемѣрно показываютъ дружбу, а дѣлаютъ, что свойственно врагамъ.

Устнѣ льстивыя въ сердцѣ: и въ сердцѣ глаголаша злая. Съ хитростію ведутъ бесѣду другъ съ другомъ, и одинъ, приводя въ движеніе уста, сердцу ближняго передаетъ ложь, а подобно и другій также воздаетъ ему подобнымъ. За симъ Пророкъ наконецъ угрожаетъ имъ наказаніемъ.

(4). Потребитъ Господь вся устны льстивыя, языкъ велерѣчивый. Какого же рода это велерѣчіе?

(5). Рекшія: языкъ нашъ возвеличимъ, устны наша при насъ суть: кто намъ Господь? Не терпятъ того, говоритъ Пророкъ, чтобы слова соглашать съ сущностію дѣла, не хотятъ обращать вниманіе на божественные законы. Но имѣя необузданныя уста, небоязненно говорятъ, что хотятъ, пренебрегая Божіе долготерпѣніе, и не думая, что подчинены Божію владычеству. Таковъ былъ Фараонъ. Потому и сказалъ: не вѣмъ Господа (Исх. 5, 2). Таковъ былъ и Рапсакъ, осмѣлившійся сказать: да не обольщаетъ тебя Богъ твой, на Котораго ты уповаешь, что избавитъ Іерусалимъ отъ руки моей (4 Цар. 19, 35). Таковъ Навуходоносоръ, устрашавшій мужественныхъ юношей и безъ трепета сказавшій: кто есть Богъ, иже изметъ вы, изъ руки моея (Дан. 3, 15)? И какъ сіи понесли наказаніе за свои дерзости; такъ и тѣ, о которыхъ говоритъ пророческое слово, потерпятъ достойныя наказанія. И Пророкъ, возвѣщая сіе, присовокупилъ:

(6). Страсти ради нищихъ и воздыханія убогихъ, нынѣ воскресну, глаголетъ Господь: положуся во спасеніе, не обинюся о немъ. Не оставлю въ небреженіи плачущихъ и воздыхающихъ по причинѣ беззаконія, на какое отважились противъ нихъ; но, какъ нѣкій сонъ сложивъ съ Себя долготерпѣніе, видимымъ и блистательнымъ образомъ содѣлаю ихъ спасеніе. Ибо такъ перевелъ Симмахъ: устрою явное спасеніе. И Пророкъ, научая, что дѣйствительно исполнится сказанное, прибавилъ:

(7). Словеса Господня, словеса чиста, сребро разжжено, искушено земли, очищено седмерицею. Слово: седмерицею Пророкъ употребилъ вмѣсто: многократно. Ибо сіе обычно божественному Писанію.

(8). Ты, Господи, сохраниши ны, и соблюдеши ны отъ рода сего и во вѣкъ. Ибо, хранимые Твоею благодатію, не только избѣгнемъ сѣтей настоящаго рода, но сподобимся и вѣчнаго спасенія.

(9). Окрестъ нечестивіи ходятъ: по высотѣ Твоей умпожилъ еси сыны человѣческія. Посему живущіе злочестиво, оставивъ божественный путь, блуждаютъ туда и сюда, покушаясь окружить, и какъ бы въ осадѣ держать, благонравныхъ. Но Ты, являясь съ высоты естества, удостоиваешь Твоей попечительности боримыхъ ими, и нынѣ ободряя въ скорбяхъ, и обѣщая вскорѣ даровать имъ совершенное спасеніе.

Изъясненіе псалма 12-го
(1). Въ конецъ, псаломъ Давиду. И сей псаломъ изрекъ великій Давидъ о себѣ самомъ, но не Сауломъ гонимый, а преслѣдуемый Авессаломомъ. Гоненіе Саулово было прежде грѣха Давидова, и потому Давидъ говорилъ тогда съ великимъ дерзновеніемъ; а востаніе Авессаломово было послѣ грѣха; потому слова Давидовы срастворены плачемъ и воздыханіемъ.

(2). Доколѣ Господи забудеши мя до конца? Замедленіе въ помощи Пророкъ назвалъ забвеніемъ; умоляетъ же не предавать забвенію до конца, то-есть, не лишать совершенно Божественнаго промышленія.

Доколѣ отвращаеши лице Твое отъ мене? Пророкъ изреченіе сіе употребилъ, взявъ образъ съ разгнѣванныхъ, которые не хотятъ и видѣть сдѣлавшихъ имъ непріятное; почему чрезъ нѣсколько словъ говоритъ: призри на меня и помилуй меня. Подъ именемъ лица разумѣетъ онъ не лице, и подъ словомъ отвращеніе — не отвращеніе, но опять заимствуетъ образъ рѣчи отъ свойственнаго человѣку.

(3). Доколѣ положу совѣты въ души моей, болѣзни въ сердцѣ моемъ день и нощь? День и ночь провожу въ безпокойствѣ, такъ и иначе обращая помыслы; то надѣюсь удостоиться человѣколюбія, то сомнѣваюсь, сподоблюсь ли онаго, а иногда и теряю благія надежды.

Доколѣ вознесется врагъ мой на мя? И намъ, боримымъ отъ діавола, прилично говорить сіе и всегда взывать о Божественномъ споборничествѣ; потому что и божественный Давидъ скорбѣлъ, видя преодолѣвающихъ враговъ.

(4). Призри, услыши мя Господи Боже мой, просвѣти очи мои, да не когда усну въ смерть. Въ этой ночи бѣдствій, какъ нѣкіимъ сномъ, одержимъ я малодушіемъ. Но если явится свѣтъ Твоей помощи; то разсѣетъ ночь бѣдствій, прекратитъ сонъ малодушія. Если же замедлишь помощію; то боюсь, чтобы сонъ не превратился въ смерть, когда печаль пересилитъ помыслы.

(5). Да не когда речетъ врагь мой: укрѣпихся на него. (6). Стужающіи ми возрадуются, аще подвижуся. Не сдѣлай меня посмѣшищемъ для непріязненныхъ мнѣ; потому что это для меня горестнѣе всѣхъ горестей.

(7). Азъ же на милость Твою уповахъ. И отсюда явствуетъ, что псаломъ сей изрекъ Давидъ по совершеніи грѣха; потому что надѣется не на правду, а на милость, и говоритъ, что на нее возлагаетъ упованіе.

Возрадуется сердце мое о спасеніи Твоемъ. Хотя и теперь имѣю надежду на милость, но, только получивъ спасеніе, и отъ малодушія освобожусь, и съ полною радостію буду совершать пѣснопѣніе. Ибо сіе и присовокупилъ Давидъ:

Воспою Господеви благодѣявшему мнѣ, и пою имени Господа Вышняго. Хотя и не познаю неизреченнаго естества, но для меня достаточно имени Твоего, чтобы покланяться и пѣснословить и испрашивать всякой праведной помощи. Ибо вѣрую, что получу оную, призывая и единое имя Твое.

Изъясненіе псалма 13-го
Въ конецъ, псаломъ Давиду. И сей псаломъ отсылаетъ насъ къ концу; потому что предвозвѣщаетъ будущее. Содержаніе же его таково: царь ассирійскій Сеннахиримъ наступилъ нѣкогда съ воинствомъ на Іудею и овладѣлъ многими городами, изъ которыхъ иные сдались добровольно, а другіе взяты силою. Въ надеждѣ же овладѣть и Іерусалимомъ къ владычествовавшему тогда надъ Іудеями Езекіи послалъ онъ Рапсака съ богохульными и злочестивыми словами. Ибо говоритъ онъ: скажите Езекіи, да не обольщаетъ тебя Богъ твой, на Котораго ты уповаешь, что избавитъ Іерусалимъ отъ руки моей. Гдѣ есть Богъ Емаѳа и Арфада? гдѣ есть Богъ града Сепфаруима? Не могли они избавить отъ руки моей, и изметъ ли Господь Іерусалима изъ руки моей (4 Цар. 18, 34-35)? Но такъ говорилъ Рапсакъ, а Езекія, пренебрегши и великое воинство, и безуміе рѣчей, водясь же собственнымъ своимъ благочестіемъ, призвалъ въ помощь Божественное споборничество, и вскорѣ воспользовался онымъ. Ибо праведный Судія, возгнушавшись нечестіемъ одного, и пріявъ благочестіе другаго, чрезъ единаго Ангела умертвилъ сто восемьдесятъ пять тысячъ Ассиріянъ, а прочихъ обратилъ въ бѣгство, и осажденнымъ даровалъ чудное спасеніе.

(1). Рече безуменъ въ сердце своемъ: нѣсть Богъ. Начало псалма соотвѣтствуетъ словамъ Сеннахирима и Рапсака.

Растлѣша и омерзишася въ начинаніяхъ: нѣсть творяй благостыню. Основаніе и корень нечестія, говоритъ Пророкъ, есть растлѣніе жизни; потому что, предавъ себя самихъ невоздержанію и звѣрской жизни, изринули вы изъ разума памятованіе о Богѣ, а безумію вождя послѣдовали и подданные.

(2). Господь съ небесе приниче на сыны человѣческія, видѣти, аще есть разумѣваяй, или взыскаяй Бога. (3). Вси уклонишася, вкупѣ неключими быша: нѣсть творяй благостыню, нѣсть до единаго. Тѣхъ, которые такъ дѣлали и говорили, не оставилъ безъ вниманія на высокихъ живый и на смиренныя призираяй (Псал. 112, 5-6); но подвергнувъ точному изслѣдованію помыслы ихъ, усмотрѣлъ, что всѣ одержимы злочестіемъ и вмѣстѣ беззаконіемъ жизни. Сіе подобно тому, что сказано Аврааму: вопль Содомскій и Гоморрскій умножися ко Мнѣ, и грѣси ихъ велицы зѣло. Сошедъ убо узрю, аще по воплю ихъ грядущему ко Мнѣ, совершаются (Быт. 18, 20).

(4). Ни ли уразумѣютъ вси дѣлающіи беззаконіе, снѣдающіи люди Моя въ снѣдь хлѣба? Господа не призваша. (5). Тамо убояшася страха, идѣже не бѣ страхъ. Вы, снѣдаюшіе народъ Мой, не хотѣли уразумѣть сего; поэтому изъ самаго опыта дознаете, что этотъ народъ неудобоуловимъ, и что вы не можете, подобно какому-то снѣдаемому хлѣбу, расточать его, пренебрегая Мое промышленіе. Ибо сіе выражаетъ Пророкъ словами: Господа не призваша. Посему вы, небоязненно разглагольствующіе и никого не страшащіеся, впадете въ страхъ и боязнь, и предадитесь бѣгству, когда ни одинъ человѣкъ не будетъ устрашать и преслѣдовать. Ибо сіе означаютъ слова: тамо убояшася страха, идѣже не бѣ страхъ. А слова: ни ли уразумѣютъ вси дѣлающіи беззаконіе должно читать съ особенною выразительностію. Сіе же: Господь съ небесе приниче на сыны человѣческія, видѣти, аще есть разумѣваяй, или взыскаяй Бога, сказалъ Пророкъ человѣкообразно, показывая, что съ небеси наслалъ Богъ наказаніе на Ассиріянъ. Ибо явно, что Богъ всяческихъ повсюду пребываетъ, и, по пророческому слову, содержить кругъ земли и живущія на ней, аки пруги (Исх. 40, 22).

Яко Богъ въ родѣ праведныхъ. (6). Совѣтъ нищаго посрамисте: Господь же упованіе его есть. Творитъ же сіе Господь всяческихъ ради добродѣтели царя Езекіи и благочестно имъ пасомого рода, который вы, злочестивые, пренебрегли, какъ ничего нестоющій, и посмѣялись его твердому на Меня упованію. Ибо сіе упованіе Пророкъ назвалъ совѣтомъ, а не цѣлію. Надежда на Меня какъ бы священнымъ якоремъ служила роду сему, и онъ улучилъ спасеніе, какъ надѣялся. Ибо сіе присовокупилъ Пророкъ:

(7). Кто дастъ спасеніе Израилево? Въ семъ заключается сугубое пророчество. Ибо предвозвѣщается не только тогда бывшее спасеніе осажденнымъ, но и по истеченіи многихъ временъ тамже бывшее спасительное явленіе нашего Спасителя.

(8). Внегда возвратитъ Господь плѣненіе людей своихъ возрадуется Іаковъ, и возвеселится Израиль. Поелику десять колѣнъ и жители многихъ городовъ іудейскихъ были уже отведены въ плѣнъ; то Пророкъ молится, чтобы они улучили то же спасеніе, и возвратили себѣ свободу, и говоритъ, что тогда будетъ вящшее веселіе у народа, имѣющаго сугубое именованіе, потому что наименованъ не Іаковомъ только, но и Израилемъ, наслѣдовавъ и сіе имя, данное Богомъ праотцу.

Изъясненіе псалма 14-го
Псаломъ Давиду. Поелику предыдущій псаломъ предрекъ спасеніе живущимъ во Іерусалимѣ, и предвозвѣстилъ возвращеніе взятымъ уже въ плѣнъ; то въ настоящемъ псалмѣ Пророкъ кстати предлагаетъ увѣщаніе и представляетъ образъ жизни, какую должны вести благопокорные Богу и сподобившіеся такой отъ Него помощи; располагаетъ же рѣчь свою въ видѣ вопроса и отвѣта.

(1). Господи, кто обитаетъ въ жилищи Твоемъ? и кто вселится во святую гору Твою? Кто достоинъ, Владыка, всегда быть при храмѣ Твоемъ? Какимъ надлежитъ ему быть? и въ какихъ занятіяхъ проводить время? Ибо жилищемъ Божіимъ Пророкъ называетъ храмъ, а святою горою — Іерусалимъ; и предложивъ этотъ вопросъ, получаетъ онъ отвѣтъ:

(2). Ходяй непороченъ, и дѣлаяй правду; то есть, таковому должно быть далекимъ отъ порока и свободнымъ отъ всякой укоризны и прилежно упражняться во всякой добродѣтели; потому что правдою Пророкъ именуетъ здѣсь совершенную добродѣтель, и изсчисляетъ ея виды:

Глаголяй истину въ сердцѣ своемъ. (3). Иже не ульсти языкомъ своимъ, и не сотвори искреннему своему зла. Надобно, чтобы у него, не только языкъ, но и самый умъ, свободны были отъ лжи, совершенно далеки отъ льсти и двоедушія, такъ чтобы отъ сего не могло быть никакого вреда ближнему. Соблюдая же строгую послѣдовательнось, Пророкъ упомянулъ сперва о сердцѣ, потомъ объ языкѣ, и за тѣмъ уже о самомъ дѣйствіи; потому что дѣлу предшествуетъ слово, а слову мысль.

И поношенія не пріятъ на ближнія своя. Если иные и впадутъ въ какое-либо бѣдстіе, должно не посмѣваться и ругаться надъ ними, но паче принимать участіе въ ихъ печали, по апостольскому закону, которымъ повелѣвается плакати съ плачущими (Рим. 12, 15).

(4). Уничиженъ есть предъ нимъ всякъ лукавнуяй. Если же кто избралъ беззаконую жизнь, да почитаетъ его самымъ жалкимъ, хотя бы онъ и во всемъ успѣвалъ, наслаждаясь высочайшимъ благоденствіемъ. А поелику Пророкъ запретилъ порицать, то весьма кстати, показывая различіе между людьми добрыми и худыми, присовокупилъ и сіе:

Боящіяжеся Господа, славитъ. Справедливо же чествовать и удостоивать всякаго уваженія и почести всѣхъ тѣхъ, которые сами уважаютъ божественное.

Кленыйся искреннему своему и не отметаяся: (5). Сребра своего не даде въ лихву, и мзды на неповинныхъ не пріятъ. Клятвы да подтверждаетъ самая дѣйствительность, и богатства да не оскверняетъ лихоимство; одинъ же изъ видовъ его есть взиманіе роста. Кто судитъ, тотъ да будетъ немздоименъ, и да произноситъ приговоръ не купленный дарами; потому что пріятіе даровъ искажаетъ справедливость.

Творяй сіе, не подвижится во вѣкъ. А наградою за сію добродѣтель то, что человѣкъ постоянно пользуется Божественною помощію, живетъ въ изобиліи многихъ благъ и ожидаетъ жизни вѣчной. Сіе идетъ и къ намъ не менѣе, какъ и къ древнимъ; потому что, сверхъ древняго законоположенія, пріяли мы новое, и сподобились большей благодати.

Изъясненіе псалма 15-го
Столпописаніе Давиду. Пророкъ предвозвѣщаетъ здѣсь страданіе и воскресеніе Владыки и спасеніе увѣровавшихъ въ Него. Надписаніе же кромѣ смерти показываетъ и побѣду; потому что не на гробахъ только ставится столпъ, но воздвигается и побѣдителямъ, и пріемлетъ на себя надписи, изъ которыхъ незнающіе узнаютъ о побѣдѣ. Сіе означаетъ и надписаніе псалма: столпописаніе.

(1). Сохрани мя Господи, яко на Тя уповахъ. (2). Рѣхъ Господеви: Господь мой еси Ты. Псаломъ изрекается отъ лица Спасителя, и изрекается по человѣчеству, какъ и многое подобное сему находимъ въ Священномъ Евангеліи; таковы напримѣръ слова: Отче Мой, аще возможно есть, да мимоидетъ отъ Мене чаша сія: обаче не якоже Азъ хощу, но якоже Ты (Матѳ. 26, 39); и еще: восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, Богу Моему и Богу вашему (Іоан. 20, 17). Такъ находимъ, что часто Онъ молится и преклоняетъ колѣна. А что сіе свойственно естеству человѣческому, а не Божеству, ни въ чемъ неимѣющему нужды, ясно научаетъ сему Апостолъ. Говоритъ же такъ въ посланіи къ Евреямъ: иже во днехъ плоти Своея моленія же и молитвы къ могущему спасти Его отъ смерти, съ воплемъ крѣпкимъ и со слезами принесъ, и услышанъ бывъ отъ благоговѣинства, аще и сынъ бяше, обаче навыче отъ сихъ, яже пострада, послушанію, и совершився, бысть всѣмъ послушающимъ Его виновенъ спасенiя вѣчнаго (Евр. 5, 7-9). Совершися же не Богъ-Слово, совершенный прежде вѣковъ, но зракъ раба, содѣлавшійся безстрастнымъ, нетлѣннымъ и безсмертнымъ. Посему Апостолъ сказалъ, что Господь совершилъ сіе во днехъ плоти, когда имѣлъ смертное тѣло. Все сіе свойственно человѣчеству, а не Божеству. Такъ и въ семъ псалмѣ проситъ сохранить Его, и сохраняетъ Самъ Себя. Ибо проситъ, какъ человѣкъ, и даетъ просимое, какъ Богь, по благоволенію и при содѣйствіи Своего Отца. Слова же: рѣхъ Господеви, Господь Мой еси Ты, подобны сказанному: восхожду къ Богу Моему и Богу вашему.

Яко благихъ моихъ не требуеши; потому что ни въ чемъ не имѣешь нужды, не нуждаешься и въ человѣческой правдѣ. Но если кто сдѣлаетъ доброе, самъ получаетъ отъ того пользу, Тебѣ же никакого нѣтъ пріобрѣтенія. Симмахъ перевелъ сіе иначе: доброе мое не безъ Тебя; то есть, обиліе благъ у меня по Твоей благодати. Но то и другое имѣетъ благочестный смыслъ. Ибо и мы пользуемся благами отъ Бога, и Онъ не имѣетъ нужды въ нашихъ праведныхъ дѣлахъ, предписываетъ же намъ оныя закономъ для нашей пользы.

(3). Святымъ иже суть на земли Его, удиви Господь вся хотѣнія Своя въ нихъ. Подразумѣваетъ здѣсь Апостоловъ и тѣхъ, которые чрезъ нихъ увѣровали, и говоритъ, что явнымъ содѣлались чудеса Божіи, потому что они исполнили всѣ повелѣнія Господни.

(4). Умножишася немощи ихъ, по сихъ ускориша. Отвсюду, говоритъ, возстало много нападающихъ народовъ, народоправителей, царей и военачальниковъ. Однако же съ величайшею скоростію превозмогли всѣхъ, совершили теченіе и достигли конца поприща. И сіе сходно съ изреченіемъ апостольскимъ: егда бо немощствую, тогда силенъ есмь (2 Кор. 12, 10).

Не соберу соборы ихъ отъ кровей, ни помяну же именъ ихъ устнама Моима. Но возстающихъ на нихъ предамъ, говоритъ, казнямъ, и память ихъ покрою забвеніемъ, такъ что и самыя имена ихъ будутъ совершенно неизвѣстны.

(5). Господь часть достоянія Моего и чаши Моея. Надлежитъ припомнить сказанное во второмъ псалмѣ; ибо и тамъ Отецъ изрекъ Ему также по Его человѣчеству: проси отъ Мене, и дамъ Ти языки достояніе Твое, и одержаніе Твое концы земли (Псал. 2, 8), и въ Священномъ Евангеліи о священныхъ Апостолахъ сказалъ Онъ Отцу Своему: Отче, ихъ же далъ еси Мнѣ, Твои бѣша, и Мнѣ ихъ далъ еси: и никтоже отъ нихъ погибе, токмо сынъ погибельный (Іоан. 17, 6. 12). Но какъ здѣсь говоритъ по человѣчеству, умоляя даровать Ему; такъ въ другомъ мѣстѣ показываетъ, что Онъ Владыка всѣхъ. Ибо говоритъ: овцы Моя гласа Моего слушаютъ, и Азъ знаю ихъ: и по Мнѣ грядутъ, и Азъ животъ вѣчный дамъ имь (Іоан. 10, 27-28); и еще: и ины овцы имамъ, яже не суть отъ двора сего: и тыя Ми подобаетъ привести и гласъ Мой услышатъ: и будетъ едино стадо, и единъ Пастырь (Іоан. 10, 16). И въ настоящемъ псалмѣ говоритъ также по человѣчеству: Господь часть достоянія Моего и чаши Моея, называя достояніемъ воцареніе надъ язычниками, а чашею — смерть, какую претерпѣлъ за насъ. Ибо такъ сказалъ и въ Священномъ Евангеліи: Отче, аще возможно есть, да мимоидетъ отъ Мене чаша сія (Матѳ. 26, 39).

Ты еси устрояяй достояніе Мое Мнѣ. Не сказалъ: даяй, но: устрояяй достояніе Мое. Поелику человѣкъ, едва только былъ созданъ, получилъ власть надъ всѣмъ, и имѣлъ жизнь безсмертную, но по преступленіи лишился того и другаго, и владычества и жизни; то Владыка по человѣчеству приноситъ прошеніе за родъ человѣческій, умоляя возвратить ему прежнюю жизнь и прежнее владычество.

(6). Ужя нападоша Ми въ державныхъ Моихъ: ибо достояніе Мое державно есть Мнѣ. Ради достоянія сего, говоритъ Спаситель, подвергь Я Себя настоящимъ кознямъ; потому что козни именуетъ ужами. Такъ и въ другомъ псалмѣ говоритъ: ужя грѣшникъ обязашася Мнѣ, и закона Твоего не забыхъ (Псал. 118, 61). Итакъ, говоритъ, ради державнаго достоянія сего, ради спасенія человѣковъ терплю настоящія козни.

(7). Благословлю Господа вразумившаго Мя: еще же и до нощи наказаша Мя утробы Моя. Но впрочемъ, вразумляемый Господомъ и водясь совершеннѣйшими помыслами, преодолѣю ночь страданій: ибо ночью назвалъ примрачность искушеній. И никто да не почтетъ неприличнымъ, что Владыка Христосъ по человѣческому естеству вразумляется, слыша, что говоритъ божественный Лука: Іисусъ же преспѣваше премудростію и благодатію у Бога и человѣкъ (Лук. 2, 52). Да слышитъ, какъ еще говоритъ Евангелистъ, что Іисуса, устрашившагося страданій и источавшаго потъ, подобный каплямъ крови, укрѣплялъ пришедшій Ангелъ (Лук. 22, 43). Если же имѣлъ нужду въ ангельской помощи, чтобы показать въ Себѣ естество рабія зрака, то тѣмъ паче умудряемъ былъ живущимъ въ Немъ Божествомъ. Ибо Онъ вмѣстѣ и Богъ и человѣкъ; и умудряемъ былъ, какъ человѣкъ, и Самъ былъ источникомъ премудрости, какъ Богъ.

(8). Предзрѣхъ Господа предо Мною выну, яко одесную Мене есть, да не подвижуся. (9). Сего ради возвеселися сердце Мое, и возрадовася языкъ Мой: еще же и плоть Моя вселится на упованіи. (10). Яко не оставиши душу Мою во адѣ, ниже даси преподобному Твоему видѣти истлѣнія. (11). Сказалъ Ми еси пути живота: исполниши Мя веселія съ лицемъ Твоимъ: сладость въ десницѣ Твоей въ конецъ. Излишнее дѣло — изъяснять сіе намъ, когда божественный Петръ, пріявшій откровеніе отъ Отца, и откровеніе отъ Сына, и откровеніе отъ Святаго Духа, давно уже истолковалъ слова сіи. Ибо онъ, проповѣдуя Іудеямъ и приводя свидѣтельство сіе, сказалъ такъ: мужіе братіе, достоитъ рещи съ дерзновеніемъ къ вамъ о патріарсѣ Давидѣ, яко и умре и погребенъ бысть, и гробъ его есть въ насъ даже до дне сего. Пророкъ убо сый, и вѣдый, яко клятвою клятся ему Богъ отъ плода чресль его по плоти воздвигнути Христа, предвидѣвъ глагола о воскресеніи Его, яко не оставися душа Его во адѣ, ни плоть Его видѣ истлѣнiя (Дѣян. 2, 29. 31). И въ другомъ мѣстѣ говоритъ: Давидъ бо своему роду послуживъ успе, и видѣ истлѣніе: а Его же Богъ воздвиже, не видѣ истлѣнія (Дѣян. 13, 36-37). Сіе необходимо представлять на видъ осмѣливающимся толковать ложно, а также и Іудеямъ, потому что заключается въ этомъ явное обличеніе неразумія Іудеевъ. Посему и здѣсь Владыка Христосъ говоритъ по человѣчеству: укрѣпляемый непрестанно Божественнымъ естествомъ, приступаю къ спасительному страданію, и увеселяюсь надеждою воскресенія; потому что ни душа Моя не останется во адѣ, ни плоть Моя не потерпитъ естественнаго для нея истлѣнія; скоро воспріиму воскресеніе, и возвращусь въ жизнь, указуя путь сей всѣмъ людямъ.

Исполниши Мя веселія съ лицемъ Твоимъ, сладость въ десницѣ Твоей въ конецъ. Поелику, приступая къ страданію, сказалъ: прискорбна есть душа Моя до смерти (Матѳ. 26, 38); то не безъ причины употребилъ слова сіи, упомянувъ о воскресеніи, научая симъ, что вмѣсто скорби будетъ во всегдашнемъ веселіи, и по человѣческому естеству содѣлавшись безстрастнымъ, неизмѣняемымъ и безсмертнымъ; потому что, какъ Богъ всегда былъ таковымъ, да и человѣческому естеству не трудно для Него было сообщить сіе вскорѣ по образованіи онаго въ утробѣ матерней; но попустилъ воспріятому Имъ естеству пройти путемъ страданій, чтобы такимъ образомъ, сокрушивъ владычество грѣха, положить конецъ мучительству діавола, разрушить державу смерти, и всѣмъ людямъ дать возможность оживотворенія. Посему, какъ человѣкъ, пріемлетъ и нетлѣніе и безсмертіе. Псаломъ сей обличаетъ и Аріево, и Евноміево, и Аполлинаріево умоповрежденіе. Ибо одни говорили, что Богъ-Слово воспріялъ на Себя неодушевленное тѣло, Аполинарій же, хотя воспріятое тѣло называлъ одушевленнымъ, но лишалъ оное разумной души, не знаю, откуда навѣдавшись о двухъ сихъ душахъ, потому что нигдѣ не учитъ сему божественное Писаніе, а напротивъ того всесвятый Духъ чрезъ блаженнаго Давида явственно упомянулъ о душѣ, представивъ ясное обличеніе каждой изъ сихъ ересей.

Дкалее см. http://tvorenia.russportal.ru/index.php?id=saeculum.v#th01