Печать PDF

Святоотеческие толкования на Евангелие от Матфея:


1. Авва Иустин
2. Бл. Иероним Стридонский (части: 1, 2, 3, 4)
3. Бл. Феофилакт Болгарский
4. Евфимий Зигабен
5. Прп. Варсонофий Великий (части: 1, 2, 3)
6. Прп. Ефрем Сирин
7. Прп. Иоанн Дамаскин
8. Прп. Максим Исповедник
9. Св. Астерий Амасийский
10.Св. Афанасий Великий
11.Св. Григорий Богослов
12.Св. Григорий Двоеслов
13.Св. Григорий Нисский
14.Св. Григорий Палама
15.Св. Иоанн Златоуст
16.Св. Кирилл Александрийский
17.Св. Кирилл Иерусалимский
18.Св. Киприан Карфагенский
19.Св. Николай Сербский (части: 1, 2)
20.Св. Симеон Фессалоникийский

 

Толкование на некоторые места Евангелия от Матфея

На сказанное о Богородице: и не знаяше Ея, и проч. (Мф.1:25).
Как говоришь, по мнению твоему, для Иудеев служило соблазном сказанное в Слове Божием: и не знаяше Ея, дондеже роди Сына Своего, - как будто этим выражается, что после сего обрученный с Девою имел с Нею общение. Так пусть знает этот богохульный и неблагодарный народ, что слово дондеже, как находим, нередко в Божественном Писании употребляется в значении "всегда". Дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих, - значить положу навсегда (Пс.109:1). И голубица не возвратилась к Ною, дондеже изсяче вода от земли (Быт.8:9.12), а она вовсе не возвращалась. И дондеже состареетеся, Аз есмь, - говорит Бог (Пс.46:41), но Бог пребывает всегда.

Много и других подобных мест находится повсюду в Божественном Писании. Но Божественный ум, исправляя ваше злое разумение, Иудеи, так как вы предполагали и утверждали, будто бы Господь рожден от блуда, имел в виду показать, что достопокланяемое Рождение сие бесстрастно, совершилось без всякого вожделения и общения, подлинно боголепно и неукоризненно. Ибо тому, чтобы сии оклеветанные в блуде в последствии имели между собою общение, препятствовало явление Ангела, сказавшего, что Воплотившееся в Деве - от Духа есть Свята (Мф.1:20). А также не дозволяло того величие чудес, совершившихся при Рождении: девство по Рождении, славословие Ангелов, дары волхвов, путеводствующая их звезда, путешествие в Египет, пленение идолов и праведность их самих, засвидетельствованная Божественным Писанием. То же дает видеть и последнее распоряжение Господа, поручившего Богородицу девственному Иоанну и сочетавшего девство обоих, когда на Кресте претерпевал Он животворящую смерть. Если это не убеждает ропотливый и преданный лукавству народ, у которого богоборство обратилось уже в природу, то, продолжая убеждать его, сеешь ты на камнях, пишешь на воде. Потому перестань трудиться напрасно.


О звезде, путеводившей волхвов.
Читаемое в Божественном Писании о звезде: пришедши ста верху, иде же бе Отроча (Мф.2:9), - яснее покажет тебе, что сия звезда, благовестница Божественного рождения, совершала свой путь не как обычно звездам. Потому что звезды отстоят далеко в высоте и не было бы удобным обретение искомого. Напротив того, течение ее было какое-то иное и новое, и необычайным своим шествием, как перстом, указывала она и святую пещеру, и в ней досточтимые, вмещавшие в себе Господа ясли.


Что такое пружие и мед дивий, которыми питался Иоанн Креститель (Мф.3:4)?
Пружие, которыми питался Иоанн Креститель, были не живые твари, похожие на жуков, как думают иные по невежеству (да не будет сего!), но верхушки трав или растений. А также и мед дивий был не какое-либо произрастение, но действительно горный мед, который делают дикие пчелы, весьма горький и противный на вкус. А сим Иоанн показывал, какому чрезмерному подвергался он злостраданию, не только скудостью, но и суровостью подавляя всякое телесное пожелание.



Почему Иоанн Предтеча Иудеев назвал рождениями ехидновыми (Мф.3:7).
Иоанн Предтеча назвал Иудеев рождениями ехидновыми, как плод, превзошедший в лукавстве своих лукавых родителей. Ибо говорят, что ехидна, рождаясь, угрызает матернюю утробу. А посему, так как Иудеи оставили родившего их Бога и всю данную им благодать, приведя в бездействие, как бы умертвили, то св. Иоанн справедливо уподобляет их сим ядовитым животным, уничтожающим или, лучше сказать, поедающим благодеяния своею неблагодарностью.



На сказанное народу Иоанном Предтечей: уже бо и секира при корени лежит (Мф.3:10).
Иоанн, видя бесплодность произволения Иудеев, уподобил их бесплодным деревьям, сказав, что при корени их лежит секира, то есть скорое и решительное отделение, производимое Евангелием, которым всяко древо, еже не творит плода добра, бывает посекаемо, а не вырывается с корнем, потому что оставляется природное свойство корней, то есть закон, и к нему прививается народ новый.



Что значат слова: Ему же лопата в руце Его (Мф.3:12)?
Изъявлял ты желание узнать, какова действенность той лопаты, которую употребляет Господь для очищения гумна Своего? Итак, думаю, смысл этого таков: гумном именует Господь вселенскую Церковь, в которую собирает всю жатву человечества, а лопатою называет правдивый Суд, который, определяя приличное каждому место, подобных соломе, то есть слабодушных и колеблемых всяким ветром греха, предаст на сожжение. Тех же, которые отличались чистотою дел и плодами покаяния, Праведный Судия повелевает собрать в житницу, приличную верным и достойным Его труженикам и делателям, именуя ее и спасительною обителию (Ин.14:2.). Ибо там действительно наша обитель. Настоящая же жизнь - малоценная скиния, за сооружением которой непосредственно следует и разрушение.



На сказанное Господом Иоанну Предтече: остави ныне... (Мф.3:15).
Правдивый Судия, предоставляя всякому времени то, что ему прилично, сказал Иоанну, отказывавшемуся Его крестить: остави ныне. Поскольку Иоанн, чествуя Его как Владыку, не осмеливался коснуться Божественной главы, то сказано ему: остави ныне, - то есть теперь время обнищания, теперь место снисхождению, по которому воспринял Я на Себя человека и принимаю Крещение, чтобы его соделать чистым от преступления. Теперь требуется не власть Владычняя, но рабское уничижение: остави ныне исполниться милосердию, чтобы не было препятствия к спасению человеков. Тако бо подобает нам исполнити всяку правду. А дело правды - бесстрастно принявшему на Себя человеческие немощи принять за людей и Крещение, чтобы загладить их грех и в знамение их во Мне неистления.


О Крещении Господнем.
Ты, как примечаю, весьма желаешь быть послушным Господу и испытать Писания (Ин.5:39). Посему необходимо и отвечать на твои вопросы. Сей есть Сын Мой возлюбленный (Мф.3:17), - так Бог и Отец воззвал с небес крещаемому Сыну и сим показал, что Тот, относительно Кого сомневались, не должно ли причислить Его к именуемым сынами по присвоению и достоинству, есть преискренний Сын по естеству, и вместе открыл Божественную и достопокланяемую Троичность Божества, познаваемую в особых Ипостасях, а также положил преграду злоумышленному нечестию Монтана и Савеллия*. Ибо при Крещении Сына Отец засвидетельствовал и снисшедший Святый Дух показал, что Крещаемый единосущен с Ним и со Отцем.


На слова: блажени миротворцы (Мф.5:9).
Спаситель ублажил миротворцев и возвестил, что сынами Божиими сделаются, во-первых, те, кто пребывает в мире с самими собою и не воздвигает мятежа, но прекращает внутреннюю брань, покоряя тело духу, убеждая низшее быть в рабстве у высшего, в таком рабстве, которое лучше всякой свободы и царской власти; потом - те, кто водворяет мир и в других, живущих в раздоре и с самими собою, и друг с другом.

Но никто не в праве указывать другому в том, чего не имеет сам. Посему удивляюсь ни с чем несравнимой щедрости Божия человеколюбия; потому что Он обещает благие воздаяния не только за труды и пролитие пота, но и за некоторый род наслаждения, так как мир - это верх всего увеселяющего нас, а без него, когда нарушен он войною, ничто радостотворное не будет иметь силы.

Хорошо также сказано, что миротворцы сынове Божии нарекутся; и такая награда назначена за сей подвиг. Поскольку Сам Он, как Истинный Сын, умиротворил все, соделав тело орудием добродетели, людей двоякого рода, то есть уверовавших из Иудеев и уверовавших из язычников, сотворив одним новым человеком, небесное соединив с земным, то справедливо сказал, что делающие по возможности то же самое, будут удостоены того же наименования и возведены в достоинство сыноположения, которое и есть самый высший предел блаженства.


На слова: блажени есте, егда поносят вас человецы и т.д. (Мф.5:11).
Всякие оскорбления большею частью причиняются нам не за Христа. Причиною оных иногда бываем мы сами, или обижая других, или делая еще что-либо худое. А иногда, хотя и за Христа наносят нам оскорбления, однако они бывают истинны, а не ложны. Потому самая высокая степень ублажения требует двух условий: чтобы оскорбления были и ложны, и ради Христа. Если же недоставать будет того или другого, то, хотя не уничтожится и не сделается недействительным то или другое (ибо сие ни с чем несообразно), но не приведет оно к высочайшему блаженству.

Если злословят нас и ради Христа, но оскорбления сии справедливы, отнимается награда. Если же не ради Христа, но укоризны ложны, то опять награда не самая высшая. В том и другом случае дается награда, но не такая, какую получим, если будет у нас то и другое. Говоря же: Мене ради, - Христос тому учит, чтобы думать нам о себе смиренно, вообще не высоко и сообразно с достоинством твари. Ибо горделиво для нас во всем подобном предполагать целью не Бога, но делать это ради себя самих, как будто бы мы стоим забот, сопряженных с самыми великими подвигами и крайними опасностями.


На слова: блажени есте, егда поносят вам и пр. (Мф.5:11)
Владыка Христос ублажил тех, которые ради Него терпят укоризны в чем-либо явном или тайном, если только укоряющие оказываются лжецами. Посему надобно знать, что для достигающих высочайшего блаженства должно быть соединено то и другое: и чтобы терпеть им ради Христа, и чтобы разглашаемое о них было ложно. А если нет чего-либо одного, то другое не так полезно; оно хотя и приносит пользу, но не в такой мере.

Ибо если, терпя ради Христа, слышим о себе правду, то необходимо нам стыдиться сего; потому что, заслуживая одобрение за одно, в другом бываем обличены. Если же, хотя не ради Христа терпим, но говорят о нас ложь, то получим награду за терпение, но не достигнем высочайшего блаженства, которое получили бы, если бы соединилось то и другое.


На слова: да просветится свет ваш (Мф.5:16), и о том, что не противоречит сие сказанному: внемлите милостыни вашея и т.д. (6:1).
Ничего, досточудный, нет лучше доброй славы, разносящейся всюду, проходящей и сушу, и море; и сокровищ Крезовых никто не сравнит с нею. А потому и Премудрый Соломон сказал: лучше имя доброе, нежели богатство многое, паче же сребра и злата благодать благая (Прит.22:1), и Христос повелел: да просветится свет ваш пред человеки не для того, чтобы мы жили для славолюбия - да не будет сего! Христос искореняет оное, повелевая и молитву, и милостыню творить не принародно, и от одной руки таить то, что сделано другою - но для того, чтобы никому не подавали мы повода к соблазну.

В таком случае и против воли нашей свет дел озарить видящих и обратит к славословию Божию. Ибо сие разумеет Христос в указанных словах, и это видно из того, что не сказано: "да прославитесь вы", но сказано: да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, иже на небесех.

3.61. Диакону Евтонию.
На слова: да просветится свет ваш (Мф.5:16), и о том, что сие не противоречит сказанному: внемлите милостыни вашея не творите пред человеки и проч. (Мф.6:1).

Совершающим добрые дела, когда дела сии бывают явны, служит то на пользу, почему и Спаситель сказал: да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже на небесех. Однако же, поскольку иные имеют в виду при сем не Владычнее слово, но свою славу, Спаситель дал такой совет: внемлите милостыни вашея не творити пред человеки; аще ли же ни, мзды не имате.

Первыми словами выражается благонравие и любовь к добру, которые не могут укрыться, когда бы и хотели сего делающие; а вторыми обуздывается славолюбие. В первых Господь воспрещает порок, а в последних - желание делать на показ. Последнее не противоречит первому, но воспрещает пороки, как бы неразрывно следующие за добродетелями.

Всякая добродетель, совершаемая не на показ, в собственном смысле может быть названа добродетелью, и действительно есть добродетель. Если же она увлекается в славолюбие, то перестает быть истинною добродетелью. Ибо умалчиваю о том, что подающие милостыню на показ, делают сие не по добротолюбию, но для того, чтобы выставить на позор чужие бедствия. Услаждаясь тем, что именуются милостивыми, они не отказываются преувеличивать чужие беды.

А сие: да просветится свет ваш - сказано не с тем, чтобы мы величались, но в том смысле, что делу доброму невозможно оставаться в тайне, если бы и скрывали его делающие. Как светильник, показавшись в безлунную ночь, сам собою обращает к себе взоры, так и добродетель, против воли обладающих ею, обыкновенно озаряет всех.


На сказанное: аще не избудет правда ваша паче книжники (Мф.5:20), и о том, что сие не противоречит словам: горе вам, книжницы (23:13).
И мы, наилучший, повинны в том же, в чем и книжники и фарисеи. Ибо, как они думали, что, изучая закон, исполняют его, по невнимательности полагая, что для совершения дела достаточно лишь письменного изложения его, так и мы воображаем, будто бы тем самым, что касаемся жертвенников Божиих, приближаемся к Богу.

Но Господь, истребляя в нас это самомнение, говорит: аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не возможете войти в царствие небесное. Сим боголепно выражает ту мысль, что, если вы, для служения Богу признающее достаточною одну наружность, того, чем хвалитесь, не обратите в самое дело, то царствие Божие не будет для вас открыто, потому что царствие сие истинно и открывается истинно ищущим его. А то, что превосходит правду законную, есть высота Евангелия, потому что закон наказывает за дело, а Евангелие - за одно намерение, строгость суда простирая на все, даже и на глубину мыслей.


На сказанное: аще не будет правда ваша паче книжник (Мф.5:20), и о том, что не противоречит сие словам: горе вам, книжницы (Мф.23:13).
Может быть, ты подумал, будто бы в Священных Евангелиях есть некое противоречие, когда написал: Спаситель сказал Фарисеям, как лишенным добродетели: горе вам, книжницы и фарисеи, лицемеры, а Апостолам: аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, не внидете в царствие небесное.

В ответ на сие пишу: надлежит разуметь, что сказано: паче той правды, какую прилично было, лучше же сказать, надлежало иметь книжникам. Ибо царствовать справедливо тем, кто правдою превосходит не только людей, достойных сожаления и слез, но в великом преизбытке превосходит и людей, заслуживающих одобрение по закону, и кто проводит образ жития, приличный небу.


На слова: аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей и т.д. (Мф.5:20).
Когда первозданный человек на самой, так сказать, первой черте своего поприща презрев Божию заповедь, предпочел прелесть врага, ухитрившегося всеконечно его погубить, тогда и тело его соделалось не только смертным, но и весьма подверженным страданиям, потому что много прозябло в нем недостатков. Этот конь стал и тяжелым, и необузданным. Итак, поскольку ко всем перешло это бесславное и более тягостное, чем любая утрата, наследство и по нерадивости произволения увеличилось сие нежеланное достояние, то, придя сюда, Христос соделал тело наше легчайшим посредством Крещения, восставляя его крылами Духа.

Потому предложены нам и большие, нежели ветхозаветным, подвиги и награды. Ему угодно, чтобы были мы чисты не только от убийства, но и от гнева, не только от прелюбодеяния и блуда, но и от похотливого взгляда, не только от клятвопреступления, но и от клятвы. Наравне с друзьями Он повелевает любить и недругов. Да и во всем прочем поприща подвигов Он соделал более длинными и тем, кто не повинуется, угрожал огнем неугасимым, показывая, что подвиги сии не предоставлены любочестию подвизающихся, как нелюбостяжательность и девство, а необходимы.

Ибо там Он предлагал советы: аще хощеши совершен быти (Мф.19:21), и: могий вместити да вместит (12); напротив того, в отношении сего угодно Ему, чтобы непременно было исполнено, так как это необходимо. Потому и сказал то, что ты желаешь узнать: аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, - то есть если людей, оказавшихся благоискусными в Ветхом Завете (ибо не о тех говорю теперь, которые будут наказаны), не превзойдете настолько, насколько небо отстоит от земли, - не внидете в царствие небесное. Ибо за подвигами справедливо следуют и награды.

Ветхозаветные за житие, соразмерное их силам, в награду получили землю и долгоденствие. Ибо сказано: чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет и да долголетен будеши на земли, юже Господь Бог твой дает тебе (Исх.20:12). А нам, проходящим сугубые евангельские поприща, уготованы небо и небесные блага.


На слова: аще принесеши дар твой ко олтарю (Мф.5:23).
Примирение нас друг с другом всего важнее для Бога Слова. Ибо Тот, Кто примирил небесное с земным, прекращает и наши вражды, не дозволяя им возникнуть и возникшие исторгая с корнем. Он говорить: не гневайся на брата своего всуе (22). Поскольку же знает поползновенность человеческой немощи, то истребляет корни происшедшей вражды, и терпит, чтобы Ему назначенный дар оставался непринесенным, пока мы не примиримся между собою. Посему в сказанном заключается крайнее человеколюбие, но не лишенное и справедливости.

"Ты взыскуешь, - говорит Он, - человеколюбия; а обиженный ищет отмщения. Ты называешь Меня милосердым, а он - праведным; ты просишь снисхождения, а он вопиет, что не оказано ему помощи. Успокой его, справедливо вопиющего, и не будешь лишен Моего благоволения. Примирись с обиженным и тогда умоляй о Моем примирении с тобою. Не продаю за дар справедливо требуемого другим отмщения; не унижаю неподкупного судилища; не оказываю благоволения обидевшему, пока сетует обиженный. Не малый, но крайне высокий и великий даю тебе дар - отлагаю исследование дела, не произношу немедленно решительного приговора; даю тебе время удовлетворить обиженного".


Об изречении: буди увещаваяся с соперником своим (Мф.5:25).
Господь, руководствуя нас к предусмотрительности и предупреждая, что с падением нашим ходим (Сир.13:16.) и посреде сетей минуем (9:18), повелел беречься от кваса фарисейска и саддукейска (Мф.16:11) и от соблазнов и увещаватися с соперником скоро, дондеже мы на пути с ним. А под соперником боголепно разумел пожелание тела, противное духу, и путем назвал жизнь, которую род наш проходит не твердо. Увещанием же нашим с телом нарек сознание его востания, которое мы должны усматривать скоро, чтобы иначе, подчинившись его велениям и сделав что-либо недостойное вышняго звания (Фил.3:14), не были бы мы преданы им Судии, когда придет Он дела и слова наши собрать воедино и воздать комуждо по деянием его (Мф.16:27).


На слова: иже воззрит на жену (Мф.5:28).
Поскольку от зрения рождается любовь, то Христос сказал, что без сытости услаждающий взоры есть прелюбодей, предупреждая сим не только дело, но и мысль. Да и в отношении убийства закон наказывает человекоубийцу, а Христос - даже гневающегося, потому что Он дает устав душе, а закон - только руке, и Он тем самым, что не дозволяет расти корню, предотвращает и рост ветвей. Посему, обуздывай и око, и раздражительность: первое - чтобы оно не привело тебя к прелюбодейству, а последнюю - чтобы не довела до убийства.


На слова: всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею (Мф.5:28.).
Если бы осквернение касалось только преддверия, а не самого святилища, то, может быть, болезнь была бы удобоисцелима. Если же оно касается самой души, то никто да не обманывает себя. Но если кто, обольщая людей, скажет: никто не увенчивается, аще незаконно подвизатися будет (2Тим.2:5), и при сем подумает, что это законная борьба, если человек при зрении удерживается от самого дела, то пусть знает, что Подвигоположник и Судия таковых борений сказал: иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. Посему та борьба законна, которая не по лености и предубеждению каждого устанавливается, но законоположена неподкупным Судиею.


Как должно разуметь слова: аще око твое и десная рука твоя соблажняет тя (Мф.5:29.30)?
Оком и рукою десною всеблагий Христос наименовал близость к нам друзей и людей преданных нам, за благорасположение искренно содействовать нам назвав их именами тех членов, которыми мы приводим в исполнение то, что нам приятно.

Посему, как скоро кто-либо из них делается виновником соблазна, погрязает в каком-либо грехе, который и нас подвергает укоризне, и ему приносить бесчестие, надлежит отсечь такового. Иначе и ты, подобно ему делаясь вредоносным, утратишь телесную чистоту, сообщив недуг свой тем, которые не заражены еще подобными страстями.


Как должно разуметь сказанное: аще око твое или рука твоя соблазняет тя (Мф.5:29.30)?
Не лишено разумности евангельское изречение, а напротив того, исполнено смысла и рассудительности. Взять верх над вожделением и признается великим, и действительно великое дело, но гораздо важнее быть предусмотрительным, чтобы даже не началась эта болезнь. Сие-то самое предустраивая, Христос сказал: всяк, иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем (Мф.5:28). Называет Он прелюбодеем не того, кто увидел мимоходом и внезапно уязвился, извлек стрелу и уврачевал язву. Ибо не сказал: "кто воззрел", но кто взирает, кто намеренно привлек в себя страсть, питает ее в себе, постоянно посещает ту, которую увидел, с любопытством смотрит на чужую красоту и от частого лицезрения вкушает некоторый род удовольствия.

Посему ты, который со всею осторожностью устраиваешь дела свои, справедливо страшишься сего изречения, просишь истолковать тебе оное и не веришь тем, кто доходит до такой нечувствительности, что говорят: лицезрение нимало не вредит взирающему. Но я одобряю тебя, заботящегося о собственном своем спасении, о них же скажу, что осторожность лучше смелого честолюбия, и Божественные изречения предпочитать собственным рассуждениям - дело святое и самое справедливое.

Если же кто не убеждается этим, то пусть послушает хотя бы Приточника, который прежде евангельского изречения сказал: "Не останавливай на ней ока своего, но иди прочь и не медли на месте". Пусть послушает этого преукрашенного добродетелями писателя, который в одном месте говорит: добротою женскою мнози прелестишася (Сир.9:9), и в другом: не назирай чуждыя доброты (8). Не сказал: не смотри (это бывает иногда случайно), но: не назирай, устраняя внимательное наблюдение, пытливое рассматривание, воззрение с вожделением. Ибо сказано: от сея дружба яко огнь разгарается (9), то есть, от сего зарождается срамная любовь.

Даже и внешним мудрецам, не очень заботившимся об этой строгости нравов, казалось сие и благоприличным и истинным. И Сократ (приведу и их изречения, потому что они возбуждают к целомудрию), увидев, что некто поцеловал благообразного юношу, сказал: "Этот легко бросится на мечи и кинется в огонь, как осмелившийся поцелуем зажечь в себе такой костер".

А Диоген, увидев юношу, наряженного роскошнее, нежели как свойственно мужу, сказал: "Если пойдешь к мужчинам, то беда тебе, а если к женщинам, - то наделаешь бед; потому что нарядами мужчины уловляют женщин, а женщины и женоподобные - мужчин". Агезилай же прекрасному отроку, которого любил, когда тот хотел поцеловать его, воспретил это. И Александр не согласился даже видеть жену Дариеву, признав делом постыдным тому, кто берет в плен мужей, уступать над собою победу женам.

Если же надобно воспользоваться примерами, взятыми не только у язычников, но и у варваров, то не откажусь и этого сделать. Персидский царь Кир не осмелился видеть Панфию, которая ему предназначалась и о которой свидетельствовали, что красота ее чрезвычайна, и даже тому, кто видел ее часто и говорил при этом, что не терпит ничего худого, советовал не часто смотреть на нее, говоря: "Огонь жжет тех, которые близко, а красота - и тех, которые стоят далеко". И слово сие было не лживо, потому что утверждавший о себе, что он выше сластолюбия, пленен был Панфиею. И поскольку не мог склонить ее на свою сторону, потому что та была целомудренна, то угрожал ей насилием, пока не дала она знать о сем Киру. Тот, сознав, что человек этот потерпел сие оттого, что заключен был в клетке вместе с неодолимым зверем, объявил ему, превозносившемуся тем, что не получает вреда от лицезрения: "Если убедишь эту женщину, не препятствую, а если вознамеришься сделать ей насилие, не дозволю".

Итак, если евангельское изречение и писатель Притчей, и сочинивший книгу Премудрости, и еллинские и персидские примеры согласны в этом, то всеми силами должно обуздывать очи, избегать пытливого и невоздержного лицезрения, как уязвляющего смертельно, потому что от него вторгается в душу самый важный порок, овладевая существенными ее частями и, изгнав рассудок, всецело делает ее добычею страсти.



На слова: око за око и т.д. (Мф.5:38).
Законодатель обоих Заветов один. Но Иудеям, как необузданным, закон запрещал только дела, а Евангелие, преподавая нам учение как любомудрым, и самые мысли, от которых рождаются действия, преграждает как источники зла, не только строго наказывая за совершенные грехи, но и полагая надежные преграды к их совершению.

Если же угодно тебе, обратимся и к подлинным словам. Всего лучше слышать самое Писание. Господь говорит: речено бысть древним: око за око, и зуб за зуб. Аз же глаголю вам: не противитися злу. Закон мерою наказания полагает равное страдание, дозволив обиженным делать столько же зла, сколько они сами потерпели, чтобы опасением потерпеть то же самое предотвратить злое дело. Вот объяснение, касающееся глубокой мысли законодателя.

А Евангелие кротостью страдающего препятствует пороку простираться в худшее. Поскольку справедливо полагался предел несправедливости мстящих, и дан был закон, чтобы не сделалось ничего худого, то воздавалось подобным за подобное. Всякий делал то же, в чем обвинял обидчика. Но это было не прекращением прежних худых дел, а вызовом новых, более ужасных, когда один раздражался и делал зло вновь, а другой стремился отомстить за старое и не знал никакого предела во зле.

Отмщение служило не концом, но началом больших бед, когда обидчик и отмщающий впадали в какой-то непримиримый раздор; и то, что было премудрого в законе, что законодатель установил для предотвращения грехопадений, они делали поводом ко греху. Итак, когда столько породилось зол, то Евангелие, угасив как огонь, их начало, остановило стремление зла вперед.


Об ударяемом в ланиту (Мф.5:39).
Если ты уязвлен словами и подвигнут ими к неудержимому гневу, то как же можешь стать делателем Владычнего винограда? Ибо таким делателем признает Он только того, кто, когда его ударили в одну ланиту, может обратить и другую, кто понес тяготу дне и вар (Мф.20:12), как исполнивший все делание заповеди Господней. Посему, если желаешь оных великих наград, то не возмущайся малыми трудами, но приучись возлюбить труды большие, чтобы не иначе принять тебе награду, как по засвидетельствовании совершенства твоих трудов.


О том, что не должно творить милостыню пред человеки (Мф.6:1).
Дивлюсь твоему, заимствованному у других, неблагоразумию; ибо не думаю, чтобы сам ты дошел до такого великого неразумия, и подумал, будто бы подающие милостыню, но делающие это напоказ, хуже неподающих. А какое мнение об этом имею я сам, скажу тебе. В собственном смысле милостив тот, кто оказывает благодеяние, но не разглашает о бедствиях страждущих. Если кто делает добро ради самого добра, то заслуживает большую награду, нежели делающий это ради награды. А если делает ради Божественной награды, то будет поставлен во втором ряду. И если делает ради похвалы, то и получит то, ради чего сделал. Но кто не делает должного ни ради самого добра, ни ради Божией награды, ни ради человеческой похвалы, тот, по моему мнению, даже и не человек, а злой демон. Итак, по какой же причине ты, выслушав Божественное слово, повелевающее не творити милостыни пред человеки, не соглашаясь сам делать что-либо по славолюбию, обвиняешь тех, кто делает что-то из честолюбия? Сколько сохраняющий целомудрие ради славы человеческой выше не пребывающего в целомудрии даже и ради славы, столько же делающий по славолюбию лучше вовсе не делающего, потому что первый стыдится людей, а последний не стыдится ни людей, ни Бога.


На слова: внемлите милостыни вашея не творити пред человеки, да видими будете (Мф.6:1).
Поскольку писал ты: "Возможно ли подающему милостыню не быть видимым?" - то ответствую, что Христос испытывает теперь намерение подающего. Поскольку, кому человек желает угодить, от тех и хочет получить себе похвалу, а вознамерившийся угодить Богу, хочет от Него получить похвалу, то и сказал сие Христос. Не всякий из тех, чью милостыню увидели, для того непременно и делает, чтобы это увидели, но только тот, кто желает похвал и для сего разглашает тайну. Хотя дело и не может укрыться, но подающий милостыню не должен сего выказывать, ибо так поступающий и тех, кто принимает милостыню, позорит, и сам себе провозглашает награду и похвалу.



На слова: да не увесть шуйца твоя (Мф.6:3).
Не в тайне и сокровенности, любезная глава, положен этот Божий закон, повелевающий: да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя, - напротив того, не темен, а весьма ясен и очевиден он для внимательных. Поскольку во след за добрым делом идет у нас тщеславие и желание показать себя, то Господь говорит: ни одно доброе дело да не совершается тобою страстно, и преуспеяние твое да не сопровождается кичливым помыслом, но, если делаешь что хорошо, не выставляй себя на показ, не величайся, не гонись за здешними рукоплесканиями, а ожидай будущих венцов.



На слова: Отче наш, Иже еси на небесех (Мф.6:9).
Учение Господне, кроме всех прочих боголепных наставлений, повелевает в молитве испрашивать и сего: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли (10), то есть сподоби и нас, сущих на земле, стать причастниками того мира горних Сил, который невозмутим, чтобы, как в них преуспевает вся воля Твоя, так и в нас совершалось благоугодное Тебе.

Посему, зная о сем и прежде, и научившись сему теперь от меня, не оставляй сего и неослабно держись мира: потому что он небесный и близкий к Богу.


На молитву: "Отче наш".
Молитва, которой Господь научил Своих учеников, заключает в себе не что-либо земное, но все небесное и относящееся к пользе души. Ибо она учит просить ни начальства, ни богатства, ни красоты, ни силы, ни чего-либо скоро увядающего, от чего, когда оно и есть, повелевается нам воздерживаться и о наслаждении чем просить, когда сего нет, - излишнее дело.

Даже и то, что в ней представляется маловажным и чувственным, по мнению мужей мудрых, сказано более о Божием Слове, которое питает бесплотную душу и некоторым образом входит в ее сущность и соединяется с нею. Потому и называется хлебом насущным, так как имя "сущность" приличествует более душе, нежели телу. Если же это сказано и о хлебе ежедневном, соразмерном потребности тела, то и он, при таком употреблении, делается духовным, ибо не требовать ничего, кроме хлеба, будет признаком духовного, светлого и любомудрого разумения. Итак, будем просить того, чему научены, а не того, что легко исчезает. Ибо было бы бедственно и означало бы великое неразумие просить того, что, если и имеем, повелевается нам бросать.


На молитву Господню: Отче наш.
Дивишься ты, кажется, краткости этой молитвы, а меня всегда изумляло и изумляет это в кратких словах высокое любомудрие. Ибо если нетрудно произношение слов, то нельзя так сказать о познании силы слов. Потребен не слышатель слов только, но и исполнитель дел. Посему полагаю, что всякий предел дерзости преступает тот, кто не исполняя того, что подобает благоискусному сыну, осмеливается Владыку называть Отцем; кто, делая то, чем бесславится имя Божие, решается произносить: да святится имя Твое; кто, служа одним из первых оруженосцев у мучителя, отваживается выговорить: да приидет царствие Твое, то есть к угнетенным под властью мучителя да приидет победоносный Царь, подающий неодолимую помощь в борьбе со грехом.

И не исполняя на деле ничего, угодного Богу, принимает еще на себя лицемерный вид добродетели и говорит: да будет воля Твоя, якоже на небеси и на земли. Предавшись роскоши и расточительности, отложив многое в запас, не только на пропитание, но и для чревоугодия, смеет молиться: хлеб наш насущный (то есть или подобающий душе, или достаточный для плоти) даждь нам днесь, - тогда как словом днесь указывает Господь на попечение об едином дне, потому что, мыслительную силу души возводя к высшему любомудрию, определяет и самое время прошения. Потом, хотя сам недоступен и жесток, но говорит: остави нам долги наша; сам злопамятен и безмерно мстителен, но говорит: якоже и мы оставляем должником нашим; сам себя ввергает в искушение и пролагает всякие пути, ведущие к опасностям, но говорит: не введи нас во искушение, - что представляется смешным, лучше же сказать, достойным всякого негодования. А охотно следовать за врагом (потому что не насилием, не мучительством препобеждается, но обольщением) и сказать: но избави нас от лукаваго, - выше всякой насмешки. И на словах выражать: яко Твое есть царство, и сила, и слава, а на деле пренебрегать Тем, Кто источает всякую силу и славу, - это уже вовсе непростительно.

Посему, сказать: Отче наш, - имеют право одни те, которые по чудном рождении в Божественном Крещении, по новому и необычайному закону чревоношения, показывают в себе, что они истинные сыны. И сказать: да святится имя Твое, - те, которые не делают ничего, достойного осуждения. И сие: да приидет царствие Твое, - те, которые избегают всего, что доставляет удовольствие мучителю. И сие: да будет воля Твоя, - те, которые показывают это своими поступками. И сие: хлеб наш насущный даждь нам днесь, - те, которые отказываются от роскоши и от расточительности. И сие: остави нам долги наша, - те, которые прощают прегрешившим пред ними. И сие: не введи нас во искушение, - те, которые ни себя самих, ни других не ввергают в оное. И сие: избави нас от лукаваго, - те, которые ведут непримиримую брань с сатаною. И сие: яко Твое есть царство, и сила, и слава, - те, которые трепещут словес Божиих и показывают их в самых делах. Ибо познание молитвы в такой же мере бывает успешно, в какой преуспевают нрав и жизнь молящегося.


На слова: "отпускайте, и будет отпущено вам" (Мф.6:14).
Хорошо знаю, что если бы у тебя были деньги, ты отдал бы их нуждающимся, и дивлюсь тому, что приходишь в негодование, когда оскорбившие тебя просят у тебя прощения. Между тем эта не требующая издержек помощь обыкновенно приносит нам пользу не меньшую, чем помощь многими деньгами; потому что от нашей снисходительности и от того, прощаем ли мы оскорбляющих нас, зависит наше спасение. "Отпускайте, и будет отпущено вам", - так взывает Божественное Слово.


Пресвитеру Афанасию.На слова: чтоже видиши сучец, иже во оце брата твоего, бревна же, иже есть во оце твоем, не чуеши (Мф.7:3)?
Это общий, кажется, недуг - быть не только слепым для собственных своих грехопадений и зорким для проступков ближнего, себе самим отыскивать принужденные оправдания, для других же быть строгими и неумолимыми судиями, те, кто действительно освободился от самолюбия и держится той мысли, что брать верх должна справедливость, греша, произносят и себе самим тот же приговор, какой произнесли бы и ближним. Лучше же сказать, они исправляют себя покаянием, зная, что неисправимый достоин гибели. Сему-то строгому испытанию подвергая нас, Христос сказал: что же видиши сучец, иже во оце брата твоего, бревна же, иже есть во оце твоем, не чуеши? Не надлежит быть строгим судиею других тому, кто невнимателен к собственным своим недостаткам.


На слова: не дадите святая псом, и так далее (Мф.7:6).
Подлинно достойно удивления Божественное изречение, которое ты просил тебе объяснить. Ибо слова: не дадите святая псом, ни пометайте бисер ваших пред свиниями; да не поперут их ногами своими и вращшеся расторгнут вы, - имеют подобный следующему смысл. Слово Божие свято, и подлинно оно есть самый драгоценный бисер, псы же и свинии - это погрешающие не только в догматах, но и в деятельной жизни. Попирание - раздор и споры об этом тех, кто покушается извратить правоту догматов и оскорбляет доблестное житие; а расторжение - это поругание со стороны живущих неправо и их пренебрежительное отношение к тем, кто предлагает им слово Божие и подает добрые советы. Посему Господь и сказал: не повергайте слова, подобно чему-либо малоценному и легко приобретаемому, чтобы вам и Господа не оскорбить, и самим не подвергнуться осмеянию со стороны тех, которые не говорят и не делают ничего право.

Иные же - и они близки к истине - утверждают, что Господь здесь повелевал и священства не давать непотребным и нечистым, чтобы они не осквернили оного и не стали нападать на рукоположивших, расторгая ту добрую славу, какую те имели прежде. Если же скажут, что Господь здесь повелевает и согрешающим мирянам не преподавать Божественных Таин, не противоречь сему. И если будут говорить, что Он запрещает совершать Божественное Крещение над теми, которые притворно приступают к вере, но не оставляют настоящих своих занятий, - также не спорь.



На слова: аще убо вы лукавы суще (Мф.7:11).
Велика благость Божия, велика и человеческая жестокость. Кто испросил себе отсрочку и получил прощение долга, тот, когда у него попросили отсрочки, не только не дал ее, но и заключил товарища своего в темницу, хотя тот и не столько ему задолжал, сколько должен был он сам, потому что сам должен был десять тысяч талантов, а тот - пятьдесят динариев.

Потому евангельское слово, сравнивая человеческую доброту с Божиею благостью, справедливо назвало ее лукавством: аще убо вы лукави суще, умеете даяния блага даяти чадом вашим, кольми паче Отец ваш Небесный даст просящим у Него. Не в целом природу обвиняет в лукавстве (да не будет сего; ибо написано: ублажи, Господи, благия (Пс.124:4), и еще: благий человек от сокровища своего износит благая (Мф.12:35)), но, только сравнивая благость человеческую с Божиею, называет ее лукавством. Ибо сказано: кольми паче Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него (Мф.7:11).


На сказанное: вся, елика аще хощете, да творят вам человецы, и вы творите им (Мф.7:12).
Достойны одобрения те, которые руководятся врожденным законом и делают то, что должно. Ибо естество человеческое само в себе имеет точное и неподкупное судилище добродетелей, на которое ссылался и Христос как на источник увещания и совета, говоря: вся, елика хощете, да творят вам человецы, тако и вы творите им. Потом, показывая, что это есть правило и благочестия, и человеколюбия, сказал: се бо есть закон и пророцы.

Но поскольку естество наше пало и омрачило в себе черты добродетели, то дан был закон писаный. А так как и он был нарушаем, то исправление поручалось лику Пророков. Когда же они стали отрекаться, говоря: врачевахом Вавилона, и не исцеле (Иер.51:9), - приходит на землю Тот, Кто и в естество вложил семена добродетели, и научал законом, и проповедывал через Пророков. Посему, с пришествием Небесного Царя необходимо стало, чтобы узаконены были догматы, приличные небу, и в священных Евангелиях, как бы в царских постановлениях, предписан был образ жизни, соответственный и угодный более Ангелам, нежели людям.


На слова: душевен человек не приемлет, яже Духа Божия (1Кор.2:14), а также: не может древо зло плоды добры творити (Мф.7:18).
Сказанное же: не может древо зло плоды добры творити, - не уничтожает силы покаяния, но осмеивает закосневание в делании зла. Что пребывает злым, то не может приносить плодов добрых, но переменившись в добродетель, оно сии плоды принесет. Если у Спасителя шла речь о деревьях, то пусть имеет силу твое слово. А если о людях и деревья представлены Им в пример (а что для деревьев природа, то для нас произволение), то да опровергнется твое предположение. Ибо каким деревом кажется тебе Ап. Петр? Добрым ли? Но как же он отрекся? Злым ли? Но как же вся земля и море воспевают его подвиги и победы? Каким деревом представляется Иуда? Злым ли? Но как же он удостоен апостольской чести? Добрым ли? Но как предал Христа?

И если стану рассматривать все совершавшиеся в людях перемены, то, сам того не примечая, введу множество лишних речей. Посему, предоставляя тебе собрать это в писаниях, перейду к истолкованию апостольского изречения. Человек душевен, хотя и не приемлет, яже Духа Божия, но приимет; потому что Апостол не сказал: "не приимет", но говорит: не приемлет.

И еще говорит: не может разумети, а не сказал: "Не возможет уразуметь". Как если кто, смотря на раскаленное железо, скажет: "не может быть оно холодным", однако же может сделаться таким, так и в сказанном одно принадлежит настоящему времени, а другое - будущему.

Почему повелено было прокаженному принести дар, предписанный законом (Мф.8:4)?

Прекрасно, как купец, ищущий дорогих бисеров, доведываешься ты смысла, заключенного в Писании. И кратко отвечу на то, о чем спрашиваешь. Прокаженному повелено было принести предписанный законом дар для того, чтобы показать согласие двух Заветов, а также и то, что Совершивший исцеление ныне и Давший закон - Один и Тот же.



Авраам, Исаак и Иаков.
Господь, возбуждая к соревнованию неблагодарный народ иудейский, противящийся евангельской проповеди, говорит: мнози от восток и запад приидут, и возлягут со Авраамом, и Исааком, и Иаковом, праотцами их, во царствии небеснем (Мф.8:11). А сим и камни благодати созидает на основании закона, народ Божий сопоставляет с патриархами, показывает связь закона с Евангелием, а также и то, что благоискусные в том и другом удостоятся приглашения, а те, которые, надмеваясь мыслью о своем роде и будучи скудны добродетелью, величаются, что они - сыны царствия, сами себя ввергнут в нескончаемое мучение.



На слова: лиси язвины имут, и птицы небесныя гнезда (Мф.8:20).
Лиси язвины имут, и птицы небесныя гнезда. Так отвечал Господь просившему позволения идти за Ним, отвечал как Сердцеведец, создавый на едине сердца (Пс.32:15) человеческие (сказано же на едине, потому что сотворил их, не имея нужды в помощи другого), и как усматривающий, что человек этот одержим лукавыми помыслами, что вселяются в него злые духи и что он неотвратимо предан пороку. Посему-то Господь удалил его от сопребывания с Собою, чтобы упорство его в злонравии не соделалось причиною соблазна для верующих, т.е. чтобы они, смотря на сего человека, не осудили бы Владычнюю силу в немощи, как не возмогшую обратить его к добродетели.


На слова: ниже вливают вина нова в мехи ветхи (Мф.9:17).
Согнивших в ветхости и отвергнувших новую благодать Господь нарек мехами ветхими, как бы прорвавшимися и проливающими новое учение Царствия. Таковым показал себя Каиафа. Ибо, услышав от Господа, что Он - Сын Божий, разодрал одежды. Петр же, приняв закон Духа жизни, не только, будучи поучаем, не отвращался, но и, будучи вопрошаем, исповедал Его, показав насажденное в нем познание истины.


Что значит сказанное Апостолам: на путь язык не идите (Мф.10:5)?

Не идти на путь язык - значит не сходиться с ними в образе мыслей, равно как и во град самарянский не входить значит не то, чтобы удаляться от сожительства с ними, но чтобы не приобщаться к их злочестию и лукавству.

1.126. Комиту Ермину.

На слова Писания: мудри яко змия, и цели яко голубие (Мф.10:16).

Господь повелевает нам, разумливый мой, быть мудрыми подобно змее, во всяком искушении соблюдать главу свою, то есть веру нашу. Ибо змея, в каких бы затруднительных обстоятельствах ни находилась и каким бы ударам ни подвергалась, сохраняет голову свою невредимою. А также ухитряется совлечь с себя ветхость, проползая сквозь какое-либо тесное отверстие и там слагая свою старую кожу. Посему Господу угодно, чтобы и мы на тесном пути и в злострадании совлекались ветхого человека и облекались в человека нового, обновляемаго по образу Его (Кол.3:10).


На слова: мудри, яко змия, и цели, яко голубие (Мф.10:16).
Мудрость, растворенная простотою, есть некое божественное достояние и, скажу даже, составляет самую совершенную добродетель. Но если одна от другой отделена, то мудрость впадает в лукавство, а простота кончает глупостью; потому что первая способна делать злое, а последняя - обманываться. Посему Божественное Слово не представило сего в одном образе, так как в бессловесных животных нет мудрости с простотою, но одни стремятся к лукавству, а другие - к простоте; а напротив того, изрекло: будите мудри, яко змия, и цели, яко голубие.

Но это сказано не в том смысле, чтобы мы подражали змеям в ядовитости и способности угрызать (Иудеи осуждаются как змии и порождения ехиднова (Мф.23:33)), а также в скрытности и коварстве - пример берется не во всех отношениях, а только отчасти, иначе будет не примером, но тождеством, - но чтобы мы, как змеиной чешуи, совлекались ветхого человека, то есть порока, и хранили веру, как змея - голову, мало же заботились о теле, и прочие змеиные свойства отложив в сторону, соединили с этим простоту голубя, заимствуя у голубя не его несмысленность (Ефрем осуждается, яко голубь безумный, не имый сердца (Ос.7:11)), но простосердечие и незлобие.

Если же угодно, Слово объяснит это и другим примером. Львом называется не только Христос, но и праведник, и диавол; однако не в одном и том же отношении, потому что, как сказал я прежде, пример берется не во всех отношениях, но в той одной части, которая с пользою прилагается к предмету речи, все же прочее отлагается в сторону. Христос именуется львом по царственному достоинству и по неодолимости, ибо возлег, уснул, яко лев (Быт.43:9), а праведник - по небоязненности и бесстрашию, ибо праведный, яко лев, уповает (Прит.28:1); диавол же - по зверству и кровожадности, ибо, яко лев ходит, иский кого поглотити (1Пет.5:8).

Итак, если Писание представило различные образы, взятые от одного животного, и мы не смешиваем изображаемого ими, но каждому присваиваем то, что подобает, чему дивишься, когда Ап. Павел заимствовал образ от брения не с намерением унизить свободу, которую он везде увенчивает, но желая и показать ту великую покорность и то послушание, какие праведный человек должен иметь по отношению к Богу, и уврачевать беснования тех, которые осмеливаются подвергать нареканию познание чистое и превышающее всякое слово и разум.


На слова Писания: мудри, яко змия, и цели, яко голубие (Мф.10:16).
Подобия берутся не во всей полноте; иначе будут не подобия, но тождество. Если Спаситель повелел подражать целости и незлонравию голубя, то надлежит уклоняться от его малосмысленности, то есть не прибегать к тем, которые стараются уловить. Если не надобно делать вреда другим, то не следует и самим терпеть существенный вред и бежать к тем, избавление от которых - величайшая выгода.

Если же желаешь ты иметь и очевидное свидетельство на то, что сказано мною, послушай, что говорит Пророк: и бяше Ефрем яко голубь безумный, не имый сердца. А если спросишь о причине, то Пророк немедленно приводит ее: Египта моляше, и во Ассирианы отыде (Ос.7:11), то есть один из двух народов, зараженных самоуправством, ненавистью и давнею любостяжательностью, призывал на помощь, а к другому бежал, ища спасения. Посему, кто же, говорит Пророк, несмысленнее Ефрема, стремящегося к тем, которым и снится только одно - плен и рабство его?


На слова: не пецытеся, како или что возглаголете (Мф.10:19), и еще: готови присно ко ответу (1Пет.3:15).
Поскольку, говоришь ты, дивишься, почему Спаситель сказал: не пецытеся, како или что возглаголете, а один из апостольского лика дал совет: готови присно ко ответу; - то знай, что нет противоречия в сих изречениях, но одно сказано о свидетельстве, а другое об учении.

Когда мы в собрании друзей, тогда и нам повелевается заботиться о том, что сказать, ибо нелепо не знать того, чему обещаемся учить. А когда перед нами страшное судилище, и толпы народа, и неистовые исполнители казни, и отовсюду страх, тогда Господь обещал нам Свою помощь. Ибо весьма великое было дело, чтобы когда восседают цари, предстоят областеначальники и воеводы, когда обнажены мечи и все готовы стоять заодно, - люди, почти такие же безгласные, как и рыбы, которые вошли связанными и поникшими к земле, были в состоянии промолвить слово. Посему справедливо одни пользуются Божиею помощью, а другим дается наставление не предаваться сну неведения; потому что ученики Премудрости должны быть мудры.


На слова: приемляй Пророка во имя пророче, мзду пророчу приимет (Мф.10:41).
Смысл слов: приемляй Пророка во имя пророче, мзду пророчу приимет, - говоря кратко, наилучший, таков: кто по другой какой потребности или по другой причине, удостаивает чести доброе, тот не будет еще участвовать в славе доброго; но тот прославится вместе с добрым, кто почтил доброе ради самого добра. Ибо многие чтут Пророков или праведников или по причине славы человеческой, или по причине житейской выгоды. Иные заняты этим, тратят на сие деньги, и никто о них не скажет, что приимут мзду пророчу. Но кто, без таких прикровений, откровенною душою взирая на доброе, почтит святых, тот справедливо прославится вместе со святыми.


На сказанное: подать чашу студены воды (Мф.10:42).
Ты, кажется, и сам себя обманываешь, и перетолковываешь Божественные Писания. Ибо сказанное: подать чашу студены воды, - относится к тем, у кого это только и есть, а не к изобилующим богатством, которые могут и одеждами снабдить людей, томимых голодом, болезнями и наготою. И не дивись, если подающий воду за дело сие не остается без награды; потому что милостыня ценится не по подаянию, но по произволению, когда и слово удостаивается одобрения.

Ибо сказано: се слово паче даяния блага. Но прибавлено также: обоя же у мужа благодатна (Сир.18:17), то есть, у того, кто в состоянии дать. Ибо оценивается не столько поданное, сколько степень изобилия и произволения подающего. Ибо многие от многого подают малое, а многие - от малого многое. Ценится не мера подаваемого, но сравниваемая с нею мера изобилия подающих. Посему и вложившая две лепты превзошла всех тех, кто принес много; потому что те принесли часть, а она пожертвовала всем своим достоянием.


О вопросе, заданном Предтечею: Ты ли еси грядый (Мф.11:3)?
Ты ли еси грядый или иного чаем? Вопрос этот предложил Иоанн Предтеча Господу, приуготовляясь быть усеченным за истину и стараясь привести учеников своих ко Господу, ибо они и после его свидетельства, видя строгое житие Иоанна, сомневались еще, точно ли Господь больше Иоанна. И Господь доказал сие тем, что совершил вскоре, многими чудотворениями подтвердив истину Иоаннова свидетельства и не поверивших слышанному отпустив от Себя уверовавшими из-за увиденного ими.


Об облекающихся в мягки ризы (Мф.11:8).
О том, что носить мягкие, тонкие, красивые и цветные одежды значит не сохранять правило подвижничества по Богу, спроси Иоанна Богослова, описывающего хитон Господень. И он скажет тебе: бе же хитон Его не швен, свыше исткан весь (Ин.19:20.). Но кому неизвестна малоценность той одежды, какую употребляли бедные Галилеяне, которым особенно нравилось таковое одеяние, сотканное с некоторым искусством? Попроси сведений у божественного Матвея, извещающего об Иоанне Крестителе, и он даст тебе такой ответ: сам же Иоанн имяше ризу свою от влас вельблуждь (Мф.3:4). Смотри также, как многомудрый и богоносный Лука изображаете кичливость Иродову и порицает одежду, в какую тот был облечен (Деян.12:21). В мягки ризы одеянные, - говорит он, - живут в домах царских (Лк.7:25), но не отличаются одеждами, достойными духовного брачного чертога. Посему, если вожделеваешь его, малоценностью одежды подражай Богу нашему Иисусу, потому что роскошь в одеждах - знак здешней изнеженности, а не горней светоносности.



Почему не восста в рожденных женами болий Иоанна (Мф.11:11) и что в Иоанне лишше пророка (9)?
Спрашиваешь: почему Иоанн Креститель болий в рожденных женами, и если Иоанн - Пророк, то что в нем лишше пророка, как сие говорит о нем Господь? Посему в немногом выслушай многое. Иоанн болий в рожденных женами, потому что он пророчествовал в самой матерней утробе и, сам сокрываясь во тьме, узнал пришедший Свет. А лишше пророков в нем то, что Того, о Ком он пророчествовал и Кого все патриархи и Пророки представляли себе только в снах и видениях, не сподобившись узреть собственными очами, он увидел пришедшим во плоти.


Что значит сказанное об Иоанн Крестителе: мний же во царствии небеснем болий его есть (Мф.11:11)?
Не легкую, но требующую глубоких исследований задачу предложил ты нам, превосходнейший из трудолюбцев. Мний в царствии небеснем болий есть Иоанна Предтечи. Совершенный в законе, каким был Иоанн Предтеча, без сомнения, меньше человека крестившегося в смерть Христову. Ибо вот что значит небесное царство: быть погребенным со Христом, снисшедшим расхитить добычу смерти, совостать с Ним, дарующим державу над смертью.

Посему, так как Иоанн Предтеча, хотя и был болий всех рожденных женами, но усечен был прежде, нежели даровано небесное царство. И хотя по правде законной соделался он неукоризненным, однако же смертью своею, как писали мы, опередив усовершившихся духом жизни во Христе, не достиг до их совершенства. Поэтому всякий мний во царствии небеснем, то есть в возрождении по Христу, болий есть, как сказано, оправдавшегося законом; ничто же бо соверши закон (Евр.7:19).


Почему царствие небесное нудится (Мф.11:12)?
Награды выше всякого человеческого достоинства и с великим избытком превосходят воздаяние, какое следовало бы за труды (так как недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим.8:18), - сказал сосуд избран (Деян.9:15)), и ими как бы делается принуждение немощи естества. Посему и сказано: царствие небесное нудится, и нуждницы восхищают е. Какие же это нуждницы? Это люди, которые тело свое принуждают к постам, к целомудрию, к какой-либо иной добродетели, подчиняют его законам духа, делают его вспоможением и побуждением к добродетели.

Как должно разуметь написанное: иже аще речет слово на Сына Человеческаго, отпустится ему (Мф.12:32).

Ты предложил весьма важный и часто повторяемый вопрос, исследованием которого занимались многие, истину же постигли одни богодухновенные мужи. Иже аще речет слово на Сына Человеческаго, отпустится ему; а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий. Почему же, говоришь ты, если сущность Божественной Троицы одна, хула на Сына не наказывается, подвергается же наказанию одна хула на Духа? Поэтому слушай.

Кто скажет хульное слово на Сына Человеческого, тот, как сказал Господь, не подлежит осуждению, потому что для имеющих болезненное око ума Бог, неизреченно соединившийся со скудостью видимой плоти, неудобопостижим и неудобозрим, пока не познано сокровенное Божество. А в имеющих чистый ум, для которых соделалось явным воплотившееся Божество, вовсе не имело места неверие, и им Господь не угрожал воздаянием суда. Хула же на Духа Святого неизвинительна, потому что самые дела, став явными, обличают хулящих в том, что они непризнательны и неблагодарны. Ибо, когда силою Божества прекращались страдания и изгоняемы были демоны, ропотники Иудеи клеветали, будто Божественные знамения совершаются о веельзевуле (27). О сей-то хуле, как ясно произносимой на Божию сущность, Господь изрек, что она непростительна.

Из самого изречения Господа, в котором сказано: иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему (Мф.12:22), видно, говоришь ты, что такое хула на Духа Святого, а также ясно и то, что хула на Духа Святого наказывается. Но ты просишь пояснить тебе Писанием то, что Дух Святый есть сущности Божией. И на это можешь найти решение в тех словах Господних, которые у тебя под руками, если несколько углубишься и прострешься вперед мыслью. Господь говорит: аще Аз о веельзевуле изгоню бесы, сынове ваши о ком изгонят? Аще ли Аз о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас царствие Божие (27:28.).

А в другом Евангелии яснее сказано: аще ли о персте Божии изгоню бесы; и перстом Божиим назван здесь Дух Святый (Лк.11:20.). Но перст, если возьмем для примера с себя, - одной сущности с телом. Следовательно, наименованием перста евангелист дал ясно видеть, что ипостась Духа Святого неотлучна от Божией сущности и сродственна с Нею.



О том, что три дня и три ночи пребыл Господь во гробе.
Вот объяснение того, что Господь три дня и три ночи пребыл во гробе. Написано: яко же бе Иона во чреве китове три дни и три нощи; тако будет и Сын Человеческий в сердцы земли три дни и три нощи (Мф.12:40). Посему возвещающий о Себе, что исполнит прообразованное Ионою, в точности зная сие (потому что Сам был с Ионою и ввергаемым в глубину, и извергаемым из глубины), несомненно, исполнил это, столько же времени пребыв в гробе, сколько Иона в ките.

Если же требуешь и другого объяснения, вот оно. В шестой час пятка Господь распят, от шестого часа до часа девятого была тьма; разумей это как ночь. От девятого часа - опять свет, это уже день. В след за сим - ночь пятка. Суббота - еще день. Затем - ночь субботы и утро дня Господня, как говорит евангелист: свитающи во едину от суббот (Мф.28:1).

Если же хочешь знать и третье объяснение, то оно таково. В пяток Господь предал дух, - это один день; был во гробе всю субботу, потом и субботнюю ночь. Когда же воссиял день Господень, Он восстал из гроба, и это еще день, потому что по части, как сам знаешь, познается целое. Так у нас в обычае совершать поминки скончавшихся. В каком бы часу дня ни скончался кто, мы, миновав только следующий день, на другой после него обыкновенно правим третины умершего. Имеешь теперь, как думаю, разрешение вопроса.

А если упорные спорщики требуют полных трех дней и ночей, то отвечай: и царь, если, вняв ходатайству и прошению заключенных на рудниках и в тюрьмах, обещает простить их вину по истечении третьего дня, а дает свободу, предварив этот срок, то сею скоростью более всего доказывает истину обещания. И Владыка, восстав из мертвых скорее, нежели обещал, по справедливости да примет от всех поклонение.



О трех днях и ночах пребывания Господа во гробе.
Крайне дивлюсь и изумляюсь несмысленности спрашивающих: по какой причине Христос воскрес прежде трех дней? Ибо если утверждают, что Он вовсе не воскрес, то для чего вдаются в исследования о времени? Если же воскрес, но раньше, нежели обещал, то да признают, что воскресением доказана вместе и несомненная истина изреченного Им.

Ибо совершив то, что было и казалось (если судить по немощи человеческой) невозможным, конечно, не оказался бы Он немощным для совершения возможного. Хотя всего более показывало бы немощь, если бы Он воскрес позднее, а то, что воскрес ранее, служило доказательством самой великой силы.

И потому, что Христос уничтожил тьмочисленные списки еллинских богов, ниспроверг всех идолов, истребил нечестивые жертвенники, обагренные человеческими кровьми, привел в бессилие диавола, обратил в бегство демонов, укротил дикие племена, Иудеев подверг весьма великим бедствиям, а уверовавших в Него возводит превыше неба, - надлежало бы поклониться Его Божественной и непреодолимой силе, а не спорить о часах. Ибо, что всего важнее и превышает всякий разум, то не может быть опровергнуто маловажным. Но, впрочем, поскольку преизобилие истины велико, попытаюсь приступить к рассмотрению самого дела.

Итак, в отражение их нападения, скажем им следующее: если увидим, что какой-либо должник, обещавшийся уплатить своему заимодавцу долг по прошествии трех дней, уплатил все прежде срока, то осудим ли его как солгавшего или подивимся ему как более должного устоявшему в истине? Я держусь последнего, и конечно, того же мнения и они.

Посему, что же несообразного в том, если Христос сказал, что воскреснет в третий день, а воскрес ранее, чтобы показать Свою силу, привести в омертвение стражей и заградить уста Иудеям? Воскреснуть ранее - сие не подавало повода к обвинению, а замедление воскресения внушило бы великое подозрение. Воскресению надлежало совершиться, когда стража была при гробе и стерегла. А если бы оно совершилось по истечении назначенных дней и по удалении стерегущих, то дело показалось бы подозрительным.

Если же Христос не воскрес, то как Апостолы именем Его совершали такие знамения? Почему недостоверными будут те свидетели, которые тысячами опасностей и смертей уверяли в истине, запечатлев свидетельство не чернилами, но собственною своею кровию?

Но если нужно дойти до самой точности, то скажу еще следующее. Христос изрек, что воскреснет в третий день. Имеешь пяток, имеешь и субботу до захождения солнца, а по субботе Он воскрес, коснувшись крайних дней вполне и совершив весь средний. Ибо и сказал, что воскреснет в третий день, а не после трех дней. Разорите, говорит, - церковь сию, и треми денми воздвигну ю (Ин.2:19). Да и Пророк, песненно предвозвещая, что смерть тогда восплачет, будучи связана крепчайшею смертью, сказал: исцелит ны по двою дню, в третий день воскреснем, и живи будем о Нем (Ос.6:3).

Если же будут указывать на слова: три дни и три нощи (Мф.12:39), то отвечу, что соприкосновением с ними Он исполнил обещание. Ибо все продолжение двадцати четырех часов называется одним днем. Но если кто родится или умрет в первый или последний из сих часов, присчитывается ему самый день. Например, если родится кто перед самым захождением солнца и день этот будет первый день месяца, то считается, что он родился в этот день. А если другой родится по захождении солнца, то будет это уже второй день.

Итак, почему же, когда разница во времени состоит в одном часе, а может быть, не составляет и одного часа, об одном говорится, что он родился в первый день, о другом же - что во второй? Потому что для всякого явно и ясно, что первый прикосновением только совершил предшествовавшие сутки, а другой жил последовавшие за тем сутки только прикоснувшись к ним, состоявшие из полных двадцати четырех часов. Посему, если это подтверждается и точным исчислением часов, то для чего напрасно мучат себя те, кто усиленно утверждает, будто бы Истина не устояла в истине?


О словах Писания: ово убо сто, ово же шестьдесят, ово же тридесять (Мф.13:8).
Слова сии: ово убо сто, ово же шестъдесят, ово же тридесять, - могут указывать на девство, воздержание и честный брак, а также могут означать обучение души, служение тела и раздаяние денег. Ибо спасать душу лучше служения, совершаемого посредством тела, равно как это лучше и самого раздаяния денег, потому что первое бывает соединено с трудами и пролитием пота, а второе выполняется с помощью приобретаемого совне.


Притча о семени, и о том, как сеется слово.
Писал ты: почему Христос, сказав в начале о сеянии слова, присовокупил: сие есть при пути сеянное, если лукавый восхищает всеянное (Мф.13:19), а в притче о плевелах сказал: доброе семя суть сынове царствия (Мф.13:38)? Отвечаю на сие: в каждой притче прежде всего должно представлять себе черты, относящиеся к поставленной цели, и не предполагать точного сходства во всех чертах.

Но чтобы не навести иных на мысль, будто выдумываю, чем бы прикрыть незнание, объясню сокровенный смысл притчи, сказав, что семя есть и слово, а также те, кто принял слово, по причине срастворения с ним и как бы перерождения в него. Ибо посредством слова Христос воображается в нас (Гал.4:19) и мы образуемся по Христу. Посему-то и семя ввергается в землю, чтобы уподобило оно себе человека.


На притчу о плевелах (Мф.13:25).
Спрашиваешь: почему помышления злая от сердца исходят и сквернят человека (Мф.15:18.19)? Потому что спят делатели, обязанные бодрствовать и хранить прорастающий плод доброго семени. Если бы мы неизменно пребывали на страже над собою, не предаваясь пресыщению и усыплению и не оскверняя Божия образа, то есть не допуская подменивать доброе семя, то сеятель плевел не нашел бы к нам доступа и не возрастил бы в нас достойных огня плевел.


Хощеши ли, да шедше исплевем плевелы (Мф.13:28), - говорят Ангельские Силы, желающие всегда преданно служить Божией воле, потому что видят и нашу леность, и великое Божие долготерпение. Но им воспрещается сделать сие, чтобы вместе с плевелами не была исторгнута пшеница, не был похищен грешник, подающий надежду исправления, и вместе с родителями, которые соделались порочными, не были истреблены невинные дети, которые нередко находятся еще в отеческих чреслах, но предстоят уже Богу, видящему сокровенное.

Чины Ангельские, как Божии рабы, подобно всякому естеству, не знают того, чего еще нет, а Господь и знает это, и нередко приводил в исполнение. Не лишил Он жизни согрешающего Исава, когда тот был еще бездетным, чтобы вместе с ним не истребить от него рожденного Иова. Не предал смерти мытаря Матфея, чтобы не воспрепятствовать делу Евангелия. Не умертвил непотребных блудниц, чтобы в мире были и образцы покаяния. Не наказал отречения Петрова, потому что провидел горькие слезы. Не истребил, наказав смертью, гонителя Павла, чтобы не лишить спасения пределы вселенной.

Посему те плевелы, которые остаются до жатвы и не изменяются, то есть не приносят плода покаяния, как болезнующие совершенным неплодием, уготовляются великому огню.


На сказанное: подобно есть царствие небесное зерну горушичну (Мф.13:31).
Зерну горушичну уподобляет Господь небесное царствие по многим чертам. Это и уничижение убожества, которое Он воспринял в Его снисхождении и которое соделалось нам сенью и отрадою среди всех болезней в жизни. Это и малость стада в начале благовествования. Это и острота вкуса, естественно свойственная горчице, в чем и имеет нужду купец, идущий путем тесным, и нераздробляемость зерна, и сохранение им состава своего неразделимым. Ибо, кто вступил в единение с Богом и достиг состояния единого совершенного человека, тот должен быть с Ним в нераздельном и неразрывном союзе, не расторгаемом никаким страданием, и всецело с Ним соединенным.


На сказанное: подобно есть царствие небесное зерну горушичну (Мф.13:31).
Пребожественное Отчее Слово, о премудрый, и Божественную проповедь Свою, как порождающую небесное царство, называет царством. Подобно есть царствие небесное зерну горушичну, еже малейше убо есть от всех семен, егда же возрастет, более всех зелий есть. А сие значит, что из малого - ибо слова эти малозначущи - оно возрастет до такой меры, что затмит собою всю еллинскую мудрость; это и совершилось. Ибо сильное в слове и умозаключениях заблуждение уступило безыскусственной истине.


На сказанное в Писании: подобно есть царствие небесное зерну горушичну (Мф.13:31).
Искусство истолкования все сказанное нам представляет в выражениях более ясных, и слушатели привлекаются им, как звуком лиры.

Особенно же, когда идет исследование не чего-либо обыкновенного и хорошо узнанного, но неизвестного для многих, и когда очевидна мудрость ведущих речь, которою и возбуждается вожделение в слушающих, потому что не слишком обыкновенное привлекательно. Сказал же это я, так как ты спрашивал, что значит уподобление царствия небесного зерну горушичну?

Посеваемое слово Божественной проповеди кратко в сравнении с учениями, какие когда-либо преподавались мнимыми мудрецами, и возвещается в изречениях самых кратких не только по усеченности, но и по простоте речи. Но, будучи возделываемо, слово растет, расширяется и оказывается превышающим всякое слово, когда-либо возбуждавшее к себе удивление, потому что порождает истину, а не украшает ложь. Выше же истины нет ничего.

Потому и величающиеся именем философов, распростившись со своими учениями, желают насладиться сенью Божиею и прибегают к ней. Ибо сколько пифагорейцев, бывших учителями кичливости и презорства, сделались учениками сего слова? Сколько платоников, отложив превозношение своим красноречием, утвердились под его сенью? Сколько аристотеликов, в ничто вменив мудрость, которою славились, возжелали стать в ряды послушных слову?



На слова: о дни же том и часе никто же весть (Мк.13:32).
Для чего хулители сами на себя навлекают суд Господень? Для чего богоборцы возжигают огонь гееннский? Говорят: не знал Господь дня скончания века. Нет, не не знал, но отказывался давать объяснение на бесполезные вопросы. Ибо мог ли не знать часа или дня Творец веков? В Нем суть сокровенна вся сокровища премудрости (Кол.2:3). Не незнающему свойственно предсказывать знамения и ужас последнего дня и описывать оный по признакам, как день настоящий.

Напротив того, как сказал я, не дал Он определенного ответа на суетный вопрос. Ибо, скажи мне, какая тебе польза знать день кончины? Не знать же оный полезно, чтобы, всякий день почитая последним, мы были готовы к оному, бодрствуя и ожидая нашего Господа.


В чем царство небесное уподобилось квасу (Мф.13:33)?
Царство небесное уподобляется квасу в безгрешном воплощении Бога и Спасителя нашего, Которым растворен весь мир. И составом единого Тела, воспринятого от нашей сущности и от Богородицы Марии, все от века человечество обновлено в возрождении.


Почему Господь называется бисером и почему царство небесное уподобляется ищущу добрых бисерей (Мф.13:45)?
Взыскавший многоценен бисер и отдавший за него все, елика имяше, есть новый Господень народ, пренебрегший достоянием и богослужением отеческим и взыскующий Господа славы. А бисером называется Господь, потому что соединен с глубиною Божества, и познается только одними рыбарями и истолкователями Его.


На слова: несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Израилева (Мф.15:24).
Несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Израилева, - говорит Господь Хананеянке, желая исполнить обетование, данное Аврааму, и восприняв от его семене человеческое естество (Евр.2:16), из рода его избрав Себе Матерь, в Ней и от Нее воплотившись, поистине сделавшись Человеком, подобным нам во всем, кроме греха, и отнимая у Иудеев всякий предлог к оправданию.

Поскольку, как сказал я, отцам их обетовал Он спасение, обетовал умножить семя их, яко звезды небесныя (Быт.26:4), то к ним пришел, и от них произошел, и не допускал пока к Себе язычников, сохраняя в первую очередь к Себе для Иудеев. Когда же Господь увидел в них неподвижность, а в язычниках нашел готовность к обращению, когда Иудеи уготовили Ему смерть и Крест, а язычники принесли плод - поклонение и богословие, тогда, восстав из мертвых, Он дал ученикам заповедь научить вся языки (Мф.28:19), отринув непризнательных и неблагодарных Иудеев. Посему-то Апостолы, обратившись к язычникам, целую вселенную озарили лучами Божественной проповеди.


О вопросе Господа: кого Мя глаголют человецы быти (Мф.16:13)?
Не как не знающий высокого людского мнения о Себе, Христос, проницающий в сердца, спрашивал Своих учеников: кого Мя глаголют человецы быти? Но угодно Ему было, чтобы все научились тому несомненному исповеданию, какое вдохновенный Им Петр положил в незыблемое основание, на котором Господь создал Церковь Свою.



Об ответе Петра: Ты еси Христос, Сын Бога Живаго (Мф.16:16).
Слова сии: Ты еси Христос, Сын Божий, означают соединение двух естеств, которое для нашего спасения боголепно совершил в Себе Сын Божий.



На сказанное Спасителем о Церкви: врата адовы и пр. (Мф.16:18).
Вратами адовыми Слово Божие назвало мучительство безбожников и хулы еретические, так как, всему этому противостав, Божия Церковь первыми не преодолевается, а со вторыми борется.


На сказанное Спасителем о Церкви: яко врата адова не одолеют ей (Мф.16:18).
Не в том смысле, что никто не пойдет на нее войной и никто не вознамерится ее истребить, но в том, что многие будут восставать, но с силою будут побеждаемы, сказано: и врата адова не одолеют ей, то есть Церкви. Так вышло и на деле: Церковь подвергалась нападениям, но не была одолена, напротив того, оказалась восторжествовавшею над покушавшимися ее уничтожить. Итак, чему же дивиться, если и святые терпят здесь нападения? Сии брани делают их победы славнейшими и добычи - досточестнейшими.


На слова Писания: приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего (Мф.16:27).
Христос обетовал, наилучший, придти в славе Отчей, заграждая тем уста еретиков и прекращая их беснование. Не сказал: в такой же славе, как и Отец, чтобы не предположил кто-нибудь какой-либо разницы, но, выражаясь со всею точностью, говорит, что придет в той же славе. Потому необходимо признать, что слава одна и та же. А у тех, у кого одна слава, тем более одна и сущность. Если же кто не верит сему, пусть вникнет в то, что скажу. Если где не одна сущность, там оказывается различие в славе (ина слава солнцу, и ина слава луне, и ина слава звездам: звезда бо от звезды разнствует во славе (1Кор.15:4-1)), то как же иметь различную Сущность Тем, у Кого одна слава?


О статире, приобретенном св. Петром (Мф.17:27).
Статир, сокрытый в рыбе, который повелено было Ап. Петру изъять из глубины, означал покрытый страстями образ, который к первообразу возводит в Себе Господь. Ибо Он соделался Человеком, подлежащим всему, чему подлежим мы, и Он не дозволяет нам противиться царю, когда царь повелевает безвредное, и показывает в Себе действенность Божественной силы.


Как должно понимать слова: аще не обратитеся и будете яко дети (Мф.18:3)?
Господь требует уподобления детям, то есть не возвращения в детский возраст, как, подобно Никодиму, думаешь ты, но отречения от злобы, чтобы в нас была детская простота. И сие дает Он видеть самим образом выражения, ибо не сказал: "если не будете детьми", но сказал: яко дети, присовокуплением яко означая подражание детям.


На слова: не вси вмещают словесе сего (Мф.19:11).
Сказанное о девстве: не вси вмещают словесе сего, но имже дано есть, - сказано не в том смысле, что сие дается иным по какому-то жребию; в таком случае Бог не назначил бы им в награду Небесного Царства. Напротив того, сим показывается, что, во-первых, подвизающиеся сим преестественным подвигом имеют нужду в Божией помощи; и потом, совет сей сходит с неба, не законом постановляемый, но предлагаемый в виде увещания. В-третьих, девство дается тем, которые препобедили невоздержание, призывают содействие свыше, сохраняют драгоценность сию постами и бдениями, нерадением же и роскошью не предают себя зверю. А если бы давалось оно по жребию, то излишнею была бы награда. Не только по милости оно дано, но дается желающим его принять; а кто не хочет, тем никто и не даст.


На сказанное Господом: а еже сести одесную и ошуюю, несть Мое дати (Мф.20:23).
Господь отказывается исполнить просьбу матери сынов Зеведеевых не потому, что исполнение было невозможно (для Него возможно все, чего Он восхочет); напротив того, отвергает эту просьбу, потому что исполнение ее было бы неприлично. Рцы, - говорит она, - да сядета сия оба сына моя, един одесную Тебе, и един ошуюю Тебе во царствии Твоем (Мф.20:21). Правдивый же Мздовоздаятель ответом, нисколько объясняющим дело, уцеломудривает просившую неприличного. Несть Мое дати просящим просто так, а не в качестве награды трудящимся. Ибо несвойственно правдивому Судии презреть проливающих пот и наградить ленивых. Посему, если желают сего седения, то известны им подвиги, в награду за которые оно уготовано подвизавшимся законно.

О проклятой смоковнице.
Господь не без причины проклял смоковницу (не думай так, ненасытимый испытатель Божественного), но с намерением показать неблагодарным Иудеям, что Он имеет достаточную силу и для наказания. Поскольку при всех чудесах Его видели, что Он никому не причиняет ничего скорбного, то предполагали, что Он может только благотворить и не имеет власти порочных людей подвергать злостраданию. Посему Господь на примере существа неодушевленного уверяет, что может и наказывать, но не соизволяет сего по Своей благости. Итак, дерево засохло, чтобы устрашить людей. Но с этим соединен и некий таинственный смысл, дошедший до нас по преданию от мудрых старцев, а именно, что смоковница есть древо преслушания и листья ее употребили преслушавшие заповедь для прикрытия наготы. И проклята она Христом человеколюбиво - чтобы не приносила более плода, послужившего причиною греха. Ибо Второе Пришествие Бога будет уже не для вочеловечения, но для воздаяния каждому за соделанное.


Что значат слова: Кесарева Кесареви, и Божия Богови (Мф.22:21)?
Если вселившимся в нас нерадением привнесено что-либо свойственное веществу, а также ведущее к заблуждению или служащее обольстительным кумиром, Господу угодно, чтобы все это повергнуто было нами виновнику и содетелю зла. А если есть в нас какое-либо назнаменование добродетели, какой-либо признак честности, какой-либо знак трезвенности и осторожности, то должны мы думать и быть уверенными, что это Божий дар, и Богу воздавать достойную хвалу. Об этом-то и говорит Господь: воздадите Кесарева Кесареви, и Божия Богови.


На сказанное: на Моисеове седалище седоша книжницы (Мф.23:2).
Всякое слово, оставляемое без дела, мертво и бесполезно, особенно же слово, произносимое теми, которые почтены высоким саном священства. Чем с большим, казалось бы, удобством пользуются они словом, тем более не верят ему обращающие внимание на их жизнь. Посему, должно им показать в себе великое превращение и великую перемену, подвизаясь и пребывая в безмолвии, не заботясь о своем обогащении, если хотят, чтобы кто-нибудь обратил к ним свою мысль. Ибо, если сделают это, не только благоустроятся дела подчиненных, но и сами будут прославлены.

А сказанного с тем, чтобы у подчиненных не оставалось никакого предлога к оправданию, а именно: на Моисеове седалище седоша книжницы и фарисее; вся убо, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите, - да не представляют в собственное свое оправдание и в заграждение уст другим. Ибо мнимое оправдание увеличит обвинение, не только уготовляя неизбежное наказание, но и укоряя в неразумии. Если ученикам и полезно слышать сие, то наставникам не прилично произносить то, что выставляет на позор их нерадение. Ибо сказано: по делом же их не творите, глаголят бо и не творят.

Христос с намерением не дать места никакому предлогу к оправданию, повелел обращать внимание не на жизнь учителей, когда видящим ее представляется повод к укоризне, не на их частные поступки, если они не согласны с небесными сказаниями, но на одно учение, преподаваемое в церквах. Потому упомянул и о седалище Моисея Законодателя, ибо в сем случае они говорят не свое, а заимствованное из Писаний, сами же они не в праве произносить и сие, как показывающее все их лукавство. Напротив того, им следовало бы стараться по возможности отсечь всякий предлог к укоризне.

Если же и живущие хорошо не приносят иным пользы, то сие ни в коей мере не может быть поставлено им в вину. Как живущие худо не участвуют в награждении венцами, уготовленными благоискусным, так и живущие хорошо не будут иметь части в наказаниях с согрешающими. А ты благоустрой касающееся тебя, разумею жизнь и слово. Сего от тебя требую и, если принесешь пользу, порадуюсь с тобою, а если не принесешь, не лишу чести, но даже увенчаю; потому что каждый получит мзду свою по мере труда своего, а не по следствиям труда. Сие содержа в мыслях, наставники и ученики да стремятся к добродетели, не давая места никакой отговорке.


Что значат слова: величают хранилища своя (Мф.23:5)?
Поскольку писал ты о желании твоем узнать, что значит сказанное: величают хранилища, - то знай, что были небольшие свитки с написанным на них законом, которые носили при себе наставники иудейские, как ныне женщины носят малые Евангелия. Законодатель, внушая Иудеям необходимость исполнения закона и не давая места забвению, постановил: навяжеши, то есть прикрепишь и повесишь, оправдания на руку твою (Втор.6:8). Они же не имели и помышления об исполнении, но прилагали великое старание о книжных свитках и сим заслужили порицание.



На слова: се оставляется дом ваш пуст (Мф.23:38).
Увеличение грехов, благоразумнейший мой, даже Божественное и бесстрастное естество как бы принуждает из естественной благости переходить в противоестественный гнев, Божию естеству не благоугодный, для нас же при всем этом полезный. Сие и Господь говорит Иудеям: колькраты восхотех собрати вас и не восхотесте? Се оставляется вам дом ваш пуст. То есть: поскольку не принимаете человеколюбия, то познаете власть из наказания.


Что значат слова: тогда сущии в Иудеи да бежат на горы (Мф.24:16)?
Просил ты в письме объяснить тебе признаки крайней нужды при кончине времен, какие Господь открыл для нашего сведения; узнай теперь силу их. Сущии во Иудеи да бежат на горы. Утвердившиеся в благочестии (сие означает Иудея) да имеют в виду вышнее прибежище, ограждаясь своим исповеданием. И иже на кровле, да не сходит взяти, яже в дому его (17). Кто пренебрег настоящим своим домом, презрел всякое здешнее жилище, стал высоким по жизни и изгнал из себя вселявшиеся в него страсти, тот да не увлекает за собою ничего такого: ни боязни, ни нерадения, ни тщеславия, ни пристрастия к богатству; все это есть схождение с высоты. Иже на селе, да не возвратится взяти риз своих (18). Кто совлекся ветхого человека и отрешился от плотского, тот да облекается в Человека Нового, который обновил его в познание Божие, и очистил от тины. Все сии будут в безопасности во время оного великого злострадания.



Горе непраздным и доящим в тыя дни (Мф.24:19).
Это сказано душам, которые носят во чреве Божественную любовь, но не осмеливаются свободно изречь и породить исповедание веры в Бога и твердо стоять за оное. Они приобрели детское и несовершенное понятие о Божием долготерпении и не имеют твердого упования на награды; но угрозами или нападениями приведены в расслабление и лишили себя будущего.


Что значат слова: идеже труп, тамо соберутся и орли (Мф.24:28)?
Создатель и Владыка местом блаженной жизни дал нам едемскую обитель, но, по удобопреклонности воли и по лукавству обманщика, изгнаны мы из нее и изринуты на землю многотрудную, в переселение скорбное. Посему тем из нас, которые снова окрылились, оставили пресмыкающуюся по земле жизнь и приблизились к высоте небесного жительства, благий Христос обетовал собрать их в прежнее место. Ибо сие-то означают слова, о которых ты меня спрашивал. Идеже труп, тамо соберутся и орли, - то есть, где произошло одоление невоздержным вкушением, там совершится победа постом и воздержанием, какое возделала природа человеческая.

На слова: в нощь сию будета два мелюще (Мф.24:41).
Чинами ангельскими и ликом Апостолов судятся человеческие намерения, потому что от первых отлучен их предстоятель, а от последних - предатель. То же самое, как найдешь, совершается и ныне: одни напрягают силы и пребывают во бдении, другие же расслабевают от лености и нерадения; из них-то, когда Господь приходить во славе Своей, одни берутся, другие оставляются.

Поскольку желаешь ты узнать и соединенную с предыдущею мысль, то в сказанном: будут две мелюще в одном жернове, едина поемлется, и едина оставляется, - под жерновом разумей превратность настоящей жизни, которая, ни на минуту не останавливаясь, течет мимо нас и со скоростью жернова все изменяет. А под двумя мелющими - как бы различие жизни в одном и том же деле или чине: в подвижничестве ли то или девстве, или воздержании, или целомудрии, или страннолюбии, или вере. Ибо многие посвящают себя на это, но не все с одинаковым намерением: одни преуспевают в добродетелях ради будущего воздаяния, а другие добродетельны напоказ. И последние получают награду свою в здешних похвалах и оставляются при жернове, а первые поемлются.


На сказанное в Писании: кто есть верный раб и мудрый (Мф.24:45)?
Что не соблюдающий благовременности всякого дела не достигает искомого блага, видно это само собою; что всяческая добра во время свое (Еккл.3:11), сему научил Екклесиаст. Посему, если это действительно так, почему удивительным тебе кажется сказанное Спасителем о мудром и верном домоприставнике, что он даст пищу во время. Ибо неблаговременное всегда прискорбно, и благодеяние, оказанное не вовремя, теряет имя свое. Например, один и тот же хлеб голодному сладок и вожделенен, а сытому - не очень; одно и то же питие жаждущему весьма пригодно, а упившемуся - отвратительно. Поэтому, по какой причине от одного и того же происходит не одно и то же? Очевидно, в зависимости от благовременности. Она подаваемое делает и большим, и вожделеннейшим.

Посему надлежит не только подавать (это может быть и не важно), но подавать вовремя, ибо это, хотя бы поданное было и мало, делает оное большим, а если велико, обращает в самое великое. Посему-то и Песнопевец, прославляя благодеяния Божии, присовокупил и сие: вся к Тебе чают, дати пищу им во благо время (Пс.103:27). Ибо не только питает Бог, но питает благовременно. А всего важнее, - питая всех, подавать вовремя. И если угодно видеть, как исполняется это на плодах, произращаемых землею, то смотри: не в одно время бывают пшеница, вино и елей, и древесные плоды, и разнообразие цветов. Но сначала зеленеют луга, за ними следует жатва, за ней - виноград, а гроздь отсылает земледелателя к маслине. И времена года составляют как бы какой превосходный хоровод и продолжительностью своею дают отдохновение земледельцу. Ибо, если бы все вместе приходило в свою зрелость, искусство земледельца стеснялось бы краткостью времени, и все бы гибло и портилось, потому что не достало бы у него сил убрать все в одно время.

На слова: кто убо есть верный раб и мудрый, егоже поставить господин его над домом своим (Мф.24:45).
Представив достойным осмеяния безумие или, лучше сказать, высокоумие тех, которые присваивают или легко принимают на себя дело трудное, не знаю, почему, блаженный, оставил ты без внимания то, что особенно доказывает сие высокоумие. Что же именно? Не все люди одержимы одними и теми же болезнями, и не все поддаются одному и тому же лечению. Но как недугов много, они разнообразны и бывают всякого рода, так много должно быть и различных пособий. Если же затрудняет тебя сказанное мною, то подожди немного, и овладевшее теперь тобою затруднение превратится в большее сожаление о них.

Ибо по причине существования многих и разнородных болезней человеку, во-первых, трудно сознать в себе болезнь, а потом, и узнав это, доведаться, какое пригодно врачевство. Не всем пригодны одни и т же пособия, не все излечиваются одним и тем же: что принесло пользу одному, то повредило другому, и пригодное другому повредило еще кому-то. И чтобы не показалось тебе, будто бы говорю нечто странное, раскрою сказанное.

Руководимые словом не уцеломудриваются примерами; но один - тем, другой - этим приводятся в лучшее состояние. Имеющие нужду в шпорах не терпят узды, а ленивые и неудобоподвижные к добру возбуждаются словесным ударом, но горячих более надлежащего и неудержимых, подобно молодым коням, уносящимся за пределы ристалища полезно сдерживать и останавливать.

Одни уцеломудриваются похвалами, другие - порицаниями, если те и другие будут благовременны; но противоположные выйдут последствия, если они будут не вовремя. Одни уступают увещанию, другие - выговору. Одни изглаживают свои недостатки, когда их обличают в собраниях, а другие - когда их вразумляют втайне. Ибо одни, уцеломудриваемые всенародным выговором, обыкновенно пренебрегают беседой наедине; а другие, всенародными обличениями доводимые до того, что отлагают и стыд, таинственностью и сострадательностью выговора приобучаются к благопокорности.

За одними надлежит во всем наблюдать, - а именно за теми, мнимая скрытность которых, так как о ней заботятся, надмевает мыслью, что они мудры; по отношение же к другим на что-то надобно не обращать внимания, чтобы от частого раздражения не дошли они до бесчувственности и напоследок не сделались во всем неудержимыми, отвергнув самое сильное врачевство при убеждении - стыд. На иное надлежит даже и гневаться, не гневаясь в действительности, иное надлежит презирать, не презирая внутренне, от иного отказываться, не отказываясь на самом деле. Иных должно врачевать снисходительностью, других - отлучением; над одними одерживать верх, а другим, смотря что кому полезно, для видимости уступать над собою победу.

Итак, поскольку столько недугов и пособий и не все поддаются одному и тому же, а напротив того, чем-то возбуждаются к худшим проступкам, кто, не просветив души Божиим Духом, в состоянии будет все узнать и на все иметь достаточные силы? Но есть такие, которые осмеливаются принимать на себя начальство, если только почитают его для себя подходящим, и трудным его не представляя в уме и не внимая Владычнему слову. Посему оно в такой мере показывает редкость доброго начальствования, что с сомнением говорит: кто убо есть верный раб и мудрый, егоже поставит господин его над домом своим, даяти им житомерие (Лк.12:42)?


О десяти девах (Мф.25:1-13).
Притча о десяти девах показывает различие в и в образе жизни. Ибо, хотя все они хранили девство, однако же не все имели одинаковое попечение о прочих добродетелях, думали же некоторые, что сей одной добродетели достаточно, чтобы войти в царствие. Но нелицеприятный суд показал, что неполезно и девство, если нет сострадательности. И вся слава дщери царевы преиспещрена (Пс.44:14.); то есть, надлежит ей быть украшенною рясны златыми всех добродетелей. А если кто хранит девство и хвалится этим, то не имеет большего преуспеяния - смирения; ибо, как написано, не девство хранящий, но смиряяй себе вознесется (Лк.18:14).


На слова: подобаше тебе вдати сребро Мое торжником (Мф.25:27).
Тому, кто поступает и говорит наилучшим образом, нимало не стыдно, если он не имеет возможности убеждать. Не делавшему же ничего для спасения ближних Сам Судия произнес приговор и сказал: подобаше тебе вдати сребро Мое торжником, и пришед Аз вытребовал бы это. А это значит: тебе надлежало засвидетельствовать, показать неукоризненную жизнь. Ибо явно, что приведение доброго дела к концу зависит не от того, кто говорит, но от того, кто слушает, как дает видеть нелицеприятный Христов приговор.


На слова: и поставит овцы одесную Себе, а козлища ошуюю (Мф.25:33).
Об овце кроткой, смирной, снабжающей тем, что служит одеждой и покровом, Божественное Слово говорит, что она поставлена будет одесную Бога. О грубом же всепоедающем и диком козлище - что прогнан будет ошуюю, означая сим, что различные образы жизни наследуют сообразное им состояние. Посему, возненавидев один из них, будем неослабно держаться другого.



На слова: бдите и молитеся, да не внидете в напасть (Мф.26:4).
Невозможно человеку, любезная глава, найти средства, которым бы он мог освободить себя от бед, но скорее в самую великую бурю спасется он без кормчего и кормила, нежели избегнет волнения этой жизни, не подпав искушению. Ибо, если искушение житие человеку на земли (Иов.7:1), то возможно ли находящимся в месте искушения не подвергаться искушениям?

В сказанном Спасителем: бдите и молитеся, да не внидете в напасть, подразумевается: молитесь, чтобы не поглотило вас искушение. А если бы Спаситель сказал то, что предполагают другие, именно же: молитесь, чтобы ни коим образом не впасть в искушение, - то не имело бы сие смысла; ибо и Пророки, и Апостолы, и мужи весьма преуспевшие, впадали во многие и весьма великие искушения. Напротив того, не впадать в искушение, может быть, и невозможно, не быть же препобежденным - возможно. Посему, как многие из людей, будучи погружены в невежество, в бедах бывают безутешны сердцем, так управляемые целомудренным помыслом отражают от себя беды не только тем, что переносят их мужественно, но и тем, что помышляют о венцах.


Слова: прежде даже алектор не возгласит (Мф.26:34) -значат: прежде, нежели воссияет день воскресения, потому что пение сих птиц бывает слышно, когда приближается заря, но на земле еще тень. Посему пред наступлением живоносного восхода птичий голос соделался обвинителем в отречении, давая разуметь как исчезновение ночи проклятия, так и воссияние света жизни.



О молении о чаше (Мф 26-39).
Слово Божие, соделавшись истинным Человеком, в действительности исполнило все человеческое. Так и во время страданий молит избавить от чаши, показывая, что надлежит не вдаваться самому в опасности, но, когда настали он, встречать их терпеливо. Ибо и Христос молит избавить от Креста еще уготовляемого, но осужденный на Крест, подняв его на рамена, взошел на него, как Победитель.



Что означает то, что Петр уреза ухо рабу архиерееву (Мф.26:51)?
Кто пребывает с Иисусом и имеет ум, последующий Иисусу, тот мстит за хулимого Учителя, как Петр, который, поскольку Иудеи страдали непослушанием, не внимая и закону, научающему слушаться всего, что скажет Христос (Втор.18:15), отсек ухо служителю иерея. Он дал тем разуметь, что иерей есть раб непокорности закону и нужен меч для отсечения противления.


Ангел отвали камень от гроба (Мф.28:2) уже по воскресении Господа, и не думай, что воскресение совершилось уже по отвалении камня. Если же скажешь: посему, на что же было нужно явление Ангела? - Отвечу тебе: уверить ищущих в том, что Господь восстал, а не украден. Сие поручено было Ангелу, в этом был он служителем, потому что единому Богу служат Ангелы.