Печать PDF

Святоотеческие толкования на Евангелие от Матфея:


1. Авва Иустин
2. Бл. Иероним Стридонский (части: 1, 2, 3, 4)
3. Бл. Феофилакт Болгарский
4. Евфимий Зигабен
5. Прп. Варсонофий Великий (части: 1, 2, 3)
6. Прп. Ефрем Сирин
7. Прп. Иоанн Дамаскин
8. Прп. Исидор Пелусиот
9. Прп. Максим Исповедник
10.Св. Астерий Амасийский
11.Св. Григорий Богослов
12.Св. Григорий Двоеслов
13.Св. Григорий Нисский
14.Св. Григорий Палама
15.Св. Иоанн Златоуст
16.Св. Кирилл Александрийский
17.Св. Кирилл Иерусалимский
18.Св. Киприан Карфагенский
19.Св. Николай Сербский (части: 1, 2)
20.Св. Симеон Фессалоникийский

 

Толкование на Евангелие от Матфея

Слово на слова: Вся Мне предана суть Отцем Моим: и никтоже знает, кто есть Сын, токмо Отец; и кто есть Отец - токмо Сын, и ему же аще волит Сын открыти (Мф.11:27)

1) И сего не уразумев держащиеся Ариевой ереси Евсевий и сообщники его, нечестиво говорят о Господе: "Если вся предана (и под словом вся разумеют они господство над тварию), то было когда не имел сего. Если бы не имел, то Он не от Отца, потому что если бы от Отца был, то, как Сущий от Него всегда, имел бы сие, и не было бы Ему нужды принимать это". Но сими-то словами изобличится наиболее их неразумие, потому что изречение сие означает не начальство над тварию, или господство над вещами сотворенными, но имеет в виду дать некоторое понятие о домостроительстве.

Если тогда предана Ему вся, когда сказал сие; то явно, что прежде приятия Им всего тварь не имела в себе Слова. Как же сказано: всяческая в нем состоятся (Кол.1:17)? Если же вместе с тем, как произошла тварь, вся она предана Ему; то не было нужды предавать, потому что вся тем быша (Ин.1:3), и излишне было бы предавать Господу то, чему Сам Он Создатель. Он был Господь сотворенного по тому самому, что сотворил сие. Но если уже по сотворении вся предана Ему, то вникни в несообразность. Ибо если предана и на принятии Им, Отец устранился; то подвергаемся опасности впасть с иными в баснословие, будто бы Отец, предав Сыну, Сам отступился от мира. Или если, когда содержит все Сын, содержит также и Отец, то надлежало бы сказать не предана, но Отец принял в общение, как Павел Силуана. А в сем еще более несобразности. Бог ни в ком не имеет нужды и не по необходимости принял в помощь Сына; но будучи Отцем Сыну, чрез Него все творит, и не предает Ему твари, но чрез Него и в Нем промышляет о твари, так что и воробей не падет на землю без воли Отца, и трава не оденется без Бога. Впрочем, тогда как делает Отец и Сын делает доселе (Ин.5:17).

Итак, суетно мудрование нечестивых. Приведенное изречение не то значит, что они думают; указывает же на Господне во плоти домостроительство.

2) Когда человек согрешил и пал, а с падением его все пришло в смятение, усилилась смерть от Адама даже до Моисея (Рим.5:14), земля подверглась проклятию, отверзся ад, заключился рай, раздражилось небо, человек в конец развратился и уподобился скотам, диавол же поругался над нами; тогда Бог, Который человеколюбив и не хочет, чтобы погиб созданный по образу Его человек, изрек: кого послю, и кто пойдет? Все безмолвствовали, и Сын сказал: се Аз посли мя. Тогда-то, конечно, Отец сказал Ему: иди (Ис.6:8,9), предал Ему человека, чтобы само Слово стало плотию и, приняв на Себя плоть, во всем обновило его. Ибо Слову предан человек, как Врачу, чтобы уврачевать от угрызения змия; как Жизни, чтобы воскресить мертвого; как Свету, чтобы озарить тьму; и сущему Слову, чтобы обновить словесную тварь. Посему, как скоро вся предана Слову, и Оно стало человеком, тотчас все обновлено и усовершенно: земля вместо проклятия приемлет благословение, рай отверзт разбойнику, ад ужаснулся, гробы отверзлись, когда мертвецы воскрешены, взялись врата небесные, да внидет грядущий от Эдома (Пс.23:9). Сам Спаситель, чтобы показать, каким именно образом вся предана Ему, Как говорит Матфей, немедленно присовокупил: приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Мф.11:28). Мне вы преданы, да упокою утружденных и оживотворю умерщвленных. Согласно с сим и читаемое у Иоанна: Отец любит Сына и вся даде в руце Его (Ин.3:35). Дал для того, чтобы как и все Им сотворено, так все о Нем же могло и обновиться. Ибо не для того, чтобы из бедного стал Он богатым, предается Ему, не для того, чтобы, не имея власти, приять власть, приемлет Он все: да не будет сего! - а напротив того, чтобы Ему, как Спасителю, все обновить; ибо прилично было как в начале создания Им, так и при исправлении, о Нем же прийти сему в бытие, с тою разностию в речениях, что в начале Им пришло в бытие, а впоследствии, когда все пало, Слово стало плотию и облеклось в плоть, в Нем все обновилось. Ибо Само страдая, нас упокоило, Само алча, нас напитало, и, нисходя во ад, нас возвело из ада. Тогда, при сотворении всего, было повеление прийти в бытие, напр.: да произведет, да будет (Быт.1:3,20); при исправлении же прилично было, чтобы Ему было предано, да само Слово соделается человеком, и все в Нем обновится. Ибо оживотворится сущий о Нем человек. Для того Слово и соединилось с человеком, чтобы клятва не имела более силы над человеком, Для того в 71-м псалме умоляющие Бога о человеческом роде говорят: Боже, суд Твой цареви даждь (ст.1), чтобы смертное наше осуждение, которое было против нас, предано было Сыну, и Он уже в Себе уничтожил сие осуждение, умерши за нас, Сие разумея, и Сам Он сказал в 87-м псалме: на Мне утвердися ярость Твоя (8); потому что Сам понес на Себе гнев, который лежал на нас, как говорит и в 137 псалме: Господь воздаст за Мя (8).

3) Посему так должны понимать сказанное: вся предана Спасителю; и в этом смысле, можно сказать, предается Ему то, чего не имел. Ибо прежде сего не был Он человеком стал же человеком, чтобы спасти человека. В начале не было плотию Слово, но впоследствии стало плотию и ею, по слову апостола, примири вражду с ними, и закон заповедей ученьми упразднило, да оба созиждет во единаго новаго человека, творя мир, и примирит обоих во едином теле Отцу (Еф.2:15,16).

Что имеет Отец, то принадлежит и Сыну, как говорится у Иоанна: вся, елика имать Отец, Моя суть (Ин.16:15); и весьма выразительны слова сии. Ибо когда соделался тем, чем не был, тогда все предается Ему. А когда хочет указать на Свое единство с Отцем, тогда не скрывает и учит, говоря: вся, елика имать Отец, Моя суть. И подивиться должно точности слова. Не сказал: вся, елика имать Отец, дал Мне, чтобы не заключили, будто бы не имел когда-то сего: но говорит: Моя суть; ибо сие, состоя во власти Отца, также - и во власти Сына.

Но должно еще исследовать: что имать Отец? Если означается сим тварь, то прежде твари ничего не имел Отец, и что имеет, оказывается заимствующим сие у твари. Да не подумаем сего! Ибо как сам Он - прежде твари, так прежде же твари имеет все, что ни имеет, и сие, как веруем, принадлежит и Сыну. Ибо если Сын в Отце (Ин.14:10), то все, что имеет Отец, принадлежит и Сыну.

Но сим изречением низлагается лукавство неправомыслящих, которые говорят: "если все предается Сыну, то Отец прекращает власть Свою над тем, что предано Сыну; потому что вместо Себя поставляет Сына: Отец бо не судит никомуже, но суд весь даде Сынови (Ин.5:22). Но да заградятся уста глаголющих неправедная (Пс.62:12)! Ибо сам Отец не лишился владычества потому, что суд весь даде Сынови. И если сказано, что Отцем предано все Сыну; то посему не перестает Сам быть над всем.

4) Поелику же явным образом отделяют от Отца Единородного Божия, не отделенного по естеству, хотя сии злочестивцы в безумии своем стараются отделить Его на словах, не разумея, что свет никак не отделим от солнца, но естественно в нем пребывает; то (хотя и дерзко входить в исследование о недомыслимом естестве), воспользовавшись скудным подобием, заимствованным от того, что обыкновенно и у нас под руками, должно нам объяснить мысленно словом. Посему, как имеющему здравый ум невозможно представить, что солнечный свет, озаряющий вселенную, сияет без солнца, потому что солнечный свет соединен с естеством солнца; и если бы свет сказал: "от солнца заимствую то, что все озаряю, что все растет и укрепляется моею теплотою"; то ни один безумец не подумает именование солнца отделять от естества, которое от него происходит, и которое есть свет: так, благочестиво думать, что божественная сущность Слова соединена по естеству с Отцем Своим. Ибо рассматриваемое нами изречение представляет самое ясное истолкование искомого; так как Спаситель сказал: вся, елика имать Отец, Моя суть. Сие означает, что всегда пребывает Он с Отцем. Ибо слова: елика имать, дают разуметь, что Отец имеет владычество; а слова: Моя суть, показывают нераздельное единение. Посему необходимо должны мы представлять, что в Отце есть нескончаемость бытия, вечность, безсмертие, и сие пребывает в Нем не как что-либо Ему чуждое, но, как в источнике, покоится в Нем и в Сыне. И когда хочешь представить что о Сыне, тогда познай прежде, что есть в Отце, и потом веруй, что то же самое есть и в Сыне. Если Отец есть тварь, или произведение, то и Сын тоже. И если позволительно сказать об Отце, что было, когда Он не был, или что Он из не сущего; то пусть будет сие сказано о Сыне. Но если нечестиво утверждать, что есть это в Отце: то да будет нечестиво представлять сие и в Сыне. Ибо что принадлежит Отцу, то принадлежит и Сыну; кто чтит Сына, тот чтит пославшего Его Отца (Ин.5:20); кто приемлет Сына, тот с Ним приемлет и Отца (Ин. 13,23); кто видел Сына, тот видел и Отца (Ин.14:9). Поэтому как Отец не тварь, так не тварь и Сын, и как невозможно сказать об Отце, что было, когда Он не был, или что Он из не сущего, так неприлично говорить сие о Сыне. Напротив же того. как в Отце нескончаемость бытия, безсмертие, вечность, несозданность; так точно следует думать нам и о Сыне, по написанному: яко же Отец имат живот в Себе; тако даде и Сынови живот имети в Себе (Ин.5:26). Сказано же даде, чтобы указать на дающего Отца; но как в Отце, так и в Сыне, есть жизнь: из чего заключай о нераздельности и вечности бытия. И посему-то с такою точностию Спаситель сказал: елика имать Отец, чтобы и здесь, говоря об Отце, не быть признанным за самого Отца. Не сказал Он: "Я - Отец"; но: елика имать Отец.

5) И Единородный Отчий Сын от Отца именуется Отцем же, впрочем не в том смысле, в каком, может быть. приняли бы вы, заблуждающиеся ариане; напротив того. Он - Сын родившего Его Отца, Отец же будущего века. Ибо должно отнять у вас все ваши предположения. У пророка сказано: родися нам Сын, и дадеся нам. Его же начальство бысть на раме Его: и нарицается имя Его - велика совета Ангел, Бог крепкий, Властитель, Отец будущаго века (Ис.9:6). Итак, Единородный есть и Отец будущего века, и Сын Божий есть Бог крепкий и Властитель, и ясно доказано, что вся, елика имать Отец, суть и у Сына, и как Отец дает жизнь, так и Сыну равно возможно живить, ихже хощет (Ин.5:21). Ибо сказано: мертвии услышат глас Сына Божия, и оживут (Ин.5:25). Одна воля, одно хотение у Отца и Сына; потому что и естество у них одно и нераздельно.

Напрасно утруждают себя ариане, не понимая сказанного Спасителем нашим: вся, елика имать Отец, Моя суть. Сими словами и Савеллиево низлагается заблуждение, и обличается неразумие нынешних иудеев. Ибо, по разуму сих слов, Единородный имеет жизнь в Себе, как имеет Отец; и Он один знает, кто есть Отец; потому что во Отце пребывает, и Отца имеет в Себе. Он есть Отчий образ; следовательно в Нем, как в образе, есть все то, что принадлежит Отцу. Он есть равнообразная печать, показывающая в Себе Отца; Он - живое, истинное Слово, сила, премудрость, освящение и избавление наше. О Нем бо живем и движемся и есмы (Деян.17:28), и никтоже знает, кто есть Отец, токмо Сын, и кто есть Сын, токмо Отец.

6) Как же нечестивые осмеливаются суесловить о том, о чем не позволительно умствовать, когда они - люди и не в состоянии объяснить и того, что на земле? И что говорю о том, что на земле? Пусть скажут нам о себе самих, если в состоянии будут исследовать собственную свою природу; подлинно дерзкие и самонадеянные эти люди, не трепещущие славы, в нюже желают проникнути ангелы (1Пет.1:12), которые столько выше нас и природою, и чином. Ибо что ближе к Богу херувимов и серафимов? Но и они не только не смеют взирать, или предстоять в прямом положении, но даже не с обнаженными, но как бы с прикровенными лицами, произносят славословие, немолчными устами в трисвятой песни; прославляя не иное что, а только Божие неизреченное естество. И никто из богомудрых пророков, особенно сподобившихся сего ведения, не возвещал нам, что, произнося первое свят, серафимы восклицают громким голосом, а второе произносят тише, а третие же еще слабее, и потому собственно величают только первую святыню, вторую же подчиняют ей и третью поставляют еще ниже. Да не приближается к нам сие безумие богомерзких и безрассудных еретиков! Всепетая, досточтимая и достопокланяемая Троица есть единая, нераздельная и неописуемая. Сочетавается же неслитно и, как Единица, делится несекомо. Почему досточтимые сии живые существа троекратным возношением славословия, взывая: свят, свят, свят, показывают три совершенные Ипостаси, а единым произношением слова: Господь выражают единую сущность.

Посему умаляющие Единородного Сына Божия - хулят Бога, имея ложное понятие о совершенстве, и, несправедливо называя Его несовершенным, делают себя достойными самого жестокого наказания; потому что произносящие хулу на одну из Божественных Ипостасей не получат отпущения грехов ни в сем веке, ни в будущем. Но Бог силен отверсть сердечные очи их к познанию Солнца правды, да, познав Того, Кого прежде отвергали, вместе с нами и они прославят Его неослабно благочестивым разумом; потому что Его есть царство, Отца и Сына и Святого Духа ныне и во веки. Аминь.



Гл. 1.

Ст. 1. Книга родства Иисуса Христа. Христос и Иерей и Царь; Он — Иерей, потому что сам Себя принес в жертву за нас; Он — Царь, потому что воцарился для низложения греха и смерти.

Ст. 17. Родове четыренадесяте. Почему о родах сказано здесь: родове четыренадесяте, когда лиц поименовано двенадцать? Думаю потому, что Евангелист вместо одного рода полагал самое преселение, и вместо другого — Христа.

Гл. 2.

Ст. 2. Видехом бо звезду Его на востоце. Если бы для каждого человека была на небе звезда, то для чего бы небу наполниться несметным и бесчисленным множеством звезд в третий день, когда Адам сотворен в шестый день?

А что делами нашими управляют не судьбы, не рождение, не течение звезд, это явствует из следующего. Если бы все, что ни делается, зависело от сказанного, а не от человеческого произволения; то за что бы тебе наказывать уличенного в воровстве слугу? за что бы влечь в судилище жену прелюбодейцу? Для чего бы стыдиться тебе, сделав худое? Почему бы не потерпеть укоризненных слов? Почему, если кто назовет тебя прелюбодеем, или блудником, или пияницею, или чем-либо подобным, называешь это обидою? Если не в твоем произволении состоит — грешить; то и в сделанном тобою нет вины, и в сказанном тебе нет обиды. Теперь же, поскольку согрешившего не прощаешь, и сам, сделав худое, стыдишься и стараешься скрыть это, и кто приписывает тебе худой поступок, того почитаешь обидчиком; то этим самым признаешь, что поступки наши не связаны необходимостью, но отличены свободою произволения. Ибо связанным необходимостью мы умеем прощать. Если разорвет у нас хитон, или нанесет нам удар, кто-либо одержимый бесом; мы не только не укоряем его, но жалеем о нем и прощаем ему. А почему? потому что сделал он это не по свободе произволения, но по принуждению от беса. Поэтому, если бы и другие проступки делались по необходимости и неизбежному року; то прощали бы мы их. Поскольку же знаем, что нет в этом необходимости; то не прощаем — и господа слугам, и мужья женам, и жены мужьям, и учители ученикам, и отцы детям, и начальники подчиненным; а напротив того, бываем строгими истязателями и карателями продерзостей, прибегаем к судилищам, подвергаем виновных ударам, делаем им выговоры, и употребляем все меры, чтобы отвратить их от худого.

Сказанное: приидохом поклонитися Ему — служит знаком благонравия и веры в волхвах. Ибо перешедшие такое дальнее расстояние для того, чтобы поклониться Христу, чего не сделали бы, если бы тайна сия совершилась в их стране? Посему, они достойны прославления за веру и всякой похвалы за добродетель.

Ст. 19. Умершу же Ироду, се Ангел Господень во сне явися Иосифу во Египте, (20) глаголя: востав поими Отроча и матерь Его, и иди в землю Израилеву, изомроша бо ищущии души Отрочате. Искавшие умертвить Иисуса были Царь Ирод и сын его Антипатр. Но Антипатр умер, пронзенный мечем в темнице; потому что уличен был в злоумышлении против братьев своих Александра и Аристовула и в намерении отравить их. Сам же Ирод окончил жизнь после того, как тело его поражено было многими и различными болезнями. У него были: 1) жар сильнее, нежели в печи; 2) по всей поверхности тела нестерпимый зуд; 3) боли во внутренностях, повторявшияся часто; 4) в ногах опухоль, как у страждущего водяною болезнию; 5) воспалительное вздутие чрева; 6) в срамных членах гнилость, зараждающая червей; 7) а сверх того, мог он дышать только в прямом положении тела; 8) страдал одышкою и 9) во всех членах судорогами. И таких болезней было числом девять. А жар сильнее, нежели в печи, был у него оттого, что страсти распаляли его к беззаконному прелюбодеянию; и нестерпимый зуд оттого, что верил учителям, которые обманывали, лаская слух его; и частые боли во внутренностях оттого, что не воспевал: благослови душе моя Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его (Псал. 102, 1); и опухоль в ногах, как у страждущего водяною болезнию, оттого, что уничижал чистую и невозмущенную воду Источника, текущего в жизнь вечную; и воспалительное вздутие чрева оттого, что не воздерживал себя в воспламенении гнева, не был милосерд к подвластным. В срамных членах его зараждались черви, потому что в непотребствах соревновал женонеистовым коням. Мог дышать в прямом только положении тела; потому что не утренневал для поклонения Господу, давшему царский ему сан. Страдал он одышкою; потому что дышал не мѵром любви, но зловонием скрытной брани. Все члены его какбы расступались от корчей; потому что растерзал он всех детей Вифлеемских. Какою мерою меряет кто, такою же и ему, по справедливости, возмеривается свыше. Имиже кто согрешает, сими и мучится (Прем. 11, 17). Об этом Ироде говорит Иосиф, что был он родом по отце идумеянин, а по матери аравитянин. Африкан же и другие, подобно ему входившие в точное изследование, утверждают, что он сын Антипатров, что Антипатр имел отцом Ирода Аскалонита, священнослужителя в Аполлоновом храме, что сын Иродов Антипатр в детстве пленен был разбойниками идумеянами, и что отец Ирод не мог дать за него выкупа, почему, воспитанный в идумейских нравах, почитаем он был идумеянином, хотя родом был Аскалонит. Умер же Ирод в сорок пятом году Августова царствования, в консульство Силуана, в восьмой день январских календ.

Востав поими отроча. В этих словах заключается строгое обличение нечестью Аполлинария, который утверждал, что Христос не восприял разумной души, восприял же одно тело без души и разума.

Гл. 3.

Ст. 4. Снедь же бе пружие и мед дивий. Есть растение, называемое пругом; этому учит нас Соломон, говоря: и процветет амигдал, и отолстеют прузи (Еккл. 12, 5). Мед же дивий есть не какая нибудь трава, но действительно дикий мед, весьма горький и противный всякому вкусу.

Ст. 11. Той вы крестит Духом Святым. Это значит: Он очистит вас; потому что не Иоанново, а Христово крещение могло совершить это. Христос имеет власть отпущать грехи.

Гл. 4.

Ст. 3. Аще Сын еси Божий. Для чего диавол при каждом искушении спрашивает об этом Христа, говоря: аще Сын еси Божий? Слова эти сходствуют с тем, чтó сказано им первоначально в раю. Адаму говорил он: в оньже аще день снесте, отверзутся очи ваши (Быт. 3, 5), показывая тем, что прародители обмануты Богом. Потому и здесь после каждой речи своей постоянно присовокупляет: аще Сын еси Божий, то-есть, если глас, наименовавший Тебя Сыном, истинен; то почему не подтвердишь сего, сделав, что говорю тебе?

Ст. 23. Уча на сонмищах их. Христос учит явно и с дерзновением, дабы веровали, что не противно Закону то, чему учит Он. А этим Он наиболее и раздражал против себя иудеев.

Гл. 5.

Ст. 6. Блажени алчущии и жаждущии правды. Алчущими и жаждущими правды называет тех, которые творят правду с усердием и сильным желанием. Они, как сказано, насытятся и здесь, потому что довольны и малым; а гораздо более в жизни будущей, потому что всегда пребудут со Христом, где нет ни печали, ни воздыхания.

Ст. 8. Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят; потому что очистивший сердце свое от всякого страстного расположения в собственной лепоте своей видит образ Божия естества. А душевная чистота достаточна к тому, чтобы, как в зеркале, изображать в себе Бога.

А если сказано: никтоже чист от скверны, аще и един день житие его (Иов. 14, 4-5); то еретики не знают, что разумеется это о скверне естественной, какую младенец приносит с собою, исходя из матерней утробы. Потому и законописатель Моисей сказал, что жена раждающая нечиста; и родив мужеский пол, нечиста сорок дней, а родив женский пол, по причине большей удобоподвижности естества, нечиста восемьдесят дней (Лев. 12, 2-5). А если бы не было того, чтó содержится в законе Моисея, то естественный порядок дал бы доказательство с другой стороны. Какой грех может совершить младенец, имеющий лишь один день жизни? Прелюбодеяние? Конечно, нет; ибо он не силен еще в чувственной похоти. Блуд? также нет, ибо он чужд такого желания. Убийство? но он не в состоянии поднять смертельного орудия. Клятвопреступление? но он пока еще не способен к членораздельным звукам. Лихоимство? но он не имеет понятия ни о чужом имуществе, ни о собственном. Напротив, младенцы исполнены непамятозлобия; ибо, пока не возмужают, они умоляют, когда терпят побои, и не защищаются, когда подвергаются преследованиям. Почему и Господь сказал верующим в Него: аще не обратитеся и будете яко дети, не внидите в царство небесное (Матф. 18; 3). И так как младенцы не подвержены таким грехам, то какой же грех имеет дитя в первый день по рождении, кроме телесной, как сказали мы, скверны? Потому и не сказано: никтоже чист «от греха» (ἀπὸ ἁμαρτίας), но сказано — от скверны (ἀπὸ ῥύπου).

Ст. 28. Иже воззрит на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем. Любодействует с женою в сердце, кто согласен на дело, но препятствуют ему в том или место, или время, или страх гражданских законов. В том же, что многие, не совершив злочестивого дела, наказаны как прелюбодеи, не трудно удостовериться всякому примером Олоферна. Когда спешил он совершить ненавистное дело; тогда Иудифь, как закон правды, извлекши меч, отсекла ему голову, призвав в помощь и в защиту, как законодателя и споспешника целомудрию, — Бога. Так и два старца, сказавши Сусанне: се в похотении твоем есмы (Дан. 13, 20), хотя не сделали сего, однако-же наказаны и подверглись смерти, как прелюбодеи. Посему, если кто таков и ныне, т. е. похотлив, невоздержен, вожделевает чужих жен; то любодействует он в мысли своей. А кто владеет страстями, блюдет себя чистым от нарушения долга и от осквернения, тот не прелюбодей, но властелин страстей. Он Божиим страхом останавливает стремительность сластолюбия, как морской волне препятствует твердая и незыблемая скала.

Ст. 29. Аще же око твое десное соблазняет тя, изми é, и верзи от себе, и проч. Идя путем непогрешительным и живоносным, исторгнем мы у себя соблазняющее око, но не чувственное (ибо и слепые прелюбодействуют), а мысленное. Так например, если епископ или пресвитер, как очи Церкви, живут худо и соблазняют народ, то надлежит их извергнуть. Ибо лучше без них собираться в молитвенный дом, нежели с ними, как с Анною и Каиафою, ввергаться в геенну огненную. Подобно и рука — диакон, если поступает в чем недостойно, да будет отлучен от алтаря. Если и нога — церковнослужитель прибегает (по несчастью) ко лжи и берет деньги, подобно Гиезию; то и его, как неспособного и неблагоразумного, дóлжно устранить от общения; да соблюдется Церковь неблазненно собирающеюся.

Гл. 6.

Ст. 1. Внемлите милостыни вашея не творити пред человеки, да видими будите ими: аще ли же ни, мзды не имате от Отца вашего, Иже есть на небесех. Единородный дает нам совет не творить милостыни пред людьми, не для того, чтобы мы при братиях стеснялись сделать добро нуждающимся, но чтобы не гонялись за настоящею [земною] славою, подобно тщеславным фарисеям, награды же за веру и радушную милостыню ожидали себе паче в будущем от Бога, Которому не столько приятен дар, сколько приятно щедрое и доброе произволение дающего, как можно удостовериться из примера бедной вдовицы, две лепты ввергнувшей в сокровищехранительницу.

Ст. 3. Тебе же творящу милостыню, говорит Он, да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя; то-есть, пусть не знают плотские изволения, что совещавает Дух Святый. Но возможно ли творящему милостыню сделать, чтобы шуйца его не споспешествовала в деле благотворения? Без сомнения надобно, чтобы у всякого обе руки одна другой содействовали в благотворении. И когда левая рука держит деньги, или кошелек, тогда правая сеет прекрасное семя на ниве сердца нищих, чтобы пожать не колос, держащийся на соломенном стебле, но вечную и бессмертную жизнь, утвержденную на кресте. Единородный же хощет, чтобы плотские помыслы не знали, что творит десница Святого Духа, и чтобы они не воспрепятствовали, как ни есть, благому преднамерению и щедрому произволению, сказав: «на многие годы дóлжно нам иметь для себя пищу, и деньги на расходы, и разные одежды, и убранные домы, и серебряный прибор для стола, и рабов для служения, и деревни, и поля для доходов». Ибо десная часть Святого Духа вовсе не заботится о всем этом и не вожделевает сего, веруя Владычнему слову: ищѝте прежде царствия Божия, и сия вся приложатся вам (Матф. 6, 33). В этом смысле пусть шуйца не знает, что творит десница. Ибо когда ум, с твердым и усильным желанием угодить Богу всемерно стремясь не уклониться от должного, подвизается законно; тогда не имеет он мысли ни о каком другом члене, кроме полезного ему в предложенном деле, как и художник во всякое время имеет в виду одно полезное ему орудие. Притом, если в вере нет никакой причины к неверию, если свет по природе своей не бывает причиною тьмы, ежели диавол не смеет появляться со Христом; то явно, что противное разуму несовместно с разумом. А если противное разуму не может быть соглашено с разумом; то возведенный в разум добродетелей не знает положения, противного сему разуму, познает же одну добродетель. И посему, не знает он ни десницы в преизбытке, ни шуйцы в недостатке; потому что в обеих явно видит противное разуму.

Ст. 7. Молящеся же не лишше глаголите. Выражает этим, что неприятны Ему молитвы долгия, а не частые. Ибо Сам повелевает молиться непрестанно.

Христос говорит: (ст. 19) не скрывайте себе сокровищ на земли, идеже червь и тля тлит, и идеже татие подкапывают и крадут. (20) Скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкапывают, ни крадут. Слышавшие эти слова говорили: «совет весьма хорош, и похвальна мысль, — настоящия блага жизни полагать лучше не на земле, но в сокровищнице на небесах. Впрочем, как же положить на небеса серебро и золото? Мы не имеем на это возможности. Небо очень высоко, и нам не достать его рукой. Не видим и лествицы, какую видел патриарх Иаков, чтобы взойти по ней и положить на небеса, что есть у нас». Но Господь учит: хотя небо и очень высоко, однако-же можете полагать на него некрадомое сокровище правды. Дай бедному и нищему, чтó нужно ему, и найдешь, что все это целым, неоскверненным, нерастленным соблюдется на небе. Есть же у тебя и лествица, возводящая с земли на небо — спасительный крест, — есть и ступени на ней — догматы пречистых Евангелий. Итак, восходи по ним в небесные обители, чтобы прославиться на век. Но будь также внимателен к сказанному Мною.

Ст. 22. Светильник телу твоему есть око твое: аще убо будет око твое просто, все тело твое светло будет: (23) аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет. Тело, когда око лукаво, делается темным, не по вине Создателя, — потому что вся, елика сотвори Бог, добра зело (Быт. 1, 31), — но по развращенному и злонамеренному нраву того, кому принадлежит око. И ты, благоразумный читатель, слыша о лукавом оке, разумей не око в главе, но лукавый помысл в непросвещенном сердце. А если случится, что телесное око омрачено будет от сильного гноетечения и от головной боли; то телесная слепота не делает еще человека чуждым благ будущих и вечных.

Ст. 25. Не душа ли больши есть пищи, и тело одежди? Душа превосходнее пищи, поколику она есть жизненный дух, а пища — нечто земное и удоборазлагаемое. И тело превосходнее одежды, потому что оно есть дело рук Божиих, а одежда — вóлна с бессловесного животного. Многие удивляются необычным словам, когда слышат, что душа вкушает, и видят, что рука подносит пищу к устам. Но ты, возлюбленный, не удивляйся, когда слышишь, что душа вкушает; ибо так и есть в действительности, а не как-либо иначе. Съедает же душа подносимое к устам, так как по природе своей она горяча, по слову Премудрости: душа тепла, яко огнь горящ (Сир. 23, 21). Следовательно, как огонь варит ввергаемое в котел, так и огневидная душа мельчит и потребляет пищу, вводимую в желудок. И хотя она называется ψυχή, однако-же называется так не потому, что холодна (ψυχρά) по своей природе, как думали некоторые из необразованных, но потому, что при большой горячности она изсушает влажное (τὰ ὑγρὰ), как можно убедиться в том и из действия солнца: будучи горячим и огневидным, оно изсушает болото и разрешает в пар все влажное. А что душа по природе своей горяча, в этом, брат, ты должен убедиться и из примера умирающих. Ибо, когда душа отделяется от тела, все члены оказываются окоченевшими и холодными не менее зимняго льда или снега. Можно убедиться в сказанном и из того, что случается во время голода: пока душа имеет пищу в изобилии, тело цветет и крепнет, — когда же явится недостаток в пище, тело истощается и разрушается; ибо тело без пищи не может устоять против горячности души, как и медный сосуд, поставленный на жаровне, не может без воды выдержать силу огня, но раскаляется и разрушается совершенно. Так и сосуд телесный, не получая пищи, совершенно разрушается, сжигаемый огневидною душею. А самое главное во всем этом то, чтó сказано Господом: «не заботьтесь для души вашей, чтó вам есть, ни для тела вашего, во что одеться», ибо душа больше пищи, и тело — одежды. Поэтому, если, по милости Всеблагого, сподобились мы иметь лучшее и важнейшее, то тем паче будем изобиловать менее важным и низшим.

Ст. 33. Ищѝте же прежде царствия Божия. Царствие Божие не иное что есть, как вкушение будущих благ, т. е. созерцание и ведение Бога, сколько доступно это душе человеческой.

Гл. 7.

Ст. 1. Не судите, да не судими будете. (2) Имже бо судом судите, судят вам; и в нюже меру мерите, возмерится вам. Господь говорит, что одно и тоже, и в равной мере, терпят и кто судит, и кто меряет; впрочем, говорит это не в том смысле, в каком понимают еретики, обманывая сами себя, и не разумеюще, ни яже глаголют, ни о нихже утверждают (1 Тим. 1, 7). Ибо, разрешая за деньги приносящих неразумное и гибельное покаяние, готовы они утверждать, что не дóлжно судить и того, кто сделал смертный грех, потому что Господь сказал: не судите, да не судими будете. Но если это действительно так, как утверждают они; то, без сомнения, подвергся бы осуждению праведный Ной, который осмеятеля Хама осудил быть рабом братий (Быт. 9, 25). И Моисей, осудив собиравшого дрова в субботу, повелел побить его камнями вне стана (Числ. 15, 33-36). И преемник его Иисус, осудив Ахана за татьбу, истребил со всем домом (Нав. 7, 18-25). И Финеес, осудив Замврия за блудодеяние, пронзил сулицею (Числ. 25, 7-8). И Самуил царя амаликитян Агага предал смерти пред Господем (1 Цар. 15, 33). И Илия, осудив лжепророков, как свиней заклал при потоке (3 Цар. 18, 40). И Елиссей, осудив Гиезия за принятие денег, наказал проказою (4 Цар. 5, 27). И Даниил, осудив похотливых старцев за клевету, наказал по закону Моисееву (Дан. 13, 62). И Петр, прияв ключи небесного царствия, когда Анания с женою утаили часть собственного своего достояния, осудив за это, сделал, что пали они мертвыми (Деян. 5, 1-10). И Павел осудил ковача Александра, сказав: да воздаст ему Господь по делом его (2 Тим. 4, 14), а Именея и Филета предал сатане, да накажутся не хулити (1 Тим. 1, 20), коринфские же Церкви обвинял в том, что не судят, сказав: тако ли несть в вас мудр ни един, иже может рассудити между братий своих? Не весте ли, яко аггелов судити имамы (1 Кор. 6, 5. 3)? Итак, если все праведные судили, и не были сами судимы, паче же — избраны на духовное служение; то почему же не дóлжно судить, как говорят еретики? Господь сказал: не судите, да не судими будете, не для того, чтобы мы поступали в чем или делали что без суда, но имея в виду фарисеев и книжников, которые судили друг друга, но не исправляли сами себя. Так например: убийцу по Закону осуждали на смерть, а сами беззаконно убивали пророков; прелюбодею определяли казнь, как прелюбодею, сами же как кони женонеистовые ржали на чужих жен; татя осуждали, когда сами были похитителями чужих достояний, и оцеждали комаров, велбудов же пожирали. А что таковы были фарисеи и книжники, это явствует из следующих за сим слов, сказанных Господом.

Ст. 3. Чтоже видиши сучец, иже во оце брата твоего, бервна же, еже есть во оце твоем, не чуеши? (4) Или како речеши брату твоему: остави, да изму сучец из очесе твоего? (5) Лицемере, изми первее бервно из очесе твоего, и тогда узриши изъяти сучец из очесе брата твоего. Если у самого тебя в оке бервно непотребства; то можешь ли, будучи слепым, предостеречь брата своего от сучьца малого греха? Богомудрый Павел, пиша к римлянам, о таковых лицемерах, приемлющих на себя вид благочестия, говорит: научая убо иного, себе ли не учиши? проповедая не красти, крадеши? глаголяй не прелюбы творити, прелюбы твориши? гнушаяся идол, святая крадеши? Иже в законе хвалишися, преступлением закона Бога бесчествуеши (Рим. 2, 21-23); и еще: имже бо судом судиши друга, себе осуждаеши: таяжде бо твориши судяй (Рим. 2, 1). Так, преступившие закон Пасхи преступлением сего закона бесчестят Христа, Господа Пасхи. Посему, кто осуждает за что-либо другого, а сам делает то-же, тот осуждает себя самого. Так и два старца, судившие Сусанну как прелюбодейцу, сами по закону Моисееву осуждены как прелюбодеи. И Фараону возмерено тою-же мерою, какою он мерял. Поскольку ввергал он в реку младенцев, то и сам погиб, потонув в Чермном море. И архиереи, убившие Захарию у жертвенника, сами при жертвеннике побиты римлянами, в научение тебе, что, какою мерою кто меряет, такою и ему возмерится. И имиже кто согрешает, сими и мучится (Прем. 11, 17).

Ст. 6. Не дадите святая псом, ни пометайте бисер ваших пред свиниями, говорит Христос. Ибо и в сем нужен правый суд. Господь не сказал неопределенно или без различия: давайте святое и бисеры всем; но говорит: не дадите святая псом — злым делателям; по слову Апостола: блюдитеся от псов, блюдитеся от злых делателей (Флп. 3, 2), блюдитесь и от свиней, то-есть, от похотливых. Похотливые же уподобляются свиниям не без основания; напротив того, сравнение это близко и верно. Как свиния почитает для себя утратою, если кто извлечет ее из тины; так, если и похотливого отвлекает кто от тины сластолюбия, то врагом своим, а не другом, признает он советующого ему быть целомудренным. Итак, бисеров наших — пречистых таин, не будем пометать пред людьми, подобными свиниям. Ты говоришь: и они желают приобщиться святых; но они бесстыдные псы и свинии, валяющиеся в сластолюбии. Поэтому, не давай им. Ибо и больные желают воды, но врачи не дозволяют им пить; и похитители власти желают царской порфиры, но охраняющие ее, предвидя опасность, не уступают ея. Внемли же и ты, диакон; не давай недостойным порфиры пречистого Тела, чтобы не подпасть тебе ответственности, не по законам гражданским, но по Владычнему слову. Итак, не дадите святая псом, ни пометайте бисер ваших пред свиниями: да не поперут их ногама своима, неразумными помыслами, и вращшеся расторгнут вы, произведя расколы и ереси.

Господь сказал: (15) внемлите от лживых пророк, иже приходят к вам в одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы. (16) От плод их познаете их. Поэтому, брат, если видишь, что имеет кто благоприличную наружность, не на то обращай внимание, облечен ли он в овчую вóлну, носит ли он имя пресвитера, или епископа, или диакона, или подвижника; но постарайся узнать дела его: целомудрен ли он, страннолюбив ли, милосерд ли, исполнен ли любви, пребывает ли в молитвах, терпелив ли? Если чрево ему — Бог, и гортань его — ад, если страждет он сребролюбием, корчемствует благочестием; то оставь его. Это — не пастырь сведущий, но волк хищный. Если о деревах умеешь заключать по плодам, какой они породы, какого вкуса и качества; то тем паче должен по делам заключать о христопродавцах, что, славясь своим благоговением, имеют они диавольскую душу. Если не собираешь от терния грозды, или от репия смоквы: то как же предполагаешь, что от законопреступных услышишь что-либо доброе, или от предателей что-либо полезное? Поэтому, уклоняйся от них, как от волков аравийских (Соф. 3, 3), как от тернов преслушания, как от репия неправды и от негодных дерев. Аще узриши разумна, по совету Премудрости, утреннюй к нему, и степени дверей его да трет нога твоя (Сир. 6, 36), чтобы научиться у него сеннописаниям Закона и дарам благодати. Не слово велемудрое, не наружность прикрашенная вводят в царствие небесное, но совершенная и непытливая вера с похвальною и ясною предусмотрительностью.

Гл. 11.

Ст. 29. Возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим. (30) Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. Воспользовавшись этим, Божественный Апостол назвал грех обременительным и удобь обстоятельным (Евр. 12, 1). Ибо что тягостнее и вреднее греха? А равно и с противной стороны, что легче и полезнее добродетели? Грех, как сказано в Притчах, многих уязвивши, низверже своею тяжестью (Прит. 7, 26). Пленицами же своих грехов кийждо затязается (Прит. 5, 22). А добродетель держащихся ея оживляет и возносит на высоту, по слову Приточника: древо живота есть держащимся ея (Прит. 3, 18), и по слову Псалмопевца: приемляй кроткие Господь (Псал. 146, 6). Посему-то грех символически представляется в виде таланта оловяна вземлющегося (Зах. 5, 7); потому что держащихся греха погружает в ад. И у кого есть плотские бремена и плотские похоти, кого обдержит грех, тем не свободно возводить око к небу. Посему и иго Спасителево благо, и бремя легко. Но скажут: почему же легко, когда говорит: аще не возненавидит кто отца и матерь (Лук. 14, 26), и иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Матф. 10, 38), и иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик (Лук. 14, 33), когда повелевает отдать и самую душу? — Да научит тебя Павел, который говорит: еже бо ныне легкое печали по преумножению в преспеяние тяготу вечные славы соделовает (2 Кор. 4, 17); и еще: не достойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас (Рим. 8, 18).

Гл. 12.

Ст. 31. Сего ради глаголю вам: всяк грех и хула отпустится человеком: а яже на Духа хула не отпустится им. (32) И иже аще речет слово на Сына человеческого, отпустится ему: а иже речет слово на Духа Святого, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий. Здесь кстати привести Апостольское слово: писмя убивает, а дух животворит (2 Кор. 3, 6). Ибо если в божественных Писаниях будем многое разуметь буквально, то впадем в нечестивые хулы. Таково и теперь предложенное изречение Господа. Если выражения эти примем в строгом смысле, то не только дойдем до нечестивых понятий, но найдем, что Господь сам Себе противоречит. Ибо, если иже речет слово на Сына, отпустится ему; то почему же сам Сын сказал, что отвергийся Его пред человеки, отвержен будет пред Ангелы Божии (Лук. 12, 9)? И еще: если всяк грех и хула отпустится человеком: то почему дадим ответ и за праздное слово (Матф. 12, 36)? Почему, иже речет брату своему: уроде, повинен будет геенне огненней (Матф. 5, 22)? Почему и Павел говорит: не льстите себе: ни блудницы, ни прелюбодеи, ни малакии, ни досадители, ни пияницы, ни хищницы царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 10)? И если все это так, то скажи мне: почему всяк грех и хула отпустится человеком? И опять, если справедливо это последнее: то за что же обвиняется бедный Ориген, проповедовавший, что будет конец мучению и Бог простит всякий грех и людям и бесам? Еще же, если хула на Духа Святого непростительна, то за что Церковь порицает Новата, отвергающего покаяние? Но еще темнее и неудобопонятнее то, что иже речет слово на Сына, отпустится ему, а иже речет слово на Духа, не отпустится ему, как будто Сын менее Духа и Отца. За что же после сего отвергаем мерзких ариан, умаляющих и унижающих Сына пред Духом? И почему Сын говорит: Аз и Отец едино есма (Иоан. 10, 30), и иже не чтит Сына, не чтит Отца (Иоан. 5, 23); а здесь говорит: иже аще речет слово на Сына, отпустится ему? Посему скажи мне, — ужели хула на Сына отпустится арианам, симонианам, савеллианам, фотинианам и всем врагам, хулящим воплощение Сына? Да удалится от нас такая нелепая мысль! Если, иже речет брату своему уроде, повинен есть геенне огненней: то скажи мне, — в какую уже геенну геенны ввержен будет, кто Бога своего называет тварию, и не Сыном Божиим, но рабом, приспешником и малым? И если, иже речет слово на Сына, отпустшпся ему; то почему сам Сын сказал: «кто не снесть плоти Моей и не пиет крови Моей, не имеет в себе живота вечнаго» (Иоан 6, 53)? Как же может кто, бесчестя Сына, не хулить Святые Троицы? А кто хулит Троицу, тот явно отрицает святое крещение. Отрицающий же его совлекается Духа Святого. И как, если поругаешься над теплотою или лучем чувственного солнца, то поругание твое прострется на целое естество солнца: так бесчестие единой ипостаси в трисиянном свете и таинстве Святые Троицы есть бесчестие всей полноты Божества. Что же значит сказанное иудеям: всяк грех и хула отпустится человеком. Иже аще речет слово на Сына человеческого, отпустится ему. А иже аще речет слово на Духа Святого, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий? Разумно послушаем, и не будем сами себя прельщать. Священные Писания возвещают нам, что Христос по неизреченном единении двусоставен, и именно — из Божества и человечества. Ибо Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14). Итак, сам Христос именует Божество Слова Духом Святым, как и Самарянке сказал: Дух есть Бог (Иоан. 4, 24), а человечество Слова — Сыном человеческим (Иоан. 13, 31); ибо говорит: ныне прославися Сын человеческий. И иудеи, оскорблявшие всегда Бога, в отношении ко Христу впадали в сугубую хулу. Одни, соблазняясь плотию Его, тем, что Он Сын человеческий, почитали Его пророком, а не Богом, и называли ядцею и винопийцею (Матф. 11, 19); и им даровал Он прощение; потому что полагалось тогда начало только проповеди, и для мира невместимо было уверовать в Бога, соделавшагося человеком. Почему и говорит Христос: иже аще речет слово на Сына человеческого, т. е. на тело Его, отпустится ему. Ибо осмелюсь сказать, что и самые блаженные ученики не имели совершенного понятия о Божестве Его, пока не снисшел на них Дух Святый в день Пятидесятницы; потому что и по воскресении, видевше Его, ови поклонишася, ови же усумнешася (Матф. 28, 17), однако-же не были за это осуждены. Но которые хулят Духа Святого, то-есть, Божество Христово, и говорят, что о Веельзевуле, князе бесовстем, изгонит бесы (Лук. 11, 15), тем не отпустится ни в сей век, ни в будущий. Заметить же надлежит, что Христос не сказал: не отпустится хулившему и покаявшемуся, но хулящему, т. е. пребывающему в хуле. Ибо достодолжное покаяние разрешает все грехи. Иные, изследывая сказанное, что хулящему Духа не отпустится ни в сей век, ни в будущий, говорят, что четыре есть способа, которыми совершается отпущение грехов, и два из них имеют место здесь, а два — в будущем веке. Поскольку память наша не в состоянии упомнить все прегрешения целой жизни, чтобы человеку покаяться в них здесь; то человеколюбивый Господь наш для непокаявшихся, как говорят они, предуготовил два способа покаяния в будущем веке. Когда делал кто добро без различия, или подвигнутый милосердием и состраданием к ближнему, или по другим каким человеколюбивым побуждениям; тогда в будущем веке, во время суда, будет это взвешено, и если окажется в этом какой перевес, то будет ему прощение. И это — первый способ. А второй есть следующий: когда кто, одержимый грехами, слыша, что говорит Господь: не судите, да не судими будете, и убоявшись, никого не осуждает за житие его; то как хранитель заповеди, он не осудится, потому что Всенеложный не забывает Своей заповеди. Другие же два способа прощения имеют место здесь. Когда кто, будучи во грехах, по смотрению Промысла Божия подвергается несчастиям, нуждам, болезням, — ибо чрез это Бог, неизвестным нам образом, очищает его, — и если искушаемый благодарит, то за благодарность приемлет награду. Если же не благодарит, то осуждается и за те грехи, за которые терпит он наказание, и сверх того, подвергнется ответственности за неблагодарность. Поэтому, кто грешит в чем-либо пред людьми, тот имеет много случаев к получению прощения. Ибо, кто грешит против одного человека и делает добро другому человеку, тот оправдывается тем же самым естеством, против которого согрешил. Но хула на Духа есть неверие, и нет другого случая к получению прощения, как только соделаться верным; и грех безбожия и неверия не отпустится ни здесь, ни в будушем веке.

Гл. 17.

Ст. 15. Господи, помилуй сына моего, яко на новы месяцы беснуется, и зле страждет. В беснующихся на новы месяцы не луна причиною их умопомешательства. Луна создана не для того, чтобы делать зло и вредить человеческой природе, но чтобы содействовать в делах добрых и полезных. Будучи по природе влажна, она доставляет телам самый приятный сон, и имея млечный цвет, умеряет ночную темноту. Служа противодействием солнцу, которое сухо и горячо, своею влажностью и холодностью, как истая матерь, в объятиях ночи, оживляет она и делает цветущими все растения и луга, всякую траву и всякий овощ, почему на утренней заре видим, что на деревьях листья делаются гуще, луга на вершине цветов носят мед — это делание мудрой и трудолюбивой пчелы, всякая травинка кажется веселее, и всякий овощ принимает светлый вид и возрастает. Потому, луна и имеет млечный цвет; как матерь питает младенца молоком, так и она все увеличивает в росте туком и росою. А поскольку она на небе, то показывает кругообращение годов, исполнение месяцев, перемены погоды и времен, надлежащее время истинной и непреложной Пасхи, как говорит Премудрость: от луны знамение праздника (Сир. 43, 7). И поскольку светило это умаляется и возрастает, то имя ему «месяц» (μὴν). Книга Бытия повествует так: и рече Бог: да будет свет на тверди небесней, освещати землю, начало дне и нощи, и да будет во знамения и во времена, и во дни и в лета. И да будет в просвещение на тверди небесней, яко светити по земли (Быт. 1, 14-15). Все же это почел я нужным предложить вашему благоговению, желая доказать самым делом и богодухновенными Писаниями, что не луна причиною умоповреждения, но злотворный и коварный диавол. Он злохудожен, и будучи не в состоянии иным способом довести до обоготворения тварей, или принудить людей к деланию идолов, наблюдает новомесячие луны, и когда бывает ей пятый день, делает, что страждущий падучею болезнию вопит, точит пену, кидается в огонь или в воду, чтобы родители больного, или братья, или родные, принуждены тем были поклониться луне, в той мысли, что луна послала юноше беса. Посему, эллины и называют ее царицею небесною, тогда как она рабыня ночи, и служительница, а не владычица и властительница естества человеческого. Посему и преемник Моисеев Иисус повелевал светилам, сказав: да станет солнце прямо Гаваону, и луна прямо дебри Елон (Нав. 10, 12), пока не обращу в бегство пять царей аморрейских. Итак человек, повелевающий луне, может ли подлежать злотворности или владычеству светил? Посему, не допустим до себя сих ухищрений змия отступника, сего эллинского заблуждения и суеверия.

Гл. 23.

Ст. 13. Яко затворяете Царствие небесное. А Лука говорит: яко взясте ключь разумения (Лук. 11, 52), т. е. веру во Христа, пролагающую путь к ведению истины и учения Христова. Сей-то ключ взяли они у тех, которые готовы были с ним войти.