Печать PDF
Астрология у протестантов, или гороскоп Лютера. Константин Матаков


Лютеране в 16 веке увлекались различными «духами», слишком отличающимися от Духа Святого. И порой это были весьма древние «духи». Например, многие из них полностью разделяли астрологические доктрины вопреки Библии. Это легко объяснимо: на дворе уже вовсю бушевал Ренессанс с его языческими тенденциями.  Это касалось и отношения к звездам. Правда, сам Лютер относился к этому отрицательно (впрочем, это не мешало ему сетовать, что он родился под «несчастливыми звездами, возможно под Сатурном» ), но зато Меланхтон и множество других были на стороне астрологии.

Конечно, всегда можно сказать, что эпоха способствовала таким увлечениям, - ренессанс, как ни как. Но людям, которые собрались реформировать христианство в строгом соответствии с Писанием, надо же было знать, насколько это совместимо с библейскими представлениями. Вместо этого Меланхтон пытался подвести под увлечение астрологией библейскую базу, ссылаясь на Быт. 1, 14: «И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной, для отделения дня и ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов». При этом люди опять увлекаются отдельными фрагментами, вместо того, чтобы взглянуть на Писание в целом. Как известно, пророк Исаия предостерегает от обращения к волшебникам и звездочетам (Ис. 47, 12-15), а Иеремия указывает, что только язычники страшатся небесных знамений (Иер. 10, 2).

Мы все понимаем, что Бог может использовать небесные светила для Своих знамений, но значит ли это, что любое движение или любая конфигурация светил являются знамениями? Предопределяют ли светила человеческую жизнь во всех ее деталях? Конечно, лютеране, как и все христиане, верят в то, что всеми событиями управляет Бог, т.е. здесь нет прямого утверждения язычества, как нет и обожествления светил, астролатрии. Тем не менее, все равно утверждается, что Бог через светила предопределяет людские судьбы. Быть может, некоторым протестантам с их учением о предопределении астрология пришлась по душе как раз потому, что она позволяла придать доктрине предопределения предельно зримый облик?

Как бы там ни было, Меланхтон полагал, что в положениях и перемещениях светил заложено послание Бога человеку, и астрология призвана это послание расшифровать. Как  видим, для того, чтобы узнать Божью весть, нужна не благодать Божья, а лишь внимательное наблюдение за планетами и звездами. Тенденция к обмирщению здесь налицо. Соратнику Лютера не приходит в голову, что если бы все астрономические события были знамениями, то это полностью разрушало бы свободу воли человека. Но мудрость Бога в том и состоит, что он сохраняет эту свободу, и только в чрезвычайных случаях озаряет небо знамениями (как звезда волхвов, например).

Меланхтон, однако, отрицает свободу людей после грехопадения, что, по всей вероятности, только облегчает ему следование астрологической доктрине. Увлечение астрологией в лютеранской среде было настолько велико, что современный исследователь констатирует: «астрология .. по теологическим соображениям .. не обрела в дореформационной Европе статуса респектабельной университетской дисциплины. Протестантские гуманисты кардинальным образом изменили отношение к астрологическим знаниям, сделав их важным элементом постреформационной духовной и интеллектуальной жизни, что в свою очередь способствовало систематизации и институализации астрологии в протестантских регионах Европы».

Между тем, Европа в ту пору буквально кишела астрологическими предсказаниями. Среди них были и весьма любопытные. Например, итальянский астролог Павел Миддельбургский предсказывал, что великое соединение Сатурна и Юпитера в Скорпионе в 1484 году будет знаком рождения «малого пророка», который появится на свет в 1503 году. При этом Павел указывал, что следовать учению этого пророка нельзя, и оно приведет к большим кровопролитиям. Аналогичное предсказание делал и Иоганн Лихтенбергер: он предсказывал потрясения для католической церкви. Опять заметим, что хотя вождь протестантов и яростно отрицал астрологию, но в разгар борьбы с католиками он быстро понял, что она может ему пригодиться: в 1527 и 1535 годах он инициировал два издания работы Лихтенбергера (несмотря на то, что тот был католиком), где в предисловии он написал: «Я полагаю, что основа астрального искусства Лихтенбергера правильна».

Что ж, Лютер еще в 16 веке знал, что такое «пиар». О времена, о нравы! Естественно, что увлекавшиеся астрологией реформаторы живо интересовались гороскопом Лютера. Официальная дата рождения Лютера – 10 ноября 1483 года. Но эти расчеты были сделаны уже после смерти вождя реформации. Лютеранин И. Пфейль считал, что это дата 22 октября 1484, совпадающая с великим соединением Юпитера и Сатурна. При этом мнения разделились: итальянский астроном Гаурико, будучи католиком, считал, что Лютер родился в час дня, т.к. его агрессивной самонадеянности, склонности к демагогии и ереси лучше отвечает положение Марса в Овне, а Меланхтон и его коллеги склонялись к 9 утра, поскольку это больше соответствовало героическому и добродетельному образу Лютера в их представлениях.

Меланхтон пытался выяснить дату рождения Лютера у его матери: та говорила о полночи 10 ноября. Но вера в астрологию была так сильна, что правая рука Лютера высказывается следующим образом: «Карион изменил время рождения Лютера, которое Пфейль относил к 9 часам утра. Мать, однако, говорит, что он родился около полуночи (но я думаю, она ошибается). Я предпочитаю другое время .. и тем не менее, независимо от того, в котором часу он родился, это поразительное соединение в знаке Скорпиона не может не породить очень агрессивного человека» . Последнее высказывание действительно напоминает портрет Лютера, хотя и тот, который мог быть популярен разве что у католиков, но никак не у протестантов. Минута откровенности? Не будем забывать, впрочем, что эти слова Меланхтона заимствованы из частного письма: публично он всегда говорил о «добром и кротком» Лютере.

Что тут сказать? Впечатление такое, что мы наблюдаем пародию на Евангелие. Там волхвы-язычники увидели в звезде знак рождения Спасителя, и это привело их к истинному Богу. Здесь же христиане увлеклись языческой астрологией до тех пор, пока не предсказали появление лжепророка Лютера. В первом случае через светила действовал Бог, а во втором, через увлечение «посланиями звезд» – дьявол и падшие духи. Поэтому-то люди пришли и поклонились лжепророку Лютеру, отвратившись от истинного поклонения Богу.В толковании на первую главу книги Бытия Лютер касается проблемы достоверности астрологии: «некоторые имеют обыкновение задавать вопросы, касающиеся астрологических предсказаний .. Если бы кто-то поддерживал их менее настойчиво, лично я бы не стал сильно возражать.

Гениям следует прощать их увлечения! Поэтому, если отбросить всякие суеверия, меня не сильно заденет, если кто-то станет упражняться в проницательности, забавляясь этими предсказаниями. Однако никто никогда не убедит меня в том, что астрологию следует причислять к наукам. И я буду настаивать на этом, потому что астрология совершенно бездоказательна .. Все астрологические примеры являются лишь частными случаями. Астрологи заметили и зафиксировали лишь те случаи, в которых им сопутствовала удача .. я не верю, что из таких частных случаев можно создать науку .. Даже если бы в этих предсказаниях было что-то определенное, до чего же глупо так беспокоиться о будущем! Ведь общепризнанно, что из астрологических предсказаний можно узнать будущее – но если оно скверно, то неведение о нем во многих отношениях лучше знания, о чем также говорил Цицерон ..

Потому я убежден, что астрологические предсказания не имеют должного обоснования .. ведь они являются знамениями, основанными на разуме, то есть они собраны разумом. Но более правильно рассматривать, сказанное у Моисея (Быт. 1, 14 – К.М.) в смысле знамений, которые показывает Бог» .Как видим, ситуация несколько неоднозначна. Лютер вроде бы отвергает астрологию, но не до конца, и, скорее всего, соглашается с тем, что она может быть терпима. Все же он допускает, что из астрологических предсказаний можно узнать будущее, хотя и не считает астрологию наукой.. И он признает, что астрологические предсказания – это знамения, основанные на разуме. Не на откровении, конечно, но тем не менее.. Как бы там ни было, но Лютер терпел возле себя Меланхтона, который однозначно астрологию признавал.

Кстати говоря, и в других местах этих лекций встречаются фрагменты, которые вроде бы говорят о том, что отношение вождя реформации к астрологии не было полностью отрицательным. Составители примечаний к данному тому даже вынуждены написать, что защита астрологии в некоторых местах этих лекций – «скорее дело испытавших Меланхтоновское влияние редакторов, нежели Лютера» . Здесь мы видим некоторую неуверенность, ибо стопроцентных доказательств, что это именно влияние Меланхтона, нет. Так что остается вероятность, что неоднозначное отношение к астрологии – дело самого Лютера.

Источник:  Ставрос.RU