Печать PDF
Может ли христианин опираться только на Библию? Константин Матаков

(Катерий) – ..Мы тем и отличаемся от вас, что единственным вероучительным авторитетом полагаем Священное Писание, только и исключительно Библию. А вы наряду с этим признаете авторитет Вселенских Соборов, отцов церкви, называя это священным Преданием, то есть пытаетесь как-то дополнить Писание. В таком случае Писание становится ущербным, так как получается, что его недостаточно для спасения.

(Анастасий) – ..Прежде чем ответить Вам, я хотел бы спросить: а кто первым выдвинул идею о том,  что  опираться необходимо только на авторитет Библии?

(К) – Это общеизвестно: Мартин Лютер, лидер Реформации.

(А) – Лютер. Итак, Вы считаете критерием правильности Ваших взглядов Библию?

(К) – Именно так.

(А) – Стало  быть,  уже  Лютер опирался только на Библию, раз он сам выдвинул этот постулат?

(К) – В принципе, да.

(А) – Любопытно, очень любопытно. Тогда, может быть, Вы объясните, почему Лютер, опиравшийся только на Библию, как и Вы, исповедовал совершенно иные взгляды по вопросу о крещении и евхаристии, и ряду других?

(К) – Видите ли, Лютер, не был вполне свободен от влияния средневекового христианства, поэтому его вероучение было не вполне чисто от средневековых элементов.

(А) – А разве баптизм свободен от «средневекового» христианства? Разве ваша концепция искупления («юридическая теория») не родом из средневековья? А учение о первородном грехе, свойственное вам, вообще связано с поздней античностью (с Августином). И потом, каждый из нас от чего-то несвободен, например, от греха. Но я хотел спросить Вас о другом: только Ваша конфессия опирается исключительно на Писание или есть другие?

(К) – В той или иной степени это свойственно всем протестантам.

(А) – То есть не только вам?

(К) – Нет.

(А) – Но тогда получается странная ситуация. Все протестанты опираются только на Библию и в тоже время они разделены на сотни (если не тысячи) различных концессий.

(К) – Наши толкования Библии самоочевидны. Мы, просвещаемые Духом Святым, можем непосредственно толковать Библию, не опираясь на какие-либо внешние авторитеты (см. 1 Кор. 2, 13).

(А) – Вы ссылаетесь на послание ап. Павла, в котором он говорит о себе  и других апостолах, но ведь ни Вы, ни любой другой баптист - не апостол Павел. В этих словах ничего не сказано о том, что человек не должен верить Церкви, а опираться исключительно на личное откровение от Святого Духа. Критерий просвещенности Духом Святым тоже должен содержаться для вас в Библии - для этого недостаточности личной уверенности. Говорю это потому, что слишком часто в последнее время мне приходилось встречать людей из различных протестантских исповеданий, которые считали таким критерием не Библию, но совсем другие вещи: одни говорили, что это их внутренняя уверенность, другие, - что раз они понимают Библию, то, следовательно, на них действует Дух Святой (а где гарантия, что правильно понимают?), третьи - что они испытывают очень приятные внутренние ощущения («если бы вы знали, как нам хорошо» - говорят эти люди). Увы, но в Библии не сказано: если тебе становится хорошо, если тебя одолевает чувство глубокого удовлетворения, то значит, в тебе действует Дух Святой. Конечно, всем нам бывает «хорошо», но чаще всего - от греха.Что же касается «самоочевидности» ваших толкований Библии, то ведь на эту «очевидность» ссылаются многие протестантские конфессии. Этот тезис может успешно применяться до тех пор, пока он наталкивается на тотальное невежество людей в религиозной сфере. Такого человека достаточно забросать фрагментами Писания («бомбардировка цитатами») – и он готов поверить в самоочевидность любого толкования Библии, вплоть до атеистического. До чего своеобразна эта «самоочевидность», нетрудно увидеть. Например, адвентисты скажут, что отрицание бессмертия души непосредственно присутствует в Библии, и процитируют определенные места из Писания; пятидесятники в оправдание «говорения на языках» как повторения схождения Святого Духа на апостолов  тоже  будут  цитировать  Библию;   свидетели  Иеговы, отрицая существование ада и рая, догмат  о Троице, укажут на ту же самую Библию. Если все это принять как самоочевидное, можно стать сумасшедшим. Если все вы (представители разных исповеданий) просвещены Духом Святым, то тогда Он противоречит Сам Себе, а это хула на Духа Святого. Что ждет тех, кто хулит Его, Вы знаете. Если Святой Дух просвещает только баптистов, то  для  этого  должны быть подтверждения в Библии. Но их нет: в Писании не сказано, что в 17в. в Англии Дух Святой еще раз (то есть после Пятидесятницы) сойдет на людей в лице Джона Смита (или Лютера, Кальвина и т.д.) и затем представители именно этой конфессии будут просвещаться Им. Кроме того, избрание Библии в качестве критерия истины не помогло баптизму остаться единым, а, напротив, привело его к разделению на множество различных группировок.Говоря о «самоочевидности» трактовок Писания, не могу не привести один конкретный пример. Возьмем 6-ю главу Евангелия от Иоанна, в которой Господь говорит о том, что тот, кто не ест Его Плоти и не пьет Его Крови, не имеет вечной жизни. Так вот, православное толкование этого места Писания весьма близко к «самоочевидному», буквальному толкованию, чем ваша трактовка, говорящая о том, что здесь якобы идет речь об усвоении учения Христа. Не надо забывать и о том, что в Писании, как правило, вообще не сказано,  что такие-то места должны трактоваться буквально, такие-то – символически и т.д. Вы наверно знаете, что в протестантской среде в начале 20 века появилось течение известное как «фундаментализм», представители которого исповедуют непогрешимость буквального смысла абсолютно всех фрагментов Писания. Это, разумеется, очень привлекательная программа, но она лишена всякого библейского основания, напротив: «буква убивает, а дух животворит» (2 Кор. 3, 6). Я хотел бы узнать, что останется от Песни Песней, если ее трактовать буквально? Тогда неизбежно появиться сомнение, нужно  ли  включать ее в состав Библии. Точно также в Писании не сказано и о том, что опираться в богословских вопросах нужно исключительно на его текст: тезис «только Писание» взят не из Писания, а из протестантского предания.

(К) - Что касается последней Вашей фразы, то сказано ведь: «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих», поэтому Вы не правы. Фундаментализм, о котором  Вы говорили, затронул и баптистские круги, но я не могу сказать, что у нас он преобладает. Вы совершенно напрасно сравниваете нас с адвентистами и иеговистами. У них нарушена опора только на Писание. Адвентисты наряду с Писанием признают авторитетными книги «пророчицы» Елены Уайт, а иеговисты вообще используют свой, искаженный перевод Библии, опираются на журнал «Сторожевая башня» и т.д., откуда эти конфессии и заимствуют ложные толкования Писания. У пятидесятников, конечно, есть отдельные ошибки («говорение на языках»), но в целом они гораздо ближе к нам, чем адвентизм и иеговизм.

(А) - К сожалению, Вы немногое объяснили. Цитата из Матфея тоже мало что проясняет. В ней не сказано: опирайтесь всегда только на Библию, а говорится о том, что без Бога нет жизни. Этого никто и не отрицает: данные слова были сказаны Моисеем в Ветхом Завете и в полном виде они звучат так: «Он смирял тебя, томил тебя голодом, и питал тебя манною, которой не знал ты, и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8, 3). Как видите, эти слова далеки от того, чтобы трактовать их в смысле опоры только на текст Библии.

(К) –   Однако,   Спаситель   сказал:   «Исследуйте   Писания» (Ин. 5, 39).

(А) - Сказал. Но Он не сказал: исследуйте Писания, опираясь только и исключительно на Писание. Возвращаюсь к Вашим возражениям. Да, Ваши слова, относительно адвентистов и иеговистов отчасти справедливы. Но ведь бессмертие души они отрицают, ссылаясь на Библию, а не на сочинения г-жи Уайт. Аналогично и с иеговистами. Кроме того, не забывайте, что воззрения аналогичные с иеговистскими уже были в истории христианства. Например, в 4 в. появилась ересь Ария, пресвитера из Александрии, который отрицал Божество Иисуса Христа и триединство Бога, как и иеговисты. Но, естественно, он не опирался ни на журнал «Сторожевая башня», ни  на  извращенный перевод Писания. Нет, текст Писания был тем же, никаких альтернативных источников вероучения не было, а опирался он на собственный греховный разум. Я хочу этим сказать, что трактовка Писания с опорой только на него, возможна и в иеговистском духе. Замечу, что вы ничего не сказали о лютеранстве и кальвинизме, а ведь они, опираясь только на Библию, дают иные трактовки, чем вы. Так что ваши попытки доказать, что лишь ваша конфессия, баптизм, абсолютно верно следует тезису «только Библия», совершенно безпочвенны. Надо сказать, что баптизм не следует исключительно Библии и это можно продемонстрировать на очень простых конкретных примерах, известных даже детям.

(К) – Может быть, Вы скажете, какие это примеры?

(А) – В частности, Вы празднуете Рождество и Пасху, а ведь в Писании не сказано ни о том, что их нужно праздновать, ни о том, что это нужно делать в определенные дни. Разве в Писании идет речь о том, что Пасху нужно праздновать в разные дни? Не случайно поэтому, что, насколько мне известно, до нач. 19в. баптисты не праздновали эти дни, следуя в этом Кальвину, который стремился ликвидировать традиционные христианские праздники. В этом смысле «старые» баптисты были более последовательны: раз в Библии не сказано, что необходимо праздновать Рождество и Воскресение Христово, то мы не будем этого делать.

(К) – Мы делаем это, потому что мы христиане.

(А) –  Вот-вот, - «мы христиане», но ведь тем самым Вы и показали, что опираетесь в данном случае не на Библию, а на Ваше внутреннее чувство, говорящее Вам, что духу христианства противоречило бы отсутствие празднования Рождества и Пасхи. Кроме того, вы следуете в этом христианской традиции, не выводимой в данном случае из буквы Писания. Но для вас следование традиции запрещено («только Писание»), следовательно, ваше празднование центральных событий истории человечества, исходя из ваших вероучительных установок необъяснимо. Хотелось бы сказать и о другом. Если обратиться к истории Церкви, то можно увидеть, что некоторое время Церковь существовала без текста Нового Завета, важнейшей части Писания. На что же опирались христиане?

(К) – Они опирались на устные рассказы.

(А) – Да, было и это. Но ведь устных рассказов было превеликое множество: какие из них истинны, а какие – нет? Все рассказы претендовали на то, чтобы быть истинными. И потом, устные рассказы не тождественны тексту Писания. Последние же книги Нового Завета были написаны только к концу 1в. Однако они не сразу распространились во всех христианских общинах. Кроме того, книг, подписанных апостольскими именами, было гораздо больше, чем  27 книг Нового Завета. Какие из них истинны? В самом тексте этих книг ведь не сказано: мы истинны и только мы. Одних Евангелий известно около 50 (целиком или во фрагментах). Некоторые из них создавались приблизительно в одно время с каноническими Евангелиями, некоторые – чуть позже. Как отделить истину от лжи, свет от тьмы? Это разделение произошло не мгновенно, потребовались века. И это не могло происходить с опорой на Писание (Новый Завет), ибо целью этого отбора как раз и было установление канона Писания. Нельзя опираться на канон Писания, если его еще нет. Нельзя из Писания извлечь ясное указание на то, что является Писанием, а что нет, какие книги в него входят, а какие – нет: истинность Писания не удостоверяется самим Писанием. Для протестантов это неразрешимая загадка – как могла Церковь существовать без новозаветного Писания и как она существовала в те многие десятки лет, когда еще не было новозаветного канона?

(К) – Мне представляется, что все Писание настолько боговдохновенно, что первые христиане просто не могли не признать те книги Писания, которые и были признаны. Дух Божий, водительством которого было запечатлено Писание так неодолимо воздействовал на читающих его, что признание канона Писания сделалось необходимостью.

(А) – Но тем самым Вы признаете, что Дух Святой, Который  в  Церкви,  способствовал  принятию  канона Писания. Следовательно, не Писание заставило признать само себя, но Дух, который не есть текст Писания, и существовал до Писания. Правда, я должен сказать, что если бы Дух Святой воздействовал абсолютно «неодолимо», как Вы говорите, то на утверждение канона Нового Завета не понадобились сотни лет, (новозаветный канон был утвержден на Лаодикийском Соборе в 363г.).

(К) - Таким образом, Вы отвергаете Писание как критерий истины. Но тогда я не понимаю, что же является этим критерием?

(А) – Ответ напрашивается сам собой: это Церковь, которая существует со дня Пятидесятницы, будет существовать всегда и которая есть «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). Представьте: один христианин трактует фрагмент Писания так, другой – иначе. Как рассудить, кто прав? Сослаться на другой фрагмент Писания? Но и его они трактуют по-разному, и так далее до бесконечности. Если нет основания в божественной жизни Церкви, в её бесконечном бытии во Христе, тогда вообще нельзя узнать, истинно ли данное толкование Библии или нет, и приходится уходить в дурную бесконечность ада.

(К) – Но где тогда критерий истинности самой церкви, не может же она быть критерием истинности самой себя!

(А) - Этот критерий - в самом существовании Церкви в Боге. Если мы рассмотрим жизнь Церкви за эти 2000 лет, то не останется сомнений, что православие - и есть та Церковь, о которой сказаны слова Самого Спасителя: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18), т.е. критерий истинности Церкви - в ее связи с Богом, а не в Писании, иначе получается замкнутый круг: истинность Писания базируется на Церкви, а истинность Церкви базируется на Писании. Эта Церковь и получила начало своему бытию в сошествии Святого Духа. Ее истинность также подтверждается другими словами Господа, сказанные апостолам и в их лице, всей Церкви: «Я с вами во все дни до окончания века» (Мф. 28, 20). И эта Церковь, столп истины, существует уже  2000 лет. Это Церковь, которая утвердила канон Писания, это Церковь, которая явила в тяжелой борьбе с еретиками основные догматы Церкви – триединство Божье богочеловечество Христа, учение о 2-х волях Христа и т.д. И это Церковь, которая отвергла нововведения в ее учение, появившееся на Западе - чистилище, главенство Папы, исхождение Святого Духа не только от Отца, но и от Сына и другие. Это - Православная Церковь.

(К) – Практически со всем из того, что Вы сказали, согласны и мы – и мы исповедуем Троицу, божественную и человеческую природу Христа, отвергаем папство и чистилище. Мы и есть истинная Церковь!(А) – О да, вы – «истинная церковь», только разделившаяся на много различных «истинных», противоречащих друг другу направлений. Вы забываете о том, что та Церковь, которая утвердила все это (разве одного этого уже не достаточно, чтобы понять ее истинность, понять, что она есть «полнота Наполняющего во всем» (Еф. 1, 23)), утвердила также и учение о таинствах, почитание икон и святых и многое другое из того, что вы считаете «язычеством», «идолопоклонством», «помрачнением и искажением христианства» и т.д. Ситуация более чем парадоксальная:  эта,   по   вашим  словам  «языческая»  Церковь, смогла утвердить истинные догматы, новозаветный канон, что Вы сами признали действием Святого Духа. Как же это Дух Святой действовал через этих «язычников», исказивших веру Христову? Ведь не скажете же Вы, что Дух Святой действует через иеговистов (или адвентистов, хотя..)? Наверно, нет. Без Духа Святого истинные догматы приняты быть не могли, а признать, что Он действовал через «идолопоклонников» - это хула на Него. Если же Вы остаетесь при своем мнении относительно испорченности православия, тогда представляете ложными слова Спасителя, который сказал Церкви, что Он всегда  будет  с  ней,  и ее не одолеют врата ада. Если Церковь вдруг впала в «язычество», то значит ад ее одолел.Церковный писатель 5в. Викентий Леринский в качестве критерия истины берет следующее: «Во Вселенской церкви нужно держаться того, во что верили повсюду, во что верили всегда, во что верили все» (Quod ubique, quod semper, quod ab omnibus creditum est) . Если баптисты и вообще протестанты могут доказать, что Церковь всегда и повсюду отрицала почитание икон, молитвы к святым, таинства, монашество, священство, тогда они могут претендовать на звание «истинной» церкви (хотя я не знаю, какое именно направление баптизма будет на это претендовать). В истории христианства, правда, были люди, которые исповедовали кое-что из того, что и вы (хотя их мировоззрение  в  целом  не  было  протестантским),  но Церковь неизменно отвергала эти воззрения как еретические. Если вы хотите быть последовательными, тогда придется признать, что до основания вашей конфессии истинной Церкви не было, или, что после смерти апостолов,  Христос, вопреки  своим  обещаниям,  покинул  Церковь. Протестантские миссионеры, наводнившие Россию, пытаются убедить нас, что Дух Святой сходил на Уэсли (методизм), Смита (баптизм), Миллера (адвентизм), Рассела (иеговизм). А сейчас Он просвещает Грэма, Финли и т.д. Ну почему Бог сходит только на людей с английскими фамилиями?! Почему Ему так приятны лица с американским гражданством?!

(К) – Итак, Вы утверждаете, что Церковь – критерий истины. Но ваша церковь добавляет к Писанию нечто иное, Предание, а это свидетельствует о том, что она неистинна.(А) – Если Вы имеете в виду конец Откровения Иоанна (см. Отк. 22, 18-19), то там речь идет о том, что не приемлемо иное пророчество, кроме пророчества Иоанна. С этим никто не спорит. Об истинности православия уже было сказано. Вы спросили о Предании и нужно сказать, что протестанты не понимают, в чем суть Предания. Они думают, что Предание – это некие книги, которые добавляют к Писанию, как будто Писание неполноценно или даже не боговдохновенно. Однако православие понимает Предание иначе. Для Церкви Предание – это ее жизнь, которая не вмещается в текст Писания, это «передача жизни и опыта всей Церкви, вдохновляемой и ведомой Духом Святым» . Отец Андрей Кураев рассматривает связь Предания и Писания как связь теории и практики. Он говорит, что «Церковь восполняет Писание тем, чем практика восполняет теоретическое описание. Писание – норма веры; Предание – образ жизни. Предание есть практическое применение Откровения. Это откровение, воплощенное в сообществе уверовавших людей, то есть в Церкви. Предание – это усвоение каждому человеку того всечеловеческого дара спасения и обожения, который был дан человечеству в Евангельскую «полноту времен». Предание – это Христос, в Таинствах возвращающийся к людям» . Отсюда ясно, что  Предание  предшествует  Писанию, ибо Церковь жила и передавала образ своей жизни из поколения в поколение, когда Писания еще не было.Именно из Предания, из практики Церковь заимствовала троекратное погружение человека при крещении, крестное знамение, обращение на восток в молитве, праздновать Пасхи и т.д. Жизнь  во  Христе была до Писания (а жизнь во Христе возможна только через реальное приобщение  Христу в Евхаристии), и она не может прекратиться  даже  в  том  случае, если все экземпляры Писания вдруг исчезнут. Протестантам трудно понять, что для жизни во Христе необходимо не только Писание, но и сам Спаситель, а Он не вместим в книги. Благодать Божия проистекает не от текста Писания, но от Бога, и именно эта  благодатная жизнь в Боге делает Писание Писанием, а не набором иероглифов. Отсюда ясно, что если Предание – это живущий в нас Христос, то никаких слов не хватит, чтобы выразить Его: определенные книги (творения отцов Церкви, акты Вселенских Соборов, жития святых и т.д.) включаются в Предание постольку, поскольку они истинности выражают жизнь во Христе; критерием истинности этого выражения служит Церковь.

(К) – И все-таки я не понимаю: разве Писания недостаточно, чтобы спастись? Разве оно не содержит все то, что необходимо для нашего спасения?

(А) – Все, что необходимо для нашего спасения, содержится в Боге. Писание не тождественно Богу, являясь непогрешимым указателем на пути к Нему. Но самого по себе Писания крайне недостаточно, чтобы оно было понято в его истине. Без благодатного дара Божьего оно непонятно. А этот благодатный дар Божий преподается всем верным христианам во веки веков и некоторые из них запечатлели действие этой благодати в книгах, о чем свидетельствует Церковь Христова, (например, книги отцов и учителей Церкви). Верно поэтому замечено, что если «вместе с Писанием, не передать опыт богопознания, то не возможно понять, что написано, потому что написано как раз об этом богопознании.. Все, что написано, обращено уже к имеющемуся опыту, переданному путем Таинств, в которых человек опытно переживает богопознание» . Спасает не Писание, но Бог. Вы можете читать Писание 24 часа в сутки, можете выучить его наизусть, но это не поможет Вам и нисколько не приблизит Вас к спасению без благодати Божьей, без Таинств, в особенности Евхаристии, в которой мы существенно соединяемся со Христом. Первые христиане спасались, хотя Писания еще не было, а устные проповеди, конечно, нетождественны ему. Весть о Христе необходима, но недостаточна, ибо для спасения нужен Он Сам и Он возвещает о Себе не только со страниц Писания, но и во все времена в Церкви Божией в ее священнодействиях. Существование Христа в Его Церкви, непрерывное и нескончаемое, - вот Предание. Оно есть узнавание людьми Бога в Боге, Богом осуществляемое в нашей жизни.Подводя итоги можно сказать следующее: 1) Избрав Писание в качестве единственного источника вероучения и критерия истины и отвергнув церковный опыт богопознания, Предание, протестанты начали рассыпаться на сотни конфессий, как упавшее стекло;. 2) Отвергнув Предание Церкви, протестанты начали конструировать свое человеческое предание: вдруг оказалось, что без сочинений Лютера, Кальвина, а сейчас в баптизме - без Грэма, Макдауэлла и многих других, невозможно понять Библию. 3) Отвергнув Предание, протестантская машина разрушения не остановилась, но начала крушить и Библию, когда в 19в. Тюбингенская школа в лютеранстве в лице Ф.Х. Баура разнесла  вдребезги Новый Завет как неподлинное произведение: отсюда и «библейская критика», которая в своем логическом завершении призвана доказать отсутствие боговдохновенности в Писании; отсюда и библейский фундаментализм, который, исповедуя  буквальный смысл Писания не менее уничтожителен, чем «библейская критика».Итак, Библия не является надежным критерием истины без Церкви в ее Предании. Поэтому протестантизм, оказавшись перед лицом «только Писания», подвергнулся опасности того, что интерпретация Писания без Предания «может просто уводить от веры, даже широко понимаемой» . В Символе Веры 381г., который до сих пор неизменно   исповедует   Православная   Церковь,   не  Писание является объектом веры, но именно Церковь, которая осуществляет Писание как Писание, без которой Писания бы не было и вне которой нет спасения.

Источник: Ставрос.RU