Печать PDF

Удивительно, братие мои возлюбленные, отчего настоящий праздник, принадлежащий к числу торжественнейших праздников, не всеми у нас празднуется с подобающею торжественностью, — отчего ныне в храмах Божиих мы не видим такого стечения верующих, как в другие торжественнейшие праздники, и столь великого, как велики дарованные нам сим торжеством залоги радостей духовных?.. Неужели настоящий день должен быть для нас менее торжествен преславного и достопокланяемого дня Рождества Христова, или даже самого Светлого Воскресения Господня, так что и Церковь не в праве ожидать от верующих такового же многолюдства благочестивых посетителей, как и в те дни? В те дни,— празднуя рождество во плоти Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, мы воспоминаем уничиженное сошествие Его с неба на землю, нас ради человек и нашего ради спасения; воспоминая потом, после уничиженнейшего еще распятия, позорнейшей смерти и скромного, но благочестивого, погребения, тщанием и усердием приближенных, светлое Его из мертвых воскресение, — мы торжествуем победу Его над смертью, смертью Своею и нашу смерть поправшего и сущим во гробех живот даровавшего; а в настоящий день, по совершении Им нашего спасения, благочестно воспоминаем и торжествуем преславное Его от земли на небо вознесение. В одно время Господь является истинным человеком, а в другое — истинным Богом, то принимая на Себя зрак раба, по неизреченной любви Его к нам, то, по Своему величию, утверждая нашу веру в Свое Божество. В то время Он прошел уничижение чрез девическое чрево, и после большего еще уничижения с торжеством, наконец, разрушил врата ада; а в настоящее — еще торжественнее отверзает нам врата неба. В те дни, сошедши с неба на землю, Он являлся нам Искупителем нашим, а ныне, возносясь от земли на небо, является Ходатаем за нас у Бога Отца, тогда пославшего Его, а теперь приемлющего в Свои Отчие объятия, хотя сей Единородный Сын Божий и тогда не оставлял неба, когда благоволил пребывать на земле с нами человеками, и теперь не оставляет земли, когда сидит на небе одесную Бога Отца. О, воистину, братие мои возлюбленные, и настоящий праздник Вознесения Господня для нас должен быть так же торжествен и радостен, как и те великие дни, с коими мы сравниваем его: ибо этот праздник Господень еще яснее, убедительнее, непреложнее утверждает нас в том, что Искупитель и Спаситель наш, Господь Иисус Христос, есть истинный Бог, Который, восходя от земли на небо, тем самым засвидетельствовал, что Он и снизшел с неба на землю, как сказано в Писании: "никтоже взыде на небо токмо сшедый с небесе, Сын Человеческий сый на небеси" (Иоан. 3, 13). Милосердый Господь, когда устроял искупление и совершал спасение рода человеческого, принося Себя в жертву правосудию Божию за грехи всего мира, являлся человеком, терпел поношения, заушения, биения, крест и смерть и всякого рода признаки немощи человеческой, так что крестные страдания Его казались "иудеям соблазном, а еллинам бе-зумием" (1 Кор. 1, 23); но, по исполнении столь великого дела в домостроительстве нашего искупления и спасения, чрез воскресение Свое, и еще более чрез вознесение, явил и Свое Божество для убеждения верующих, чтобы мы в том самом лице Его, в котором доселе видели только совершенного человека, познали и истинного Бога,—дабы уразумели в Нем Богочеловека.

Таким образом, Господь наш Иисус Христос "постави Себе жива по страдании Своем, во мнозех истинных знамениих, денми четыредесятьми являлся им, и глаголя, яже о царствии Божии", как мы слышали в нынешнем чтений из Деяний Апостольских (1, 3). И прежде чем вознесся на небо, по воскресении Своем, Он являлся на земле многим в продолжении тех же четыредесяти дней (Матф. 28, 9, 10; Марк. 16, 9, 10; Лук. 24, 10; Иоан. 20, 11 — 18; 1 Кор. 15, 5—8), которые со дня св. Пасхи доныне с благолепным торжеством мы проводим, как дни радости, а не печали, по слову Его же Самого: "еда могут сынове брачнии плакати, елико время с ними есть Жених" (Мате. 9, 15)? А по исполнении сих дней, "зрящим им взятся (Господь), и облак подъят Его от очию их" (Деян. 1, 9). Если иудеи соблазнялись прежде вознесением Спасителя на крест и ругались Ему, не веруя истине воскресения Его: то пусть теперь непреложная очевидность вознесения Его на небо уцеломудрит их и пленит ум и сердце их в послушание веры; если и язычники безумствовали и глумились над прежним уничижением Господа, не прозревая в тайну воскресения Его: то возвышенность настоящего торжества да вразумит и возведет горе и сих сынов, не чуждых спасения. "И егда взирающе бяху на небо, идущу Ему, и се мужа два стаста пред ними во одежди беле, иже и рекоста: мужие Галилейстии, что стоите зряще на небо? Сей Иисус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо" (Деян. 1, 10, 11). Это явление ангелов служило, с одной стороны, к утверждению зрителей в действительности их видения, с другой же, к засвидетельствованию как Его несомненного вознесения, так и того, что "Вознесыйся паки приидет". А в Евангельской истории ныне повествуется: "и бысть егда благословляше их (и воздвиг руце Свои, и благослови их), отступи от них, и возношашеся на небо. И тии поклонишася Ему, и возвратишася во Иерусалим с радостию великою: и бяху выну в Церкви, хваляще и благословяще Бога" (Лук. 24, 50—53). И подлинно, братие, велия радость для нас, земнородных; хвала, благодарение и поклонение Богочеловеку: Он в лице Своем вознес на небо и наше естество; — не только спас человека, но и прославил его; — прославил и возвеличил Своим воплощением и воскресением, а еще более вознесением Своим. Вознесшись от земли на небо, яко Бог, с плотию нашею, яко человек, — Он, Богочеловек, тем самым явил, что и нам, человекам, отверзлось чрез Него небо, которое столь долго было заключено для нас, — и что упразднилось, наконец, средостение между небом и землею. Итак, прежде того мы четыредесять дней постились и сетовали, а последующие затем четыредесять дней проводим в радости и утешении, "хваляще и благословяще Бога", возшедшего ныне на самую высоту торжества.

По окончании тех четыредесяти дней, сопровождавшихся пощением и телесным и духовным в печали и сетовании, мы с радостью встретили светлый праздник Пасхи, и с того времени доселе с боголепным торжеством проводим другие четыредесять дней. В заключение же сих радостных и светлых дней, ныне мы торжествуем возвышеннейший праздник: ибо что может быть для земли выше неба? Казалось бы, братие мои, что вознесение Господа нашего Иисуса Христа от земли на небо, оставившего учеников Своих сирыми, должно было повергнуть их в глубочайшую скорбь и безутешную печаль, не на четыредесять дней, а на всю неизвестную будущность; однако же, ученики Господни возвратились "с радостию великою", как замечено в Евангелии,"хваляще и благословяще Бога". Сам Господь преподал им довлеющее утешение: "и вы печаль имате убо ныне, но печаль ваша в радость будет: паки узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возьмет от вас. Да не смущается сердце ваше: веруйте в Бога, и в Мя веруйте. Не оставлю вас сиры: иду и прииду к вам. В дому Отца Моего обители многи суть: иду уготовати место вам, да, идеже есть Аз, и вы будете" (Иоан. 16, 20, 22; 14, 1 — 3, 18, 28). Вот — источник и залог небесной на земле радости при самой разлуке с Сладчайшим Спасителем! Притом же, вознесыйся от нас Господь наш Иисус Христос, яко Бог, никогда не оставляет нас. Как по сошествии Своем с неба на землю Он не оставлял и неба, но был вместе со Отцом: так и по возшествии Своем от земли на небо ко Отцу Он не оставляет и земли, но всегда пребывает с нами, по неложному обещанию Своему: "и се Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века" (Матф. 28, 20). Он всегда с нами — и в счастии и в несчастии, и в радости и в печали, и в благоприятных и в трудных обстоятельствах, пребывая как бы на страже нашей жизни, так что хотя бы мы и хотели иногда укрыться от Него в своих делах и самых мыслях и даже намерениях, но пред всеведением и вездеприсутствием Его "вся нага и объявлена суть" (Евр. 4, 13). Возблагодарим же, достойно, вознесшегося Господа нашего, толико благодеющаго нам, и вместе убоимся прогневлять Его чем бы то ни было, недостойным величия Его и пагубным для нас же самих, да "целомудренно и праведно и благочестно поживем в нынешнем веце: ждуще блаженнаго упования, и явления славы великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа" (Тит. 2, 12, 13) — так, как бы мы всегда жили и действовали пред лицом Его Самого. Если рабы пред лицом земных владык трепещут и в присутствии их не смеют позволить себе ничего неприличного, а тем менее оскорбительного для их величия: то с каким страхом и благоговением мы должны совершать служение свое во свое же спасение пред Владыкою неба и земли, Всеведущим и Вездесущим! Наконец, вознесение Господа нашего Иисуса Христа на небо имело целью и служило ручательством еще одного любвеобильного для нас дарования — ниспослания на землю Духа Святого, Небесного Утешителя и Учителя. "Уне есть вам", говорит Спаситель ученикам Своим, "да Аз иду. Аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам: аще ли иду, послю Его к вам. Утешитель же, Дух Святый, Его же послет Отец во имя Мое, Той вы научить всему, и воспомянет вам вся, яже рех вам" (Иоан. 16, 7; 14, 26). Воспоминание сего празднества Церковь совершает с особенною торжественностью в пятидесятый день после дня св. Пасхи, под именем Пятидесятницы: и мы вскоре засим, через десять дней, сподобимся встретить сего великого Утешителя и Учителя, кого из нас удостоит воскресший и вознесшийся Господь наш Иисус Христос, Ему же со Отцом и Святым Духом честь и слава во веки веков. Аминь.