Печать PDF

1. Божественнаго Писанія многое изобиліе и широту ученія его воспринимаетъ, братія мои, безошибочно и безъ особеннаго труда тотъ, чье сердце исполнено любви. Потому что апостолъ говоритъ: любовь есть исполненіе закона (Рим. 13, 10). И въ другомъ мѣстѣ онъ говоритъ: цѣль же увѣщанія есть любовь отъ чистаго сердца и доброй совѣсти и нелицемѣрной вѣры (1 Тим. 1, 5). Что же составляетъ цѣль увѣщанія, если не исполненіе заповѣди? И что составляетъ исполненіе заповѣди, какъ не исполненіе закона? Слѣдовательно, что сказалъ онъ тамъ въ словахъ: любовь есть исполненіе закона, — то же говоритъ и здѣсь словами: цѣль же увѣщанія есть любовь. И нельзя сомнѣваться, что человѣкъ, въ которомъ обитаетъ любовь, есть храмъ Божій. Апостолъ Іоаннъ говоритъ, что Богъ есть любовь (Іоан. 4, 8), Возвѣщающіе же намъ это апостолы, указывая на превосходство любви, не могли, конечно, говоритъ иного, кромѣ того, что сами восприняли. Самъ Господь, питая ихъ словомъ любви, потому что Онъ есть хлѣбъ живой, сходящій съ неба, говоритъ: Заповѣдь новую даю вамъ, да любите другъ друга... и еще: потому узнаютъ васъ, что вы Мои ученики, если будете имѣть любовь между собою (Іоан. 13, 34-35). Тотъ, Кто пришелъ, чтобы униженіемъ креста спасти насъ отъ тлѣнія и узы смерти разорвать своею смертью, создаетъ новаго человѣка заповѣдью новой. Исконнымъ закономъ было для человѣка, чтобы онъ умиралъ. Но что не всегда имѣло силу даже для человѣка, это совершенно новымъ было для Бога, именно, чтобы Богъ могъ подвергнуться смерти. Но такъ какъ Онъ былъ смертнымъ по плоти, а не по Божеству, то вслѣдствіе вѣчной жизни Божества и плоть Его не могла совсѣмъ уничтожиться. Онъ, какъ говоритъ апостолъ, преданъ за грѣхи наши и воскресъ для оправданія нашего (Рим. 4, 25). Такимъ образомъ, Кто противъ ветхости смерти принесъ новое начало жизни, Онъ же противъ ветхаго грѣха даетъ новую заповѣдь. Поэтому, если хочешь искоренить въ себѣ ветхую грѣховность, новой заповѣдью старайся подавить въ себѣ страсть и возьми въ свои объятія любовь. Какъ корнемъ всѣхъ золъ является грѣховная страсть (cupiditas), такъ корнемъ всѣхъ благъ является любовь.

2. Все величіе и широта Божественныхъ реченій постигается любовью, когда мы любимъ Бога и ближняго. Учитъ насъ Небесный Наставникъ и говоритъ: возлюби Господа Бога твоего всѣмъ сердцемъ твоимъ, и всею душею твоею, и всѣмъ разумѣніемъ твоимъ... и возлюби ближняго твоего, какъ самого себя; на сихъ двухъ заповѣдяхъ утверждается весь законъ и пророки (Матѳ. 22, 37. 39-40), Итакъ, если не можешь изслѣдовать всѣхъ священныхъ страницъ и уразумѣть сокровенное въ нихъ, проникнуть въ тайны Писанія, держись любви, на которой все виситъ. Тогда будешь имѣть и то, чему научился тамъ, и то, чего не изучалъ еще. Потому что если позналъ ты любовь, позналъ нѣчто такое, на чемъ утверждается и то, чего, можетъ быть, ты не зналъ еще. Въ томъ, что разумѣешь ты изъ Писанія, открывается любовь, и въ томъ, чего не разумѣешь, скрывается любовь же. Итакъ, кто осуществляетъ любовь въ своей жизни, тотъ овладѣваетъ и тѣмъ, что открывается, и тѣмъ, что скрывается въ Божественномъ Писаніи.

3. Итакъ, братія, послѣдуйте любви, этому сладкому и спасительному союзу душъ, безъ которой богатый бѣденъ, и бѣдный богатъ. Она въ несчастіяхъ терпѣлива, въ счастіи воздержна, въ тяжкихъ страданіяхъ мужественна, въ добродѣтели щедра, въ искушеніяхъ тверда, въ гостепріимствѣ радушна; между истинными братіями она радостна, между лживыми терпѣлива. Въ Авелѣ во время жертвоприношенія угодна, въ Ноѣ во время потопа безопасна, въ переселеніяхъ Авраама тверда, въ Моисеѣ во время огорченій кротка, въ Давидѣ во время гоненій его незлобива. Въ трехъ отрокахъ она безбоязненно взираетъ на охватывающій ихъ огонь, въ Маккавеяхъ мужественно выноситъ жестокія мученія отъ огня. Чиста она въ Сусаннѣ въ отношеніи къ мужу, въ Аннѣ по смерти мужа, въ Маріи, не имѣющей мужа. Дерзновенна въ Павлѣ къ обличенію, смиренна въ Петрѣ къ послушанію, возвышенна въ христіанахъ для исповѣданія, божественна во Христѣ къ прощенію. Но что о любви большаго могу сказать я въ сравненіи съ тѣми похвалами, какія Господь влагаетъ въ уста апостола, показывающаго превосходнѣйшій путь любви и говорящаго: если я говорю языками человѣческими и ангельскими, а любви не имѣю, то я — мѣдь звенящая или кимвалъ звучащій. Если имѣю даръ пророчества и знаю всѣ тайны, и имѣю всякое познаніе и всю вѣру, такъ что могу и горы переставлять, а не имѣю любви, то я — ничто. И если я раздамъ все имѣніе мое и отдамъ тѣло мое на сожженіе, а любви не имѣю, нѣтъ мнѣ въ томъ никакой пользы. Любовь долготерпитъ, милосердствуетъ, любовь не завидуетъ, любовь не превозносится, не гордится, не безчинствуетъ, не ищетъ своего, не раздражается, не мыслитъ зла, не радуетея неправдѣ, а сорадуется истинѣ; все покрываетъ, всему вѣритъ, всего надѣется, все переноситъ. Любовь никогда не перестаетъ (1 Кор. 13, 1-8). Вотъ какова любовь — душа писаній, сила пророчествъ, огражденіе таинъ, основаніе знаній, плодъ вѣры, богатство бѣдныхъ, жизнь для умирающихъ. Можетъ ли еще быть большее великодушіе, чѣмъ умеретъ за нечестивыхъ? Что можетъ быть благороднѣе любви ко врагамъ? Только она не тяготится чужимъ счастіемъ, потому что не завидуетъ. Только она не провозносится своимъ счастіемъ, потому что не гордится. Она свободна отъ мученій злой совѣсти, потому что не мыслитъ зла. Среди поношеній она спокойна, среди ненависти доброжелательна, среди гнѣва незлобива, среди коварства чиста, среди неправды она скорбитъ, въ истинѣ утѣшается. Что сильнѣе ея къ прощенію обидъ? Что надежнѣе ея не въ отношеніи къ суетѣ, но въ отношеніи къ вѣчности? Потому и терпитъ она все въ настоящей жизни, что всего ожидаетъ отъ жизни будущей. И переноситъ все, что здѣсь ни случается, потому чго надѣется на все, что тамъ обѣщается. Истинно, она никогда не перестаетъ. Итакъ, достигайте любви и, свято мысля о ней, приносите плодъ правды. И что бы вы ни нашли бóльшаго въ похвалахъ, чѣмъ я могъ высказать, все это пусть явится въ жизни вашей. Намъ же слѣдуетъ позаботиться, чтобы старческая рѣчь наша не только была убѣдительна, но и коротка (Opportet enim, ut senilis sermo non solum sit gravis, sed etiam brevis).

Печатается по изданію: Проровѣди блаженнаго Августина. / Пер. съ лат. языка на русскiй протоiер. Дмитрiя Садовскаго. Сергiевъ Посадъ: Типографiя Св.-Тр. Сергiевой Лавры, 1913. – С. 66-69.